История Ивановской области

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Статья описывает историю Ивановской области — региона Центральной России.

20 июня 1918 года создана Иваново-Вознесенская губерния. С 1929 по 1936 года существовала Ивановская промышленная область (ИПО). Нынешние границы Ивановская область приобрела в 1994 году.

Дославянский период[править | править код]

Первые поселения людей в Верхневолжье относятся к Последнему оледенению[1]. На территории Ивановской области древнейшая найденная стоянка имеет слои палеолита (датировка: 12-13 тыс. л. н.) и находится близ озера Долгого в Клязьминском заказнике на границе Южского и Савинского районов[2][3]. Нижний палеолитический слой стоянки Долгое 11 методом оптически стимулированной люминесценции датируется возрастом около 13,5—14 тыс. л. н. (потепление аллерёд). Верхний культурный горизонт сформировался в эпоху мезолита (около 9 тыс. л. н.)[4].

Мезолит представлен бутовской[5] и иеневской культурами. Наибольшей концентрацией мезолитических стоянок отличалось скопление торфяных озёр Комсомольского и Тейковского районов[1][6].

В эпоху неолита поселений стало ещё больше. В Ивановской области известно более сотни неолитических и энеолитических памятников (верхневолжская[5], льяловская, в меньшей степени балахнинская культуры, а также волосовская культура)[7][6].

Портреты мужчины и девушки фатьяновской культуры из Тимофеевского могильника (Ильинский район). Реконструкция Г. В. Лебединской

В начале 2-го тысячелетия до н. э. (бронзовый век) произошло резкое потепление климата. Территория края в это время представляла собой лесостепь, куда с запада переселялись темнокожие носители фатьяновской культуры, оставившие глубокий след в истории Волго-Окского междуречья[8][1][6]. На основе волосовских, фатьяновских и абашевских традиций сформировались т. н. фатьяноидные древности. В середине 2-го тысячелетия до н. э. на территорию края проникли представители поздняковской культуры. К концу бронзового века путём синтеза местных и пришлых традиций сложилась культура текстильной керамики, продолжившая своё развитие в начале железного века. На её основе в Верхневолжье середины 1-го тысячелетия до н. э. сформировался вариант дьяковской культуры. На территории области известно около полутора десятков памятников этой культуры[9][6]. Около 2,5 тысяч лет назад в регионе появились первые небольшие крепости, относящиеся к дьяковской культуре. Они известны на Тезе, Нерли, Волге и других реках[1].

В Ивановской области наиболее интересен подробно изученный в течение длительного времени Сахтышский археологический комплекс в Тейковском районе, возле осушенного озера Сахтыш, где было найдено огромное множество памятников мезолита, неолита, энеолита, бронзового и железного веков[1][6].

Вещевой набор могильника у деревни Давыдовское Большое близок к комплексам культуры рязано-окских могильников и поздним памятникам дьяковской культуры. Радиоуглеродным методом могильник Большое Давыдовское 2 в Суздальском Ополье датируется 139—570 годами[10].

С VI века край заселяется финно-угорскими племенами меря (запад, центр — «ростовская» меря и север региона — «костромская» меря), мурома (юго-восток: низовья рек Луха и Тезы) и мари (восток). Их предками были главным образом представители дьяковской культуры, от которых финны унаследовали традиции хозяйствования. Расширялся пушной промысел, в скотоводстве распространилось разведение лошадей, в том числе и на мясо. Финны были резчиками и ювелирами, была развита обработка железа. К X веку меря, мурома и мари переживали последнюю стадию разложения первобытно-общинного строя и стояли на пороге государственности[1][6].

Славянская колонизация[править | править код]

В IX—X веках[11][9] по двум направлениям началось массовое переселение славян на территорию края. В то время здесь росли огромные леса. С запада и юго-запада, из Владимиро-Суздальского Ополья, шли кривичи с небольшой долей словен. Их движение шло по рекам Нерли и Ирмесу, затем по долинам рек Раёк и Койки в направлении озёр Сахтыш и Рубского, а также по рекам Уводи и Тезе. С этими переселенцами связаны самые ранние[11][9] славянские памятники области, которые находятся в юго-западной её части. С северо-запада в приволжские районы, из Новгородской земли, двигались словене вместе со славянизированными балтскими и финскими племенами[12][6][11]. Эти потоки сталкивались в центре области. Со стороны Городца шло переселение на восточные территории области[9].

Крупное средневековое селище Шекшово 2 площадью около 30 га относится к этому времени. Здесь было сделано множество археологических находок, включая топор из Шекшова (в курганном могильнике Шекшово 9) с редкими знаками Рюриковичей: двузубцем и трезубцем[13][14], который, возможно, принадлежал дружиннику ростовского князя Бориса Владимировича[15]. В Шекшове были найдены также два византийских милиарисия[16].

В XI веке край находился на окраине Киевской Руси, а в дальнейшем вошёл в состав Ростово-Суздальского княжества, значительную часть населения которого составили славяне и мирно ассимилированная ими вскоре меря[12][1]. Феодальные отношения складываются здесь довольно поздно, в XII—XIII веках. К этому же времени относится возникновение первых городов[11].

По мнению историка К. Е. Балдина, древнейшими городами Ивановской области являются Плёс и Юрьевец[17]. Город Плёс с крепостью — древнейший известный форпост княжеской власти в регионе, основанный, предположительно, князем Юрием Долгоруким. Первое упоминание о Плёсе относится к 1141 году. Вторым древнерусским городом в области стал Юрьевец. Считается, что в 1225 году владимирский князь Юрий Всеволодович на месте явления ему иконы великомученика Георгия Победоносца основал город, назвав его в честь этого святого — Юрьев-Повольским[1][18]. По другим сведениям, город был основан в 1150 году[19]. Археологические раскопки показали, что в домонгольский период существовали также Шуя, Кинешма, Гаврилов Посад и Кохма[20].

Ордынское нашествие и вхождение в состав Московского государства[править | править код]

Ивановский край подвергся разорению после ордынского нашествия в начале 1238 года. Погибло большинство городов и деревень. Тем не менее, о приближающемся нашествии знали и бо́льшая часть населения сумела спастись[1][6]. В Повести о разорении Рязани Батыем упоминаются Плёс и Юрьевец:

Окаянный же Батый ещё воздвижеся воевати, и взяша 14 градов, и поидоша татарове к Юрьеву, и к Ростову, а инии идоша к Переславлю, и к Кашину, а инии к Ярославлю, и к Углечу, а инии на Волгу, на Кострому, и на Плесо, и на Юрьевець, и на Городец. И вся грады плениша по Волзе и до Галича.

Согласно историку К. Е. Балдину, города Шуя, Лух и Кинешма возникли в период монголо-татарского ига[17].

В XIV веке суздальско-нижегородские князья построили крепость Порздно[1]. В конце XIV века возникли первые монастыри (Макариев-Решемский монастырь, основанный Макарием Унженским, Святоезерский и Лазаревский монастыри)[11][1].

На территории области находились земли, принадлежавшие князьям Шуйским, видным государственным деятелям XV—XVII веков, чей род получил название от города Шуи[21]. Первыми административно-территориальными образованиями на территории области стали Шуйское, Палецкое и Ряполовское княжества. Существовало влиятельное Лухское удельное княжество, долгое время принадлежавшее князьям Бельским. В XIV—XV века земли края постепенно входят в состав Московского государства: в 1364 году под власть Москвы перешли Стародубское (Савинский и Южский районы) и Костромское (Кинешемский, Фурмановский и Приволжский районы) княжества, в 1393—1435 года — Суздальско-Нижегородское княжество (Юрьевецкий, Пучежский, Верхнеландеховский, Пестяковский и Лухский районы), а в 1451 году — земли суздальского князя (Ивановский, Лежневский, Тейковский и Шуйский районы)[11].

Земляные валы XIV века в Лухе

С конца XIV — начала XV веков известны крепость Солдога на Волге, крепость Шуи, являвшейся важным стратегическим пунктом на пути из Владимира к Волге, и Лухская крепость, охранявшая северо-восточную границу Московского государства. Край был частью окраинных территорий, известных как «Казанская украина»[11][1]. В 1410 году в Плёсе по указу Василия I на месте старой крепости заложена новая[11]. Таким образом был создан Плёсский таможенно-оборонительный рубеж, позволивший московским князьям взять под контроль главный водный путь Руси — Волгу. Край в этот период постоянно страдал от вражеских вторжений. Черемисы нападали на Юрьевец. В 1429 году во время похода казанского царевича (сына хана) Махмуда были разорены Плёс и Лух. В 1445 году множество поселений пострадало от нашествия Мамутека. В 1440 году русские полки разбили казанское войско в битве под Плёсом[11][1].

Костромской краевед князь А. Д. Козловский в своём историческом труде (1840) упоминает Кинешму и Солдогу в числе городов, разграбленных казанскими татарами в 1429 году, ссылаясь при этом на «Древний русский летописец» М. Ломоносова и «Царственный летописец»[22]. Эта дата в качестве первого летописного упоминания Кинешмы встречается в последующих источниках[23][24][25]. Однако в приведённых Козловским памятниках упоминания Кинешмы и Солдоги отсутствуют[26][27]. В том же сочинении Козловский сообщает, что в двух верстах от села Борщёвки Нерехтского уезда в двух местах расположены старинные могилы; эти места крестьяне называли Могильцами и отказывались их расчистить и засеять, полагая, что здесь похоронены татары, проходившие из Кинешмы в Плёсо (Плёс)[22]. Первое упоминание о волости Кинешма относится к 1504 году[28], когда волость была названа в духовной грамоте великого князя Ивана III Васильевича в числе владений (в том числе город Лух), которые он пожаловал князю Фёдору Ивановичу Бельскому в вотчину. Бельский владел этими землями, предположительно, с начала 1494 года[28][25][23]. Согласно духовной грамоте[29],

А что есми пожаловал князя Феодора Ивановича Белского, дал есми ему в вотчину город Лух, с волостьми, да волости Вичюгу, да Кинешму, да Чихачев, и князь Феодор и его дети служат сыну моему Василью, а ту свою вотчину держат по тому, как было при мне.

К XV веку относятся первые упоминания о Николо-Шартомском монастыре во Введеньё и о Знаменском монастыре в Лежневе. В 1498 году монах Тихон Луховской близ Луха основал монастырь, названный Николаевским в честь Николая Чудотворца. Сейчас он известен как Николо-Тихонов монастырь. Монастырские постройки этого периода были деревянные. Содержались они обычно на средства князей, их монахи сыграли важную роль в окончательном установлении христианства в этих землях[11][1].

В XV веке экономика края, оправившаяся от ордынского нашествия, была на подъёме. Развивалось ткачество. В Плёсе продолжало развиваться ювелирное производство. Даже в значительном удалении от рек наблюдалась высокая плотность поселений, что свидетельствовало о широком развитии сельского хозяйства[1]. Считается, что в XV веке уже существовало Иваново[30][31], однако первое известное письменное упоминание о нём относится к 1608 году[32].

В XVI веке крепость Солдога уже устарела, на смену ей была построена крепость в Кинешме, находящейся неподалёку. Вражеские набеги участились в середине XVI века, но после взятия Казани сошли на нет. Внутренними врагами великокняжеской власти были волжские и лесные разбойники, притесняемые крестьяне. Беспорядки усилились, когда экономика края была подорвана опричниной[1].

Смутное время[править | править код]

30 июля (9 августа) Лжедмитрий I был коронован царём России. Обычно его отождествляют с монахом Григорием Отрепьевым, который некоторое время странствовал по русским монастырям. Согласно «Новому летописцу», Отрепьев 12 недель пробыл в Спасо-Кукоцком монастыре, что в селе Сербилово. Можно предположить, что это было в 1602 году[33].

В результате восстания Лжедмитрий I был свергнут и царём стал представитель рода Шуйских — Василий IV Иоаннович. Ивановский край подвергся нападению польских интервентов и тушинцев, в том числе казаков. Они грабили местное население, убивали, насиловали женщин. Это привело к вспыхнувшему в декабре восстанию местных жителей. В Юрьевце его возглавил дворянин Фёдор Красный, в Решме – крестьянин Григорий Лапша, в Холуе – торговец Илья Деньгин. Поднялись Кинешма, Плёс, Мыт и другие поселения. Важную роль в освободительном движении сыграл воевода Ф. В. Боборыкин, посланный из Москвы в Ивановский край с целью объединить патриотические силы. Восставшие освободили Лух, 11 февраля 1609 года разгромили возле села Дунилово силы тушинцев, которыми командовал Фёдора Плещеева, и освободили Шую. Плещеев бежал в Суздаль, откуда послал Лжедмитрию II и Яну Сапеге просьбу направить на Верхнюю Волгу дополнительные войска. Самозванец отправил сюда одного из лучших польских военачальников — Александра Лисовского, после чего захватчики сумели восстановить свои позиции. В феврале отряды Мартына Собельского и Чижевского (или Жичевского) сожгли Плёсскую крепость, в марте — Холуй. Одной из важнейших точек сопротивления оставалась Кинешма. Отряд Лисовского вместе с дворянами и казаками под руководством Плещеева подошёл к ней к концу мая. Кинешму обороняло войско Боборыкина, состоявшее из двух-трёх сотен слабо подготовленных посадских людей, в то время как у Лисовского было несколько тысяч профессиональных воинов. Первое сражение произошло 26 мая на подступах к городу. Кинешемцы потерпели поражение, не дождавшись подкрепления из соседних поселений[33][34]. Ранее считалось, что в этом бою погиб Боборыкин, но опубликованные в 2012 году документы свидетельствуют, что воевода выжил[35]. Ещё один неудачный для защитников бой произошёл на берегу Кинешемки. Остатки кинешемцев укрылись в крепости. 27 мая войско Лисовского штурмовало её, ворвалось внутрь и перебило защитников города. Город разграбили и сожгли[33][34]. Лисовский стоял на пепелище Кинешмы 10 дней, после чего решил двинутся на восток. Жителям Юрьевца он направил ультиматум с требованием присягнуть Лжедмитрию II. Юрьевчане отказались и вместе с артиллерией, материальными ценностями и продовольствием переправились на противоположную сторону Волги[33]. 28 июня состоялась битва при острове Мамшин близ Юрьевца с участием русских патриотических отрядов Соловцова, Износкова, Остренева и Наумова. Им удалось нанести захватчикам существенный урон и остановить их продвижение вниз по Волге[34]. Ко второй половине 1609 году разбои почти полностью прекратились[33], так как тушинский лагерь распался, однако после этого ещё в течение десяти лет власти продолжали отлавливать по лесам отдельные мелкие польские отряды[1].

В. Е. Савинский. Нижегородские послы у князя Дмитрия Пожарского. 1882

Первую серьёзную попытку освободить страну предпринял М. В. Скопин-Шуйский, который как считается, провёл юношеские годы в своей родовой вотчине — в Кохме и окрестностях[33].

Освобождение России связано с нижегородским земским старостой Кузьмой Мининым и князем Дмитрием Пожарским. Во владении князя находился ряд поселений на Ивановской земле. Точно неизвестно в каком из них он лечился от ран, полученных в боях с полякам, и куда приезжал Минин с делегацией нижегородцев, чтобы просить князя возглавить второе ополчение, но большинство[36] историков склоняется к версии, что это было в Мугреево-Никольском или в соседнем Мугреево-Дмитриевском[33][37][38]. Пожарский согласился и вскоре выехал в Нижний Новгород. В феврале 1612 года ополчение выдвинулось в Москву. Путь пролегал вверх по Волге. Одну из остановок войско сделало в Юрьевце, где к нему присоединился отряд юртовских татар, живших недалеко от города[33]. В Решме Пожарский получил известие о проходившей под Москвой присяге «псковскому вору» и грамоту от Трубецкого и Заруцкого, раскаивавшихся и просивших ополченцев идти быстрее на Москву[39]. Долгой была остановка в Кинешме, там к войску также присоединились дополнительные силы. Ещё одну остановку Минин и Пожарский совершили в Плёсе и затем отправились в Кострому и Ярославль. Жители прибрежных городов пополняли казну ополчения[33].

Зарождение промышленности[править | править код]

От последствий Смуты регион оправился к середине XVII века. Прекратились набеги черемисов на Юрьевец и его каменная крепость осталась недостроенной[1].

Торгово-промысловый характер региона определили его естественно-географические причины: суровый климат и бедность почв делали земледелие рискованным, зато имелись удобные речные пути и дешёвое техническое сырьё (пенька, лён, шерсть, кожа и т.д.). В XVII веке, когда хлеб стали поставлять южные и восточные регионы страны, невыгодность хлебопашества стала ощущаться ещё острее. Крестьяне стали бросать пашни ради ремесленничества и торговли. Бурный рост промышленности переживали города и крупные сёла. Плёс, Кинешма и Юрьевец стали всероссийскими центрами производства льняных тканей, за ними последовали Иваново, Кохма, Шуя и другие поселения. В Шуе также значительного развития достигло овцеводство, выделка шкур и кожи, мыловарение. Холуй стал центром добычи соли. Главными речными путями, помимо Волги, были Нерль, Уводь, Теза, Лух. Важное значение имел плёсский порт. Через Гавриловскую слободу (будущий Гаврилов Посад), Лежнево, Шую и Лух проходил Стромынский торговый тракт[9][11][1][40].

Церковь Воскресения из села Билюкова (1699), перевезённая в Плёс, — старейшая деревянная постройка области

В начале XVII века распространяется почитание умершего в 1584 году юродивого Симона Юрьевецкого, с которым связан ряд чудес и пророчеств[41]. В начале XVII века жили ещё одни святые Ивановского края: монах-иконописец Николо-Шартомского монастыря Иоаким[42] и юродивый Киприан Увотский, живший отшельником недалеко от села Воскресенское[43]. В этот период основаны несколько монастырей, в том числе Кривоезерский монастырь и Золотниковская пустынь. К 1626 году относится первое упоминание о Покровском монастыре возле Иванова, основанный, по преданию, в 1579 году. Эпидемия чумы в 1654 году не обошла стороной и Ивановский край. Избавление Шуи от этого бедствия связывают с написанием чудотворной иконы, которая позднее получила название Шуйско-Смоленской[44].

В XVIII веке и ранее на территории региона были широко распространены деревянные церкви клетского типа с высокими клинчатыми кровлями. Но самые ранние дошедшие до нас памятники зодчества представляют собой каменные храмы середины и конца XVII века. Прежде всего они связаны с монастырским строительством, так как крупных городов в этот период здесь ещё не было. Часть из этих храмов связана с владимиро-суздальской архитектурной традицией, часть — с зодчеством северных земель. Лишь к концу века начинает ощущаться влияние московской школы. Тогда же сложился самый распространённый на территории области тип храмов — двусветный бесстолпный четверик, увенчанный одной или пятью главами[11]. Местные жители оставались приверженцами традиционного уклада. После реформы Никона край стал одним из оплотов старообрядчества[1]. Старообрядцы сыграли заметную роль в развитии местной промышленности[45].

В XVIII веке русская промышленность начала переход к мануфактуре. Одна из первых текстильных мануфактур создана в Кохме в 1720 году голландцем И. Тамесом. Хотя это предприятие просуществовало недолго, оно успело сыграть свою роль в распространении знаний о мануфактурном деле[46]. В 1742 году первую льноткацкую мануфактуру соседнего села Иваново открыл крестьянин Григорий Бутримов, вскоре появились предприятия у других ивановских крестьян: Грачёва, Ямановского, Гарелина. В 1750-х годах открылись первые мануфактуры в Шуе и Кинешме. Если в Иванове предприятия принадлежали крестьянам, то в других промышленных центрах — Шуе, Кинешме, Тейкове, Плёсе — купцам. Местные мануфактуры занимали важное место в снабжении армии и флота тканями[1].

В 1770-х годах территория современной Ивановской области была почти пополам разделена между Костромской и Владимирской губерниями, небольшая территория на западе относилась к Ярославской губернии. Большинство имений в крае принадлежало мелким и средним землевладельцам, но были и владения известных всей России людей, например, графов Шереметевых, генералов Кречетниковых, родственников А. В. Суворова и Н. Н. Гончаровой[1].

По свидетельству фабриканта Я. П. Гарелина, ещё в XVIII веке вокруг Иванова были могучие леса, в которых стояли сосны более чем в обхват. При этом вокруг было много болот, отчего некоторые дороги просыхали лишь в засушливое время, а народ часто болел лихорадкой[47].

Формирование Иваново-Вознесенского промышленного района[править | править код]

Федоровская улица в Иваново-Вознесенске, начало XX века
Бетонный корпус фабрики им. Ногина в Вичуге

Ивановский край издревле являлся одним из центров ткачества и переработки льна в России. Уже в первой трети XIX века за Ивановом и окружающими его селами и деревнями, за уездными городами Шуей и Кинешмой прочно закрепляется репутация текстильного края. Край производил большую часть хлопчатобумажной продукции России, его сравнивали с Англией, в то время славившейся своим текстилем. На крупнейших ярмарках заводится «особенный ряд», названный ивановским. К концу XIX века, как результат бурного развития промышленности после освобождения крестьян в 1861 года, в России сложился целый ряд крупных экономических районов. Одним из них был Иваново-Вознесенский промышленный район, охватывающий северные индустриальные уезды Владимирской губернии и южные индустриальные уезды Костромской губернии.

В 1871 году село Иваново и посад Вознесенский получили статус безуездного города под названием Иваново-Вознесенск. В момент образования в нём насчитывалось 48 фабрик и заводов, на которых работало свыше 10 тысяч рабочих. В 1871 году в общем количестве предприятий, расположенных в Ивановском районе, текстильные составляли 18 процентов, но они концентрировали более 80 процентов рабочих и давали почти 90 процентов промышленной продукции. Значительная часть остальных предприятий была тесно связана с основной, текстильной отраслью: они производили оборудование, красители и другую продукцию, необходимую для производства тканей. За период 1867—1913 гг. в текстильной промышленности края произошло сокращение числа предприятий с 357 до 243. Одновременно количество занятых на них рабочих возросло с 62 тысяч до 260 тысяч, или более чем в 4 раза. Росту крупной промышленности способствовало широкое применение паровых машин. Первые паровые двигатели появились в Иванове в 1832 году, в Шуе — в 1846-м.

Процесс концентрации промышленности и применение паровых двигателей способствовали образованию и укрупнению промышпенных центров. К 1879 году такими центрами в Ивановском крае были города Иваново-Вознесенск (49 предприятий), Шуя (38), Кинешма (4), села Тейково (4), Кохма (9), Яковлевское (5), Родники (4) и ряд других, предприятия которых были тесно связаны с текстильными фабриками Иваново-Вознесенска. Развитию текстильной промышленности благоприятствовали и неплохие транспортные условия. Реки Волга, Ока и Кама связывали край с хлебородным юго-востоком, горнорудным Уралом, с центром России, с Балтийским и Каспийским морями. В 1860-х годах была построена железная дорога, которая дала Иваново-Вознесенску транспортный выход на Нижний Новгород, Москву, Кинешму. В итоге промышленность края получила еще более широкие возможности для получения сырья и вывоза продукции на рынки сбыта. Иваново-Вознесенск быстро рос.

Уже к 1900 году в нем было 59 промышленных предприятий, а число рабочих достигло 27 тысяч человек. Развитие хлопчатобумажной, металлообрабатывающей, химической, машиностроительной промышленности сделало Иваново-Вознесенск производственным центром крупного текстильного района.

Революционное движение[править | править код]

В 1870-х годах в крае начинается стачечное движение. Наиболее известны иваново-вознесенские стачки, во время Первой Русской революции там был создан первый в России общегородской совет. Наибольшее влияние в революционном движении имели большевики.

Создание области и советский период[править | править код]

Карта Ивановской Промышленной области, 1935

После Октябрьской социалистической революции 20 июня 1918 года постановлением коллегии при народном комиссаре по внутренним делам была утверждена Иваново-Вознесенская губерния с центром в городе Иваново-Вознесенске в составе территорий, определённых III съездом Советов Иваново-Кинешемского района. Некоторое время после своего появления новая губерния называлась Ивановской, но вскоре название сменили на Иваново-Вознесенскую[48][49]

В состав вновь образованной губернии перечислялись:

Этим актом был административно объединён экономически однородный район с промышленно развитым и сильным центром — городом Иваново-Вознесенском. Создание новой губернии дало толчок развитию края.

Опираясь на приобретённый губернский статус, ивановцы с конца 1918 года стали постепенно запускать остановившиеся фабрики и заводы, налаживать продовольственное снабжение голодающего населения. Образование самостоятельной губернии позволило в 1920—1924 годах полностью восстановить экономический потенциал края.

В 1918—1920 годах в Иваново-Вознесенске были открыты политехнический институт и институт народного образования, краеведческий музей, публичная библиотека, Дом работников просвещения, социально-экономический техникум, ряд общеобразовательных школ, учреждений здравоохранения. Потенциал Иваново-Вознесенской губернии был использован для проведения индустриализации страны в конце 1920-х и в 1930-е годы.

В 1922 году в Шуе произошло столкновение верующих с силами властей, в результате чего несколько человек погибли. Данные события, известные как шуйское дело, привлекли к себе внимание руководства страны.

В январе 1929 года после ликвидации губерний Иваново-Вознесенск стал центром новой Ивановской промышленной области (ИПО), объединившей территории бывших Иваново-Вознесенской, Владимирской, Костромской и Ярославской губерний.

В 1932 году в городе Вичуге произошли забастовка и бунт рабочих, недовольных резким снижением карточных норм на хлеб. Забастовщики, захватив здание городского комитета ВКП(б), ОГПУ и почту, объявили о свержении советской власти. На подавление мятежа были брошены войска, в ходе боёв были убиты несколько сотен рабочих[50][51].

11 марта 1936 года из состава Ивановской промышленной области была выделена Ярославская область, а оставшаяся часть переименована в Ивановскую область.

В августе 1944 года из состава Ивановской области были выделены Костромская и Владимирская области.

Ивановская область оставалась типичным индустриальным образованием. В 1950—1960 годах развивалось машиностроение и другие отрасли. В конце 1950-х — начале 1960-х годов Иваново являлось центром Верхневолжского совнархоза — крупного регионального экономического объединения на северо-востоке Европейской части России.

В 1971 году в целях глубинного зондирования земной коры по заказу Министерства геологии СССР (поиск новых нефтяных месторождений) на берегу реки Шачи в 4 км от деревни Галкино Кинешемского района был произведён мирный подземный ядерный взрыв «Глобус-1». В конце августа 1971 года были пробурены две шахты 610 м глубиной, на дно одной из них был заложен ядерный заряд мощностью 2,3 килотонны. Взрыв был произведён 19 сентября 1971 года. На 18-й минуте после взрыва в метре от скважины с зарядом произошёл газо-водяной выброс, сопровождавшийся выносом радиоактивных пород на поверхность. Ядерный взрыв был признан аварийным. В настоящее время проводятся работы по реабилитации объекта[52].

Постсоветский период[править | править код]

Современные границы Ивановская область приобрела в 1994 году после передачи Сокольского района в состав Нижегородской области. После распада СССР Ивановская область стала одним из самых бедных и депрессивных регионов страны.

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 Худяков Н. Б., Балдин К. Е., Травкин П. Н. Историко-географический атлас Ивановской области. — Иваново: Верхневолжское Аэрогеодезическое предприятие, 2007. — С. 34—48.
  2. В Ивановской области обнаружили самую древнюю в регионе стоянку человека // ТАСС. — 2016. — 25 февраля. — Дата обращения: 22.01.2017.
  3. Корюкина В. Древнейшая стоянка в Ивановской области может оказаться поселением // 37.ru. — 2016. — 26 февраля. — Дата обращения: 22.01.2017.
  4. Аверин В. А., Александровский А. Л., Викулова Н. О., Курбанов Р. Н. Стоянка каменного века Долгое 11 в Савинском районе Ивановской области: первые результаты датирования методом оптически стимулированной люминесценции // Краткие сообщения Института археологии. 2021. Вып. 263 С. 117—128.
  5. 1 2 Аверин В. А., Жилин М. Г., Костылёва Е. Л. Мезолитические слои стоянки Сахтыш IIA: По материалам раскопок 1999 и 2004 гг. // Тверской археологический сборник. — Вып. 7.
  6. 1 2 3 4 5 6 7 8 Аверин В. А. Археология Ивановской области: учебное пособие. — Иваново: Епишева О. В., 2012. — С. 24–54. — 123 с.
  7. Костылёва Е. Л. Артефакты из органических материалов из захоронений и «святилищ» могильника Сахтыш IIа (Центральная Россия)) // Historia Provinciae — Журнал региональной истории. — 2018. — Т. 2. — № 4. — С. 286—324.
  8. Доманский Р. Горнило народов // Наука и жизнь. — 1999. — № 7.
  9. 1 2 3 4 5 Ивановская область // Железное дерево — Излучение. — М. : Большая российская энциклопедия, 2008. — (Большая российская энциклопедия : [в 35 т.] / гл. ред. Ю. С. Осипов ; 2004—2017, т. 10). — ISBN 978-5-85270-341-5.
  10. Макаров Н. А., Красникова А. М., Зайцева И. Е. Финские древности первой половины — середины I тыс. н. э. в Суздальском Ополье // Историко-культурное наследие и духовные ценности России. — М., 2012. — С. 151—161.
  11. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 Введение // Свод памятников архитектуры и монументального искусства России: Ивановская область / редкол.: Кириченко Е. И., Щеболева Е. Г. ( отв. ред.). — М. : Наука, 1998. — Ч. 1. — 526 с.
  12. 1 2 Археологическая карта России: Ивановская область / под ред. Ю. А. Краснова; сост. К. И. Комаров. — М.: Ин-т археологии РАН, 1994. — С. 45–48, 54. — 225 с.
  13. Раскопки могильника Шекшово в Суздальском Ополье в 2017 г. 12.10.2017 archaeonews.ru
  14. Суздальский парадный топор 11 века оказался «княжеского рода»
  15. Институт археологии. Новости (недоступная ссылка). Дата обращения: 27 января 2019. Архивировано 16 января 2014 года.
  16. В Суздале археологи нашли захоронение «модницы» X века
  17. 1 2 Калинин В. Древнейшие города и села ивановской земли-2 // Ивановская газета. — 20.04.2018.
  18. Торжества в честь 787-летия города Юрьевец // Ивановская митрополия и Иваново-Вознесенская епархия РПЦ. — 2012. — 6 мая. — Дата обращения: 22.01.2017.
  19. Рощектаев А. В. Юрьевец.
  20. Семененко А. От Лухского княжества – к Ивановской губернии // Ивановская газета. — 2013. — 22 июня.
  21. Ивановская область // Мегаэнциклопедия Кирилла и Мефодия. — Дата обращения: 27.05.2016.
  22. 1 2 Козловский А. Д. Взгляд на историю Костромы, составленный трудами князя Александра Козловского. М. : тип. Н. Степанова, 1840. С. 51, 143.
  23. 1 2 Кинешма // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  24. Кинешма // Большая советская энциклопедия : [в 30 т.] / гл. ред. А. М. Прохоров. — 3-е изд. — М. : Советская энциклопедия, 1969—1978.
  25. 1 2 Балашов Л. М. Кинешма прежде и теперь. Историко-краеведческий очерк. — Кинешма, 1999. — С. 8.
  26. Ломоносов М. В. Краткий российский летописец с родословием. СПб. : Тип. Императорской Академии Наук, 1760. Л. 24.
  27. Царственной летописец. СПб. : При Имп. Акад. наук, 1772. Л. 163.
  28. 1 2 Кинешма / Аристова Н. Н., Слёзкин А. В. (архитектура) // Большая российская энциклопедия [Электронный ресурс]. — 2018. — (Большая российская энциклопедия : [в 35 т.] / гл. ред. Ю. С. Осипов ; 2004—2017).
  29. Духовная грамота великого князя Ивана III Васильевича 1504 г., ранее 16 июня // Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей XIV—XVI вв. / Подготовлено к печати Л. В. Черепниным. М.-Л.: Издательство Академии наук СССР, 1950.
  30. Балдин К. Е. Индустриальное развитие и образовательное пространство провинциального города в конце XIX — начале XX века (на примере Иваново-Вознесенска) // Лабиринт. — 2014. — № 1.
  31. Соловьёв А. А., Гусева М. А., Каменчук Л. Н., Комиссаров В. В. Введение // История края. Иваново: прошлое и настоящее: учебное пособие / рец. Маркова Т. Н. — Иваново : Ивановская ГСХА, 2011. — С. 3–8. — 298 с.
  32. Семененко А. М. Когда появилось Иваново // 1000 экз. : журн. — 2016. — № 4 (117).
  33. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Балдин К. Е. Смутное время в ивановском крае // Директор : журн. — Ив., 2012. — № 12 (143).
  34. 1 2 3 Ивановский край в смутное время
  35. Мизис Ю. А. Воевода Московского царства: (Р. Ф. Боборыкин на государевой службе). — Тамбов Мичуринск: Тамбовский государственный университет имени Г. Р. Державина, 2012. — С. 58, 103-104. — 368 с. — ISBN 978-5-98429-092-0.
  36. Владения князя Дмитрия Михайловича Пожарского на Ивановской земле | Andrey Kabanov - Academia.edu
  37. Архивированная копия (недоступная ссылка). Дата обращения: 17 июля 2017. Архивировано 21 июня 2017 года.
  38. Князья Пожарские и Нижегородское ополчение
  39. Славная страница истории Плеса
  40. Экземплярский П. М. Ч.1: Дооктябрьский период // История города Иванова: В 2 ч. — Ив. : Ивановское книжное издательство, 1958. — С. 14-16. — 396 с.
  41. Симон Юрьевецкий - Древо
  42. ИОАКИМ
  43. Комиссия по канонизации святых Иваново-Вознесенской епархии : Киприан Увотский, Суздальский чудотворец
  44. Историческая справка о г. Шуя
  45. Столбов В.П. "Капиталистые" крестьяне-старообрядцы и их влияние на развитие промышленного Иваново-Вознесенского района в XVIII-XIX вв. // Судьба старообрядчества в XX — начале XXI вв.: история и современность. Сборник научных трудов и материалов / Ответ. ред. и состав. Таранец С.В.. — Киев, 2008. — Вып. 2.
  46. Семененко А. М. Александр Семененко о том, как создавался «Русский Манчестер» // 1000 экз. : журн. — 2013. — № 6 (86).
  47. Шлычков Л.А. О начале Иванова // Леонид Шлычков: личность, творчество, жизнь. Сборник материалов. Иваново. 1998. С.7–12
  48. Балдин К. Е., Ильин Ю. А. Ивановский край в истории Отечества. — Ив., 1998. — С. 64—74.
  49. Семененко А. М. Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы. — Ив. : Филиал РГГУ в г. Иваново, 2011. — 296 с.
  50. Цены и бунты // Огонёк : Журнал. — 2007. — №  44. Архивировано 24 сентября 2015 года.
  51. Как благодаря бунту были открыты колхозные рынки?
  52. Объект Глобус-1 Архивная копия от 6 января 2012 на Wayback Machine. РосРАО.

Литература[править | править код]

Ссылки[править | править код]