КИМ-10

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
КИМ-10-50
КИМ-10-50
Общие данные
Производитель: КИМ / МЗМА
Годы пр-ва: 19401941
Сборка: Союз Советских Социалистических Республик КИМ (Москва, Советский Союз)
Дизайн
Тип(ы) кузова: 2‑дв. седан (4‑мест.)
2‑дв. фаэтон (4‑мест.)
4‑дв. седан (4‑мест.)
Компоновка: переднемоторная, заднеприводная
Колёсная формула: 4 × 2
Двигатели
Трансмиссия
механическая трёхступенчатая
Характеристики
Массово-габаритные
Длина: 3960 мм
Ширина: 1480 мм
Высота: 1650 мм
Клиренс: 210 мм
Колёсная база: 2385 мм
Колея задняя: 1145 мм
Колея передняя: 1145 мм
Масса: 840 кг без нагрузки
На рынке
 
Преемник
Infobox-jv-flechesd.png
Преемник
Связанные: Ford Prefect E93A
Ford Anglia E04A
Другое
Объём бака: 32 л
Дизайнер: В. Бродский

КИМ-10-50 — первый советский серийный малолитражный автомобиль[1].

Предыстория[править | править вики-текст]

Становление собственного советского легкового автомобилестроения и школы проектирования легковых автомобилей началось с проекта массового малолитражного автомобиля, предназначенного как для использования в народном хозяйстве, так и продажи гражданам в личное пользование — НАМИ-1. Однако проект первой советской малолитражки обернулся провалом — отсутствие производственной базы не позволило наладить её выпуск в сколь бы то ни было серьёзных количествах, из-за чего себестоимость каждого экземпляра оказалась неприемлемо высока, а качество изготовления в полукустарных условиях — не выдерживающим никакой критики.

Перейти на массовый выпуск легковушек удалось, лишь воспользовавшись готовой иностранной технологией, причём, наиболее подходящими для отечественных дорожных условий посчитали американские автомобили — достаточно крупные, с двигателями большого рабочего объёма, но имеющие необходимый запас прочности и очень технологичные в производстве. При этом возможные в тогдашней экономической ситуации объёмы производства оказались такими, что автомобилей едва хватало для обеспечения потребностей народного хозяйства — практически все выпущенные машины распределялись между государственными и общественными организациями.

Вернуться же к идее малолитражного автомобиля для продажи в личное пользование удалось лишь в благополучный с точки зрения экономики предвоенный период. Наряду с собственно повышением качества, как говорили в те годы, «культурно-бытового обслуживания трудящихся», при этом предполагалось, что автолюбители, в мирное время обучившиеся вождению, в случае вооружённого конфликта составят кадры квалифицированных водителей Красной Армии.

История[править | править вики-текст]

В декабре 1930 года постановлением Всесоюзного автотракторного объединения Московский государственный автосборочный завод №2 стал именоваться «Государственный автосборочный завод имени КИМ». В 1933 году завод становится филиалом ГАЗа и переходит на сборку автомобилей ГАЗ-А и ГАЗ-АА. В 1939 году завод становится самостоятельной частью Глававтопрома и получает название «Московский автомобильный завод имени КИМ».

На заводе был создан конструкторский отдел, возглавленный специалистом НАТИ (НАМИ) А. Н. Островцевым, в котором началось проектирование малолитражного автомобиля марки КИМ-10 (в двух вариантах — седан КИМ-10-50 и фаэтон КИМ-10-51), причём в соответствии с Постановлением экономического совета при Совнаркоме СССР от 5 марта 1939 года за основу была взята британская модель Ford Prefect. Советские инженеры того времени были хорошо знакомы с особенностями конструкции фордовских автомобилей, выпускавшихся по лицензии на ГАЗе, а Prefect по устройству шасси и многих других агрегатов весьма напоминал именно уменьшенный вариант более крупных моделей этой фирмы, в частности — имел такую же подвеску на поперечных рессорах с дышлом спереди и передающей на кузов продольные усилия защитной трубой карданной передачи сзади. В результате рамное шасси и силовой агрегат «Префекта» были воспроизведены практически в полном объёме, но из отечественных материалов и в расчёте на отечественные условия производства. Задание было выполнено с опережением графика, в связи с чем 13 июня 1939 года большая группа создателей автомобиля была удостоена премий и наград.

Предсерийный опытный экземпляр КИМ-10-50.

Для полученного в результате шасси горьковским художником-конструктором Валентином Бродским (впоследствии — один из авторов внешнего облика «Победы» М-20) был создан проект оригинального дизайна кузова, отчасти перекликавшегося с тогдашним флагманом советской автомобильной промышленности — ЗИС-101А. По его мастер-модели на американской фирме Budd были разработаны чертежи кузова и изготовлены пресс-формы, на которых там же было отштамповано 500 пробных кузовов.

Между тем, выяснилось, что разработанный автомобиль не в полной мере соответствует утверждённым Экономическим советом 5 марта 1939 года техническим условиям. В августе 1940 года СНК СССР и ЦК ВКП(б) было принято постановление «О малолитражном автомобиле КИМ», в котором утверждалось, что Наркомсредмаш и лично нарком среднего машиностроения И. А. Лихачёв самовольно внесли в техническое задание ряд изменений, ухудшивших технические и экономические качества автомобиля — в частности, увеличили длину и высоту кузова, применили две двери вместо четырёх, ввели хромированные молдинги на боковине, и так далее. Предполагалось устранить отмеченные отклонения от задания, а также увеличить дорожный просвет как минимум до 185 мм, убрать посадочные подножки, перенести фары на боковины капота, заменить цельнометаллический верх кузова на дерматиновую вставку в крышу для экономии стального проката.

В августе-октябре 1940 года в НАТИ с учётом этих требований (за исключением дерматиновой вставки в крышу) был спроектирован новый оригинальный кузов с очень современным обтекаемым дизайном (НАТИ-КИМ), однако утверждён был не он, а более консервативный альтернативный вариант, внешне похожий на Opel Kadett модели K38 (как иногда указывается, по личному пожеланию И. Сталина) — с ним автомобиль получил обозначение КИМ-10-52. Шасси при этом оставалось прежним (рамная конструкция автомобиля позволяла сравнительно легко вносить подобные изменения). Новый кузов планировалось утвердить к январю 1941 года, а к июню должно было быть налажено серийное производство в количестве 2500 автомобилей в месяц, или 30 000 в год — с дальнейшим увеличением масштабов годового выпуска до 50 000 машин. Этим планам не было суждено сбыться из-за начала Великой Отечественной войны — в октябре 1941 года завод им. КИМ был с большой спешкой эвакуирован на Урал, успев собрать только опытные экземпляры новой модели.

Наряду с этим, в виде исключения было получено разрешение на сборку на основе поступивших из Америки двухдверных кузовов 500 автомобилей в варианте, не соответствующем утверждённым техническим условиям — 250 седанов и 250 фаэтонов. При этом был принят ряд изменений косметического характера, в частности — фары из отдельно стоящих стали утопленными, расположившись в наплывах на боковинах моторного отсека, примерно как на будущем КИМ-10-52, исчезли подножки. Наряду с собственно заводом им. КИМ, в производстве участвовали ЗИС (рамы, рессоры, крупногабаритные стальные поковки), ГАЗ (основные штамповки и литые детали), «Шарикоподшипник», «Красная Этна» и многие другие предприятия страны — в общей сложности более 90.

В ноябре-декабре 1940 года собрали партию из 16 автомобилей КИМ-10-50 с кузовом «седан», в январе 1941 — ещё 70, в феврале — 50, в марте — 102, в апреле — 100 машин. Эти автомобили собирались по сути по обходной технологии, без налаживания полноценного конвейерного производства, в результате чего их себестоимость, как и у любых предсерийных экземпляров новой модели, оказалась астрономической (по некоторым подсчётам, исходя из общих затрат на проект — до 500 000 рублей на экземпляр). Что касается фаэтонов, то их выпуск ограничился несколькими экземплярами, вариант автомобиля с этим кузовом даже в своё время был настолько редок, что впоследствии возникали разночтения относительно того, как именно он выглядел (в частности, одно время за фаэтон КИМ-10-51 принимали Ford Prefect с нестандартным кузовом типа «туринг» работы британского кузовного ателье — этот автомобиль снимался в фильме «Сердца четырёх» в качестве командирской машины РККА).

Официально КИМ-10 никогда не поступал в продажу, хотя 64 автомобиля разыгрывались в 15-м розыгрыше лотереи ОСОАВИАХИМа, при заявленной стоимости 7000 рублей (ГАЗ М-1 — 9500 рублей). Выпущенные автомобили активно эксплуатировались и в ходе войны большая часть из них была утрачена, сохранились лишь единичные экземпляры, находящиеся в экспозиции различных музеев.

Оценка проекта[править | править вики-текст]

Внешность КИМ-10 по сравнению с британским прообразом была в достаточной степени осовременена, в частности — применены капот «аллигаторного» типа, V-образное ветровое стекло, отдельный багажник с доступом снаружи автомобиля. Тем не менее, по меркам начала 40-х годов автомобиль выглядел в лучшем случае весьма консервативно, то же самое могло быть сказано о его агрегатной части. Впрочем, последнее вполне соответствовало условиям производства и эксплуатации автомобилей в довоенном СССР, дизайн же выгодно выделялся на фоне других советских легковых моделей, имевших внешность начала-середины тридцатых годов. Салон автомобиля по стандартам малолитражек тех лет был просторен и весьма комфортабелен, имел удобную посадку и хорошую отделку.

В целом автомобиль КИМ-10 получил положительную оценку, заслужив как минимум удовлетворительные отзывы эксплуатантов. Правда, некоторые специалисты, в частности — весьма авторитетный конструктор Андрей Липгарт, посчитали КИМ совершенно неподходящим для отечественных условий, в частности, отмечая низкий дорожный просвет и отсутствие универсальности, и особо — непригодность к использованию в вооружённых силах. Однако при этом ими не учитывалось основное целевое назначение автомобиля — эксплуатация индивидуальными владельцами с невысокими скоростями, преимущественно в условиях города и междугородных шоссейных дорог. Безусловно, было сложно требовать от подобного автомобиля высоких динамических и тяговых качеств, способности справляться с бездорожьем и пригодности к армейской службе.

Тем не менее, с 12 мая 1941 года по приказу Главного автобронетанкового управления (ГАБТУ РККА) серийный автомобиль с шасси № 178 был подвергнут полному циклу испытаний, включая пробег протяжённостью 4 512 км по асфальтированной трассе Москва-Минск, булыжно-щебёночным и грунтовым просёлочным дорогам, а также пересечённой местности и бездорожью. В результате испытаний вполне ожидаемо оказалось, что созданная для «цивильных» условий эксплуатации машина по армейским стандартам оказалась недостаточно мощной и проходимой, была недостаточно неприхотлива в эксплуатации. Официальный отчёт с оценкой «в общем удовлетворительно» был составлен 24 июня 1941 года.

В ходе эвакуации завода оснастка для выпуска КИМ-10 всех вариантов была утрачена, выпуск его после войны возобновлён не был, хотя уцелевший экземпляр КИМ-10-52 и демонстрировался в Кремле наряду с потенциальными иностранными прототипами для послевоенной малолитражной модели. Тем не менее, вскоре после войны на вернувшемся из эвакуации заводе была смонтирована производственная оснастка для выпуска другой малолитражки, по своим характеристикам соответствовавшей заданию 1939 года и внешне весьма напоминавшей довоенный КИМ-10-52 — она получила название «Москвич».

Конструкция[править | править вики-текст]

Двигатель КИМ-10 был очень прост по конструкции, напоминая уменьшенный до 1170 см³ вариант двигателя Ford A / ГАЗ-А. Развиваемой им мощности в 30 л. с., пропущенной через трёхступенчатую коробку передач с синхронизированными высшими передачами, хватало, хотя и без запаса, для уверенного передвижения по сравнительно хорошим дорогам, динамичности же автомобиля — его способности резво трогаться с места и набирать скорость для обгонов и перестроений — в те годы ещё не уделяли большого внимания, поскольку низкая плотность транспортного потока не предъявляла особых требований к этому качеству. В нижнеклапанном газораспределительном механизме не имелось устройства для регулировки клапанного зазора (при необходимости стержни клапанов можно было немного подпиливать, как и на ГАЗ-А). Система охлаждения была термосифонной, действующей за счёт разницы температур, причём — плата за простоту и надёжность конструкции — из-за отсутствия термостата зимой автомобиль очень долго прогревался и требовал утепления радиатора.

Коробка передач — трёхступенчатая, с косозубыми шестернями постоянного зацепления и синхронизатором на второй и третьей передачах.

Кузов — полунесущий, с лёгкой рамой, работающей лишь в сборе с крепившимся к ней клёпкой кузовом и служащей в основном для упрощения технологических операций по сборке автомобиля на конвейере.

Подвеска — зависимая, на поперечных рессорах, с воспринимающими продольные усилия упорной вилкой спереди и упорной трубой карданной передачи сзади, амортизаторы — гидравлические рычажно-поршневые, двустороннего действия.

Тормоза — на все колёса барабанные, с механическим (тросово-рычажным) приводом.

См. также[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]

  • Ф.Фомин Малолитражный КИМ-10 // За рулём : журнал. — М.: Редиздат ЦС осоавиахима СССР, 1939. — № 15. — С. 9-11.
  • Советский малолитражный // журнал "Техника молодёжи", № 3, 1939. стр.23-24

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 3 4 5 инженер Ю. Клейнерман. Советская малолитражка // журнал "Техника молодёжи", № 4, 1940. стр.25