Казаков, Юрий Павлович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Юрий Казаков
Юрий Павлович Казаков.jpg
Дата рождения 8 августа 1927(1927-08-08)
Место рождения Москва, СССР
Дата смерти 29 ноября 1982(1982-11-29) (55 лет)
Место смерти Москва, СССР
Гражданство  СССР
Род деятельности
писатель, драматург, сценарист
Жанр проза, рассказ, пьеса
Язык произведений русский
Произведения на сайте Lib.ru
Логотип Викицитатника Цитаты в Викицитатнике

Ю́рий Па́влович Казако́в (8 августа 1927, Москва — 29 ноября 1982, там же) — русский советский писатель, сценарист. Один из крупнейших представителей советской новеллистики.

«…Его рассказы возбуждали и заводили, навевая очень серьёзное и сильное желание творчества. В его рассказах на нескольких страницах то как-то медлительно, то мгновенно ощущались и неизбывность, и конечность времени и времён». Писатель Виктор Конецкий

«Задумал я, дядя, не более не менее, как возродить жанр русского рассказа. Со всеми вытекающими отсюда последствиями. Задача гордая и занимательная. Рассказ наш был когда-то силён необычайно. До того, что прошиб даже самонадеянных западников. А теперь, мы льстиво и робко думаем о всяких: Сароянах, Колдуэллах, Хемингуэях. Позор на наши головы. Давай напряжём наши хилые умишки и силишки и докажем протухшему западу, что такое советская Русь».

Из письма Юрия Казакова своему другу писателю Виктору Конецкому.

Биография[править | править код]

Родился 8 августа 1927 в Москве в семье рабочего, выходца из крестьян Смоленской губернии. В Автобиографии (1965) писал: «В роду нашем, насколько мне известно, не было ни одного образованного человека, хотя талантливы были многие».

Отец Павел Гаврилович был плотником, несколько лет он провёл в ссылке на Севере (в поселке Солга в Вельском районе, Архангельская обл.), был осуждён властями в 1933 г за нелояльные разговоры. Мать Устинья Андреевна приехала в Москву из Смоленской области, работала нянькой в семьях, подсобницей на заводе. Она получила образование медсестры.

Вырос писатель на Арбате, в доме № 30.

Юрий Казаков с грустью вспоминал свой тесный неухоженный арбатский двор, свою убогую коммуналку. «Вы, наверное, не раз видели мой дом на Арбате, где „Зоомагазин“, — говорил он как-то в интервью. — Удивляюсь сейчас многотерпению моих соседей: каждый божий день играл я на контрабасе. К счастью, это не скрипка, звук глухой — и не жаловались. Понимали, что человек „учится музыке“. Кстати, в нашем дворе жил Рихтер со своей женой Ниной Дорлиак. И когда летом, с открытыми окнами, он играл на рояле, а она пела, я бросал все и слушал. Правда, тогда я не знал еще, что он — Рихтер…»

Впечатления военного времени нашли отражение в неоконченной повести «Две ночи» («Разлучение душ»). Когда Юрий был подростком, началась война. Казаков вместе с другими мальчишками лазил по крышам, тушил зажигалки, помогал старикам.

Был контужен при взрыве бомбы, упавшей в соседнем квартале. С тех пор всю жизнь заикался.

Окончил строительный техникум (1946), долго занимался музыкой и затем поступил в музыкальное училище имени Гнесиных (1951). Был принят в состав оркестра МАМТ имени К. С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко. Однако, уже в 1952 году понял, что музыка не является его призванием, так как он хочет заниматься литературой.

Первые произведения Казакова появились в печати в 1952—1953 годах (пьеса «Новый станок», рассказ «Обиженный полисмен»). Быстро обратили на себя внимание охотничьи рассказы молодого автора. В 1958 году окончил Литературный институт им. М. Горького. Рекомендацию в Союз писателей дал ему русский писатель К. Г. Паустовский.


«Сравнительно недавно, год назад, — написал в своей рекомендации Паустовский, — я впервые прочёл рассказы Ю. Казакова и был поражён силой, мастерством и зрелостью тогда ещё никому не известного писателя. Тем более я был поражён, узнав, что Казаков — студент Литературного института им. Горького и человек ещё совсем молодой. Достаточно прочесть два-три рассказа Ю. Казакова, чтобы стало ясно, какой талантливый, зоркий и умный писатель вошёл в нашу литературу. Поэтому в данном случае я считаю излишним углубляться в разбор произведений Казакова. Они сами говорят за себя. Одно могу сказать — писатели старшего поколения должны быть счастливы таким взыскательным к себе и одарённым преемником, каким является Ю. Казаков…

Я не могу без слез читать Ваши рассказы. И не по стариковской слезливости (ее у меня нет совершенно), а потому, что счастлив за наш народ, за нашу литературу, за то, что есть люди, способные сохранить и умножить все то, что досталось нам от предков наших — от Пушкина до Бунина. Велик бог земли Русской!»


В 1960 году Юрий Казаков записывает в дневнике:

«В младенчестве слушал я рассказы матери о своей родине, о Смоленщине, и чем взрослее становился, тем ярче, законченнее представлял все обычаи, язык своих дедов… А в первый раз попал я на землю отцов своих в 1947 году, мальчишкой совсем, и все еще было разбито и сожжено, Ржев и Вязьма зарастали травой, и люди жили в землянках. Приехал я в ту степную равнинную полосу, которая лежит на востоке Смоленщины, в Сычевском районе, и как только пошел первый раз полем в деревню матери своей, увидел холмики братских могил, забрел на кладбище с разобранной, разбитой стеной, вдохнул полевой ромашковый, сенной, клеверный дух — меня затрясло, комок стал у меня в горле, и теперь те поля и перелески, те облака и небо, те широкие пыльные дороги — моя родина…»


Юрий Казаков часто ездил на Русский Север, эта земля влекла его первозданной самобытностью. На протяжении многих лет заполнял он «Северный дневник» — собрание путевой прозы, исторических экскурсов, портретов поморов. Одно из последних произведений — повесть «Мальчик из снежной ямы» — повествует о неординарной судьбе ненецкого самородка Тыко Вылки. В нем жил дух путешественника и журналиста.

Его знали и читали за границей, но не в Советском Союзе. Читатели откроют его прозу на русском Севере. Русский Север притягивал писателя своим магнитом: непокорностью природы и самобытностью культуры коренного поселения (язык, обычаи, быт и хозяйство).

Юрия Казакова назовут позже писателем Севера, который поднимал вопросы о сохранении культуры и памятников архитектуры (в Карелии (Кижи, эпос «Калевала»), Спасо-Преображенский Соловецкий ставропигиальный мужской монастырь). Но Казаков любил не только крайний холодный Север с его неповторимой природой, но и саму Россию, ее бескрайние поля, леса, деревни, с его жителями. Юрий Казаков входит в известную группу писателей-деревенщиков (Федор Абрамов, Борис Екимов, Валентин Распутин, Василий Шукшин и мн. др.).


Вот, например, как пишет о Тарусе Юрий Казаков:

«Леса кругом горят осенним пожаром. По утрам пойма Оки наливается голубым туманом, и ничего тогда не видно сверху, только верхушки холмов стоят над туманной рекой красными и рыжими островами. Иногда дали мутнеют и пропадают — начинает идти мельчайший дождь, и каждый лист одевается водяной пленкой. Тогда лес становится еще багряней и сочней, еще гуще но тонам, как на старой картине, покрытой лаком… Трава, елки и кусты затканы паутиной, и жестяно гремят под сапогами шоколадные дубовые листья. Покрикивают буксиры на Оке, зажигаются вечерами бакены, гудят по склонам холмов трактора, и кругом такие милые художнические места — Алексин, Таруса, Поленово, кругом дома отдыха и такая мягкая, нежная осень, хоть время идет уж к середине октября…»


В 1964 году принял участие в написании коллективного детективного романа «Смеётся тот, кто смеётся», опубликованного в газете «Неделя».

Весной 1967 года Казаков ездил во Францию (в Париж) собирать материалы для задуманной книги о своём любимом писателе — Иване Бунине.

«Из воспоминаний вдовы писателя Т. М. Судник-Казаковой. Она рассказывала: „У него был дар — всегда с необыкновенной ясностью видеть живую жизнь писателей, понимать их судьбы. О Бунине, Чехове, Толстом он всегда говорил так, как если бы был их современником — до деталей быта, до чего-то самого сокровенного. Каким откровением была бы книга о Бунине — он прочел о нем все, что возможно, и знал и понимал эту жизнь больше, чем свою собственную…“

Но книгу о Бунине Казакову написать не довелось. Среди неосуществленных Казаковских замыслов — а их немало! — эта из самых невосполнимых потерь».

Он встречался с литераторами Б. Зайцевым, Г. Адамовичем и другими людьми, которые близко знали нобелевского лауреата. Сохранились живые записи. Беседа с Борисом Зайцевым (в Париже). Живое чтение рассказов «Двое в декабре» и «Отход». Запись была сделана в поселке Переделкино искусствоведом Львом Шиловым.

Лучшие рассказы Казакова были переведены на основные языки Европы, в Италии ему была присуждена Дантовская премия (1970). Гонорар от перевода трилогии А. К. Нурпеисова «Кровь и пот» позволил Казакову приобрести дачу в Абрамцеве, ставшую его постоянным домом.

В 1969 году выходит сборник рассказов «Осень в дубовых лесах», в 1970-е — знаменитые рассказы «Свечечка» и «Во сне ты горько плакал», построенные в качестве лирического монолога отца, обращённого к маленькому сынишке. Эти рассказы стали вершиной в русской прозе и новелистике.

Из статьи Павла Басинского. Не только поэт Евгений Евтушенко, но почти все, знавшие Казакова, отмечали этот разительный контраст между внешностью (лысый, тучный, в роговых очках), бытовой речью и манерой поведения и невероятно тонкой, изысканной интонацией его рассказов, где не только текст, но, кажется, каждое слово музыкально выверено, словно сначала он записывал это нотами, а уже затем переводил в слова.

Можно заметить, что даже названия его рассказов не случайны. Либо они рождались в результате какого-то внезапного озарения, либо (что скорее) он долго и мучительно их искал до тех пор, пока название не рождалось как единственное, которое невозможно заменить никаким другим.

https://rg.ru/2022/08/08/dolgie-kriki.html

В последнее десятилетие жизни Казаков писал мало и ещё реже печатался. По словам Ю. М. Нагибина, его «будто нарочно выдерживали в Абрамцевской запойной тьме»[1]:

Казалось, он сознательно шел к скорому концу. Он выгнал жену, без сожаления отдал ей сына, о котором так дивно писал, похоронил отца, ездившего по его поручениям на самодельном мопеде. С ним оставалась лишь слепая, полуневменяемая мать.

Умер 29 ноября 1982 года. Похоронен в Москве на Ваганьковском кладбище (уч. № 40)[2]. Там же похоронена вдова писателя Тамара Михайловна Судник-Казакова весной в 2021 году.

Посмертно издана книга «Две ночи» с неопубликованными (в основном неоконченными) произведениями. Последнея редакция вдовы писателя и его сына


Писатель Юрий Нагибин свидетельствовал, что дача Казакова, на которой после смерти оставался его архив, была подвергнута разграблению, многие рукописи унесли с собой неизвестные люди[1]. Невосполнимый удар по русской культуре и литературе

Деревянный дом, двадцать пять лет сберегавшийся вдовой и сыном писателя, сгорел в одночасье — быстрее, чем восковая свеча. /Из статьи Дмитрия Шеварова

Юрий Павлович Казаков — писатель «дымчато-нежных рассказов», человек сокровенных мыслей, понимающий и страдающий. Писатель-шестидесятник, ушедший тихо, как и жил: одиноко, невысказанно. Современники называли его «взрослым ребенком», «мужчиной с женским сердцем».

Все наследие писателя сохранилось благодаря стараниям ушедшей его вдовы Тамары Михайловны Судник-Казаковой (1939—2021), которая была всю жизнь истинной хранительницей и берегиней. Словно белый ангел от «черни и зависти», под которую попадала жизнь и проза писателя. Но, к сожалению, многие рукописи писателя попали на аукцион… Вдова писателя принимала активное участие до своей смерти в редактировании всех книг писателя Юрия Казакова.

Многое делается также подвижником русской культуры, писателем и журналистом Дмитрием Шеваровым. Дмитрий Шеваров поддерживал тесную связь с семьей Казаковых. Дмитрий учился писать на прозе Юрия Казакова. Проза Дмитрия Шеварова приобрела со временем незабываемое ощущение светлой радости и стала украшением дополнением рассказов Юрия Казакова.

Уровня Казакова смогли достичь только два московских писателя: Георгий Семенов (близкий друг Юрия Казакова) и Ярослав Шипов (писатель, ставший священником).

Вышли труды и работы о Юрии Казакове литературного критика из петербургского журнала «Звезда» Игоря Кузьмичева. Первая книга. Набросок портрета. Вторая книга. Мечтатели и странники. Третья книга. Юрий Казаков. Документальное повествование.

Игорь Кузьмичев имел доступ к архивам после смерти Казакова. Вдова писателя Тамара Михайловна поверила в его успех. Ему удалось раскрыть писателя не только в биографии, но и в переписке с известными людьми культуры.

Письма показывают совершенно другого писателя. Ранимого и впечатлительного, понимающего и рассуждающего…

Его книги дополняют мемуары шекспироведа Марины Литвиновой и поэтессы Тамары Жирмунской. Мемуары Марины Дмитриевны Литвиновой, изданные в альманахе «Кипарисовый ларец» (2012) — исповедь чуткого женского сердца, как она видела и понимала талант Юрия Казакова.

Во всех уголках России знают его и помнят. Опять же, единицы, в основном люди из советского поколения тех времен…

Из воспоминания библиотекаря…

"Юрий Павлович Казаков, проживший, к сожалению, короткую жизнь, написавшего немного рассказов, как считают некоторые критики, но все они остались яркими звездочками в нашей литературе. Я горжусь тем, что его книги, изданные еще в 80-х годах, бережно хранятся в фондах наших библиотек и также бережно читаются.

Из недавней беседы с читательницей: «Люблю Казакова. Перечитываю. От его рассказов на меня снисходить тихое блаженство. Современный ритм жизни замедляется, начинаешь думать и философствовать… Кажется, что сердце бьется реже и дыхание становится ровнее. Его рассказы лиричны, полны таинственной простоты. Проза Юрия Казакова читается с тайной тоскою и всегда внушает нежность».

Память[править | править код]

  • Юрию Казакову посвящено стихотворение Евгения Евтушенко «Долгие крики» и стихотворение Андрея Вознесенского «Охота на зайца»[3][4].
  • На доме № 30 на Арбате в феврале 2008 года, преодолев долгую бюрократическую волокиту, была установлена мемориальная доска в память о Юрии Павловиче Казакове.
  • Его имя носит премия за лучший рассказ, присуждаемая журналом «Новый мир». Литературная премия имени Юрия Казакова была учреждена в 2000 году. В 2012 году присуждение премии было приостановлено «по техническим причинам». Первую премию имени Юрия Казакова вручили писателю Виктору Астафьеву.
  • Документальные фильмы «Спрятанный свет слова», «Трали-вали»
  • Реабилитировано сообщество писателя в социальной сети «ВКонтакте» (см. ссылку ниже).
  • Открыта мемориальная доска в 2015 году в деревеньке Лопшеньга на берегу Белого моря, в доме, где жил и работал писатель.
  • На дне Аральского моря установлен памятник книгам Абди-Жамила Нурпеисова, двум ее выдающимся переводчикам (писателям Юрию Казакову, Анатолию Киму).
  • Рассказы Юрия Казакова по инсценировкам на радио «Звезда» (в исполнении чтецов: Егора Серова, Юлия Файта, Сергея Кирсанова, Игоря Тарадайкина).
  • Спектакль «Проклятый Север» (Театр им Фоменко, Москва). На старой сцене театра Петра Наумовича Фоменко. Театральное сочинение 3-й стажёрской группы «Мастерской П.Н. Фоменко» по мотивам рассказов Юрия Казакова.
  • Спектакль «Прозрачное солнце осени» (Театр «Сфера», Москва, 2022). Постановка главного режиссера Александра Коршунова. Другое название этого спектакля: «Три Юрия» (Юрий Казаков, Юрий Трифонов, Юрий Домбровский)
  • Проводятся регулярно литературные вечера в библиотеке имени Лермонтова (г. Москва, метро «Сокольники»).
  • В Абрамцево на территории сгоревшего дома стоит деревянный храм Георгия Победоносца. Сруб храма привезен из села Тарханы (с родины поэта Михаила Лермонтова). В выходные дни проходят постоянно службы и молебны.
  • В июле 2022 г. вышел литературно-художественный альманах № 9 «Новое слово» (95-летию со дня рождения Юрия Павловича Казакова).
  • В марте-апреле 2022 г. в РГАЛИ поступили на постоянное хранение бесценные материалы известных деятелей культуры. Ценнейшим даром стали творческие материалы (около 700 документов) писателя, драматурга, мастера «малой прозы» Юрия Павловича Казакова (1927—1982), которые поступили в РГАЛИ от его сына, Алексея Юрьевича. Документы включают машинописные черновики и рукописи с правками автора, письма, фотографии, а также ряд печатных изданий с заметками и дарственными надписями известных собратьев по перу Юрия Казакова.
  • Могила Юрия Казакова. Ваганьковское кладбище. От центрального входа идти по направлению к колумбарию. Обойти его справа и продолжить движение по центральной аллее до участка № 40. Ориентир — указатель к могиле актера Андрея Миронова.

Сочинения[править | править код]

Мемориальная доска писателю Ю. П. Казакову на улице Арбат, 30
  • Пьеса однотактная "Новый станок", 1951
  • Пьеса о подхалиме "Култышкин", 1953
  • Рассказы: о любви (Персидская песнь (1953)), о боксёрах (Триста долларов (1953)), о слепом музыканте (Подвиг (1953)), Обиженный полисмен ("Московский комсомолец" и из-во "Молодая гвардия" (Альманах молодых), 1953)
  • Тихое утро, 1954
  • Голубое и зелёное, 1956
  • Тедди, 1957
  • Арктур — гончий пёс, 1958
  • Манька, 1958
  • На полустанке, 1959
  • Трали-вали, 1959
  • Вон - бежит собака! 1960
  • Запах хлеба, 1961
  • По дороге, 1961
  • Ночлег, 1963
  • Плачу и рыдаю, 1963
  • Проклятый Север, 1964
  • Двое в декабре, 1966
  • Осень в дубовых лесах, 1961, 1969, 1983
  • Северный дневник, 1977
  • Во сне ты горько плакал, 1977 (описывается самоубийство соседа Юрия Казакова по даче, поэта Дмитрия Голубкова)
  • Оленьи рога, 1980
  • Поедемте в Лопшеньгу, 1977, издано в 1983[5]
  • Юрий Казаков. Избранное, 1985
  • Юрий Казаков. Старый дом, 1986. Издательство Сретенского монастыря по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия
  • Сборник. Две ночи, 1986 (публикация, осуществленная Т. М. Судник и А. Ю. Казаковым).
  • Снова вспомни Ленинград // «Звезда», 1990, № 1
  • Долгие крики. — Иркутск: Издатель Сапронов, 2008. — 552 с. — ISBN 978-5-94535-093-9.
  • Собрание соч. в 3-х тт., изд. «Русскій міръ», М., 2008—2011 (т.1 — «Странник», т 2 — «Соловецкие мечтания», т 3 — «Вечерний звон»)
  • Легкое дыхание (сборник, издательство «Азбука», 2007)
  • Юрий Казаков. Избранное. М.: Книжный Клуб 36.6, 2017
  • Двое в декабре (сборник, Издательство «Вече», 2022). К 95-летию Юрия Казакова

Экранизации[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 Ю. М. Нагибин. Время жить. Современник, 1987. Стр. 485—490.
  2. Могилы знаменитостей. Некрополи Москвы. Ваганьковское кладбище. Казаков Юрий Павлович (1927-1982). www.m-necropol.ru. Дата обращения: 31 октября 2020.
  3. ДОЛГИЕ КРИКИ. Евгений Евтушенко
  4. Вознесенский А. А. Собрание сочинений, т. 1, стр. 124
  5. Поедемте в Лопшеньгу
  6. Няръяна вындер. Выпуск от 3 марта 2012 г
  7. Телеканал «Культура». Арктур — гончий пес

Библиография[править | править код]

  • Кузьмичёв И. [www.belousenko.com/books/Kazakov/kazakov_kuzmichev.rar Юрий Казаков: Набросок портрета]. — Л.: Советский писатель, 1986. — 272 с.
  • Кузьмичёв И. [www.belousenko.com/books/Kazakov/kazakov_kuzmichev.rar Жизнь Юрия Казакова]. — СПб.: Союз писателей Санкт-Петербурга, 2012. — 536 с.

Ссылки[править | править код]