Калевала

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Калевала
«Калевала», титульный лист первого издания.jpg
Титульный лист первого издания 1835 года
Автор:

Лённрот, Элиас

Язык оригинала:

финский язык и карельский язык

Дата первой публикации:

1835

Wikisource-logo.svg Текст произведения в Викитеке

Ка́левала (карел. и фин. Kalevala) — карело-финский поэтический эпос. Состоит из 50 рун (песен).

В основу «Калевалы» легли карельские народные эпические песни. Обработкой исходного фольклорного материала занимался финский языковед и врач Элиас Лённрот (1802—1884), который сюжетно связал отдельные народные эпические песни, произвёл определённый отбор вариантов этих песен, сгладил некоторые неровности[1]. Обработка была произведена Лённротом дважды: в 1835 году вышло первое издание «Калевалы», в 1849 году — второе. Полный перевод поэмы был выполнен Л. П. Бельским и опубликован в журнале «Пантеон литературы» в 1888 году, отдельным изданием вышел в 1889 году. «Калевала» — важный источник сведений о дохристианских религиозных представлениях финнов и карел.

Народные песни (руны)[править | править вики-текст]

Название «Калевала», данное поэме Лённротом, — это эпическое имя страны, в которой живут и действуют карельские народные герои. Суффикс la означает место жительства, так что Kalevala — это место жительства Калева, мифологического родоначальника богатырей Вяйнямёйнена, Ильмаринена, Лемминкяйнена, называемых иногда его сыновьями.

Материалом для сложения обширной поэмы из 50 песен (рун) послужили Лённроту отдельные народные песни, частью эпического, частью лирического, частью магического характера, записанные со слов карельских и финских крестьян самим Лённротом и предшествовавшими ему собирателями. Лучше всего помнили старинные руны (песни) в российской Карелии, в Архангельской (приход Вуоккиниеми — Вокнаволок) и Олонецкой губерниях — в Реполе (Реболы) и Химоле (Гимолы), а также в некоторых местах финляндской Карелии и на западных берегах Ладожского озера, до Ингрии.

Содержание Калевалы[править | править вики-текст]

Аксели Галлен-Каллела. Триптих «Легенда об Айно» по мотивам Калевалы.
В средней части триптиха показано разочарование мудреца Вяйнямёйнена, от которого в ужасе сбегает девушка Айно

В Калевале нет основного сюжета, который связывал бы между собою все песни (как, например, в «Илиаде» или «Одиссее»). Содержание её чрезвычайно разнообразно. Открывается она сказанием о сотворении земли, неба, светил и рождении дочерью воздуха главного героя карелов, Вяйнямёйнена, который устраивает землю и сеет ячмень. Далее рассказывается о разных приключениях героя, встречающего, между прочим, прекрасную деву Севера: она соглашается стать его невестой, если он чудесным образом создаст лодку из осколков её веретена. Приступив к работе, герой ранит себя топором, не может унять кровотечения и идет к старику-знахарю, которому рассказывает предание о происхождении железа. Возвратившись домой, Вяйнямёйнен поднимает заклинаниями ветер и переносит кузнеца Ильмаринена в страну Севера, Похьёлу, где тот, согласно обещанию, данному Вяйнямёйненом, сковывает для хозяйки Севера таинственный предмет, дающий богатство и счастье — мельницу Сампо (руны I—XI).

Следующие руны (XI—XV) содержат эпизод о похождениях героя Лемминкяйнена, воинственного чародея и соблазнителя женщин. Далее рассказ возвращается к Вяйнямёйнену; описывается нисхождение его в преисподнюю, пребывание в утробе великана Виипунена, добытие им от последнего трёх слов, необходимых для создания чудесной лодки, отплытие героя в Похьёлу с целью получить руку северной девы; однако последняя предпочла ему кузнеца Ильмаринена, за которого выходит замуж, причём подробно описывается свадьба и приводятся свадебные песни, излагающие обязанности жены и мужа (XVI—XXV).

Руны (XXVI—XXXI) снова рассказывают о похождениях Лемминкяйнена в Похьёле. Эпизод о печальной судьбе богатыря Куллерво, соблазнившего по неведению родную сестру, вследствие чего оба, брат и сестра, кончают жизнь самоубийством (руны XXXI—XXXVI), принадлежит по глубине чувства, достигающего иногда истинного пафоса, к лучшим частям всей поэмы.

Дальнейшие руны содержат пространный рассказ об общем предприятии трёх карельских героев — о том, как были добыты сокровища Сампо из Похьёлы (Финляндии), как Вяйнямёйнен изготовил кантеле и игрой на нём очаровал всю природу и усыпил население Похьёлы, как Сампо был увезён героями. Рассказывается о преследовании героев колдуньей-хозяйкой Севера, о падении Сампо в море, о благодеяниях, оказанных Вяйнямёйненом родной стране посредством осколков Сампо, о борьбе его с разными бедствиями и чудищами, насланными хозяйкой Похьёлы на Калевалу, о дивной игре героя на новом кантеле, созданном им, когда первое упало в море, и о возвращении им солнца и луны, скрытых хозяйкой Похьёлы (XXXVI—XLIX).

Последняя руна содержит народно-апокрифическую легенду о рождении чудесного ребёнка девой Марьяттой (рождение Спасителя). Вяйнямёйнен дает совет его убить, так как ему суждено превзойти могуществом карельского героя, но двухнедельный младенец осыпает Вяйнямёйнена упрёками в несправедливости, и пристыженный герой, спев в последний раз дивную песнь, уезжает навеки в челноке, уступая место младенцу Марьятты, признанному властителю Карелии.

Филологический и этнографический анализ[править | править вики-текст]

Калевала, 1835 год

Трудно указать общую нить, которая связывала бы разнообразные эпизоды Калевалы в одно художественное целое. Э. Аспелин полагал, что основная идея её — воспевание смены лета и зимы на Севере. Сам Лённрот, отрицая единство и органическую связь в рунах Калевалы, допускал, однако, что песни эпоса направлены к доказательству и выяснению того, каким образом герои страны Калева подчиняют население Похьолы. Юлий Крон утверждает, что Калевала проникнута одною идеей — о создании Сампо и получении его в собственность карельского народа, — но признает, что единство плана и идеи не всегда замечаются с одинаковой ясностью. Немецкий ученый фон Петтау делит Калевалу на 12 циклов, совершенно друг от друга независимых. Итальянский ученый Компаретти в обширном труде о Калевале приходит к выводу, что предполагать единство в рунах нет возможности, что комбинация рун, сделанная Лённротом, является нередко произвольной и все-таки придает рунам только призрачное единство; наконец, что из тех же материалов возможно сделать другие комбинации соответственно какому-нибудь другому плану.

Лённрот не открыл поэму, которая была в сокрытом состоянии в рунах (как полагал Штейнталь) — не открыл потому, что такой поэмы у народа не существовало. Руны в устной передаче хотя бы и связывались певцами по нескольку (например несколько похождений Вяйнямёйнена или Лемминкяйнена), так же мало представляют цельную эпопею, как русские былины или сербские юнацкие песни. Сам Лённрот признавал, что при соединении им рун в эпопею некоторый произвол являлся неизбежным. Действительно, как показала проверка работы Лённрота вариантами, записанными им самим и другими собирателями рун, Лённрот выбирал такие пересказы, которые наиболее подходили к начертанному им плану, сплачивал руны из частиц других рун, делал добавления, для большей связности рассказа присочинял отдельные стихи, а последняя руна (50) может быть даже названа его сочинением, хотя и основанным на народных легендах. Для своей поэмы он искусно утилизировал всё богатство карельских песен, вводя, наряду с повествовательными рунами, песни обрядовые, заговорные, семейные, и этим придал Калевале значительный интерес как средству изучения мировоззрения, понятий, быта и поэтического творчества финского простонародья.

Характерным для карельского эпоса является полное отсутствие исторической основы: похождения богатырей отличаются чисто сказочным характером; никаких отголосков исторических столкновений карелов с другими народами не сохранилось в рунах. В Калевале нет государства, народа, общества: она знает только семью, и её богатыри совершают подвиги не во имя своего народа, но для достижения личных целей, как герои чудесных сказок. Типы богатырей находятся в связи с древними языческими воззрениями карелов: они совершают подвиги не столько при помощи физической силы, сколько посредством заговоров, как шаманы. Они могут принимать разный вид, оборачивать других людей в животных, переноситься чудесным образом с места на место, вызывать атмосферные явления — морозы, туманы и прочее. Ещё ощущается близость богатырей к божествам языческого периода. Следует отметить также высокое значение, придаваемое карелами, а позднее финнами, словам песни и музыке. Вещий человек, знающий руны-заговоры, может творить чудеса, а звуки, извлекаемые дивным музыкантом Вяйнямёйненом из кантеле, покоряют ему всю природу.

Помимо этнографического, Калевала представляет и высокий художественный интерес. К достоинствам её относятся: простота и яркость изображений, глубокое и живое чувство природы, высокие лирические порывы, особенно в изображении людской скорби (например тоски матери по сыну, детей по родителям), здоровый юмор, пронизывающий некоторые эпизоды, удачная характеристика действующих лиц. Если смотреть на Калевалу как на цельную эпопею (взгляд Крона), то в ней окажется немало недостатков, которые, однако, свойственны более или менее всем устным народным эпическим произведениям: противоречия, повторения тех же самых фактов, слишком значительные размеры некоторых частностей по отношению к целому. Подробности какого-нибудь готовящегося действия нередко излагаются чрезвычайно подробно, а само действие рассказывается в нескольких незначительных стихах. Такого рода несоразмерность зависит от свойства памяти того или другого певца и встречается нередко, например, и в русских былинах.

Однако есть и исторические факты в переплетении с географическими частично подтверждающие описанные в эпосе события. К северу от нынешнего поселка Калевала есть озеро Топозеро — море, через которое плыли богатыри. По берегам озера селились саамы — народ Похъёлы. У саамов были сильные колдуны (Старуха Лоухи). Но карелы смогли вытеснить саамов далеко на север, подчинить население Похьёлы и покорить последнюю[источник не указан 1495 дней].

День Калевалы[править | править вики-текст]

«День народного эпоса Калевалы» — национальный праздник, отмечается 28 февраля. Каждый год в Карелии и Финляндии[2] проходит «Калевальский карнавал», в форме уличного костюмированного шествия, а также театрализованных представлений по сюжету эпоса.

Калевала в искусстве[править | править вики-текст]

Вяйнямёйнен обороняет сампо от ведьмы Лоухи. Аксели Галлен-Каллела
«Рунопевцы» (из «Калевалы»), 1965, гуашь, Т. Г. Юфа

Первое письменое упоминание о героях Калевалы содержится в книгах финского епископа и первопечатника Микаэля Агриколы. В русской литературе образ Вяйнемёйнен встречается впервые в поэме декабриста Ф. Н. Глинки «Карелия»

  • Первая живописная картина на сюжет «Калевалы» создана в 1851 году шведским художником Йоханом Блакстадиусом.
  • Первым произведением на сюжет «Калевалы» стала пьеса финского писателя Алексиса Киви «Куллерво» (1860).
  • Наиболее значительный вклад в музыкальное воплощение «Калевалы» внёс классик финской музыки Ян Сибелиус.
  • На русский язык поэма впервые была переведена в 1888 году поэтом и переводчиком Леонидом Петровичем Бельским.
  • Сюжеты «Калевалы» присутствуют в творчестве многих художников. В Музее изобразительных искусств Республики Карелия собрана уникальная коллекция произведений изобразительного искусства на темы эпоса «Калевала»[3]. Широко известен цикл картин со сценами из «Калевалы» финского художника Аксели Галлен-Каллела.
  • По мотивам «Калевалы» карельским композитором Гельмером Синисало был написан балет «Сампо», который впервые был поставлен в Петрозаводске 27 марта 1959 года. Это произведение имело большой успех и неоднократно исполнялось как в СССР, так и за рубежом[4][5].
  • В 1959 году по мотивам «Калевалы» был снят совместный советско-финский фильм «Сампо» (режиссёр Александр Птушко, сценарий Вяйнё Кауконена, Виктора Витковича, Григория Ягдфельда).
  • В 1982 году финский режиссёр Калле Хольмберг снял для телевидения 4-серийную экранизацию «Калевалы» — «Железный век. Сказания Калевалы», удостоенную призов Финской и Итальянской киноакадемий. В 2009 году фильм был выпущен в России комплектом из двух DVD.
  • «Сильмариллион» Джона Толкина создавался под впечатлением от «Калевалы».

Под влиянием "Калевалы создана также "Песня о Гайвате " Генри Лонгфелло. По примеру Лёнроннта собрал и записал эпос свойго народа олонхо якутский поэт Платон Ойунский. Максим Горький ставил «Калевалу» в один ряд с гомеровским эпосам . В 1908 г. Алексей Максимович писал: " Индивидуальное творчество не создало ничего равного «Илиаде» или «Калевале». В 1932 г. он называет фино-карельский эпос: «монументом словесного творчества». «Калевала» упоминается во втором томе «Жизни Клима Самгина», в главах посвящённых финским впечетлениям героя: « Самгин вспомнил, что в детстве он читал „Калевалу“, подарок матери; книга эта, написанная стихами, которые прыгали мимо памяти, показалась ему сучной, но мать, всё-таки заставила прочитать её до конца. И теперь, через хаос всего, что он пережил, возникли эпические фигуры героев Суоми, борцов против Хийси и Лоухи, стихийных сил природы, её Орфея Вяйнемёйнена…веселого Лемминкяйнена-Бальдура финов,Илмаринена, скававшего Сампо, сокровище страны». Калевалу высоко ценил народный поэт Беларуси Якуб Колас о своей работе над поэмой «Сымон -музыкант», он говорил: «Калевала» дала мне хороший толчок к работе… И многочисленные создатели её, и я пили из одного источника, только фины яе на берегу моря, среди скал, а мы — в своих борах и болотах. Никому одному не принадлежит эта живая вода, она открыта многими и для многих. И в чём-то очень похожи радость и горе у каждого народа. Значит могут быть похожи и произведения…Я был готов поклонится Лённроту в ноги".(По книге Максима Лужанина «Колас рассказывает о себе») В. Г. Белинский не смог оценить мирового значения «Калевалы». Великий критик был знаком с финским эпосам только в плохом, прозаическом пересказе. Сказались его напряжённые отношение с Я. К. Гротам -главным тогдашним популяризатором финляндской литературы в России, неприятие славянофильской идеализации народной архаики (Финляндия того времени, как и славянские страны, переводились славянофилами, например Шевырёвым, как пример патриархальной неиспорченности в противовес «развращённой» Европе). В рецензии на книгу М. Эмана «Главные черты из древней финской эпопеи Калевалы» Белинский писал: «Мы первые готовы отдать справедливость прекрасному и благородному подвигу г. Лённрота но не считаем нужным впадать в преувеличение. Как! все литературы Европы, кроме финской, превратились в какой-то безобразный рынок?…». «Неистовый Виссарион» возражал против сравнение «Калевалы» с античным эпосам, указывал на неразвитость современной ему финской культуры: «Иной национальный дух так мал, что уложится в ореховой скорлупе, а иной так глубок и широк, что ему мало всей земли. Таков был национальный дух древних греков. Гомер далеко не исчерпал его весь в своих двух поэмах. И кто хочет ознакомится и освоится с национальным духом древней Эллады, тому мало одного Гомера, но будут для этого необходимы и Гезиод, и трагики, и Пиндар, и комик Аристофан, и философы, и историки, и учёные, а там ещё остаётся архитектура и скульптура и наконец изучение внутренней домашней и политической жизни». (Белинский В. Г. Полное собрание сочинений т. Х, 1956 ст277-78, 274 М.)

  • Тексты «Калевалы» послужили сюжетом для большинства песен финской мелодик-метал группы Amorphis.
  • В 2001 году детский писатель Игорь Востряков пересказал Калевалу для детей в прозе, а в 2011 году сделал пересказ Калевалы в стихах.
  • Некоторым сюжетам «Калевалы» посвящен альбом «Manala» финской фолк-метал группы Korpiklaani.
  • В 2006 году был снят финско-китайский фэнтези фильм «Воин Севера», сюжет которого построен на основе переплетения китайских народных легенд и карело-финского эпоса.

Наибольшей популярностью Калевала пользуется в Финляндии, Карелии и Венгрии

Использование имени[править | править вики-текст]

Фонтан «Калевала» в Петрозаводске

Переводы на русский язык и адаптации[править | править вики-текст]

  • 1840 — Небольшие отрывки в русском переводе даны Я. К. Гротом («Современник», 1840).
  • 1880—1885 — Несколько рун в русском переводе изданы Г. Гельгреном («Куллерво» — М., 1880; «Айно» — Гельсингфорс, 1880; руны 1—3 Гельсингфорс, 1885).
  • 1888 — Калевала: Финская народная эпопея / Полный стихотворный перевод, с предисловием и примечаниями Л. П. Бельского. — СПб.: Типография Н. А. Лебедева, Невский просп., д. 8., 1888. 616 с.). Многократно переиздавался в Российской Империи и СССР.
  • 1960 — Из поэмы "Калевала" («Рождение кантеле», «Золотая дева», «Айно») // С. Маршак: Соч. в 4-х т., т. 4, С. 753-788.
  • 1981 — Любарская А. Пересказ для детей карело-финского эпоса «Калевала». Петрозаводск: Карелия, 1981. — 191 с. (стихотворные отрывки из перевода Л. П. Бельского).
  • 1998 — Лённрот Э. Калевала. Перевод Эйно Киуру и Армаса Мишина. Петрозаводск: «Карелия», 1998. (Переиздавался издательством «Вита Нова» в 2010 году).

Литература[править | править вики-текст]

  • Немецкие переводы Калевалы: Шифнера (Гельсингфорс, 1852) и Пауля (Гельсингфорс, 1884—1886).
  • Французский перевод: Leouzon Le Duc (1867).
  • Английский перевод: I. M. Crawford (Нью-Йорк, 1889).
  • Перевод на идиш восемнадцати рун: H. Rosenfeld, «Калевала, народный эпос финнов» (Нью-Йорк, 1954).
  • Перевод на иврит (в прозе): пер. Сара Товия, «Калевала, страна героев» (Kalevala, Eretz ha-giborim), Тель-Авив, 1964 (впоследствии несколько раз переиздавалась).

Из многочисленных исследований о Калевале (не считая финских и шведских) главные:

  • Jacob Grimm, «Ueber das finnische Epos» («Kleine Schriften» II).
  • Мориц Эман, «Главные черты из древней эпопеи Калевалы» (Гельсингфорс, 1847).
  • V. Tettau, «Ueber die epischen Dichtungen de finnischen Volker, besonders d. Kalewala» (Эрфурт, 1873).
  • Steinthal, «Das Epos» (в «Zeitschrift für Völkerpsychologie» V., 1867).
  • Jul. Krohn, «Die Entstehung der einheitlichen Epen im allgemeinen» (в «Zeitschrift far Völkerpsychologie», XVIII, 1888).
  • Его же, «Kalewala Studien» (в немецком переводе со шведского, там же).
  • Eliel Aspelin, «Le Folklore en Finlande» («Melusine», 1884, № 3).
  • Andrew Lang, «Custom and Myth» (pp. 156—179).
  • Radloff, в предисловии к 5-му тому «Proben der Volkslitteratur der nurdlichen Turk-Stämme» (СПб., 1885, p. XXII).
  • О замечательной финской книге Ю. Крона «История финской литературы. Ч. I. Калевала», вышедшей в Гельсингфорсе (1883 г.), см. статью г. Майнова: «Новая книга о финском народном эпосе» (в «Ж. М. Н. Пр.» 1884, май).
  • Самостоятельную переработку обширных материалов, собранных Ю. Кроном и другими финскими учеными для критики «Калевалы», представляет основательный труд известного итальянского ученого Domenico Comparetti, вышедший и в немецком переводе: «Der Kalewala oder die traditionelle Poesie der Finnen» (Галле, 1892).

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

Литература[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]

Wikiquote-logo.svg
В Викицитатнике есть страница по теме
Калевала