Эта статья является кандидатом в избранные
Эта статья входит в число хороших статей

История Иванова

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Площадь Революции — главная и старейшая площадь Иванова

История российского города Иваново, административного центра Ивановской области, насчитывает несколько веков.

Скорее всего, Иваново существовало уже в XV веке, однако первое известное письменное упоминание о нём относится к 1608 году. В начале XVII века село Иваново было захвачено интервентами. К концу XVII века стало крупным ремесленным центром, где главными занятиями населения были текстильные ремёсла: выделка льняных холстов, их крашение и набойка. В середине XVIII века богатыми крестьянами были основаны первые мануфактуры, позднее появилось производство ситца. В 1871 году посредством слияния села Иванова и появившегося в 1853 году Вознесенского посада был образован город Иваново-Вознесенск, ставший вскоре ведущим текстильным центром России. В Иваново-Вознесенске возникло мощное революционное движение, сыгравшее важную роль в Первой русской революции, во время которой здесь появился первый в России общегородской совет. В 1918 году город стал центром Иваново-Вознесенской губернии. В 1932 году переименован в Иваново. В середине XX столетия в Иванове был создан ряд машиностроительных предприятий[1].

Древность[править | править вики-текст]

В 1959 году в Иванове, на территории парка им. Степанова, в размытом песке, выброшенном при работе земснаряда, была найдена сделанная из рога лося мотыга эпохи мезолита, которую датировали VIII тысячелетием до н. э.[2][3]. К эпохе неолита относятся: каменный сверлёный топор, найденный в местечке Соснево[2]; наконечник каменного копья и керамика, найденные в парке им. Степанова[2][3]. К мезолиту или к неолиту относятся кремнёвые изделия, обнаруженные при строительстве плотины на реке Талке. К фатьяновской культуре (бронзовый век) относятся топор, найденный в местечке Рылиха, а также каменное долото и топор, найденные недалеко от реки Уводь, на улице Марии Рябининой, при перекопке огорода[2].

Во 2-й половине I и в начале II тысячелетий новой эры на северной, центральной (где в настоящее время находится собственно Иваново) и западной территориях современной Ивановской области жило финно-угорское племя меря[4]. Находящийся возле Волго-Клязьминского водораздела центр области был зоной контакта двух мерянских групп: «костромской» и «ростовской»[5][6]. В Х веке началось массовое переселение на эти земли славян. Их передвижение происходило по рекам. С запада и юго-запада, из Владимиро-Суздальского Ополья, шли кривичи с небольшой долей словен и славянизированных мерян. С северо-запада в приволжские районы, из Новгородской земли, — словене вместе со славянизированными балтскими и финскими племенами[4]. Эти потоки сталкивались в центре области. Данные земли достаточно поздно вошли в состав Владимиро-Суздальского княжества, значительную часть населения которого составила, наряду со славянами, и мирно ассимилированная ими вскоре меря[4][5]. В 1860-х годах археологами под руководством К. Н. Тихонравова рядом с Ивановом, на левом берегу Уводи, был раскопан крупный курганный могильник, носивший в народе название «Быки»[7][6]. Разные исследователи относят эти курганы к мерянским или к древнерусским, но со значительным количеством мерянских вещей. Курганы, по свидетельству фабриканта и краеведа Я. П. Гарелина, находились также и на территории самого села Иваново[6].

Возникновение Иванова[править | править вики-текст]

Иваново возникло при ручье Коку́й — правом притоке Уводи; вероятно, он изначально назывался Потекуша или Поток[8][9]. Историческое ядро и давний общественный центр Иванова — современная площадь Революции, на которой стояло старейшее культовое сооружение из достоверно известных — деревянная Крестовоздвиженская церковь[6][10][11]. Улицы Станко, Палехскую, Степанова, 10-го Августа и Красногвардейскую (современные названия) разные исследователи считают старейшими улицами Иванова[6][12][13].

Время возникновения Иванова точно не известно. В родословной фабрикантов Гандуриных, а также на одном из старых планов Иванова, который хранится в историко-краеведческом музее, имеется следующая запись[14]:

Время основания села Иванова в точности не известно, но уже в 1328 г. оно упоминается как деревня Ивань в духовном завещании Ивана Даниловича Калиты, сделанном при его отъезде на поклон хану в Орду. При Дмитрии Ивановиче Донском оно называлось сельцом Ивань, а при Василии Васильевиче Тёмном — селом Ивановом

Запись недостаточно достоверна, а в духовном завещании Ивана Калиты упомянуты некие «Ивани деревни», которых на Уводи было несколько, а всего в окрестностях Шуи было 15 деревень с подобными названиями[15]. Однако в ходе археологических раскопок 2003 года в центре города, в Аптечном переулке (на месте строительства торгового центра «Воздвиженка»), было найдено много предметов XV—XVI веков, а некоторые находки были датированы XIII—XIV веками[16][17]. Известно, что уже в 1-й половине XVI века на Уводи была широко распространена ловля бобров, а во 2-й половине XVI века существовали и развивались некоторые поселения, находящиеся рядом с селом Ивановo, в том числе Курьяново и Авдотьино, которые сейчас являются частями Иванова. Таким образом, данные археологических раскопок и исторические свидетельства позволяют говорить, что с высокой долей вероятности в XV веке Иваново уже существовало[15][18][19]. В XIV веке эта местность была частью Суздальско-Нижегородского княжества, в XV веке попала под власть московских князей и вошла в состав Опольского стана Суздальского уезда[20].

Шуйский купец и историк В. А. Борисов в своей книге 1851 года «Описание города Шуи и его окрестностей» предположил, что предками ивановцев были переселенцы с территорий Вологодской или Архангельской губерний. В защиту своей гипотезы он приводил сходства в мифологии и манерах произношения[21]. Я. П. Гарелин считал, что предками ивановцев были выходцы из Новгородских земель или даже из самого Великого Новгорода — возможно, те, которые переселялись в Суздальские земли после походов московских князей на Великий Новгород в XV и XVI веках. В 1880-х годах он отмечал почти полное сходство в произношениях ивановцев и вологжан и нехарактерность такого говора для Владимирской губернии (в её состав тогда входило Иваново), и, в отличие от шуйского историка, дал подробное описание этого говора[22].

Часто указывается, что первое упоминание Иванова датируется 1561 годом, так как Борисов утверждал, что в этом году Иваново было передано «как богатое имение» Иваном Грозным князьям Черкасским (этническим черкесам) после его женитьбы на Марии Черкасской. Шуйский историк не указал, из какого исторического источника он взял эти сведения, и документального подтверждения его версии до сих пор найдено не было[16][15]. Она является сомнительной ещё и потому, что Кохомская волость, в состав которой тогда входило Иваново, уже тогда была вотчиной князей Скопиных-Шуйских, не подвергавшихся гонениям[15].

Борисов высказал две версии происхождения названия села. По преданию, на главной площади (площадь Революции) существовала часовня (а затем церковь) Иоанна Предтечи. Первая версия предполагает, что Иваново получило своё название по ней. По второй версии, название связано с приделом Иоанна Богослова при Крестовоздвиженской церкви[21]. Историк П. Н. Травкин, соглашаясь с первой версией, считает, что часовня Иоанна Предтечи могла быть построена на месте проведения языческих купальских обрядов[23]. Впрочем, документальных подтверждений ни первой, ни второй версий нет. Председатель Ивановского областного краеведческого общества, заведующий кафедрой истории России в ИвГУ, профессор К. Е. Балдин, утверждает, что село могло быть названо в честь своего основателя или первого жителя, носившего распространённое русское имя Иван[24].

К 1579 году относят основание Покровского мужского монастыря и монастырской слободы Притыкино. Монастырь располагался возле села, на т. н. Покровской горе, там, где сейчас стоит Дворец искусств[1][25]. В XX веке советским историком П. М. Экземплярским был реконструирован план села XVI века. Данная реконструкция критикуется за ряд сомнительных деталей: на плане показаны мосты через глубокие овраги, которые вряд ли могли быть построены жителями небольшого поселения, и дороги, которые скорее всего из-за иного местонахождения мостов тоже располагались по-другому[6].

Село в годы Смуты[править | править вики-текст]

Первое документально подтверждённое письменное упоминание об Иванове относится к 1608 году: в свозных и дозорных книгах Троице-Сергиевой лавры Иваново фигурирует как село Ывановское. В этом документе идёт речь о сбежавших из Суздальских и Юрьевских монастырских вотчинных сёл Шухоболва, Кинобаля и Кучек крестьянах Данилке Борисове, Михалке Григорьеве («сын Софронов»), Правоторхе и Аристке («Нероновы дети»), Петрушке Афанасьеве («сын Першин»), которые[17],

збежав <…> живут за князь Михайловою матерью Васильевича Скопина-Шуйского в селе её — в Ывановском, в Кохме и в деревнях.

В период Смутного времени Иваново подверглось нападению польских интервентов — в 1608—1609 годах в селе стоял опорный польско-казачий лагерь рот панов Мартына Собельского и Чижевского (или Жичевского). Из него поляки и казаки устраивали набеги на соседние земли[26][27][28]. С этими событиями связано ещё одно упоминание Иванова в исторических документах. В письме суздальского воеводы-изменника Ф. К. Плещеева польскому гетману Яну Сапеге от 20 Февраля (2 марта по новому стилю) 1609 года употреблена уже современная форма названия[15]:

…как приходили воры, понизовных городов мужики, под город под Суздаль под посад, и Божьею милостью и царским сщастием и вашим рыцерским промыслом, воров побили; и на третей день послал яз от собя за воры пана Мартына Собельского с казаки, да с ним же с Мартыном пошел Лисовскому полку пан Чижевски с казаки; и Божьею милостию и царским сщастьем и вашим рыцарским промыслом, на Волге город Плесо взяли и воров побили, и оттуды, как взяли Плесо, пришли назад в Суздальский уезд в старые табары, в село Иваново, в Кохму. И пишют, господине, ко мне пан Чижевски да Собелски со товарыщи, чтоб мне идти к Костроме на государевых изменников; и мне, господине, город покинуть не на кого и из Суздаля идти нельзя, потому что многие иные воры мужики в сборе от Суздаля верст за сорок и за петдесять, в Холуе на посаде и в иных местах. А я тебе господину своему челом бью.
Найденный в Иванове редкий «крылатый» шлем польского гусара конца XVI — начала XVII вв.

Отряд захватчиков оставил значительный след в истории Иванова. Борисов упоминал предание, согласно которому ивановцы противостояли им и в целях обороны обвели село крепкими надолбами, обитыми толстыми досками[21]. Часто со стоявшими в селе казаками и поляками связывают соответственно названия улиц Курень и Панская (сейчас это участки улицы Станко), где, скорее всего, находился их лагерь[27][6] (в то же время, часто встречающиеся в Ивановской области слова с корнем -пан- могут быть связаны не с приходом поляков, или «панов», а с древними названиями мерянских курганных могильников[29]) В 1940 году при расчистке Уводи около площади Пушкина в ней был обнаружен редкий «крылатый» шлем польского гусара конца XVI — начала XVII веков, а в 1990-х годах во время земляных работ на улице Станко нашли меч западноевропейской работы, который от долгого пребывания в земле был заржавлен и зазубрен[27][26].

В начале XVII века и ранее Иваново ещё не обладало устоявшимся названием. Чтобы отличать Иваново от других сёл с похожими названиями, в некоторых документах оно называлось Иваново-Кохомское или Ивановское-Кохомское. В документах 1614 года встречается название Ываново[17]. В 1619 году, в челобитной владельцев Иванова на имя царя Михаила Фёдоровича Иваново фигурирует как сельцо. Сельцом обычно называли маленькую деревню без церкви, но Иваново в это время уже явно было селом, поэтому употребляемое в челобитной слово «сельцо», вероятно, указывает на его разорённое состояние после польской интервенции[15].

До Смуты Кохомская волость, в состав которой входило Иваново, была вотчиной князей Скопиных-Шуйских[30]. Во время Смуты она могла быть передана Лжедмитрием II своему приближённому Петру Безобразову[31]. После краха интервентов владелицами Иванова стали бывшие в то время монахинями суздальского Покровского монастыря Анна Петровна (в монашестве Анисья) и Александра Васильевна (в монашестве Анастасия) — мать и вдова героя национально-освободительного движения М. В. Скопина-Шуйского[30], который, как считается, провёл свои юношеские годы в Кохме и окрестностях[27][30].

Зарождение промышленности[править | править вики-текст]

Щудровская палатка — приказная изба, 2-я пол. XVII в. Часть вотчинного двора Черкасских[32]
Троицкая церковь (позже Успенская), конец XVII — начало XVIII вв.

Торгово-промысловый характер сёл и деревень края определили его естественно-географические условия. Возделывать малоплодородную землю Нечерноземья стало невыгодно — крестьяне бросали хлебопашество и начинали заниматься торговлей и промыслами. Положение Иванова было особенно благоприятным: оно находилось вблизи больших дорог и водных путей (Уводь была в эти времена судоходна до линии села Лежнева, а, возможно, и до самого Иванова[5]; была судоходна Теза, игравшая важную роль в сбыте товара)[33][34][35]. В Иванове уже в XVII веке особенного развития достигло текстильное ремесло (ткачество льняных холстов и их отделка) и торговля текстилем[1][19].

В 1631 году Иваново с деревнями по завещанию Анны Петровны отошло к И. И. Пуговка-Шуйскому — последнему представителю рода Шуйских. В 1638 году село перешло во владение к И. Б. Черкасскому, а в 1642 году к Я. К. Черкасскому. В 1667 году село досталось его сыну Михаилу Яковлевичу, а позже внуку Алексею Михайловичу[36].

По переписи начала 1630-х годов (в ней село названо Ивановским) в Иванове и монастырской слободе было 123 двора[37][38], но 34 двора пустовали: крестьяне бежали из насиженных мест из-за голода и бандитизма — последствий Смутного времени. Население составляло 88 человек[38][39]. Для начала XVII века это очень большие размеры: на обычное село тогда приходилось в среднем 15 дворов. Эта же опись сообщает о мукомольном деле[15]. В дальнейшем население стало расти, по переписи 1667 года насчитывалось уже 312 дворов, из них обработкой земли занимались лишь 38. В селе жило 818 человек без церковников и администрации. Главная площадь называлась Торговой[40].

В начале 1630-х в селе было 3 деревянных церкви: Крестовоздвиженская с пределом Иоанна Богослова и Пятницкая на Торговой площади, а также небольшая монастырская церковь[36][41][25]. В 1693 году в монастыре был построен каменный Покровский храм[36], к концу XVII—началу XVIII веков относят деревянную Троицкую церковь монастыря[42]. Троицкая (позже Успенская) церковь и Щудровская палатка — самые ранние дошедшие до нас постройки. В пожаре 1699 года сгорели Крестовоздвиженская и Пятницкая церкви. Вскоре на их месте построили каменную шатровую колокольню и деревянную летнюю Воздвиженскую церковь[43][44]. В Иванове с XVII века занимало сильные позиции старообрядчество: раскольники тут были в большинстве. В основном они были беспоповцами-федосеевцами, меньше было поповцев[45].

Существовали разные технологии отделки ткани: покраска всего полотна путём вываривания, покраска отдельных ниток перед заправкой в станок, набойка рисунка. Последний способ был наиболее сложным[46]. Развитию набойного дела, которое возникло в Иванове в конце XVII века[19], способствовало обилие речек и ручьёв, необходимых для промывания окрашенных полотен. Поначалу рисунок набивали с помощью одной манеры (деревянная доска, на которой вырезался рисунок) одним цветом, после чего его расцвечивали яркими красками. Так набойка сочеталась с росписью. Позже для получения многоцветных рисунков стали применять несколько манер[35]. Уже в первой половине XVIII века ивановцы имели торговые связи с Астраханью, через которую совершались сделки с Востоком. По этой причине на оформление тканей некоторое влияние, помимо местных и европейских традиций, оказывала восточная культура — например, одним из наиболее распространённых элементов рисунка стал восточный огурец — бута[35][47]. Экономическое значение Иванова было замечено Петром I, по чьему указу в 1705 году в селе была учреждена таможенная изба для сборов пошлин в казну[48].

План Иванова 1774 г.

Ситцы конца XVIII — начала XIX вв.
Мануфактура О. С. Сокова
Мануфактура М. Ямановского
Мануфактура Е. И. Грачёва

В 1743 году дочь А. М. Черкасского вышла замуж за графа П. Б. Шереметева. В качестве приданого невесты к нему перешла, помимо прочего, Ивановская вотчина. В 1775 году Иваново включено в состав Шуйского уезда Владимирской губернии. В дальнейшем владельцами села были Н. П. Шереметев и Д. Н. Шереметев[49]. Ивановская вотчина тянулась к югу от села вдоль берегов реки Уводь и была одним из наиболее доходных имений Шереметевых[50][51]. О внушительных размерах Иванова говорят сведения о пожарах. Так, в 1723 году сгорело около двухсот крестьянских дворов; в 1775 году — 400 домов; в 1781 году — 260 домов; в 1783 году — 500 домов. После пожара 1775 года граф П. Б. Шереметев велел отстраивать село по плану[52].

В 1761 году на Торговой площади была построена каменная церковь Рождества Христова[53]. В 1764 году был закрыт Покровский монастырь[25]. В 1775 году полностью сгорела Воздвиженская церковь. Через 20 лет после пожара на том же месте был построен каменный Крестовоздвиженский храм[52].

Торговля текстилем приносила предприимчивым крестьянам большой доход, устанавливались связи со многими городами, в том числе с Петербургом, и уже в первой половине XVIII века сформировалась зажиточная крестьянская верхушка — «капита́листые крестьяне». В середине XVIII века они начали вкладывать нажитые на торговых операциях капиталы в промышленное производство. Так поступил Григорий Бутримов, который в 1742 году основал первую ивановскую льноткацкую мануфактуру[54][45]. Уже в 1748 году её годовая выработка тканей оценивалась примерно в 11 тысяч рублей[45]. В 1748 году крупное предприятие завёл компаньон Бутримова И. И. Грачёв, вскоре появились «фабрики» Ямановского и Гарелина. Они выпускали различные виды суровой льняной ткани и тонкое салфеточное полотно[54]. В соседней Кохме первая мануфактура появилась раньше — в 1720 году. Хотя это предприятие просуществовало недолго, оно успела сыграть свою роль в распространении знаний о мануфактурном деле[37]. Суздальский историк Ананий Фёдоров в середине XVIII века писал[54]:

…село селением велико и пространно, и строением богато. Хотя и деревянные домы, но весьма изрядных много. Обыватели больше торговые, а пахотных малое число… В том селе Иванове… у обывателей имеются фабрики[комм. 1] полотняные, на которых штуки разные ткут: канифасы, салфетки и прочие тем подобные, и не только на фабриках, но и кроме их полотна знатные состояют и белят, которые полотна и в других местах честь имеют, и множество тех полотен отвозят торговые по разным сторонам.

— Ананий Фёдоров. «Историческое собрание о богоспасаемом граде Суждале…

Вскоре после ткацких во 2-й половине XVIII века появились первые набивные мануфактуры. Качество набойки на местных мануфактурах и в многочисленных мастерских тогда было очень низким. Развитию промышленности поспособствовал указ Екатерины II от 17 марта 1775 года, позволявший свободно заводить любые промышленные предприятия. Заметная роль в развитии технологии ивановского отделочного производства принадлежит бывшему резчику манер О. С. Сокову. Благодаря связям ивановцев с Петербургом Соков узнал о предприятии Лимана под Шлиссельбургом, где применялись современные технологии, и примерно в 1780 году вместе со несколькими земляками отправился туда. После возвращения в Иваново Соков в 1787 году основал отделочную набивную мануфактуру (в 1810 году она перестроена в старообрядческий молитвенный дом), где применялись привезённые из Шлиссельбурга новшества. Соковские ткани завоевали огромную популярность. Вскоре Соков начал отделывать не только льняные, но и хлопчатобумажные ткани, положив начало ивановскому ситцевому производству[46][37]. Таким образом, в Иванове на базе крестьянского льноткачества в 1740-х возникла полотняная мануфактура, а позднее, в 1780-х на базе набойного дела — ситценабивная мануфактура[55]. В соседних Кинешме, Плёсе, Шуе, Тейкове текстильная отрасль тоже стала преобладающей[37].

Е. И. Грачёв (1743—1819) — один из богатейших в Иванове людей, промышленник, благотворитель, выдающийся деятель старообрядчества (беспоповец-федосеевец). Сын И. И. Грачёва. В 1795 г. первый из ивановских крестьян выкупился на волю[56][45]

В 1791 году открылась первая школа грамоты, где учили читать на церковнославянском языке и считать. Она находилась на месте музейно-выставочного центра[57][58].

В 1795 году в селе жило 4388 человек и уже тогда было явно выражено глубокое социальное расслоение[51]. «Капита́листые крестьяне» обладали большими средствами и имели своих собственных крепостных, записанных на имя графа, но их заметно тяготила крепостная зависимость. В 1795 году первым выкупился на волю Е. И. Грачёв. Свобода обошлась ему в колоссальную для того времени сумму: приблизительно четверть миллиона рублей[59].

Промышленный переворот[править | править вики-текст]

Набойный корпус усадьбы Я. Н. Фокина. Типичное промышленное здание Иванова конца XVIII — начала XIX вв.
Вотчинная контора графов Шереметевых. Здание начала XIX в.[50]

В конце XVIII века в Англии начался массовый переход к машинному труду, подешевевшие английские ситцы вытеснили с русского рынка отечественные льняные ткани. Чтобы не разорится, предприниматели начали массово переходить на производство ситца[60]. Уже на рубеже веков текстилем занималось практически всё население Иванова[61]. Крестьяне, в том числе приезжающие из окрестных деревень, начиная работать по найму, быстро накапливали средства и открывали собственные мануфактуры. Тогда же появилась новая технология организации производства (т. н. «рассеянная мануфактура»): пряжу раздавали крестьянам, которые в своих деревнях ткали миткаль — полуфабрикат для изготовления ситца и других тканей, а в Иванове осталось в основном отделочное производство[62]. Огромную роль в промышленном развитии села сыграла Отечественная война 1812 года. В московском пожаре сгорело большинство крупных предприятий Москвы, в результате чего спрос и цены на текстиль выросли, а ивановцы, не встречая конкуренции, стали ещё стремительней наращивать производство тканей[60]. При участии Грачёва с московского Преображенского кладбища в Иваново были эвакуированы старообрядческий наличный капитал и драгоценности. Скорее всего, часть этого состояния была вложена в развитие ивановской промышленности. Темпы её роста в 1810-х были впечатляющими: в 1810 году было произведено тканей на 1 миллион рублей, а в 1817 году уже на 7 миллионов. В 1812 году основана мануфактура Диодора Бурылина, в 1817 году началась промышленная деятельность Куваевых, в 1825 году — Полушиных, в 1828 году — Гандуриных[60]. После 1812 года на предприятиях Иванова стали появляться специалисты-иностранцы. В 1820-х годах в селе существовало около 170 набойных заведений различного размера[63]. Берега Уводи, ручьёв Потока, Кокуя и Голявы (правый приток Кокуя) были разделены на участки для отбеливания, вымачивания и вываривания тканей (т. н. «заварки» и «мытилки»)[61]. В статистическом обозрении Владимирской губернии от 1817 года сообщалось, что промышленность Иванова «превосходит своей торговлей и рукоделиями не только все города сей губернии, но и может сравняться с знатнейшими городами, каков есть Ярославль и Калуга»[64].

Возникали сопутствующие текстильной отрасли предприятия: химические, механические, металлообрабатывающие, ремизо-бёрдочные, ременно-гоночные. В 1820-х годах в деревне Воробьёво возле Иванова Алексей Бабурин основал крупный химический завод. Он впервые в России начал промышленное производство древесного уксуса, применявшегося при отделке тканей[65]. В Иванове машины впервые стали появляться в отделочном производстве с его жёсткой конкуренцией. Первая машина для отделки ситцев, заменявшая собой набойщиков (цилиндрическая или цилиндропечатная машина), была установлена в 1826 году в Воробьёве, на мануфактуре Д. И. Спиридонова[66][67]. В 1832 году на фабрике Гарелиных установлена первая паровая машина. С конца 1840-х годов на крупных предприятиях стали использовать альтернативу цилиндрической машине — перротину (англ.), позволявшую осуществлять печать в несколько цветов. Помимо внедрения машин имели место и другие технологические нововведения, в результате которых к середине века стали уходить в прошлое «заварки» и «мытилки»[68]. Вскоре появилась первая механическая бумагопрядильная фабрика[69].

Около половины фабрикантов выкупилось на волю в 1825—1833 годах и перешло в купеческое сословие. Однако их имущество оставалось собственностью помещика. Это означало, что свои фабрики и землю они должны были арендовать. Поэтому, чтобы ни в чём не зависеть от своего бывшего барина, они начали строить фабрики за границами села. Так вокруг Иванова стали возникать слободы[18][70]. В 1820 году около Воробьёва возникла Воробьёвская слобода (после постройки Ильинской церкви переименована в Ильинскую). В 1828 году начала строиться Дмитриевская слобода (район улицы Рабфаковской). В 1840-х возникли Вознесенская (район площади Ленина и улицы Батурина) и Троицкая (район улицы К. Маркса) слободы. Они охватили Иваново полукольцом с юго-запада, запада и севера[18]. Дополнительный толчок к развитию слобод дал опустошительный пожар 1839 года, в результате которого сгорела бо́льшая часть села и все его главные фабрики были уничтожены[70].

В 1809 году открылась школа при Крестовоздвиженском храме. В 1820-х годах в Иванове действовали 3 начальных училища[71]. В 1834 году старую школу грамоты преобразовали в мужское приходское училище[58].

В 1819 году на бывшей территории закрытого в 1764 году Покровского монастыря построен Троицкий собор. За четыре года до этого деревянная Троицкая церковь была перенесена оттуда на территорию Успенского кладбища, где была освящена в честь Успения Пресвятой Богородицы. В 1820-е годы на главной площади возвели часовню для Феодоровской иконы, которая издавна была важнейшей святыней села[72]. В 1-й половине XIX века Шуйский уезд стал одним из центров распространения единоверия во Владимирской губернии. В Иванове единоверческий приход оформился в 1839 году после освящения Благовещенской единоверческой церкви. Во 2-й половине XIX века влияние старообрядчества стало ослабевать[45]. В середине XIX века были построены новая колокольня и новый храм Рождества Христова на главной площади Иванова, в Вознесенской слободе построены Вознесенский храм и колокольня[43].

Покровский собор (Иваново).jpg
Троицкий собор (Иваново).jpg
Покровский собор (1693).
Ныне Площадь Пушкина
Храмовый ансамбль Иванова.jpg
Храмовый ансамбль. Крестовоздвиженский храм (1795), старая (начало XVIII века) и новая (1858) колокольни. Ныне площадь Революции
Вознесенский храм (Иваново).jpg
Вознесенский храм (1851).
Ныне здесь стоит дом № 43 по проспекту Ленина
Село Иваново, Вознесенский посад и окрестности. Карта А. И. Менде 1850-х. Красными линиями обозначены границы города по состоянию на нач. 2010-х гг.

В 1-й половине XIX века главными местами сбыта ивановской продукции были: Нижегородская, Ирбитская, Ростовская, Коренная ярмарки, украинские, московские и местные ивановские ярмарки. Одним из важнейших рынков сбыта ситцев были Средняя Азия и Персия. Для азиатских стран специально выпускались ситцы с восточными узорами[73].

К 1850-м годам крупнейшие предприятия были машинизированы, но немалая часть заведений всё ещё обслуживалась ручным трудом. Достигло широкого развития бумаготкацкое производство. На ткацких предприятиях машины появились в последнюю очередь: первые механические ткацкие станки установлены в 1853 году на фабрике Я. П. Гарелина[74][75]. С середины XIX века ивановская текстильная промышленность стала развиваться в условиях постоянных снабженческих рисков. Сырьё, топливо, красители привозились из отдалённых районов страны и из-за рубежа (хлопок привозился из США, Египта и Туркестана, источники топлива находились в Баку и Донбассе, бо́льшая часть искусственных красителей стала закупаться в Германии)[18][76]. Крупные предприятия отдавали предпочтение американскому хлопку, который отличался высоким качеством[77]. В первой половине 1860-х в результате кризиса, вызванного Гражданской войной в США, поставки американского хлопка в Европу резко сократились, из-за чего предприятия Иванова и посада испытывали трудности в работе. Вскоре начался массовый переход отечественной промышленности с американского хлопка на туркестанский. После реформы 1861 года промышленный переворот вступил в свою завершающую стадию[18].

Образование Иваново-Вознесенска[править | править вики-текст]

Ещё в 1845 году губернатор П. М. Донауров обращался к министру внутренних дел с просьбой о создании города «возле села Иванова в Вознесенской слободе», но она была отклонена[31].

Постановлением от 9 (21) декабря 1853 года Вознесенская, Дмитриевская (Дмитровская), Ильинская, Троицкая слободы и некоторые другие территории[комм. 2] были объединены в Вознесенский посад[78]. В 1857 году население посада составляло 3,5 тысячи человек, в то же время в селе Иванове проживало около 9 тысяч человек[71]. Посад уступал селу не только по населению, но и в промышленном и культурном отношениях[64]. Костромская улица, от которой начиналась дорога в Кострому, стала главной улицей посада. Его композиционным ядром был Вознесенский храм c колокольней[43].

Передовые промышленники начинали понимать важность системного образования. В 1847 году Я. П. Гарелин открыл при своей мануфактуре училище, через 20 лет в нём училось уже более 100 детей. В 1861 году в Вознесенском посаде открылась начальная школа для девочек. Так появилось женское образование. Наконец, в 1868 году появилось первое профессиональное учебное заведение — училище мастеровых и рабочих, которое патронировал Гарелин[71][58]. Он же содействовал открытию в 1860-х годах публичной библиотеки и больницы для мастеровых и рабочих[79].

К 1870-м годам все текстильные предприятия Иванова, за исключением незначительного количества мелких заведений, обслуживались машинным трудом, перротины были вытеснены усовершенствованными цилиндрическими машинами. Однако на ткацких предприятиях всё ещё использовали исключительно механические станки, хотя на некоторых российских предприятиях уже начали внедрять автоматические агрегаты. Отделочная отрасль по-прежнему главенствовала, при этом было крайне мало бумагопрядильных фабрик, не удовлетворявших потребностей ткацких предприятий. Промышленный потенциал определяли около 15 наиболее крупных и развитых хлопчатобумажных предприятий: фабрики Гарелиных, фабрики Зубковых, Полушиных, Витовых, Фокиных, Н. Дербенёва, Кокушкина и Маракушева, А. Гандурина, Н. и Л. Гандуриных, Д. Г. Бурылина, А. Новикова, Иваново-Вознесенская ткацкая, Куваевская и Покровская мануфактуры[18]. С середины XIX века за Ивановом закрепились неофициальные названия «ситцевое царство» и «Русский Манчестер» (английский Манчестер был известен во всём мире своей текстильной промышленностью)[80][81]. Местные предприятия ориентировались на крестьян и рабочих, среди которых ивановские ситцы пользовались популярностью из-за низкой цены, при этом их качество тоже было низким. Дорогие и качественные ткани тоже выпускались, но в гораздо меньшем количестве[77].

Академик В. П. Безобразов писал о противоречиях русской действительности в условиях наступления капитализма, ярко проявившихся в Иванове:

Едва ли не самой характеристической чертою ивановского мира должно признать это удивительное сочетание и переплетение нитей давно отжившей для образованных классов русской старины с явлениями самого крайнего мануфактурного индустриализма Европы. И этот самый крайний фабричный и меркантильный дух, и эта промышленная отвага, и эти европейские туалеты, лоск и комфорт, наконец, и эти прогрессивные фразы, выхваченные из передовых журналов, и эти попытки женской эмансипации, <…> — всё это <…> уживается со строгими постами, формализмом древних обрядов, причитаниями, женским затворничеством и наследственною суровостью нравов.

— В.П. Безобразов. Очерк «Село Иваново», напечатанный в журнале «Отечественные записки». 1864 г.

В. П. Безобразовым отмечалось также значительное социальное расслоение в Иванове, тесное соседство богатства и нищеты[81]. Князь И. М. Долгорукий описывал колоссальные состояния местных фабрикантов и подмечал, что «в Иванове нет середины — или нищий, или богач»[37]. В резко негативном свете предстаёт Иваново в произведениях местных писателей, которые называют его «тихим омутом», «чёрным городом», «царством ситца и чахотки», «царством тьмы и пота», «чёртовым болотом». Последнее название придумано Ф. Д. Нефёдовым. Он был одним из наиболее известных ивановских писателей, другом революционера и террориста С. Г. Нечаева, прожившего в Иванове первые 18 лет своей жизни[64][81].

Я. П. Гарелин (1820—1890) — фабрикант, меценат и краевед. Один из наиболее активных инициаторов создания города. Глава города в 1877—1886 гг. Автор книги «Город Иваново-Вознесенск или бывшее село Иваново и Вознесенский посад»

В 1869 году начались мероприятия по созданию города[31]. Предлагались названия Иваново-Вознесенск, Ивановский посад и Александровск (в честь императора Александра II)[80]. 21 июля (2 августа1871 года Александр II утвердил принятое Комитетом министров переименование села Иваново и Вознесенского посада Владимирской губернии в безуездный город Иваново-Вознесенск. 6 (18) июня 1872 года проведено первое заседание городской думы Иваново-Вознесенска[82]. Полностью процесс образования города завершился в 1873 году. 30 августа (11 сентября) этого года Покровский храм был утверждён в статусе городского собора, в тот же день состоялись торжества с участием губернатора В. Н. Струкова и архиепископа Антония[83]. Однако датой основания города обычно всё же считают 21 июля (2 августа) 1871 года[18].

Ивановские крестьяне достаточно быстро, уже к 1869 году, выкупились на волю. В 1871 году граф Д. Н. Шереметев умер. С. Д. Шереметев, его наследник, уже не являлся вотчинником Иванова, которое стало частью образовавшегося города, но связей с краем не разрывал[49]. На роль Шереметевых в развитии Иванова существуют прямо противоположные взгляды. По мнению профессора ИвГУ А. А. Корникова, графы рассматривали село исключительно как источник огромных доходов, ничего при этом в него не вкладывая: разрешали крестьянам, в том числе промышленникам, выкупаться на свободу только на грабительских условиях; выступали против создания города; никак не содействовали благоустройству села. Заместитель председателя Ивановского областного краеведческого общества доцент А. М. Семененко, напротив, полагает, что Шереметевы оставили положительный след в истории Иванова тем, что поощряли устроительство первых ивановских мануфактур в XVIII веке; участвовали в благотворительной деятельности; делали значительные скидки на выкуп крестьянами своих земель и усадеб после реформы 1861 года. Дискуссионным остаётся и вопрос о роли Вознесенского посада в формировании города[64][84][78].

Первым главой Иваново-Вознесенска стал фабрикант П. С. Борисов[82]. В 1877 году пост главы города занял Я. П. Гарелин, бывший одном из инициаторов образования города. При его руководстве начались крупномасштабные благоустройство и озеленение[82]. При первых городских думах в 1870 — начале 1880-х годов бывшее неприглядное село постепенно обзаводилось чертами города: на центральных улицах был уложен булыжник, появилось фонарное освещение, упорядочивалось городское сообщение путём строительства дамб через овраги[85][82]. В то же время неоднократно поднимались важные вопросы, которые так и не были решены: очищение превратившейся в зловонную канаву Уводи (фабрики стояли по берегам реки, которая использовалась ими как сточная канава для отходов производства и нечистот), строительство водопровода, создание внутригородской системы сообщения[82][86].

В 1868 году Шуйско-Ивановская железная дорога связала Вознесенский посад с Московско-Нижегородской железной дорогой, в 1871 году была построена железная дорога до Кинешмы, а в 1890-х годах — до Москвы. Железнодорожное строительство способствовало усилению торговых связей с другими регионами[87]. Иваново-Вознесенск стал центром неофициального Иваново-Вознесенского промышленного района, объединяющего текстильные центры севера Владимирской губернии (Шуя, Тейково, Южа, Лежнево) и юга Костромской (Кинешма, Вичуга, Родники, Середа, Яковлевское)[80]. Иногда район называли Иваново-Кинешемским, подчёркивая важную роль Кинешмы как транспортно-логистического центра на Волге. Во второй половине века значение ярмарок в торговой деятельности иваново-вознесенцев убывает. Лишь Нижегородская ярмарка сохранила своё значение. Ключевую роль стали иметь торговые площадки Москвы. В конце XIX — начале XX веков рынком сбыта дешёвых иваново-вознесенских ситцев была вся Российская империя. Внешние рынки имели меньшее значение, была хорошо освоена Персия, в меньшей степени — Китай[18][76].

Куваевская мануфактура (Большая ивановская мануфактуа) — одна из крупнейших фабрик дореволюционного Иванова[88]
Пролетарское местечко Ямы, формально не входило в состав города до 1917 г. Фото начала XX в.
Вид на улицы Кокуй и Фёдоровскую (ныне 10-го Августа и Красногвардейская). Фото 1890-х гг.

В 1886 году в Куваевской мануфактуре и на машиностроительном заводе впервые в мире в производственном процессе была применена электросварка, изобретённая Н. Н. Бенардосом[89].

Чрезвычайно запутанная топонимическая система Иваново-Вознесенска представляла собой исключение из общей нормы городской топонимии в России. У одного и того же объекта здесь могло быть несколько названий, причём противопоставление официальных и неофициальных отсутствовало: городская власть, официально утвердив название улицы, могла не следовать своим же решениям и именовать её в официальных документах совершенно произвольно. Нередко улицы делились на поквартальные отрезки, которые тоже могли иметь по несколько названий. Вероятно, такая сложность топонимии была связана с хаотичной градостроительной системой Иваново-Вознесенска: отсутствовало чёткое зонирование, здания часто меняли своё назначение. Как следствие, часто изменялись маршруты горожан и значимость отдельных кварталов[90].

Во 2-й половине XIX века количество крестьян, переселяющихся на заработки из сёл и деревень в Иваново-Вознесенск, резко возросло. Вместе с ними в город переносились некоторые сельские традиции и обычаи. При этом многие из них в тёплое время года возвращались в сельскую местность[91]. На землях, окружающих город, застраивались новые районы: Новая Боголюбовка (ныне местечко Балашовка), посёлки Новая Рылиха, Ушаково, Ефремково и Булатово (ныне часть местечка Нежданово), местечко Ямы. В конце XIX века возникли слободы Ново-Троицкая, Успенская, Никольская, Преображенская (ныне местечки Минеево и Пустошь-Бор), слободы Петропавловская и Завертяиха (ныне местечко Хуторово), посёлок Котельницы (ныне район улиц Короткова и Шмидта)[92][93].

Все указанные выше территории были включены в черту города лишь в 1917 и 1922 годах[94]. Несмотря на обширное строительство, по-прежнему остро стояла жилищная проблема: многие рабочие, в основном низкоквалифицированные выходцы из деревни, жили в перенаселённых съёмных квартирах или в общежитиях. Условия труда рабочих тоже были скверными: профессиональной болезнью текстильщиков был туберкулёз, который провоцировался попадавшими в лёгкие мельчайшими частичками хлопковых волокон; в отделочном производстве воздух отравляли ядовитые пары; вентиляции в цехах обычно не было; из-за грохота в ткацких цехах ткачи страдали глухотой; станки стояли плотно, что приводило к повышенному травматизму. На здоровье горожан сказывались и экологические проблемы города: плохое качество питьевой колодезной воды и загрязнённость Уводи[91][95]. Развитию здравоохранения препятствовал недостаток средств в бюджете города, основную роль здесь играла благотворительность. В 1897 году открылась городская больница (ныне 1-я городская клиническая больница), в 1910 году — Куваевская больница[96].

В 1870—1880 годах 5 % от числа иваново-вознесенских рабочих составляла т. н. рабочая аристократия — высококвалифицированные специалисты, которые пользовались различными льготами и получали в месяц по 30—40 рублей. Рабочие основных специальностей, составлявшие две трети персонала, зарабатывали 10—15 рублей в месяц. Наконец, чуть меньше трети составляли низкоквалифицированные чернорабочие, зарабатывавшие 7—10 рублей. В дореволюционное время на фабриках трудились в основном мужчины[91].

В 1873 году открылось первое реальное училище. Учились в нём сыновья предпринимателей и чиновников. В 1878 году появилась женская прогимназия, вскоре преобразованная в гимназию. Мужская гимназия открылась в 1909 году. К концу столетия в городе действовало около 20 школ разной направленности[58]. На фабриках чувствовалась нехватка квалифицированных специалистов. Ситуация стала исправляться, когда в 1890 — начале 1900-х годов открыли свои двери низшее механико-техническое училище, школа колористов, рисовальная школа, торговая школа и низшая ремесленная школа[97][95]. Из городского бюджета и личных средств предпринимателей на профессиональное образование Иваново-Вознесенска выделялись немалые средства. Уровень подготовки в местных учебных заведениях был довольно высок, а круг поступавших в них не ограничивался Иваново-Вознесенском и его окрестностями. Так город стал крупным центром профессионального образования[18][97]. К 1914 году в Иванове действовало 37 начальных школ. Обучение в них было бесплатным. На нужды школ уходила пятая часть городского бюджета. Несмотря на всё вышесказанное о системе образования, она не покрывала всех потребностей жителей в его получении и не всем была доступна — в особенности это касалось беднейших слоёв населения[58].

Д. Г. Бурылин (1852—1924) — фабрикант, меценат и коллекционер. Основатель Музея промышленности и искусства

Хотя в конце XIX — начале XX веков великороссы и составляли абсолютное большинство населения «Русского Манчестера», индустриальный характер города притягивал в него сотни представителей других национальностей. Польская диаспора появилась здесь в конце XIX века. Поляки ценились на предприятиях как высококвалифицированные специалисты. Имелась еврейская диаспора, хотя город находился далеко от официальной черты оседлости. Существовала мусульманская община, большинство мусульман было татарами. На рубеже столетий в городе проживало несколько десятков представителей протестантских конфессий, около сотни поляков, двухсот евреев, и немногим больше мусульман[88].

В начале XX века в городе существовало 8 кинотеатров, самым большим из которых был «Буфф» на нынешней площади Пушкина. Действовали три театра: зимний театр клуба приказчиков, летний театр в Графском саду (ныне Сад имени 1 Мая) и театр Василия Демидова в Ямах. Последний из-за дешевизны билетов посещали преимущественно рабочие[98].

Фабрикантом Д. Г. Бурылиным были собраны значительные коллекции предметов искусства, старинных и редких предметов из разных областей человеческой деятельности, в том числе уникальные в своём роде универсальные астрономические часы, значительные масонская и текстильная коллекции и даже египетская мумия. В 1914 году для бурылинской коллекции было построено здание музея[99].

Революционное движение[править | править вики-текст]

Большое количество пролетариата привлекало к Иваново-Вознесенску внимание революционеров, а неудовлетворительное положение большинства рабочих способствовало возрастанию социальной напряжённости, а также распространению революционного и стачечного движений[100][101][95]. По сведениям советского историка П. М. Экземплярского, первая иваново-вознесенская стачка прошла в 1871 году. В 1875 году для организации пропагандистской работы в Иваново-Вознесенск приехала группа народников. Причиной того, что они не стали наниматься на московские фабрики, революционеры называли свою низкую квалификацию, отчего вошли в историю как «неумелые ткачи». Через несколько месяцев после начала деятельности они были арестованы. «Неумелые ткачи» проходили по громкому «процессу пятидесяти». В 1885 году забастовало несколько тысяч ткачей, требовавших повышения расценок и ликвидации ночных смен. По результатам стачки власти пошли на некоторые уступки. В целом забастовки этого времени были единичными и неорганизованными[102].

В 1892 году петербургский студент Ф. А. Кондратьев создал первый в городе марксистский кружок. В 1895 году несколько марксистских кружков объединились в «Рабочий союз», руководителями которого были Кондратьев, О. А. Варенцова, Н. Н. Кудряшов и М. А. Багаев. В 1896 году многие организаторы союза были арестованы, но подпольная деятельность марксистов не прекратилась[102]. В город приехал опытный подпольщик Ф. А. Афанасьев («Отец»), позже возглавивший местных большевиков[103]. В 1898 году марксистские организации Иваново-Вознесенска и Кохмы объединились, образовав Иваново-Вознесенский комитет РСДРП[102].

Стачка рабочих на Талке в 1905 г.
Депутаты Совета уполномоченных на берегу Талки в 1905 г.

Иваново-вознесенские рабочие приняли активное участие в Первой русской революции. 12 (25) мая 1905 года в городе началась всеобщая стачка, в которой приняли участие около 30 тысяч человек с почти всех предприятий города. Бастовавшие предъявили фабрикантам около 30 требований. Они носили преимущественно экономический характер (увеличение гарантированного минимума зарплаты, введение 8-часового рабочего дня и льгот, улучшение санитарно-технических условий труда и т. п.), но были и политические требования, на выдвижении которых настояла РСДРП (созыв Учредительного собрания, введение демократических свобод, празднование Первого мая)[103][104].

15 (28) мая[105][106] во время стачки был избран Совет рабочих уполномоченных[105]. Название «Совет рабочих депутатов» по отношению к нему стало использоваться уже после 1917 года. Инициаторами выборов в него были предприниматели, не желавшие вести переговоры с толпой[103][104], но вопреки их ожиданиям выбранные депутаты отказались вести переговоры в рамках каждой фабрики в отдельности, а объединились в общегородской Совет[103]. Он стал первым в России общегородским советом[105][103]. Новый орган состоял из 151 депутата[106]. По идейным воззрениям он был преимущественно большевистским, по классовому составу — практически полностью пролетарским, и очень молодым по возрасту: средний возраст депутатов составлял 23 года. Работой Совета руководил президиум из шести человек под председательством рабочего-гравёра и поэта А. Е. Ноздрина. В Совете работали стачечная, финансовая, продовольственная комиссии, пропагандистская группа и рабочая милиция под руководством И. Н. Уткина («Станко»)[103]. 17 (30) мая власти вынесли запрет на проведение митингов в центре города, поэтому заседания Совета, до этого проходившие в здании мещанской управы, были перенесены за городскую черту, на берег реки Талки[101]. 2 (15) июня собрания в этом месте тоже были запрещены, а на следующий день казаки применили оружие против бастующих, снова пришедших к реке. Разозлённые рабочие громили дачи фабрикантов, нападали на одиночных полицейских и казаков. Чтобы не накалять обстановку, власти разрешили бастующим вновь собираться на Талке. По результатам долгих переговоров фабриканты пошли на некоторые уступки рабочим: была сокращена продолжительность рабочего дня (в среднем до 10,5 часов), увеличена зарплата, стали предоставлять небольшой отпуск по родам. Но большинство требований выполнено не было. 19 июля (1 августа) Совет прекратил свою работу[106]. Первый общегородской Совет стал примером для создания других российских Советов в 1905 году[103][106]. Некоторые исследователи полагают, что в проведении стачки и в работе Совета проявилась привнесённая выходцами из сельской местности традиция деревенского схода, а роль большевиков в этих событиях преувеличена[104][107].

Ситцы
конца XIX — начала XX вв.
Куваевская мануфактура
Мануфактура Фокиных
План города Иваново-Вознесенска, составленный в 1914 г. (карта перевёрнута)

В октябре в России вспыхнула всеобщая политическая стачка, иваново-вознесенцы присоединились к ней 17 (30) октября. Вскоре начались акции праворадикалов, прошли еврейские погромы. Полиция и казаки пытались предотвратить бесчинства. Погромы нанесли серьёзный удар по еврейской общине города[88]. В октябре — ноябре происходили столкновения и перестрелки черносотенцев с большевистскими боевиками, преследованиям подверглись бывшие депутаты Совета[108]. 22 октября (4 ноября) у Талки черносотенцы убили Ф. А. Афанасьева[101], а 29 ноября (12 декабря) — революционерку О. М. Генкину, которая привезла в город оружие для большевиков[88]. В декабре 1905 года боевая дружина иваново-вознесенских и шуйских рабочих под командованием М. В. Фрунзе отправилась в Москву для участия в вооружённом восстании[107].

В начале 1906 года революционное движение пошло на спад, общественная активность в основном стала проявляться в легальных формах. Ещё в ноябре 1905 года была создана Иваново-Вознесенская самодержавно-монархическая партия. Её деятельность заключалась в пропаганде монархизма, организации патриотических митингов и шествий. В годы Первой мировой войны роль монархистов в общественно-политической жизни города стала незначительной[109]. Партийная работа «Союза 17 октября» началась задолго до выборов в I Государственную Думу. С декабря 1905 года по 26 февраля 1906 года иваново-вознесенские октябристы провели 8 открытых собраний и разработали свою, во многом отличную от центральной, программу партии. В ней они пересмотрели вопрос о власти, считая, что Государственная дума должна стоять над царской властью. Манифест 17 октября трактовался в программе не как проявление царской милости, а как приобретение русского народа, выдвигались требования широких демократических свобод. На одно из собраний Конституционно-демократической партии в поддержку I Думы в город приехал член ЦК кадетов П. Б. Струве. В сотрудничестве с профсоюзами Центральной России кадеты успеха не достигли, кадетский профсоюз Иваново-Вознесенска быстро распался[110]. Профсоюзы здесь находились под влиянием большевиков, имевших сильные позиции в городе. Гораздо меньшим влиянием обладали эсеры[108].

Город рос стремительными темпами. Если в 1897 году в нём проживало 54 тысячи человек (48-е место в Российской империи по численности населения), то к 1914 году население возросло до 146 тысяч, переместив Иваново-Вознесенск на 17-е место[111]. Местная промышленность легко пережила кризис начала 1900-х в России. Достаточно поздно, в 1913 году, промышленники объединились в картель («Общество фабрикантов и заводчиков Иваново-Вознесенского промышленного района»)[76]. Иваново-Вознесенск стал ведущим текстильным центром Российской империи[18]. В городе работало около 50 более или менее значимых текстильных предприятий и обслуживающих их заводов. С конца XIX века местным отделением Русского технического общества по промышленному району распространялись сведения о технических и технологических новациях в текстильной промышленности[18].

В 1914 году из-за начала Первой мировой войны производство в Иваново-Вознесенске резко сократилось. Ситуация осложнилась нехваткой тканевых красителей, со 2-й половины XIX века поставлявшихся из Германии. Падение производства составило 12 %, в 1916 году — 23 %. Более значительного спада удалось избежать благодаря военным заказам. Бо́льшая часть предприятий во время войны выпускала продукцию для армии. Резкий рост инфляции и продовольственный кризис повлекли за собой возобновление стачечного движения. В августе 1915 года началась стачка, носившая политический и антивоенный характер. Бастующие требовали отпустить на свободу рабочих, арестованных перед стачкой; 10 (23) августа они собрались на Городской площади перед зданием городской управы (ныне площадь Революции). К тому времени около городской управы уже стояла рота солдат и казаки. Солдаты стояли и во дворе номеров Дунюшкиной на улице Кокуй (ныне улица 10-го Августа, 29). После того как полицмейстер отказался выпустить арестованных, толпа двинулась по Приказному мосту в сторону улицы Кокуй, где находилась тюрьма. Перед номерами Дунюшкиной рабочих встретили солдаты, открывшие по протестующим огонь. В результате погибли 30 человек, среди которых был один из руководителей иваново-вознесенских большевиков Г. С. Зиновьев («Фёдор»)[112]. В конце 1916 — начале 1917 годов прошла стачка с экономическими требованиями, имевшая стихийный характер[113].

Митинг на Георгиевской улице (ныне проспект Ленина) 2 марта 1917 г. после известия о Февральской революции
М. В. Фрунзе (1885—1925) — русский революционер и военачальник. В Иваново-Вознесенске занимался подпольной работой и организацией стачек. Инициатор создания Иваново-Вознесенской губернии и её первый глава.

2 (15) марта 1917 года после отречения Николая II от престола в центре города собрался многолюдный митинг. Вечером было принято решение о создании Совета рабочих депутатов (позже переименован в Совет рабочих и солдатских депутатов). В него вошли 55 представителей различных предприятий, 8 человек от учебных заведений и 15 от солдат расквартированного в Иваново-Вознесенске 199-го запасного полка. Одновременно по инициативе депутатов городской думы был создан Комитет общественной безопасности (в мае переименован в Комитет общественных организаций), объявивший себя единственным органом власти в городе. В Комитете были представлены почти все социальные слои и политические силы, однако главенствовали правые. Большую часть депутатов Совета составляли рядовые беспартийные рабочие, но к концу марта он перешёл под контроль большевиков. Если до этого Совет признавал верховенство Комитета и сотрудничал с ним, то теперь он перешёл к конфронтации с Комитетом; на первый план в деятельности Совета вышли политические цели. Так в Иваново-Вознесенске установилось двоевластие, характерное тогда для всей России. В начале июля Совет предпринял неудачную попытку захватить власть силой. Поняв, что без поддержки местного гарнизона захватить и удержать власть не удастся, большевики усилили агитационную работу среди солдат 199-го полка. По инициативе Совета были организованы профессиональные союзы металлистов, ткачей, ситцепечатников; на предприятиях создавались фабрично-заводские комитеты, через которые большевики стали контролировать производство и сбыт продукции. 21 октября (3 ноября) в Иваново-Вознесенске и соседних городах под руководством Фрунзе и других большевиков была организована масштабная забастовка. 25 октября (7 ноября), узнав, что в Петрограде власть перешла в руки большевиков, городской Совет, давно готовый к такому развитию событий, организовал революционный штаб, получивший широкие полномочия по охране порядка в городе. Он взял под контроль телефон и телеграф, расставил в городе вооружённые караулы. Протестовать против этого пытались лишь почтово-телеграфные работники и небольшая группа меньшевиков из Совета. Забастовку почтовиков подавили, а на возражения меньшевиков просто не обратили внимания, так как к этому моменту они уже не пользовались влиянием. Таким образом, власть к большевикам в Иваново-Вознесенске перешла без единого выстрела[114][113].

Советский период[править | править вики-текст]

Северная часть Владимирской губернии и южная часть Костромской уже давно образовывали Иваново-Вознесенский промышленный район, основанный на текстильной промышленности, а численность населения Иваново-Вознесенска была больше, чем во Владимире или Костроме[115]. В 1917 году был поднят вопрос о создании на этих территориях губернии с центром в Иваново-Вознесенске[116]. 20 июня 1918 года принято постановление НКВД об образовании Ивановской губернии (вскоре название изменили на «Иваново-Вознесенскую»)[117][115]. К тому времени губерния уже полностью функционировала, а постановление НКВД лишь юридически закрепило реальное положение дел[115]. Быстрое повышение статуса Иваново-Вознесенска после Октябрьской революции и дальнейшее его развитие были обусловлены, помимо экономических соображений, репутацией города как пролетарского и революционного[117][118]. Важный вклад в создание губернии внёс М. В. Фрунзе, он же стал её первым главой[117][116][119]. В Иваново-Вознесенске начинались карьеры многих крупных в будущем политических и государственных деятелей СССР: А. С. Бубнова, П. П. Постышева, Д. А. Фурманова[81], А. С. Киселёва[120], И. Е. Любимова[104].

В годы гражданской войны Иваново-Вознесенск находился в глубоком тылу Советской России. В городе действовали курсы подготовки командиров, некоторое время располагался штаб Ярославского военного округа[116]. Во время войны текстильная промышленность Иваново-Вознесенска оказалась в тяжёлом положении: остро ощущался дефицит топлива и хлопка, которые поставлялись из районов, оказавшихся в руках белых. Фабрики работали с перебоями или вовсе останавливались. Начался отток населения в деревни. Количество жителей уменьшалось ещё и за счёт призывов на фронта гражданской войны. Благодаря национализации предприятий, жёсткой экономии ресурсов и другим мерам властей удалось приостановить процесс умирания промышленности в регионе. Предприятия начали возобновлять свою работу в начале 1920-х годов[117].

Новый статус губернского центра, несмотря на кризис, дал развитию Иваново-Вознесенска в конце 1910-х мощный толчок. В 1918 году основаны первые высшие учебные заведения города: Иваново-Вознесенский политехнический институт, затем Иваново-Вознесенский педагогический институт[121][115]. В 1922 году в городскую черту включены местечки Балашовка, Булатово, Котельницы, Курьяново, Нежданово, Соснево и Владимирская слобода (ныне район Владимирской церкви). В 1924—1928 годах построено около 140 двухэтажных домов Первого рабочего посёлка, который стал крупным памятником градостроительного искусства 1920-х годов, реализовавшим концепцию города-сада[43].

Карта Иванова 1930-х гг.

Иваново-Вознесенску в 1920-х годах была отведена роль своеобразного полигона, где проводился советский социальный эксперимент по построению нового социалистического общества. Город был центром творчества архитекторов-авангардистов, среди которых были как ведущие зодчие страны, так и иваново-вознесенские архитекторы, сформировавшие местную архитектурную школу. Иваново-Вознесенск стал одним из центров конструктивизма. Новая архитектура воплощала в жизнь идеи «нового общества»[43][122][118][123]. В 1925 году открылась первая в СССР фабрика-кухня[124]. Генеральный план города, над проектом которого работали А. П. Иваницкий и Л. А. Ильин, принят не был, но идеи этих архитекторов легли в основу всех последующих генпланов[125].

В 1925 году на базе 3-го стрелкового корпуса был образован 3-й авиаотряд имени Ивановских рабочих, от которого ведёт свою историю ивановская авиация; этот авиаотряд базировался на закрытом в 1950-е аэродроме Южном[126]. В 1930-х годах созданы гражданский аэропорт и новый военный аэродром. В 1922—1925 годах сооружён городской водопровод[43][75]. В 1926 году заработал автобусный общественный транспорт, а в 1934 году открыто трамвайное движение[127]. В 1925—1926 годах объёмы производства достигли довоенного уровня, после чего началось строительство новых предприятий. Было решено устранить нехватку прядильных фабрик в промышленности Иваново-Вознесенска, в результате чего были построены крайне современные на тот момент фабрики им. Дзержинского и «Красная Талка»[128]. В 1929 году был запущен меланжевый комбинат, рассчитанный на выпуск 120 000 м² тканей в сутки. Строительство крупнейшего предприятия области заняло всего полтора года[129]. В 1932 году начал работу завод торфяного машиностроения[128].

Политехнический институт в 1930 году разделили на четыре вуза: энергетический, сельскохозяйственный, химико-технологический и текстильный. Для двух последних по проекту И. А. Фомина был выстроен комплекс зданий в стиле «красной дорики», ставший одним из важнейших архитектурных ансамблей города. Здания расположились на территории, где изначально было запланировано строительство Народного дома им. В. И. Ленина[43]. Дополнительным толчком к развитию города послужило вышедшее 25 июня 1931 года постановление СНК СССР «О хозяйственном, жилищном и культурном строительстве города Иваново-Вознесенска». Именно в начале 1930-х началась масштабная кампания по благоустройству и озеленению[64]. В 1933 году открылись крупнейший на тот момент в СССР Ивановский цирк[комм. 3][118][130] и Интердом — школа для детей иностранных коммунистов, в том числе политиков высшего ранга[комм. 4][131].

В 1929 году в стране происходило укрупнение губерний и преобразование их в области. Так, Владимирская, Иваново-Вознесенская, Костромская и Ярославская губернии объединились в Ивановскую промышленную область (ИПО), которая просуществовала до 1936 года. Её центром стал Иваново-Вознесенск. По стоимости вырабатывавшейся продукции ИПО занимала третье место в СССР после, а Иваново-Вознесенск в пропаганде того времени стал называться «Красным Манчестером» и «третьей пролетарской столицей СССР»[132]. На рубеже 1920-х и 1930-х годов обсуждалась идея переноса столицы РСФСР из Москвы в другой крупный город России (при этом Москва оставалась бы столицей СССР). За право стать административным центром России негласно боролись Ленинград, Нижний Новгород, Свердловск, Новосибирск, Ростов-на-Дону и Иваново[81][132].

После установления советской власти начались переименования улиц и площадей города в соответствии с новой идеологией. Больше всего их было в 1927 году[93][101]. В 1920—1930-х годах названия в честь известных большевиков получили текстильные предприятия[101]. Стали звучать призывы к переименованию города в Иваново. Распространено мнение, что его сторонники руководствовались только антирелигиозными мотивами (часть -Вознесенск связана с христианским праздником Вознесения Господня). Но приводились и другие аргументы: отсутствие смысла во второй части названия после сноса Вознесенского храма и переименования Вознесенской части города в Сталинский район; две исторические части города давно слились воедино; даже спустя 60 лет после появления топонима Иваново-Вознесенск название Иваново продолжало оставаться популярным как в самом городе, так и в стране; лексическая сложность двойного и длинного названия Иваново-Вознесенск с повторяющемся слогом «во», отчего многие жители называли город Ивано-Вознесенск[64][133]. В официальных же документах мотивировка смены названия, а именно «отсутствие исторического значения в двойном названии города», встречается лишь в протоколе одного из заседаний президиума горсовета[64]. 27 декабря 1932 года постановлением ЦИК СССР город Иваново-Вознесенск был переименован в Иваново[134].

Храмы бывшего Покровского монастыря были снесены в 1931 году. На склоне оврага выложена надпись: «на месте очагов классового рабства построим дворец социалистической культуры».

В этот же период была утрачена значительная часть культурного наследия города. Власти ликвидировали все старые кладбища, в том числе действующие, часто — не считаясь с чувствами жителей. Например, на месте Успенского кладбища был разбит сад с развлекательными площадками, получивший неофициальное название «Сад живых и мёртвых»[135][41]. Тогда же были открыты новые кладбища — в деревне Балино и в Сосневе[136]. В 1920—1930-е годы снесена бо́льшая часть храмов, чем был нанесён значительный ущерб культурному наследию. Часть из сносимых зданий уже тогда считалась ценными памятниками архитектуры. Против их уничтожения выступили некоторые общественные деятели, в том числе архитектор Л. А. Ильин. На месте снесённых храмов бывшего Покровского монастыря по проекту А. В. Власова был возведён открывшийся в 1939 году драматический театр, а на месте храмового комплекса на площади Революции началось строительство Дома Советов, но завершено не было[комм. 5][43][138][139].

Вскоре в стране сменилась политическая конъюнктура. Шло усиление культа личности И. В. Сталина, велась борьба с «ленинской гвардией». В августе 1937 года в Иваново приехал Л. М. Каганович. На пленуме Ивановского обкома ВКП(б) он объявил, что во главе местной партийной организации стоят «враги народа». После этого репрессиям подверглись многие ивановские партийные деятели и революционеры (в том числе некоторые члены Совета 1905 года), хозяйственные работники, директора предприятий, рабочие, представители интеллигенции, а Иваново перестало быть центром ИПО[140][104][81][118]. В итоге замысел по перестройке центра города сполна реализовать не удалось. Однако за первые два десятилетия после 1917 года облик города уже успел существенно измениться, по количеству архитектурных памятников этих лет Иваново сейчас уступает в ЦФО лишь Москве[81][118].

В 1940 году к городу присоединены новые районы: Балино, Воронниково, Лесное, Ленинский Путь, Притыкино, Афанасово, посёлок при заводе силикатного кирпича, Парк имени Революции 1905 года. Площадь города составила 8654 га[93].

Осенью 1941 года, когда немецкая армия подошла вплотную к Москве, встал вопрос о подготовке к обороне городов за Москвой. 22 октября был создан Городской комитет обороны Иванова. В городе и вокруг него устраивали укрытия и укрепления, было организовано около 50 госпиталей[141]. Иваново немецкая авиация почти не бомбила. В конце 1942 года в Иванове началась боевая история французской истребительной авиаэскадрильи «Нормандия-Неман», которая состояла из лётчиков, присланных в СССР организацией «Сражающаяся Франция». «Нормандия-Неман» базировалась на аэродроме Северный. Иваново сыграло важную роль в снабжении армии текстилем, так как многие текстильные предприятия страны оказались в оккупации и прекратили работу фабрики Ленинграда. В 1943 году недалеко от города, на берегу Харинки, открылся Дом творчества композиторов, где в военное время работали известные советские композиторы. За годы войны на фронт ушло около 70 тысяч ивановцев. 27 тысяч из них не вернулись[142].

Здание, построенное в 1930—1950-е гг. для медицинского института (ныне ИГМА)
К-51 — первый кран, выпущенный в 1951 году заводом автокранов

В 1949 году достигнут довоенный уровень производства тканей. Были возобновлены работы по благоустройству, расширено и углублено русло Уводи в историческом центре, сооружена плотина на Талке. В 1947 году на базе Сосневского источника минеральных вод открылась бальнеологическая лечебница. В 1948 году в городе работали 52 общеобразовательные школы, 12 фабрично-заводских училищ, 19 техникумов и 6 вузов. В Иванове работал известный математик, академик А. И. Мальцев[143].

Несколько ценных конструктивистских зданий было перестроено в соответствии с изменившейся стилистической направленностью советской архитектуры[43]. В 1951 году принят первый генплан Иванова[125]. В 1947 году к городу присоединено местечко Горино, а в 1950-е — посёлок Дальний, местечки Авдотьино, Курьяново, Подъельново, деревня Никулиха. Поощрялось индивидуальное жилищное строительство, частные дома строились главным образом в местечках Горино, Глинищево, Нежданово, Авдотьино, Курьяново, в посёлке Южный. В 1960 году выделение новых земельных участков под индивидуальную застройку прекратилось[93]. Сносились бараки и землянки — последняя землянка уничтожена в 1952 году. Мощностей ТЭЦ-1, построенной в 1920-х годах, стало не хватать, поэтому в 1954 году была введена в строй ТЭЦ-2. В 1955 году начался процесс газификации города[75]. В целях улучшения водоснабжения города до Уводьского водохранилища был прорыт канал Волга-Уводь. В 1958 году в Хуторове построена ретрансляционная телебашня. В 1950-е годы открыли свои двери несколько новых городских и детских больниц. Позднее на многих предприятиях появились профилактории, где рабочие могли поправить своё здоровье[144].

В послевоенное время остро встал вопрос соотношения мужского и женского населения: последнего было намного больше ещё до войны, так как на текстильных предприятиях тогда были заняты в основном женщины, а после войны эта диспропорция только усилилась. Было решено создать несколько крупных машиностроительных предприятий, ориентированных на применение мужского труда: завод автокранов, завод тяжёлого станкостроения, завод испытательных приборов, завод исполнительных механизмов[1][145]. В 1950—1960-х годах динамично развивалась текстильная промышленность города. В начале 1950-х многие предприятия освоили выпуск штапельных тканей из искусственных волокон. В 1958 году выпуск этого материала составил 177,5 км. В 1963 году открыт камвольный комбинат, ставший флагманом текстильной отрасли региона. Большую роль в его создании сыграл первый секретарь обкома И. В. Капитонов. Комбинат специализировался на камвольных тканях для шитья верхней одежды[146][147][148]. Швейных предприятий было мало, одежда из ивановских тканей шилась в основном в других областях[146].

За 1946—1961 годы было возведено 15 новых школ. В 1960-х годах в городе работало 15 средних специальных учебных заведений и 6 высших. В 1960 году в вузах обучалось 14,5 тысяч студентов, к 1970 году эта цифра возросла до 24 тысяч. Самыми крупными вузами были энергетический, химико-технологический и текстильный. В 1950—1960-е годы было открыто 6 новых кинотеатров, довольно насыщенной была и театральная жизнь Иванова. В 1960 году картинная галерея превратилась в Ивановский областной художественный музей[149]. В 1970 году открыл свои двери крытый рынок, в это время в городе насчитывалось 413 магазинов[150].

В 1962 году создана троллейбусная сеть[151]. В 1968 году принят новый генплан Иванова. Была запланирована перестройка центра города: создание многоуровневых развязок и снос старой застройки[152][125]. Основными районами многоэтажного жилого строительства стали южные и юго-восточные окраины города. Предполагалось, что в перспективе Иваново соединится с Кохмой. В 1970 году площадь города составляла 97 км², а его население — 420 тысяч человек[93][125].

Герб в
1970—1996 гг.
Кинотеатр, названный в честь города-побратима Лодзь
Застройка в южной части города. Улица Генерала Хлебникова

В начале 1960-х местными властями началось активное позиционирование Иванова как «родины первого Совета» (хотя мифологизация событий 1905 года началась ещё до Второй Мировой войны)[101]. При этом история Совета была в значительной степени искажена[104]. Был открыт Музей первого Совета. Иваново включили в туристический маршрут «Золотое кольцо России», где оно сильно выделялось своей спецификой среди других городов. В 1970-е было проведено массовое переименование улиц города в честь деятелей революционного движения и создан ряд памятников революционной тематики, в том числе монумент «Борцам Революции» и мемориал «Красная Талка»[101]. Не все из этих памятников оказались удачными[153].

В период застоя в Иванове, как и по всей стране, постепенно снижались темпы производства. Во всех отраслях ощущалась нехватка рабочей силы[154]. Однако город продолжал оставаться главным текстильным центром страны[19]. На текстильных предприятиях проводилась масштабная реконструкция, что обходилось намного выгодней строительства новых фабрик. Фабрики им. Балашова и 8 марта превратили в предприятия-автоматы с минимальной долей ручного труда. Средства на модернизацию местной промышленности удалось получить из государственного бюджета во многом благодаря первому секретарю обкома В. Г. Клюеву. Значительных успехов достигли камвольный комбинат и завод тяжёлого станкостроения. Их продукция поставлялась почти во все республики СССР и за границу. Заметных побед в соцсоревнованиях достигали ткачихи камвольного комбината. Дважды была удостоена звания Героя Социалистического Труда В. Н. Голубева[154]. Завод тяжёлого станкостроения под руководством В. П. Кабаидзе стал производить передовые станки с числовым программным управлением и автоматической сменой инструмента, вошёл в число ведущих предприятий советского станкостроения[154] [155][156]. В 1970 году город награждён Орденом Октябрьской Революции[157].

В 1974 году в черту города включена территория ТЭЦ-3 и её жилой микрорайон, а в 1981 году — земли близ деревни Суховка, вскоре застроенные Сухово-Дерябихским микрорайоном. Итого в 1982 году на площади более чем 100 км² в Иванове проживала 471 тысяча человек. После реконструкции аэропорта разнообразнее стали воздушные связи Иванова. В 1971 году на окраине города появился первый корпус областной клинической больницы, в 1980 году открылся НИИ материнства и детства. Ивановские медики оперативно действовали во время ликвидации последствий Ивановского смерча, ударившего 9 июня 1984 года по западным окраинам города[153]. В новом генплане 1986 года изменилась концепция развития центра города: приоритет отдавался сохранению исторической застройки[125].

В 1987 году завершилась многолетняя реконструкция театрального комплекса[153]. В нём играл Л. В. Раскатов — первый народный артист области. Балет стал самостоятельным видом театрального искусства после приезда в город В. Е. Лисовской, ставшей главным балетмейстером Музыкального театра[158]. Другими крупными событиями в культурной жизни города стали полузакрытый показ фильма «Зеркало» А. А. Тарковского и выставка картин И. С. Глазунова. В 1975 году в Иванове прошёл ставший вскоре традиционным фестиваль искусств «Красная гвоздика». Вскоре известным на всю страну стал местный музыкальный коллектив «Меридиан»[153]. В 1970-х годах педагогический институт, дополнившись новыми факультетами, преобразовался в государственный университет, в 1981 году на базе строительного факультета энергетического института создан инженерно-строительный институт. В 1980 году на Советской улице, рядом с Музеем первого Совета, открыт новый музейный комплекс[153].

В 1989 году группа верующих женщин объявила голодовку на ступенях Введенского храма, где размещался областной архив, с требованием возобновить в нём богослужения. На развёрнутом ими плакате было написано: «Мы не едим и не пьем до открытия Красного храма и готовы умереть на родине первых советов». На тот момент в Иванове действовал лишь один православный храм. К акции было приковано внимание как советских, так и зарубежных СМИ. Завершилась она передачей здания верующим[159][160]. В 1991 году здесь был учреждён Введенский женский монастырь[161].

Во время Августовского путча обком и горком в Иванове фактически бездействовали. 19 августа противники ГКЧП пришли на митинг на улице Смирнова. Вскоре обком и горком закрыли. Некоторое время была опечатана редакция газеты «Рабочий край» (старейшая газета области, в советское время была её главным изданием), которой в это время руководил сторонник ГКЧП[162][163].

Постсоветский период[править | править вики-текст]

Крупная авикатастрофа произошла под Ивановом в 1992 году: разбился заходящий на посадку пассажирский Ту-134, 84 человека погибло[164].

В период перехода России к рыночной экономике ивановская промышленность вступила в полосу кризиса. Проблемы начались ещё во время перестройки, но после краха СССР положение стало ещё более тяжёлым. Прервались хозяйственные связи с поставлявшими хлопок среднеазиатскими республиками[165][19][166]. К началу 1990-х годов большинство ивановских фабрик было перепрофилировано под выпуск продукции для министерства обороны и производство спецодежды, но военные за свои заказы не расплатились. Из-за этого у фабрик не осталось возможностей перейти на выпуск товаров для массового потребителя, что в конечном итоге сыграло свою роль в стагнации промышленности[167]. Экономический потенциал города рухнул, возросла безработица, начались акции протеста рабочих. В 1996 году рядом крупных фабрик города и области была учреждена финансово-промышленная группа «Русский текстиль», призванная консолидировать капиталы для инвестирования в промышленность[165]. Красные директора стали регулярно просить правительство области о помощи, но многомиллионные кредиты, которые им выдали, привели лишь к краткосрочному оживлению производства[165][168]. В 1996—1998 годах из-за недостатка финансирования прекращал свою работу ивановский аэропорт[169][170].

Герб с
1996 года
В. В. Путин и работницы Новой ивановской мануфактуры, 2000 год
Торгово-развлекательный центр «Серебряный город» на берегу Уводи. Открыт в 2002 году в здании бывшей ткацкой фабрики-автомата им. 8 марта[171]

С 1993 года в Иванове дислоцируется 98-я гвардейская воздушно-десантная дивизия[172], с 1998 года на аэродроме Северный базируются самолёты ДРЛОиУ А-50[173]. В 1994 году на базе кружка юннатов создан ивановский зоопарк[174]. В 1996 году у города появился новый герб (в дальнейшем критикуемый за то, что переполнен историческими несоответствиями[175]) и состоялись первые всеобщие выборы главы города, по результатам которых мэром стал В. В. Троеглазов[176].

В 2000 году пост мэра занял А. В. Грошев. Он прекратил начавшиеся при Троеглазове веерные отключения электричества. Однако его рейтинг всё равно был крайне низок из-за проблем с подачей горячей воды весной и летом, неубираемых улиц, неработающего по вечерам транспорта, банкротств муниципальных предприятий и т. д.[177][178][179]

Кампания по возвращению исторических названий практически не затронула Иваново. Но с начала 1990-х годов периодически поднимается вопрос о возвращении городу названия Иваново-Вознесенск. Опросы показывают, что большинство ивановцев выступает против этого[64][180][181].

В 1990-е годы в Иванове, как и во всей России, была распространена схема толлинга, при которой владеющие рынком сырья и сбыта продукции предприниматели (т. н. «давальцы») поставляли на фабрики свой хлопок и забирали готовую продукцию, извлекая основную прибыль. По мнению многих специалистов, толлинг стал одной из основных причин упадка ивановского текстиля. На рубеже веков состояние текстильной промышленности города несколько улучшилось, на смену красным директорам пришли новые руководители, среди которых было много «давальцев». Предприятия уже перешли на выпуск крайне дешёвых тканей[167][168]. В 2000-х годах стагнация в ивановской промышленности возобновилась. Новые предприниматели, возглавившие фабрики на рубеже веков, показали себя недальновидными руководителями[168][182]. Полуразорившиеся фабрики проигрывали конкуренцию с продукцией из стран с дешёвой рабочей силой (Китай, Индия, Турция, Пакистан)[167][182][166]. Таким образом, к фактическому краху ивановскую текстильную промышленность привёл целый ряд факторов. Большинство текстильных предприятий прекратило своё существование. В корпусах бывших фабрик разместились офисные и торговые центры, часть используется в качестве складов, часть — пустует. В корпусе камвольного комбината был открыт крупнейший[183] торговый центр города — «Евролэнд». Некоторые фабрики продолжают работу и во втором десятилетии нового века, однако оснащены они устаревшим оборудованием, а объёмы производства крайне малы. С трудностями столкнулись другие отрасли промышленности[166][184][185]. В начале XXI века успехов достигли швейная промышленность и оптово-розничная текстильная торговля[166][185]. В ивановские текстильные торговые центры («РИО», «Текстиль Профи-Иваново» и др.) стекаются покупатели из многих регионов Центральной России[186][187].

В 2005 году прошли последние народные выборы главы города. Победу на них одержал А. Г. Фомин, проработавший градоначальником 5 лет. Он наладил механизм управления городом, связав подразделения администрации и муниципальные предприятия в единую систему. Время его правления совпало с назначением М. А. Меня на должность губернатора области и экономическим подъёмом страны, город в этот период получал крупные дотации из федерального бюджета и инвестиции из Москвы[188]. В 2006 году принят новый генплан города на расчётный срок до 2025 года. Он представляет собой дополненный генплан 1986 года, который практически не был выполнен[189][125]. За счёт инвестиций из столицы был построен Московский микрорайон[190]. При финансовой поддержке правительства Москвы реконструировался и возобновил работу аэропорт[191]. В 2007 году по признанию Союза городов Центра и Северо-Запада России Иваново вошло в пятёрку лучших городов Союза по реализации нацпроектов, а по росту темпов жилищного строительства заняло одно из первых мест в ЦФО[192]. В то же время было отмечено, что Иваново находилось в числе отстающих по проценту усовершенствованного дорожного покрытия[193]. В 2007 году начал проводится международный кинофестиваль «Зеркало»[194]. В 2008 году была окончательно ликвидирована трамвайная сеть[195].

В 2012 году началось строительство Дворца игровых видов спорта. Он должен был включать в себя в том числе арену для «Энергии» — женского баскетбольного клуба, в 2000-х годах неоднократно выступавшего в Премьер-лиге, но строительство было заморожено на неопределённый срок[196].

В 2015 году пожар уничтожил деревянную Успенскую церковь, никто не пострадал[197]. В январе 2017 года министерство культуры отказалось финансировать разработку проектно-сметной документации по восстановлению храма[198].

Примечания[править | править вики-текст]

Комментарии
  1. Фабрика в современном понимании — предприятие, основанное на применении машинного труда. Однако в XVIII — 1-й половине XIX веков фабрикой называли любое промышленное заведение[54].
  2. Из положения об образовании Вознесенского посада[78]:
    Из слобод Вознесенской, Дмитровской, Ильинской, Троицкой, Березников и пустоши Ковригиной, Шуйского уезда, Владимирской губернии, со всеми принадлежащими к тем слободам землями, образовать посад под названием Вознесенского.
  3. Старое здание цирка взорвано в 1977 году[118].
  4. Старое здание Интердома снесено в 1988 году[118].
  5. Из спроектированных корпусов Дома Советов были возведены лишь здание столовой (вскоре после строительства снесено)[137] и южный корпус, который, однако, оказался не очень презентабельным в виду сильного упрощения проекта[118].
Использованные источники
  1. 1 2 3 4 Иваново (город) / К. Е. Балдин (история), И. Л. Бусева-Давыдова (архитектура) // Железное дерево — Излучение. — М. : Большая Российская энциклопедия, 2008. — (Большая российская энциклопедия : [в 35 т.] / гл. ред. Ю. С. Осипов ; 2004—, т. 10). — ISBN 978-5-85270-341-5.
  2. 1 2 3 4 Аверин В.А. Археологические памятники на территории г. Иваново // Археология Ивановской области: учебное пособие. — Ив. : Епишева О. В., 2012. — С. 66–67. — 123 с.
  3. 1 2 Балдин, Семененко, 2011, с. 4.
  4. 1 2 3 Археологическая карта России: Ивановская область / Под ред. Ю. А. Краснова; Сост. К. И. Комаров. — М. : Институт археологии РАН, 1994. — С. 45–48, 54. — 225 с.
  5. 1 2 3 Худяков Н.Б., Балдин К.Е., Травкин П.Н. Историко-географический атлас Ивановской области. — Ив. : Верхневолжское Аэрогеодезическое предприятие, 2007. — С. 36. — 53 с.
  6. 1 2 3 4 5 6 7 Шлычков Л. А. О начале Иванова // Краеведческие записки. — Ив., 1998. — Вып. 3.
  7. Археологическая карта России: Ивановская область / Под ред. Ю. А. Краснова; Сост. К. И. Комаров. — М. : Институт археологии РАН, 1994. — С. 7. — 225 с.
  8. Путешествие под Иваново // Ивановская газета. — 2011.
  9. Гарелин, 1884, с. 134.
  10. Семененко А. М. Пройдёмся по Аптечному // 1000 экз. : журн. — 2015. — № 9 (113).
  11. Тихомиров, 2011, с. 14, 16.
  12. Тихомиров, 2011, с. 73, 82, 158.
  13. Свод памятников архитектуры и монументального искусства России: Ивановская область, 1998, с. 117.
  14. Тихомиров, 2011, с. 5.
  15. 1 2 3 4 5 6 7 Семененко, 2011, «Откуда есть пошло Иваново…».
  16. 1 2 Балдин, Семененко, 2011, с. 5.
  17. 1 2 3 Семененко А. М. Когда появилось Иваново // 1000 экз. : журн. — 2016. — № 4 (117).
  18. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 Балдин К. Е. Индустриальное развитие и образовательное пространство провинциального города в конце XIX — начале XX века (на примере Иваново-Вознесенска) // Лабиринт. — 2014. — № 1.
  19. 1 2 3 4 5 Соловьёв А. А., Гусева М. А., Каменчук Л. Н., Комиссаров В. В. Введение // История края. Иваново: прошлое и настоящее: учебное пособие / рец. Маркова Т. Н.. — Ив. : ФГБОУ ВПО «Ивановская ГСХА имени академика Д.К. Беляева», 2011. — С. 3–8. — 298 с.
  20. Экземплярский, 1958, с. 12.
  21. 1 2 3 Борисов В. А. Село Иваново // Описанiе города Шуи и его окрестностей, съ приложенiемъ старинныхъ актовъ. — М. : Типографiя вѣдом. моск. город. полицiи, 1851. — С. 144–154.
  22. Гарелин, 1884, с. 26–32.
  23. Травкин П. Н. Заметки об исторических истоках города Иванова // Краеведческие записки. — Ив., 1998. — С. 13.
  24. Балдин, Семененко, 2011, с. 6.
  25. 1 2 3 Храмовые центры села Иваново и Вознесенского посада : [арх. 05.06.2015]. — Дата обращения: 27.08.2015.
  26. 1 2 По следам Смуты // Ивановский государственный историко-краеведческий музей им. Д. Г. Бурылина. — 2012. — 25 декабря. — Дата обращения: 03.01.2016.
  27. 1 2 3 4 Балдин К. Е. Смутное время в ивановском крае // Директор : журн. — Ив., 2012. — № 12 (143).
  28. Тюменцев И. О., Тупикова Н. А., Рыбалко Н. В. Серия 4: История. Регионоведение. Международные отношения. — В: Письма наемников, отписки и сыскные дела воевод, челобитные жителей Суздаля из русского архива Яна Сапеги // Вестник Волгоградского государственного университета. — 2009. — № 2.
  29. Жмурко О. И. Некоторые факты из истории ивановских говоров. — Дата обращения: 03.01.2016.
  30. 1 2 3 Семененко А. М. Забытые вотчинники села Иванова князья Скопины-Шуйские // 1000 экз. : журн. — 2016. — № 123.
  31. 1 2 3 Семененко А. М. Отмечаем 145 – подразумеваем 500 или 600… // 1000 экз. : журн. — 2016. — № 121.
  32. Свод памятников архитектуры и монументального искусства России: Ивановская область, 1998, с. 18.
  33. Балдин, Семененко, 2011, с. 7.
  34. Экземплярский, 1958, с. 15.
  35. 1 2 3 Шлычкова Е. Ивановские ситцы: сказка и быль : [арх. 23 февраля 2009] // Ивановский текстиль. — 2002. — 6 марта.
  36. 1 2 3 Семененко, 2011, Княжеское село.
  37. 1 2 3 4 5 Семененко А. М. Александр Семененко о том, как создавался «Русский Манчестер» // 1000 экз. : журн. — 2013. — № 6 (86).
  38. 1 2 Экземплярский, 1958, с. 16–17.
  39. Экземплярский, 1958, с. 18.
  40. Экземплярский, 1958, с. 20–21.
  41. 1 2 Тихомиров, 2011, с. 5, 16.
  42. Свод памятников архитектуры и монументального искусства России: Ивановская область, 1998, с. 17.
  43. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Свод памятников архитектуры и монументального искусства России: Ивановская область, 1998, с. 126–149.
  44. Тихомиров, 2011, с. 16.
  45. 1 2 3 4 5 Столбов В.П. "Капиталистые" крестьяне-старообрядцы и их влияние на развитие промышленного Иваново-Вознесенского района в XVIII-XIX вв. // Судьба старообрядчества в XX — начале XXI вв.: история и современность. Сборник научных трудов и материалов / Ответ. ред. и состав. Таранец С.В.. — Киев, 2008. — Вып. 2.
  46. 1 2 Балдин, Семененко, 2011, с. 13–14.
  47. Экземплярский, 1958, с. 22.
  48. Семененко, 2011, Дело Петра.
  49. 1 2 Семененко, 2011, Из истории управления вотчиной в селе Иванове.
  50. 1 2 Свод памятников архитектуры и монументального искусства России: Ивановская область, 1998, с. 318.
  51. 1 2 Балдин, Семененко, 2011, с. 12.
  52. 1 2 Семененко, 2011, И занялся огонь...
  53. Престольный праздник Феодоровского храма // Ивановская митрополия и Иваново-Вознесенская епархия РПЦ. — 2015. — 27 марта. — Дата обращения: 27.05.2016.
  54. 1 2 3 4 Балдин, Семененко, 2011, с. 10–11.
  55. Экземплярский, 1958, с. 29.
  56. Грачевы // Мегаэнциклопедия Кирилла и Мефодия. — Дата обращения: 27.05.2016.
  57. Балдин, Семененко, 2011, с. 18.
  58. 1 2 3 4 5 Семененко А. М. Первая школа в областном центре открылась 223 года назад // Ивановская газета. — 2014. — № 156 (29 августа).
  59. Балдин, Семененко, 2011, с. 17.
  60. 1 2 3 Балдин, Семененко, 2011, с. 19–20.
  61. 1 2 Балдин, Семененко, 2011, с. 15–16.
  62. Тихомиров, 2011, с. 7.
  63. Экземплярский, 1958, с. 51.
  64. 1 2 3 4 5 6 7 8 Корников А. А. 10 мифов о переименовании г.Иваново : [арх. 27.01.2013] // Ивановская Областная Общественная Организация защиты прав малого и среднего бизнеса «Перспектива». — 2012. — 3 декабря.
  65. Балдин, Семененко, 2011, с. 24–26.
  66. Балдин, Семененко, 2011, с. 22–23.
  67. Экземплярский, 1958, с. 69.
  68. Экземплярский, 1958, с. 70–71.
  69. Экземплярский, 1958, с. 71–72.
  70. 1 2 Экземплярский, 1958, с. 73–74.
  71. 1 2 3 Балдин, Семененко, 2011, с. 26.
  72. Игумен Виталий (Уткин). Загадка Феодоровской иконы // Ивановский бизнесъ. — 2016. — № 5.
  73. Экземплярский, 1958, с. 54, 77.
  74. Экземплярский, 1958, с. 76.
  75. 1 2 3 Глебов Ю. Ф., Лешуков Т. Н. Краткая история города // Иваново. Путеводитель. — Ярославль : Верх.-Волж. кн. изд-во, 1981. — С. 5–40. — 256 с.
  76. 1 2 3 Мокеев С. В. Индустриальное развитие Иваново-Вознесенского промышленного района. — Дата обращения: 27.08.2015.
  77. 1 2 Балдин, Семененко, 2011, с. 33–34.
  78. 1 2 3 Семененко, 2011, Из истории Вознесенского посада.
  79. Я.П. Гарелин : [арх. 29.03.2015] // Муниципальное бюджетное учреждение культуры Централизованная библиотечная система города Иванова. — Дата обращения: 27.08.2015.
  80. 1 2 3 Балдин, Семененко, 2011, с. 29.
  81. 1 2 3 4 5 6 7 Таганов Л. Н. Капиллярный сосудик советской цивилизации // Лабиринт. — 2012. — № 5.
  82. 1 2 3 4 5 Семененко А. М. Историческая справка // Ивановская городская дума. — Дата обращения: 27.08.2015.
  83. Тихомиров, 2011, с. 10.
  84. Семененко А. М. Александр Семененко: О Шереметевых и не только. Продолжение // 1000 экз. : журн. — 2013. — № 3 (83).
  85. Балдин, Семененко, 2011, с. 50–51.
  86. Экземплярский, 1958, с. 103.
  87. Экземплярский, 1958, с. 91–92.
  88. 1 2 3 4 Балдин К.Е. Национальные диаспоры в г. Иваново-Вознесенске в начале XX века // Границы. Альманах центра этнических и национальных исследований Ивановского государственного университета. — 2007. — Вып. 1.
  89. Чеканов А. А. Николай Николаевич Бенардос. — М. : Наука, 1983.
  90. Василий Когаловский. О некоторых особенностях топонимической системы дореволюционного Иванова - Иваново-Вознесенска. — Дата обращения: 27.08.2015.
  91. 1 2 3 Балдин, Семененко, 2011, с. 38–43.
  92. Экземплярский, 1958, с. 121.
  93. 1 2 3 4 5 Прокуроров, Бочков, 1981, Город наш — Иваново, с. 3–12.
  94. Прокуроров, Бочков, 1981, Раздел IV. Слободы, деревни, села, местечки, с. 104–120.
  95. 1 2 3 Тихомиров, 2011, с. 11.
  96. Тихомиров, 2011, с. 214, 249.
  97. 1 2 Будник Г. А. Зарождение профессионального образования в Иваново-Вознесенске // Материалы научной конференции «V Плёсские чтения. 1994».
  98. Балдин, Семененко, 2011, с. 72–73.
  99. Основатель музея Д.Г. Бурылин // Ивановский государственный историко-краеведческий музей им. Д. Г. Бурылина. — Дата обращения: 03.01.2016.
  100. Балдин, Семененко, 2011, с. 43.
  101. 1 2 3 4 5 6 7 Тимофеев М.Ю. История формирования семиосферы города Иванова (1917-1991) // Вестник Ивановского университета. — 2005. — № 3.
  102. 1 2 3 Балдин, Семененко, 2011, с. 43–44.
  103. 1 2 3 4 5 6 7 Балдин, Семененко, 2011, с. 57–62.
  104. 1 2 3 4 5 6 Семененко А. М. Город Иваново - родина первого Совета? Мифы и реальность. — Дата обращения: 29.12.2015.
  105. 1 2 3 История России с 1917 до 1945 гг. / Боброва С.П., Богородская О.Е., Будник Г.А., Королева Т.В., Сироткин А.С.; под общей ред. Будник Г.А. — Ив. : Иван. гос. ун-т, 2008.
  106. 1 2 3 4 Ирина Пушкарёва. Советы (Советы рабочих депутатов) в России // Энциклопедия «Кругосвет».
  107. 1 2 Ю.Панков. Генеральная репетиция // Совершенно секретно. — 2015. — № 47–48.
  108. 1 2 Балдин, Семененко, 2011, с. 62–64.
  109. С. Алексинский. Иваново-Вознесенская Самодержавно-Монархическая Партия. — Дата обращения: 01.07.2016.
  110. Седугин В. И. Либералы Центральной России в начале ХХ века (1905-март 1917 гг.) : монография. — Новомосковск : РХТУ им. Д. И. Менделеева. Новомоск. ин-т (фил.), 2009. — 185 с.
  111. Рашин А. Г. Население России за 100 лет (1813-1913). — М. : Гос. статист. изд-во, 1956.
  112. Балдин, Семененко, 2011, с. 75–77.
  113. 1 2 Балдин К.Е., Ильин Ю.А. Ивановский край в истории Отечества. — Ив., 1998. — С. 51–65.
  114. Балдин, Семененко, 2011, с. 78–80.
  115. 1 2 3 4 Семененко, 2011, 90 лет губернии: заметки на полях истории.
  116. 1 2 3 Балдин, Семененко, 2011, с. 82.
  117. 1 2 3 4 Балдин К.Е., Ильин Ю.А. Ивановский край в истории Отечества. — Ив., 1998. — С. 64–74.
  118. 1 2 3 4 5 6 7 8 Тимофеев М.Ю. Потаённый конструктивизм Иваново-Вознесенска // Русское искусство. — 2016. — № 1.
  119. Logo YouTube por Hernando.svg Документальный фильм о создании Иваново-Вознесеснкой губернии
  120. Справочник по истории Коммунистической партии и Советского Союза 1898—1991.
  121. Балдин, Семененко, 2011, с. 86–87.
  122. Петрова А. С. Визуальные стратегии в советской культуре 1920-1930-х годов на материалах культурной истории г. Иванова // Известия вузов. Гуманитарные науки. — 2010. — № 1 (1) (5 октября).
  123. Сколько лет Иванову? // Ивановская газета. — 2011. — 19 мая.
  124. Семененко, 2011, Иваново — родина фаст-фуда...
  125. 1 2 3 4 5 6 Современное Иваново строится по идеям 30-х годов // Ивановская газета. — 2011. — 21 ноября.
  126. Сергей Каргапольцев. Иваново воспитало десятки боевых летчиков // Аргументы и Факты. — 2012. — № 33. 'АиФ в Иванове' (15 августа).
  127. Балдин, Семененко, 2011, с. 99.
  128. 1 2 Балдин, Семененко, 2011, с. 88–90.
  129. Лукьянов М. Г. Меланжевый комбинат: гигант текстильной промышленности. — 1931. — 48 с.
  130. История цирка // Ивановский цирк.
  131. Краткая история интердома : [арх. 25.03.2016] // Ивановский интернациональный детский дом.
  132. 1 2 Балдин, Семененко, 2011, с. 94–95.
  133. Ольга Захарова. К переименованию г.Иваново-Вознесенска в г.Иваново // Официальный сайт Государственного архива Ивановской области. — 2012. — 23 декабря.
  134. Постановление Президиума ЦИК СССР от 27.12.1932 «О переименовании города Иваново-Вознесенска Ивановской промышленной области в город Иваново»
  135. Семененко, 2011, Стёртая память...
  136. Тихомиров, 2011, с. 290, 311.
  137. Тихомиров, 2011, с. 21.
  138. Личак Н. А. Разрушение памятников церковного зодчества в Иваново-Вознесенской губернии в 1920-1930-х годах // Известия Тульского государственного университета. Гуманитарные науки. — 2010. — № 2.
  139. Тихомиров А. М. Храмы Иваново-Вознесенска. — Ив. : МИК, 1996. — 137 с.
  140. Балдин, Семененко, 2011, с. 107.
  141. Перечень госпиталей, расположенных в городе Иванове в годы Великой Отечественной войны // Администрация городского округа Иваново.
  142. Балдин, Семененко, 2011, с. 108–114.
  143. Балдин, Семененко, 2011, с. 115–118.
  144. Балдин, Семененко, 2011, с. 126–127.
  145. Балдин, Семененко, 2011, с. 121–123.
  146. 1 2 Балдин, Семененко, 2011, с. 119–121.
  147. Тихомиров, 2011, с. 297.
  148. Охотникова В. Р. Человеческий фактор // Рынок лёгкой промышленности. — 2003. — № 32.
  149. Балдин, Семененко, 2011, с. 128–130.
  150. Балдин, Семененко, 2011, с. 126.
  151. Балдин, Семененко, 2011, с. 124–127.
  152. Тихомиров, 2011, с. 15, 22.
  153. 1 2 3 4 5 Балдин, Семененко, 2011, с. 132–135.
  154. 1 2 3 Балдин, Семененко, 2011, с. 131–132.
  155. Кабаидзе Владимир Павлович // Администрация городского округа Иванов.
  156. Князев Владимир. Неудобный Кабаидзе // Рабочая газета. — 2006. — 1 ноября.
  157. Иваново (обл. центр РСФСР) // Большая советская энциклопедия.
  158. Балдин, Семененко, 2011, с. 178–179.
  159. Балдин, Семененко, 2011, с. 138.
  160. Logo YouTube por Hernando.svg Киножурнал «Панорама», 1989 год. Голодовка в Иванове за возвращение Введенского храма
  161. Тихомиров, 2011, с. 71.
  162. Балдин, Семененко, 2011, с. 141.
  163. Старейшей газете области 110 лет // IvanovoNews. — 2015. — 26 мая.
  164. Катастрофа Ту-134А Ивановского авиапредприятия в районе а/п Иваново // Авиационные происшествия, инциденты и авиакатастрофы в СССР и России.
  165. 1 2 3 Балдин, Семененко, 2011, с. 149.
  166. 1 2 3 4 Людмила Бутузова. Треск по швам // Новые Известия. — 2016. — 22 января.
  167. 1 2 3 Леонид Новиков. Где тонко, там и рвётся // Известия. — 2002. — 22 ноября.
  168. 1 2 3 С. Камкин. Слушания самих себя // Иваново-Пресс. — 2013. — № 49 (3 декабря).
  169. Марина Рябинина. Летим за границу. Ивановский аэропорт станет международным // Аргументы и Факты. — 2015. — № 21. 'АиФ в Иванове' (20 мая).
  170. От Иванова до Казани – два часа полета // Ивановская газета.
  171. Торгово-развлекательный центр Серебряный город, г. Иваново // Shopandmall.ru.
  172. 98-я гвардейская воздушно-десантная свирская краснознаменная ордена Кутузова II степени дивизия // Братишка.
  173. В Иванове отметят юбилей авиационной эскадрильи на базе А-50 // ГТРК «Ивтелерадио». — 2016. — 20 мая.
  174. О зоопарке // Ивановский зоопарк.
  175. Травкин П.Н. Этот забавный ивановский герб // Иваново-Пресс. — 2002. — 10 декабря.
  176. Балдин, Семененко, 2011, с. 143–144.
  177. Балдин, Семененко, 2011, с. 144–146.
  178. Александр Горохов. Кто в городе хозяин? // Иваново-Вознесенск. — 2005. — № 597 (20).
  179. Александр Горохов. Кто рвется в кресло ивановского мэра? // Иваново-Вознесенск. — 2005. — № 618 (41).
  180. Иваново без Вознесенска вернуло споры о переименовании города // 37.ru. — 2014. — 28 октября.
  181. Виктор Петров, Александр Горохов. Иваново может поменять название // Иваново-Вознесенск. — № 766 (37).
  182. 1 2 Светлана Иванова. Юрий Зерцалов: «Говорить о крахе текстиля неуместно» // Иваново-Пресс. — 2004. — № 32 (10 августа).
  183. Торговые центры и моллы в городе Иваново // Shopandmall.ru.
  184. Екатерина Ивина. Территория мифических кластеров // Иваново-Пресс. — 2008. — № 15 (11 апреля).
  185. 1 2 Анна Семёнова. Легенды и мифы ивановской экономики. 2006–2015 // 1000 экз. : журн. — 2015. — № 6 (110).
  186. Журналисты НТВ выяснили, грозит ли России дефицит текстильных товаров // НТВ.
  187. Иваново привлекает туристов шоп-турами // Ивановская газета. — 2010. — 8 февраля.
  188. Алексей Машкевич. От Фомина до Фомина // Слухи и Факты. — 2016. — 24 июня.
  189. Об утверждении Генерального плана города Иванова на период до 2025 года. — 2006. — 27 декабря.
  190. Ольга Никольская. Юрий Лужков решает вопросы производства и строительства // Вечерняя Москва. — 2007. — № 210 (24744) (2 ноября).
  191. Ивановское облправительство: "Решение Москвы продолжать реконструкцию аэропорта обоснованно" // Regnum. — 2008. — 25 ноября.
  192. Союз городов Центра и Северо-Запада России рекомендовал изучить ивановский опыт // Regnum. — 2007. — 19 февраля.
  193. Иваново в Союзе городов Центра и Северо-Запада: что обсуждают и сколько платят // 37.ru. — 2014. — 13 октября.
  194. Балдин, Семененко, 2011, с. 185.
  195. Из Иванова в июне уедет последний трамвай // Интерфакс. — 2008. — 26 мая.
  196. Анна Семёнова. Споры по поводу «Энергии»: как это было на самом деле // Слухи и Факты. — 2016. — 22 апреля.
  197. Старинная Успенская церковь в Иванове почти полностью сгорела // Вести.Ru. — 2015. — 18 ноября.
  198. Министерство культуры Успенской церкви не поможет // Слухи и Факты. — 2017. — 18 января.


Литература[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]

  • Балдин К. Е. История города. — Дата обращения: 10.06.2016. (Выдержки из книги «Иваново-Вознесенск. Из прошлого в будущее» Балдина К. Е. и Семененко А. М.)