Каляев, Иван Платонович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Иван Каляев. Фотография сделана сразу после теракта. Вся поддёвка моя была истыкана кусками дерева, висели клочья, и она вся обгорела. С лица обильно лилась кровь, и я понял, что мне не уйти, хотя было несколько долгих мгновений, когда никого не было вокруг.

Ива́н Плато́нович Каля́ев (24 июня (6 июля) 1877, Варшава — 10 (23) мая 1905, Шлиссельбургская крепость) — российский революционер, террорист, эсер, поэт.

Биография[править | править вики-текст]

Родился в Варшаве в многодетной семье отставного полицейского (околоточного надзирателя) Платона Каляева и Софии Каляевой (урожденной Пиотровской), польки, дочери разорившегося шляхтича. Детство Ивана прошло в предместье Варшавы. В десять лет он поступил в варшавскую Первую Образцовую Апухтинскую гимназию, в аттестате зрелости поровну троек и четверок, а единственная пятерка — по предмету «Закон Божий»[1]. В гимназии Каляев подружился с учившимся там же Борисом Савинковым, ставшим впоследствии руководителем Боевой организации партии эсеров[2].

В 1897—1899 годах студент Императорских Московского и Петербургского университетов.

С 1898 года член Петербургского «Союза борьбы за освобождение рабочего класса». За участие в 1899 в организационном комитете студенческой забастовки был выслан в Екатеринослав, где также состоит в местной социал-демократической организации. Его членство в социал-демократических организациях было формальным: нет никаких указаний на его активную деятельность ни в Петербурге, ни в Екатеринославе. Пытаясь восстановиться в университете, неоднократно обращался к местным и центральным властям, однако все его прошения были отклонены. После отбытия ссылки ему также не позволили восстановиться в университете. 2 февраля 1902 года из Варшавы поехал учиться за границу во Львов, находившийся в то время на территории Австро-Венгрии, но 2 августа того же года был задержан на германо-австрийской границе с грузом нелегальных русских изданий[3]. Был неофициальным путём выдан российским властям и, несмотря на заключение министерства юстиции Российской Империи об отсутствии в действиях И. П. Каляева состава преступления[4], после 2-месячного заключения в Варшаве выслан в Ярославль, работал в газете «Северный Край»[5], где печатались Н. А. Бердяев, Б. В. Савинков, А. Ремизов, П. Е. Щеголев, А. В. Луначарский и другие, которые отбывали ссылку в Вологде, а последний в Тотьме[6] переписывался с поэтом В. Я. Брюсовым[7]

Осенью 1903 года был выявлен полицией во Львове, что может указывать на то, что он все ещё надеялся на восстановление в университете и продолжение образования. 16 декабря 1903 года выехал в Женеву, где вступил в Боевую организацию эсеров. Летом 1904 года в Петербурге участвовал в покушении на министра внутренних дел В. К. Плеве[8].

Осенью 1904 года было решено организовать покушение на Великого князя Сергея Александровича, дядю императора Николая II, бывшего московского генерал-губернатора и командующего Московским военным округом[9]. Великий князь считался главой дворцовой закулисы и серым кардиналом империи[10], и был одним из тех, кто настоял на вооруженном разгоне шествия 9 января 1905 года в Петербурге.

2 февраля 1905 Каляев не бросил бомбу в карету, потому что увидел, что рядом с Великим князем сидят его жена и малолетние племянники. Знаменитая фраза Каляева о том, что в случае решения организации он бросит бомбу в карету, не считаясь с тем, кто в ней будет находиться, была продиктована необходимостью отдать должное партийной дисциплине; И. П. Каляев хорошо понимал, что решение убить всю великокняжескую семью организацией принято никогда не будет[11].

4 февраля 1905 в Москве, на территории Кремля, он бомбой убил Великого князя Сергея Александровича и был задержан полицией[12].

Эсеры использовали убийство великого князя для развёртывания широкой агитационной кампании. В свою очередь, 7 февраля 1905 года директор Департамента полиции Алексей Лопухин по инициативе вдовы великого князя Елизаветы Фёдоровны организовал её встречу с Каляевым. Великая княгиня в тюрьме передала ему прощение от имени Сергея Александровича, оставила ему Евангелие. Более того, она подала прошение императору Николаю II о помиловании террориста, но оно не было удовлетворено[13]. Содержание разговора Лопухину стало известно в тот же вечер, и описание визита великой княгини было через Российское телеграфное агентство передано в газеты. Каляев так оценивал это посещение: «Правительство решило не только убить меня, но и скомпрометировать… показать, что революционер, отнявший жизнь у другого человека, сам боится смерти и готов… [любой ценой] купить себе дарование жизни и смягчение наказания. Именно с этой целью Департамент Полиции подослал ко мне вдову убитого»[14].

Следствие было практически безрезультатным: выявить сообщников Каляева не удалось; более того, его личность была установлена лишь полтора месяца спустя после задержания[15].

На суде в Москве, в Особом присутствии Правительствующего сената адвокатами у Каляева были В. А. Жданов и M. Л. Мандельштам[16]. 5 апреля 1905 года Каляев произнёс речь.

« Я — не подсудимый перед вами, я — ваш пленник. Мы — две воюющие стороны. Вы — представители императорского правительства, наемные слуги капитала и насилия. Я — один из народных мстителей, социалист и революционер. Нас разделяют горы трупов, сотни тысяч разбитых человеческих существований и целое море крови и слёз, разлившееся по всей стране потоками ужаса и возмущения. Вы объявили войну народу, мы приняли вызов![17] »
« Суд, который меня судит, не может считаться действительным, ибо судьи являются представителями того правительства, против которого борется партия социалистов-революционеров. »

Каляев, чтобы иметь возможность ещё раз защищать дело своей партии, подавал кассационную жалобу, протест этот был отклонён Сенатом. Департамент полиции продолжал кампанию по дискредитации Каляева и направил в зал заседаний подсадную публику[18].

Император Николай II, узнав, что кассационная жалоба отклонена, дал секретное указание директору Департамента полиции С. Г. Коваленскому добиться у Каляева прошения о помиловании. Тот командировал в Шлиссельбургскую крепость товарища прокурора Санкт-Петербургской судебной палаты Фёдорова, с которым Каляев был знаком по Московскому университету, но Фёдоров не смог убедить Каляева обратиться с прошением о помиловании[19].

Протоиерей тюремного шлиссельбургского Иоанно-Предтеченского собора Иоанн Флоринский рассказывал[20]:

Я никогда не видел человека, шедшего на смерть с таким спокойствием и смирением истинного христианина. Когда я ему сказал, что через два часа он будет казнен, он мне совершенно спокойно ответил: «Я вполне готов к смерти; я не нуждаюсь в ваших таинствах и молитвах. Я верю в существование Святого Духа, Он всегда со мной, и я умру сопровождаемый Им. Но если вы порядочный человек и если у вас есть сострадание ко мне, давайте просто поговорим как друзья». И он обнял меня!

Влияние личности Каляева на современную культуру[править | править вики-текст]

Каляев в 18-летнем возрасте

Личность Каляева и обстоятельства убийства великого князя Сергея Александровича легли в основу повести «Конь бледный», написанной одним из организаторов убийства — Б. В. Савинковым. К этому сюжету обращались также такие писатели, как Л. Н. Андреев («Губернатор»), М. П. Арцыбашев («Так слагается жизнь»), А. А. Блок («Возмездие»), Зинаида Гиппиус («Был и такой»), Максим ГорькийЖизнь Клима Самгина»), Александр Грин («Марат»), философ А. Камю («Праведники»), А. И. Куприн («Мой паспорт»), М. М. Пришвин («Дом имени Каляева»), А. М. Ремизов («Иван Купал» и «Трагедия об Иуде»), Б. Л. Пастернак («1905 год»), Юлиан СемёновГорение. Роман-хроника о Ф. Э. Дзержинском»), Ю. М. Нагибин («Безлюбый»), Б. Васильев («Утоли моя печали»).

Личностью И. П. Каляева очень интересовался Л. Н. Толстой, который обсуждал со своими гостями публикации о его казни и советовал художнику И. Е. Репину написать картину на тему встречи великой княгини и Каляева в тюрьме[21].

В 1924 году художником Н. И. Струнниковым была написана картина «Покушение И. П. Каляева на великого князя Сергея Александровича 4(17) февраля 1905 г.» В 1926 году картина «И. П. Каляев бросает бомбу в карету великого князя Сергея Александровича в Москве в 1905 году» была написана учеником И. Е. Репина — В. С. Сварогом[22]. В том же году Б. Л. Пастернак долго колебался и не мог решить, кому посвятить свою поэму о 1905 годе — Ивану Каляеву или лейтенанту П. П. Шмидту — и несмотря на критику М. Цветаевой и В. Маяковского, Пастернак все же выбрал Шмидта, так как ему не импонировала решимость Каляева и его убеждённость в собственной правоте[23].

Одним из памятников, поставленных по т. н. Ленинскому плану монументальной пропаганды, был памятник И. П. Каляеву, открытый 7 ноября 1918 года у входа в Александровский сад (скульптор Б. В. Лавров)[24].

Именем И. П. Каляева были назван московский Народный дом, улицы в нескольких городах бывшего СССР (см. Улица Каляева). В постсоветское время часть этих названий была изменена.

В 2012 году любительский фильм «Иван Каляев» снял польский музыкант и поэт Владислав Дворжак[25].

Киновоплощения[править | править вики-текст]

Поэзия[править | править вики-текст]

С поэтическим наследием И. П. Каляева был хорошо знаком Александр Блок: некоторые исследователи его творчества считают, что поэма Блока «Возмездие» написана под впечатлением стихотворений Каляева, как бы продолжает их.[28] Часть стихотворений И. П. Каляева опубликована его товарищами по партии[29].

Несколько стихотворений Каляева:

«

Слово и дело
О, если б голос мой мог пробуждать сердца!
Я б всех сзывал на бой немолчным сердца криком
Волшебным блеском слов я б увлекал бойца
И был бы громом дел мой клич в бою великом
Огнём мятежных чувств спалил бы я всю ложь
Рассеял бы всю муть бессилья, лицемерья
Заветом властных душ смутил бы робких дрожь
И светом бодрых душ спугнул бы мрак безверья
Но в самой предрассветной мгле бессилен словом я
И самый мой призыв звучит, как стон, несмело
Вот почему средь бурь зовет душа моя
Товарища-бойца величьем грозным дела…

»
«

Пусть грянеть бой
Моя душа пылает страстью бурной
И грудь полна отвагой боевой
Ах! Видеть лишь свободы блеск пурпурный
Рассеять мрак насилья вековой
И маску лжи сорвав с лица злодея
Вдруг обнажил его смертельный страх
И бросил всем тиранам,не робея,
Стальной руки неотвратимый взмах…
Довольно слез! Пусть грянет гром победный!
Народ зовет: преступно, стыдно ждать
Рази ж врага, мой честный меч наследный
Я твой, весь твой, о родина, о мать…

»
«

Сон жизни
Миг один - и жизнь уходит
Точно скорбный скучный сон
Тает, тенью дальней бродит
Как вечерний тихий звон

Только сбросил с глаз повязки
Первых юношеских лет
Миг - и нет волшебной сказки
Облеченной в яркий цвет

Лишь за гранью сновиденья
Воскресает все на миг
Жизни прожитой мученья
И мечты далекой лик

Мы, ограбленные с детства,
Жизни пасынки слепой
Что досталось нам в наследство?
Месть и скорбь, да стыд немой…

Что мы можем дать народу,
кроме умных скучных книг,
чтоб помочь найти свободу?
- Только жизни нашей миг…

»

Примечания[править | править вики-текст]

  1. ГАРФ. Ф. 5831. Оп. 1. Д. 557. Л. 2.
  2. Спиридович А. Записки жандарма. — М.: Худож. лит.; Фонд творч. инициатив, 1991. — С. 180.
  3. О выяснении связей И. П. Каляева.
  4. ГАРФ. Ф. 102. Оп. 99. Д. 1406. Л. 68.
  5. Каляев Иван Платонович. // ГАРФ. Ф. 1742. Инв. № 49949. Ед. хр. 14500.
  6. Вологда. Историко-краеведческий альманах. Вып. 1. — Вологда, 1994. — С. 215, 220.
  7. Перепеченко В. «Как у вас в Вологде?» Неизвестное письмо В. Я. Брюсова к И. П. Каляеву. // «Красный Север». № 276 (21460). 25 декабря 1988. — С. 4.
  8. Ивановская П. С. В боевой организации. Отрывок из воспоминаний
  9. Незадолго до 4 февраля 1905 года великий князь формально подал в отставку, но московское охранное отделение продолжало представлять ему доклады о положении в Москве вплоть до дня его гибели.
  10. Колосов А. Смерть Плеве и великого князя Сергея Александровича. — B., 1905. — S. 22.
  11. Эсер-террорист И. П. Каляев / Заключение диссертации
  12. Протокол допроса свидетеля Г. У. Розенко
  13. «По поручению Эллы её сестра Виктория сказала мне, что Элла ездила к убийце Сергея; она долго говорила с несчастным и дала ему образок». // Дневник великого князя Константина Константиновича Романова. — ГАРФ. Ф. 660. Оп. 1. Д. 56. Л. 41—51.
  14. Беренштам В. В. В боях политических защит. — М.—Л.: Книга, 1925. — С. 90.
  15. Письмо начальника Варшавского охранного отделения следователю К. М. Головне от 28 марта 1905 года об опознании И. П. Каляева
  16. Адвоката Н. В. Тесленко в процесс не допустил председательствующий П. А. Дейер, а кассационную жалобу в Сенате поддерживали адвокаты М. Л. Мандельштам и В. В. Беренштам
  17. Борис Савинков. Воспоминания террориста.
  18. Кармина — Читау. О Каляеве. // Голос минувшего на чужой стороне. № 3 (16). — Париж, 1926. — С. 196.
  19. Палеолог М. Царская Россия во время мировой войны. — М.: Междунар. отношения, 1991. — С. 119—121.
  20. Фёдоров А. Казнь террориста Ивана Каляева. // Русская академическая группа в США. Записки. — Т. 19. — Нью-Йорк, 1986. — С. 205.
  21. Маковицкий Д. П. [Дневник] 1908. // Маковицкий Д. П. У Толстого, 1904—1910: «Яснополянские записки»: В 5 кн. / АН СССР. Ин-т мировой лит. им. А. М. Горького. — М.: Наука, 1979—1981. — (Лит. наследство; Т. 90). Кн. 3: 1908—1909 (январь — июнь). — 1979. — С. 7—291. (С. 50).
  22. Картина «И. П. Каляев бросает бомбу в карету великого князя Сергея Александровича в Москве в 1905 году»
  23. Р. М. Рильке. Б. Пастернак. М. Цветаева. Письма 1926 года. — М., 1990. — С. 159.
  24. Попов И. А. О чём молчит Никольская башня? // Альманах «На память будущему». — Издательский дом Тончу, 2011. — С. 192.
  25. Иван Каляев — YouTube
  26. Отрывок из хф о Дзержинском — YouTube
  27. Отрывок из к\ф «Исчадие ада» — YouTube
  28. Петрова М. Г. Блок и народническая демократия // Литературное наследство. — Т. 92. — Кн. 4. — С. 88.
  29. [1]

Литература[править | править вики-текст]