Кавказская туземная конная дивизия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Кавказская туземная конная дивизия
(Дикая дивизия)
Grand duke Michael Alexandrovich and the Savage division officers.jpeg
Офицеры 2-й бригады дивизии, в центре — командир дивизии Великий князь Михаил Александрович и командир Чеченского конного полка А. С. Святополк-Мирский.
Годы существования

27 июля 1914 года
сентябрьоктябрь 1917 года

Страна

Российская империяFlag of Russia.svg Российская империя

Входит в

2-й кавалерийский корпус

Тип

Кавалерия

Численность

7 000

Прозвище

Дикая дивизия

Участие в

Первая мировая война

Командиры
Известные командиры

великий князь Михаил Александрович,
князь Д. П. Багратион,
полковник П. А. Половцев

Кавказская туземная конная дивизия, более известная как «Дикая дивизия»[1] — кавалерийская дивизия, одно из соединений русской императорской армии, сформированная 23 августа 1914 года. На 90 % состояла из добровольцев-мусульман — уроженцев Северного Кавказа и Закавказья, которые, как и все туземные жители Кавказа, по законодательству Российской империи не подлежали призыву на военную службу[1]. Многие представители русского дворянства служили в дивизии офицерами.

Состав[править | править вики-текст]

В соответствии с приказом императора Николая II о создании Кавказской туземной конной дивизии от 23 августа 1914 года дивизию составляли управление и три бригады по два кавказских туземных конных полка (каждый в 4 эскадрона). В состав дивизии входили следующие формирования:

Согласно утвержденным штатам, каждый конный полк состоял из 22 офицеров, 3 военных чиновников, 1 полкового муллы, 575 строевых нижних чинов (всадников) и 68 нестроевых нижних чинов.

Дивизии также были приданы Осетинская пешая бригада и 8-й Донской казачий артиллерийский дивизион.

Ко времени создания дивизии во время Первой мировой войны в составе русской армии находились также Кавказская кавалерийская дивизия, пять кавказских казачьих, пять кавказских стрелковых и Кавказская гренадёрская дивизии. В связи с этим новая дивизия получила название Кавказской туземной конной.

Командиром кавказской туземной конной дивизии высочайшим приказом от 23 августа был назначен младший брат царя, Свиты Его Величества генерал-майор великий князь Михаил Александрович.[2] Начальником штаба дивизии был назначен полковник Яков Давидович Юзефович, литовский татарин магометанского вероисповедания, служивший в Ставке Верховного Главнокомандующего.

По приказу от 21 августа 1917 года Верховного главнокомандующего генерала от инфантерии Л. Г. Корнилова, Кавказская туземная конная дивизия была переформирована в Кавказский Туземный конный корпус.[3] С этой целью в состав дивизии были переданы Дагестанский и два осетинских конных полка. После сформирования корпус должен был быть направлен на Кавказ в распоряжение командующего Кавказской армией. Однако 2 сентября, в связи с «делом Корнилова», приказом Временного правительства командир Кавказского туземного конного корпуса генерал-лейтенант князь Багратион и командующий 1-й Кавказской туземной конной дивизией генерал-майор князь Гагарин были освобождены от своих должностей. В тот же день приказом Временного правительства генерал П. А. Половцев был назначен командиром Кавказского туземного конного корпуса. Начальником 1-й Кавказской туземной конной дивизии был назначил генерал-майор принц Фейзулла Мирза Каджар. Начальником 2-й Кавказской туземной конной дивизии был генерал-лейтенант И. З. Хоранов.[4] Генералу Половцеву удалось добиться от Керенского, чтобы ранее принятый приказ об отправке корпуса на Кавказ исполнили.

В конце сентября — начале октября 1917 года части и подразделения корпуса были переброшены на Кавказ. Штаб корпуса находился во Владикавказе, а штаб 1-й Кавказской туземной конной дивизии — в Пятигорске. К январю 1918 года Кавказский туземный конный корпус прекратил свое существование.

Командиры[править | править вики-текст]

Великий князь Михаил Александрович в форме дивизии с женой Натальей
Фейзулла Мирза Каджар (1872—1920), военачальник Российской Императорской Армии и, впоследствии, Азербайджанской Демократической Республики
  • Великий князь Михаил Александрович — командир Кавказской туземной конной дивизии на фронте в Галиции во время Первой мировой войны.
  • Князь Багратион, Дмитрий Петрович, генерал-майор, с 12 июля 1916 года генерал-лейтенант. Командир дивизии с 20 февраля 1916 года по 15 апреля 1917 года и с 30 июня по 27 августа 1917 года. С 28 августа по 2 сентября 1917 года командир Кавказского туземного конного корпуса.
  • Половцов, Пётр Александрович, генерал-лейтенант — 23 августа 1914 года назначен командиром Татарского конного полка Кавказской туземной конной дивизии. С 25 февраля 1916 года начальник штаба Кавказской туземной конной дивизии. 2 сентября 1917 года назначен командующим Кавказским туземным конным корпусом.
  • князь Гагарин, Александр Васильевич, генерал-майор, командовал дивизией 28.08. — 02.09.1917.
  • принц (персидский) Фейзулла Мирза Каджар, азербайджанец из династии Каджаров, долгое время управляющие Иран, генерал-майор, командовал 1-й Кавказской туземной конной дивизией с 30.09.1917.

Участие в военных действиях[править | править вики-текст]

Офицеры Дикой дивизии в 1917 году.

Формирование дивизии завершилось в сентябре 1914 года, в октябре она была доставлена эшелонами в Подольскую губернию. В начале ноября Кавказская туземная конная дивизия вошла в состав 2-го кавалерийского корпуса генерал-лейтенанта Гусейн Хана Нахичеванского. С конца ноября дивизия вступила в бои на Юго-Западном (австрийском) фронте, которым тогда командовал генерал от артиллерии Николай Иудович Иванов.

Дивизия вела тяжелые бои у Полянчика, Рыбне, Верховины-Быстра. Особо тяжелые кровопролитные бои проходили в декабре 1914 года на Сане и в январе 1915 года в районе Ломна-Лутовиска, где дивизия отражала наступление противника на Перемышль. В феврале дивизия провела ряд успешных наступательных операций: на реке Ломница, бои у деревень Бринь и Цу-Бабин, занятие города Станиславов и местечка Тлумач. В июле, августе и осенью 1915 года дивизия участвовала в ряде боёв у Шупарки, Новосёлка-Костюкова, в районе Доброполе и Гайворона, которые, по свидетельству её командира великого князя Михаила Александровича, были увенчаны

« блестящими конными делами, каковые составляют одну из лучших страниц Истории нашей конницы ...[5] »

В мае — июне 1916 года дивизия, как и прежде, числилась в составе 2-го кавалерийского корпуса 7-й армии, но принимала участие в Брусиловском прорыве, временно находясь при 33-м армейском корпусе 9-й армии Юго-Западного фронта.[3]

К декабрю 1916 года дивизия была переброшена на Румынский фронт, теперь уже в составе 7-го кавалерийского корпуса 4-й армии.[3]

Дивизия принимала активное участие в Корниловском выступлении в августе 1917 года.[6]

За время своей боевой деятельности Кавказская туземная конная дивизия понесла большие потери. За три года через службу в дивизии прошли в общей сложности более семи тысяч всадников — уроженцев Кавказа и Закавказья. Полки дивизии несколько раз пополнялись прибывавшими с мест их формирования запасными сотнями. За один только 1916 год дивизия провела 16 конных атак.

Военный уклад и традиции боевого братства[править | править вики-текст]

Отличительной чертой внутренней жизни Кавказской туземной конной дивизии была особая морально-психологическая атмосфера, сложившаяся в ней, которая во многом определяла отношения между её офицерами и всадниками. Так, важной особенностью всадника-горца было чувство собственного достоинства и полное отсутствие какого-либо раболепства и подхалимства. Выше всего ценились не чины и звания, а личная храбрость и верность.

Традиционный патриархально-семейный уклад накладывал отпечаток на внутреннюю жизнь кавказских полков. Почётные места в полковых офицерских собраниях занимали нередко уважаемые люди почтенного возраста из числа унтер-офицеров и даже рядовых всадников. Это было вполне естественно, поскольку многие воины состояли в родстве друг с другом.[7]

Характерной чертой отношений в офицерской среде дивизии было взаимное уважение лиц разных вероисповеданий к верованиям и обычаям друг друга. В Кабардинском полку, в частности, адъютант подсчитывал, сколько за столом офицерского собрания находилось мусульман и сколько христиан. Если преобладали мусульмане, то все присутствующие оставались по мусульманскому обычаю в папахах, если же больше было христиан — все папахи снимали.[8]

Брусиловский прорыв[править | править вики-текст]

Известные битвы[править | править вики-текст]

  • В ночь на 30 мая, перед рассветом, полусотня 4-й сотни Чеченского полка, насчитывавшая 62 всадника, во главе с сотенным командиром есаулом Давидом Дадиани у деревни Иваниетвошла с лошадьми в полноводный в это время Днестр и вплавь направилась в сторону противника. Близ правого берега, при свете ракет, австрийцы и немцы обнаружили переправлявшихся Чеченцев и обрушили на них «горячий ружейный и пулеметный огонь». Но полусотня уже форсировала Днестр, и всадники, ворвавшись на правый берег, в едином порыве устремились на врага, занимая его позиции. Неприятель, во много раз превосходивший по численности Чеченскую полусотню, не выдержал ее поразительного по смелости удара и стал отступать. Буквально в течение получаса Чеченцы заняли небольшой плацдарм на правом берегу Днестра, захватив около 250 австрийцев и два пулемета. Многие солдаты неприятеля были уничтожены.

Благодаря Чеченской полусотне, закрепившейся на плацдарме, уже на рассвете по наведенному понтонному мосту началась переправа на правый берег Днестра всего Чеченского полка, за ним Черкесского, Ингушского и частей пехотной дивизии, что сразу же позволило войскам 33-го армейского корпуса начать успешное продвижение в глубь занятой противником территории.

В те же дни о героизме Чеченской полусотни, первой из состава российских войск на центральном участке фронта с боем переправившейся на правобережье Днестра, было доложено в Ставке Верховному Главнокомандующему Николаю II. И царь, восхищенный мужеством ее всадников, заявил, что всех их награждает Георгиевскими крестами. Факт этот, безусловно, редчайший, чтобы весь личный состав воинского подразделения за один бой был удостоен боевых наград, и единственный как на всю Кавказскую конную дивизию, так и на 2-й кавалерийский корпус.

Награды[править | править вики-текст]

Бронеавтомобиль Кавказской туземной дивизии. 1916

Кавалеры Георгиевского оружия

Кабардинского конного полка: Штабс-ротмистр Керим Хан Эриванский.

2-го Дагестанского конного полка: Полковник Арацхан Хаджимуратович Хаджи Мурат. Полковник князь Нух-бек Тарковский. Корнет Борис Дзахоев.

Чеченского конного полка: Штабе ротмистр Абдул-Меджид Кужуев.

Татарского конного полка: Штабс-ротмистр Джелал-Бек Султанов. Поручик Джамшид Хан Нахичеванский. Штабс-ротмистр Михаил Иосифович Хоранов.

Ингушского конного полка: Поручик Крым-Султан Банухоевич Базоркин. Подпоручик Эльмурза Дударович Ту лиев. Корнет Султан Даниевич Долтмурзиев. Подпоручик Асланбек Галъмиевич Маматиев. Поручик Варлаам Андреевич Шенгелай.

Черкесского конного полка: Прапорщик Магомет-Рауф Агиров. Прапорщик Пшимаф Ажигоев. Корнет Магомед-Гери Крымшамхалов. Корнет Сеит-Бий Крымшамхалов. Прапорщик Байзет Султан-Гирей.

В период Первой мировой войны до 4900 офицеров и генералов были награждены орденом св. Георгия 4-й степени. В числе удостоенных этого знака отличия Верховный Главнокомандующий император Николай II.

Кавалеры Ордена Святого Георгия 4-й степени

Кабардинского конного полка: Полковник князь Федор Николаевич (Тембот Жанхотович) Бекович-Черкасский.

2-го Дагестанского конного полка: Полковник Арацхан Хаджимуратович Хаджи Мурат. Штабс-ротмистр Абдурагим Сулейманович Хаджимирзаев.

Черкесского конного полка: Корнет Магомет-Гери (Магомет-Гирей ) Крымшамхалов. Корнет Константин Иосифович Лакербай.

Чеченского конного полка: Идрис-Абдул Азисович Ошаев.

Кавалерами двух высших военных наград России — Ордена Святого Георгия 4-й степени и Георгиевского оружия стали 1085 человек.

Двое из них офицеры Дикой дивизии: один дагестанец Арацхан Хаджи-Мурад и карачаевец Крымшамхалов, Магомед-Гери Азамат-Гериевич

Полные Георгиевские кавалеры[править | править вики-текст]

  • В Первую мировую войну в период с 1914-го по1917 год через армию Россия России прошли более 15 миллионов кадровых и мобилизованных рядовых и унтер-офицеров, служивших в боевых и тыловых частях. Из многомиллионной Действующей армии, воевавшей на суше и на море, 42 480 человек стали полными Георгиевскими кавалерами, будучи удостоенными четырех Георгиевских крестов 48 из них были войнами Кавказской туземной конной дивизии . Полные Георгиевские кавалеры

Кабардинского конного полка:

Докшуко Астемиров. Кушби Ахохов. Тита Баждугов. Оли Гетаов. Хазеша Диков. Али Инароков. Мисост Коголкин. Исмаил Тамбиев. Исмаил Тхазеплов. Берд Хапцев. Алексей Цижба. Аслан-Али Эфендиев.

Черкесского конного полка:

Дмитрий Анчабадзе. Джатдай Байрамуков. Муса Джарим. Джамальбий Каблахов. Константин Когония. Василий Маги. Учужук Почешхов. Байзет Султан-Гирей. Рамазан Шхалахов.

2-го Дагестанского конного полка:

Бийглыч Бамматов. Хадис Газиов. Гайдарбек Магома. Абдул-Манап Магомаев. Шамсудин Маргимов. Шах-Булат Молла. Батал Уставе.

Чеченского конного полка:

Абдул-Муслим Борщиков. Шахид Борщиков. Изнаур Дубаев. Мамад Исламгиреев. Альбури Магома. Ягъя Самбиев. Али Чапанов.

Татарского конного полка:

Саяд Зейналов. Мехти Ибрагимов. Дацо Дауров. Александр Кайтуков. Алекпер Хаджиев.

Ингушского конного полка:

Бексултан Бекмурзиев. Эсаки Дзагиев. Гусейн Костоев. Мурат Мальсагов. Муса Мальсагов. Асмибек Маматиев. Хаджи-Мурат Местоев. Ахмет Оздоев. Алисхан Плиев[10]. Юсуп Плиев[10].

Интересные факты[править | править вики-текст]

  • Во время Первой мировой войны сын Л. Н. Толстого — Михаил Львович Толстой (1879—1944) — служил во 2-м Дагестанском полку Кавказской Туземной конной дивизии.[11]
  • На наградах, которые вручались подданным нехристианского вероисповедания, изображения христианских святых (Святого Георгия, Святого Владимира, Святой Анны и т. д.) были заменены государственным гербом Российской империи — двуглавым орлом.[12] Однако горцы вскоре попросили вернуть им на награды Георгия («джигита», поскольку в среде горцев стало бытовать мнение, что их награждают «курицей» — так они называли двуглавого орла), и правительство пошло им навстречу. Святой Георгий вернулся на награды.
  • В полках дивизии были сильны горские обычаи — уважение к старшим, гостеприимства и другие обычаи. Это накладывало свой отпечаток на быт и службу в дивизии. Гостей в частях дивизии встречали так, как у себя дома, на Кавказе. Молодой офицер выказывал уважение своим всадникам старшего возраста, особенно на привале, во время отдыха, вразрез с уставом, но согласно горским обычаям. Однако горцы чтили и другие обычаи. Например, ротмистр Кибиров, в своё время занимавшийся поимкой абрека Зелимхана, убитого в 1913 году, тщательно избегал попадаться на глаза всадникам Чеченского полка, опасался кровной мести, так как в полку служили родственники знаменитого абрека.
  • Боевые успехи дивизии огромны. В мае 1916 года у Черно-виц один только Кабардинский конный полк взял 1483 пленных, в том числе 23 офицера, а в общем на всю дивизию приходится количество пленных, в четыре раза превышающее ее состав.

Высказывания о Дикой дивизии[править | править вики-текст]

  • Существует большое число записей современников об уважительном обращении Кавказцев к женщинам среди захваченного населения и особом отношении к детям. Вот что писал Илья Толстой, сын Льва Николаевича Толстого, военный журналист в годы Первой мировой: «Я жил целый месяц в халупе в центре расположения «диких полков», мне показывали людей, которые на Кавказе прославились тем, что из мести убили нескольких человек, — и что же я видел? Я видел этих убийц, нянчивших и кормящих остатками шашлыка чужих детей, я видел, как полки снимались со своих стоянок и как жители жалели об их уходе, благодарили их за то, что они не только платили, но и помогали своими подаяниями, я видел их выполняющими самые трудные и сложные военные поручения, я видел их в боях, дисциплинированных, безумно отважных и непоколебимых».
  • Пройдя  через многие бои, показав свою храбрость и воинскую доблесть, всадники и офицеры дивизии сами  получили отличную боевую закалку. Слава же о боевых действиях дивизии гремела не только на всех фронтах, но и по всей стране. Вот что писал журналист Аркадий Бухов о горцах весной  1915 года:

«По отзывам  лиц, непосредственно наблюдавших северокавказских туземцев в бою,  последние лихо рубятся с врагом, с презрением относятся к смерти. Джигит иной смерти и не желает, как только в бою…

И мне известно, что вопрос необходимости идти сражаться в рядах русской армии против общего врага они решили просто: «Надо идти драться с немцем, надо идти умирать». 

И они пошли драться и умирать честной и благородной смертью воинов. И в этом красота поступка».

И на войне они вместе с нашими доблестными войсками делают одно общее великое дело – освобождение родины от ненавистного врага. И делают его мужественно, самоотверженно, как это и подобает сынам «сурового царя земли» - прекрасного Кавказа.

Дикая дивизия в произведениях искусства[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 Анатолий Горлов. Всадники «Дикой дивизии». Российская газета (15 апреля 2014). Проверено 13 января 2015.
  2. Р. Н. Иванов. Генерал-адъютант Его Величества. Сказание о Гуссейн-Хане Нахичеванском. — М.: Герои Отечества, 2006, с.171
  3. 1 2 3 Шкуро А. Г. Гражданская война в России: Записки белого партизана ISBN 5170257104 ISBN 5957811858 Примечания. (201)
  4. Залесский К. А. Кто был кто в Первой мировой войне. — М., 2003, с. 876.
  5. Опрышко О. Л. Кавказская конная дивизия. 1914—1917: Возвращение из забвенья... — Нальчик, 1999, с.240
  6. Цветков В. Ж. Лавр Георгиевич Корнилов. Часть 2.
  7. Гаврилов Ю. А., Шевченко А. Г.. Ислам и православно-мусульманские отношения в России в зеркале истории и социологии. — М.: Культурная революция, 2010, с.179-180
  8. Гаврилов Ю. А., Шевченко А. Г.. Ислам и православно-мусульманские отношения в России в зеркале истории и социологии. — М.: Культурная революция, 2010, с.181
  9. Амерхан Плиев Дикая дивизия-боевая слава ингушей
  10. 1 2 [http://unknown-ingushi.ru/heroes.html Герои ингушского народа
  11. Сергей Михайлович Толстой. Дети Толстого.
  12. Г. А. Мурашев. Титулы, чины, награды. — СПб., 2001, с.160