История с привидениями

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Иллюстрация Джеймса Макбрайда к рассказу М. Р. Джеймса «Свистни, и я явлюсь тебе, мой мальчик».

Рассказ о привидениях (англ. ghost story) — жанр рассказа, в котором действуют бестелесный призрак или призраки.

Такой рассказ предполагает существование сверхъестественных существ или по крайней мере веру персонажей в их существование[1][2]. Призрак может являться помимо воли окружающих или вызываться ими при помощи магии. Тесно связана с призраками также идея существования заколдованных или проклятых мест («дом с привидениями»), объектов или людей[1].

В англоязычной традиции рассказы о привидениях относят к категории литературы о сверхъестественном[en]. В XIX веке значительная часть историй о привидениях публиковалась на Рождество в качестве «святочных страшилок». «Страшные» рассказы о привидениях — разновидность литературы ужасов.

Смежными и не всегда поддающимися однозначному разграничению являются повествования о телесных формах нежити — например, о вампирах (vampire literature, vampire film) и оживших трупахВий» Н. Гоголя, многие новеллы Эдгара По).

Новеллистика[править | править код]

М. Р. Джеймс считал предками рассказов о привидениях «Ленору» и другие страшные баллады в стихах, на которых специализировался до перехода к прозе Вальтер Скотт (а в России — В. А. Жуковский)[3]. Привидения — вообще отличительная черта готической литературы, которая вошла в моду в Европе на рубеже XVIII и XIX вв., с наступлением эпохи романтизма. Тогда же появились пародии на «страшные романы» наподобие «Нортенгерского аббатства» Джейн Остин (1803).

Короткие повествование в прозе (новеллы) о явлении привидений получили распространение в Германии начала XIX века. Примерами могут служить «Локарнская нищенка» Клейста (1810) и «История с привидением» Гофмана (1819). Под влиянием немецких образцов американец В. Ирвинг сочинил в 1820 г. «Легенду о Сонной Лощине», а Вальтер Скотт в 1828 г. — «Комнату с гобеленами»[4]. В России пушкинского времени истории с привидениями также строились по гофмановским лекалам и лишь отчасти наследовали фольклорным быличкам[5]Лафертовская маковница», «Пиковая дама», «Штосс», «Портрет», «Шинель» и т. д.).

В середине XIX века романтизм в большинстве стран выходит из моды, а вместе с ним и истории о привидениях. Бастионом жанра в течение всего века остаётся Великобритания, в особенности её «кельтские» окраины — Ирландия и Шотландия. На этом жанре, в частности, специализировался дублинский автор Шеридан Ле Фаню (1814-1873). Его сборник «В зеркале отуманенном» (1872) содержит классические образцы жанра — новеллы «Давний знакомый», «Судья Харботтл» и «Кармилла» (на тему о вампирах). Во Франции мастерами жанра считались Эркман и Шатриан, помещавшие действие своих историй о привидениях на франко-германской границе, в слабозаселённых Вогезах.

Японское привидение (юрэй) из сборника «Хяккай-Дзукан» (1737)

В 1850 г. Чарлз Диккенс (автор «Рождественской песни», где тоже фигурируют призраки) сетовал, что привидения его времени потеряли всякую оригинальность. Он перечисляет шаблонные для жанра ситуации: дворянин встречает призрак прекрасной юной служанки, которая утонула в пруду его замка лет за двести до этого; невыводимое пятно крови; сама собой распахивающаяся дверь; часы, которые бьют тринадцать; призрачный экипаж с того света; договорённость явиться собеседнику после смерти; встреча девушки с двойником; кузен, которого в минуту смерти видели за тридевять земель где-нибудь в Индии[6].

Крупные писатели реалистической закваски если и обращались к теме призраков, то скорее как к своеобразному художественному приёму, а не с целью напугать читателя. Так, у Генри Джеймса в повести «Поворот винта» (1898) внимание смещено с привидений на субъективность и смазанность их восприятия ненадёжной рассказчицей. В русской классической литературе примерами жанра могут служить «Призраки» И. С. Тургенева (1863) и «Чёрный монах» А. П. Чехова (1893).

В Великобритании настоящий конвейер жанровой новеллистики был налажен во второй половине 1880-х и особенно в 1890-х гг. В это время выходило немало журналов, которые специализировались на публикации остросюжетных новелл различной жанровой принадлежности. Кембриджский учёный М. Р. Джеймс довёл до отточенности стиль «антикварного» рассказа о привидениях, где свидетелями всякого рода чертовщины становятся степенные учёные, исследующие архитектуру средневековых храмов или корпящие над архивными бумагами.

Среди самых удачных работ современников Джеймс называет новеллы «Верхняя полка» М. Кроуфорда (1894) и «Комната в башне» Э. Ф. Бенсона (1912)[3]. В последующие десятилетия традиции жанра продолжали англичане А. Блэквуд, Г. Р. Уэйкфилд и А. Беррейдж, хотя литературоведы относили их продукцию к разряду нишевой и сетовали на перепевы мотивов Ле Фаню и других первопроходцев жанра.

На склоне жизни Джеймс сформулировал основные принципы классического рассказа о привидениях. Состоят они в следующем. Место действия должно быть максимально реалистичным, а время действия — не сильно удалено от современности. Потусторонние силы должны вторгаться в размеренную жизнь современников не сразу, а постепенно. Автору следует избегать слишком подробных описаний призраков, ибо они «не терпят яркого света». Основное достоинство рассказа о привидениях, по Джеймсу, в присущей ему атмосфере «приятной жути» (pleasing terror)[3].

Истории с привидениями имеют богатые традиции на Дальнем Востоке (китайские чжи и, японский кайдан), восходящие к «Запискам о поисках духов» (IV век н. э.). В классическом сборнике «Рассказы Ляо Чжая» (ок. 1740 г.) Пу Сунлин собрал почти полтысячи новелл, стилизованных под повествования 1000-летней давности. С соответствующим пластом японской литературы европейцев впервые познакомил Лафкадио Хирн, опубликовавший в 1904 г. сборник переводов «Кайдан».

Ложные истории с привидениями[править | править код]

Хотя чаще всего рассказы о привидениях пишут специально с целью вызывать у аудитории страх и щекотать ей нервы, существуют истории, созданные для иных целей — от комических до назидательных.

Уже в эпоху романтизма получили распространение лёгкие истории, где «выходцы с того света» оказываются игрой воображения или хитроумным трюком (напр., «Белое привидение» М. Загоскина, 1834). Многие повествования строятся вокруг объектов, специально выдаваемых кем-то за призраков, привидений. К этой категории относятся «Переулок госпожи Лукреции» П. Мериме (1846), «Собака Баскервилей» А. Конан-Дойла, «Призрак Оперы» Гастона Леру и «Дикая охота короля Стаха» В. Короткевича.

Авторы часто вводят привидений в свои повествования с целью рассмешить читателя. Классика юмористической литературы такого рода — первый рассказ О. Уайлда «Кентервильское привидение» (1887), пьеса Н. Кауарда «Весёлое привидение» и многие святочные рассказы Антоши Чехонте.

Романы и фильмы[править | править код]

Первое появление привидений на киноэкране — в короткометражке Ж. Мельеса «Замок дьявола» (1896)

Вера в призраков в том или ином виде распространена повсеместно, во всех культурах, и истории с призраками передаются в них и между ними изустно или письменно[1]. В широком смысле термин «рассказ о привидениях» может использоваться для обозначения любого типа повествований с их участием — не только в новеллистике, но также в фольклоре, романах и кино. Хотя М. Р. Джеймс считал, что романы, целиком построенные вокруг привидений, редко бывают успешными[3], многие из них становились бестселлерами.

В историю кино середины XX века вошли британские фильмы о привидениях, основанные на творческой переработке литературных первоисточников: напр., британский киноальманах «Глубокой ночью» (1945) снят по новеллам английских авторов эдвардианской эпохи; «Невинные» (1961) — по упоминавшейся повести «Поворот винта», «Призрак дома на холме» (1963) — по одноимённому бестселлеру американки Шерли Джексон. В этих фильмах практически нет крови, а эффекты сводятся к нагнетанию атмосферы смутной тревоги, причём сохраняется возможность объяснения мистических происшествий психическими отклонениями главного героя.

В Голливуде истории о привидениях довольно рано растворились в более общем жанре фильма ужасов, для которого характерна прямолинейная стратегия демонстрации физического насилия и кровопролития, зачастую в весьма натуралистичном ключе[7]. Однако на рубеже XXI века признание зрителей и критиков получили киноленты, наследующие классическим традициям историй о привидениях, как, например, «Шестое чувство» М. Н. Шьямалана (1999) и «Другие» А. Аменабара (2001). В 2010 г. одна из наиболее престижных кинонаград, «Золотая пальмовая ветвь», была присуждена фильму «Дядюшка Бунми, который помнит свои прошлые жизни», где ощутимы традиции таиландского жанра «нанг-пхи» (история о духах)[8][9].

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 3 Darrell Schweitzer. The Greenwood Encyclopedia of Science Fiction and Fantasy: Themes, Works, and Wonders. — Westport, CT: Greenwood, 2005. — P. 338–340.
  2. «Ghost Stories» in Margaret Drabble (ed.), The Oxford Companion to English Literature. Oxford, Oxford University Press, 2006. ISBN 9780198614531 (p. 404-5).
  3. 1 2 3 4 Collected Ghost Stories, by M. R. James : Appendix: M. R. James on Ghost Stories
  4. Роман Скотта «Редгонтлет» (1824) включал рассказ слепого странника Вилли, который впоследствии публиковался и отдельно как «страшная история».
  5. Барыкина А.В. Жанр новеллы в русской литературе первой трети XIX века: автореф. дис. канд. филол. наук. Волгоград, 2007.
  6. s:en:A Christmas Tree (Dickens)
  7. Newman, Kim (ed.). BFI Companion to Horror. London: Cassell, 1996. P. 135.
  8. Cinematic Ghosts: Haunting and Spectrality from Silent Cinema to the Digital Era (ed. Murray Leeder). Bloomsbury Publishing, 2015. ISBN 9781628922158. P. 271-290.
  9. Первым азиатским фильмом о привидениях, покорившим западных синефилов, были «Сказки туманной луны после дождя» японца Мидзогути (1953).