Канкрин, Егор Францевич

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Егор Францевич Канкрин
нем. Georg Ludwig Cancrin
Егор Францевич Канкрин
Флаг Министр финансов
22 апреля (4 мая) 1823 — 1 мая (13 мая) 1844
Монарх Александр I, Николай I
Предшественник Дмитрий Александрович Гурьев
Преемник Фёдор Павлович Вронченко

Рождение 26 ноября (7 декабря) 1774(1774-12-07)
Ханау, ландграфство Гессен-Кассель
Смерть 21 сентября (3 октября) 1845(1845-10-03) (70 лет)
Павловск, Российская империя
Место погребения Смоленское лютеранское кладбище
Отец Франц Людвиг Канкрин[1]
Образование Марбургский университет
Награды
Орден Святого апостола Андрея Первозванного с алмазными знаками Орден Святого Владимира I степени Орден Святого Владимира II степени Орден Святого Александра Невского с алмазами
Орден Святой Анны I степени Орден Святой Анны II степени Орден Белого орла
иностранные
Кавалер Большого креста Австрийского ордена Леопольда Орден Красного орла 1-й степени
Order of Merit of the Bavarian Crown ribbon.svg Кавалер Большого креста Саксонского ордена Заслуг
Военная служба
Годы службы 1811—1824
Принадлежность Российская империя
Звание генерал от инфантерии
Командовал интендантская служба
Commons-logo.svg Егор Францевич Канкрин на Викискладе

Граф Его́р Фра́нцевич (Георг Людвиг) Канкри́н (26 ноября [7 декабря1774 — 21 сентября [3 октября1845) — русский государственный деятель и экономист немецкого происхождения. Предки рода графов Канкриных первоначально носили фамилию Кребс (Krebs или Kräps), что в переводе с немецкого означает «рак». В 1636 году один из Кребсов – лютеранский пастор Самуэль Кребс – перевёл свою фамилию на латынь, и стал писаться Cancerinus; позднее фамилия трансформировалась в Cancrinus и, наконец, в Cancrin. Фамильное прозвание нашло отражение в родовом гербе графов Канкриных, в первом и четвёртом полях которого изображён рак. Генерал, состоящий при Особе Его Величества[2], генерал от инфантерии, министр финансов России в 1823—1844 годах.

В 1839—1843 годах знатоком камеральных наук Канкриным была проведена денежная реформа, установившая систему серебряного монометаллизма. К заслугам Канкрина принадлежит также обмен всех ассигнаций на государственные кредитные билеты, обменивающиеся на золото и серебро, а также эмиссия платиновой монеты. Приверженец протекционизма, но только с обязательным развитием экономической конкуренции внутри страны, в связи с чем был противником развития государственных фабрик, розничных банков, железных дорог и т. д., подрывающих возможность конкуренции между собой аналогичных частных. Был сторонником после выкупа государством крестьян и земли у помещиков использования потенциала крестьянской общины для развития сельского хозяйства в направлении создания там, где это возможно, крупных коллективных хозяйств. Его последователями считали себя и И. А. Вышнеградский и С. Ю. Витте, и экономисты-народники, а также многие российские учёные в области полицейского права.

Ранние годы[править | править код]

Георг Людвиг Канкрин родился 27 ноября (16 по старому стилю) 1774 года (хотя сам всегда праздновал день рождения 26 ноября, соединяя его с именинами) в городе Ханау. Ряд исследователей полагают, что Канкрин имел еврейское происхождение, как минимум частично[3]. В частности, Бенджамин Дизраэли с своём романе «Coningsby» писал о встрече главного героя (прототипом которого являлся Натан Ротшильд) с Канкриным в Петербурге: «По прибытии я, встретившись с российским министром финансов, графом Канкриным, созерцал сына литовского еврея…»[3]. Другие же исследователи отрицали наличие у Канкрина еврейских корней[3].

Отец Франц Людвиг Канкрин в 1783 году получил выгодное предложение от русского правительства и переселился в Россию возглавлять соляные прииски в Старой Руссе, оставив сына на родине. В 1788 году для лечения и научных работ вернулся на родину. Но жалование в России за ним было сохранено. Через восемь лет, в 1796 году окончательно переселился в Россию[4].

Классическое образование Е. Ф. Канкрин получил в Германии. Учился сначала в Гисенском университете[4], а потом перевёлся в Марбургский университет. Изучал в основном юридические науки. Завершил образование в 1794 году.

Канкрин в 1797 году приехал в Россию к отцу и был назначен его помощником; отец в это время был директором солеварен в Старой Руссе. После ссоры с отцом он некоторое время работал бухгалтером, а затем секретарем у предпринимателя Абрама Перетца.

В 1803 году переведён в Министерство внутренних дел советником экспедиции государственных имуществ по соляному делу. В 1809 году назначен инспектором всех петербургских иностранных колоний в чине статского советника.

Возвышение в эпоху Наполеоновских войн. Генерал-интендант Русской армии[править | править код]

По сведениям генерала от кавалерии Богушевского, служил комиссионером по продовольственной части[5] при русской армии в Польше и Восточной Пруссии во время войны Четвёртой коалиции.[6]

Написанные на основе личного опыта войны первые[7] его экономические сочинения – «Fragmente über die Kriegskunst nach militärischer Philosophie» (1809) и «Über das System und die Mittel zur Verpflegung der grossen Armeen» – оставшееся ненапечатанным, – обратили на него внимание немецких генералов, окружавших императора Александра I. По рекомендации одного из них – Пфуля – Канкрин в чине действительного статского советника был назначен в 1811 году помощником генерал-провиантмейстера. В 1812 году стал генерал-интендантом 1-й армии, в 1813 — генерал-интендантом действующей русской армии. Во многом благодаря проявленной им распорядительности русские войска во время боевых действий на своей и чужой территории не нуждались в продовольствии. 1 декабря 1812 года его переименовали в генерал-майоры, 30 августа 1815 года он получил чин генерал-лейтенанта, 25 июня 1826 года — генерала от инфантерии[8].

На нём лежали также все обязанности по ликвидации военных расчётов между Россией и другими государствами. Из 425 миллионов рублей, планировавшихся на ведение войны, в 1812—1814 годах было израсходовано менее 400 миллионов. Это было редчайшее событие для страны, обычно заканчивавшей военные кампании с большим финансовым дефицитом. Ещё успешнее организовал Канкрин продовольственное обеспечение русских войск во время заграничного похода 1813—1814 годов. Союзники требовали от России за полученные русской армией продукты огромную сумму в 360 миллионов рублей. Благодаря искусным переговорам Канкрину удалось сократить эту цифру до 60 миллионов. Но, кроме экономии средств, Канкрин строго следил за тем, чтобы всё имущество и продовольствие полностью и вовремя доходило до армии, боролся со взяточничеством и хищениями. Эта деятельность, нетипичная для интендантского ведомства того времени, сыграла значительную роль в обеспечении вооружённых сил России всем необходимым и в конечном счёте способствовала победе над сильным врагом. За эту деятельность Е. Ф. Канкрин был награждён в 1813 году орденом Св. Анны I степени.

За время своего управления продовольствием армии (1812—1824) он представил отчёт о положении продовольственной части, рисующий её в довольно мрачных красках. Назначенный в 1820 году членом Военного совета, он написал «Weltreichtum, Nationalreichtum und Staatswirthschaft» и «Über die Militär-Ökonomie im Frieden und Kriege und ihr Wechselverhältniss zu den Operationen» (1820—1823). В первом труде он, в частности, подверг резкой критике действия министра финансов Д. А. Гурьева по изъятию из обращения части ассигнаций. В. Рошер причисляет Канкрина к сторонникам русско-немецкой школы в области политической экономии и характеризует его направление как реакцию против учения А. Смита.

Работа на посту министра[править | править код]

Своим научным взглядам он старался быть верным и в должности министра финансов, к которой был призван в 1823 году, на место графа Гурьева, и которую занимал до 1844 года. Никто из российских министров финансов так долго не оставался на этом месте, как Канкрин. За указанный период времени вполне сложилась и достигла своего апогея финансовая система, первым основанием которой послужило введение подушной подати. Нося сословный характер, она была построена всецело на обложении наименее имущих податных классов. Когда Канкрин занял свой пост, следы Отечественной войны 1812 года и последующих войн были ещё весьма заметны. Население многих губерний было разорено, долги правительства частным лицам платились неаккуратно; внешний долг был огромным, равно как и бюджетный дефицит. С именем Канкрина тесно связаны восстановление металлического обращения, укрепление протекционной системы и улучшение государственной отчетности и счетоводства. Прекратив изъятие ассигнаций из обращения путём заключения иностранных займов, Канкрин направил свои усилия на фиксирование ценности ассигнационного рубля, колебавшейся между 350—380 копеек за серебряный рубль. В некоторых местностях, однако, ценность звонкой монеты возвышалась так называемым простонародным лажем, доходившим до 27 % (см. Ассигнации). Так как восстановление номинальной стоимости ассигнаций не представлялось возможным, то решено было произвести девальвацию. Переходной ступенью было учреждение депозитной кассы (1839), выпускавшей депозитные билеты, обеспеченные рубль за рубль серебром; затем взамен ассигнаций в 1841 году выпущены кредитные билеты и, наконец, в 1843 году — государственные кредитные билеты.

Е. Ф. Канкрин (акварель Нечаева)

Денежная единица была принята крупная — рубль, хотя это был удобный момент для перехода к мелкой денежной единице. В таможенной политике Канкрин строго придерживался протекционизма. После тарифа 1819 года, который, по словам Канкрина, убил в России фабричное производство, правительство нашло вынужденным прибегнуть к тарифу 1822 года, составленному не без участия Канкрина. За время его управления министерством финансов состоялись частные повышения окладов тарифа, завершившиеся в 1841 году общим его пересмотром. В заградительных таможенных пошлинах Канкрин видел не только средство покровительства русской промышленности, но также и способ получения дохода с лиц привилегированных, свободных от прямых налогов. Понимая, что именно при системе протекционизма особенно важно поднятие общего технического образования, Канкрин основал в Санкт-Петербурге Технологический институт и способствовал изданию полезных сочинений в этой области. Он заботился также об улучшении отчетности и внесении большего порядка в финансовое управление. До него смета о предстоящих доходах и расходах представлялась в Государственный совет весьма неаккуратно и в крайне несовершенной форме, а отчёт о расходах уже исполненных — лишь через несколько лет; о расходах 1812 и 1813 годов совсем не было представлено отчёта. Канкрин принял меры к исправлению этого недостатка.

Местная финансовая администрация мало привлекала к себе внимание министра и оставалась весьма неудовлетворительной. Усилиями Канкрина улучшено металлическое производство на казенных заводах, увеличена добыча золота. Стремясь к поднятию фабричной и заводской промышленности, он упускал из виду сельскохозяйственные промыслы и вообще сельское хозяйство. В начале своей деятельности он интересовался судьбой казённых крестьян и с целью противодействия малоземелью предполагал расселять их, но затем был отвлечён другими делами, вследствие чего император Николай I признал необходимым выделить управление государственными имуществами из ведомства министерства финансов и поручить его особому министерству (1837). За время управления Канкрина сумма прямых налогов была увеличена на 10 млн руб. серебром путём привлечения инородцев к платежу подушной подати и пересмотра налога на право торговли. В 1842 году увеличен был гербовый сбор. Взамен государственной монополии (с 1818 года) на продажу вина, понижавшей сборы и оказывавшей деморализующее влияние на чиновничество, Канкрин ввёл откупную систему, выгодную в финансовом отношении (по сравнению с 1827 годом питейный доход увеличился на 81 млн руб.), но ещё более вредную для народной нравственности. При Канкрине введён акциз на табак. Учреждение в России частных банков Канкрин не допускал, опасаясь развития в стране искусственных капиталов, могущих принести вред частным лицам. На том же основании он был противником устройства сберегательных учреждений. Даже от казённых банков он не ожидал пользы. Стремясь к сведению росписи без дефицита, путём сбережений в расходах, Канкрин сначала успел достигнуть уменьшения расходов по военному ведомству; но так как частичные изменения далеко не приводили к желанным результатам, он добился в 1836 году установления нормальной сметы государственных расходов. Политические обстоятельства, однако, влекли за собой новое увеличение расходов, для покрытия которых приходилось обращаться к заимствованиям из казенных банков, выпуску в обращение билетов государственного казначейства (серий) и внешним займам. Однако, и в затруднительных обстоятельствах он ни разу не прибегал к выпуску неразменных бумажных денег (ассигнаций). В конце концов Канкрин, хотя и стоявший по образованию гораздо выше многих современных ему государственных деятелей, не создал своей особой финансовой системы. Частные улучшения, им достигнутые, рушились с его уходом и особенно с наступлением реформ, заставших государственное хозяйство врасплох. Вся деятельность Канкрина проникнута одним коренным противоречием: с одной стороны, высоким тарифом поддерживалось фабричное производство, с другой — налогами, ложившимися на массу народа, уничтожался внутренний рынок.

Тем не менее, проведение реформы позволило установить в России стабильную финансовую систему, сохранявшуюся вплоть до начала Крымской войны[9].

Во время заведования министерством финансов К. обращал особенное внимание на казенные леса, но, не имея возможности управиться со всей их «необъятной массой», принужден был распределить эти леса, смотря по частному их назначению, между разными ведомствами. Для лесов, предназначенных снабжать древесными материалами горные заводы, составлена самим Канкрином (на немецком языке) известная «Инструкция об управлении лесной частью на горных заводах хребта Уральского, по правилам лесной науки и доброго хозяйства», русский перевод которой напечатан в 1830 году. Эта инструкция должна была заменить собой на время Лесной Устав и служить «руководством к исполнению существующих узаконений». Она представляет собой очень хороший для того времени учебник лесного хозяйства. «Науку лесного хозяйства» на заводах Канкрин считал не менее важной, чем собственно горные науки. Вместе с тем инструкция касается и многих частных вопросов, например, о возвращении дубовых низкоствольников на корье для дубления кож. При Канкрине было создано Алешковское лесничество, призванное сдерживать расширение Алешковских песков — крупнейшего песчаного массива в Европе.

1 января 1832 года был награждён орденом Андрея Первозванного

«за 8-летнее управление министерством Финансов, отличную благоразумную попечительность и непоколебимое рвение к благоустройству сей важной части Государственного управления, за многие полезные предначертания, точное исполнение оных и бдительный надзор, при коих доходы Государства, при всех обстоятельствах, не только удержаны от упадка, но и важные, чрезвычайные расходы по войнам с Персией и Турцией и по неожиданным событиям в Царстве Польском и в западных губерниях, успешно удовлетворены, мануфактуре и промышленности отечественным дано быстрое, полезное направление.»

22 апреля 1834 года получил алмазы к ордену[10]

«за неутомимые труды и благоразумную распорядительность в продолжении 11-летнего управления министерства Финансов.»

3 апреля 1838 года был удостоен звания генерала, состоящего при Особе Его Величества[11].

Когда в 1840 году Канкрин попросил у Николая I об отставке, тот ответил:

«Ты знаешь, что нас двое, которые не можем оставить своих постов, пока живы: ты и я.»

По должности министра финансов Канкрин являлся главноуправляющим Корпусом горных инженеров. Входил в состав Комитета по делам Закавказского края и Комитета об устроении Петербурго-Московской железной дороги[12].

Канкрин являлся почётным членом Императорской академии наук, Санкт-Петербургского и Харьковского университетов, Санкт-Петербургского минералогического общества, Московского общества любителей коммерческих знаний, Московского общества испытателей природы и Курляндского общества любителей литературы и художеств.

Ушёл в отставку по болезни и возрасту в 1844 году. Незадолго до смерти, находясь за границей, Канкрин написал последнее (по мнению некоторых критиков, самое слабое) своё сочинение: «Die Oekonomie der menschlichen Gesellschafen und das Finanzwesen». Умер в 1845 году.

Похоронен на Смоленском евангелическом кладбище[13] в Санкт-Петербурге.

Критика[править | править код]

Известный американский экономист Дарон Аджемоглу считает, что действия Канкрина на посту министра финансов задержали развитие экономических сил России. Среди таких действий Аджемоглу называет[14]:

  • закрытие Государственного коммерческого банка, предназначенного для развития промышленности
  • реанимацию Государственного заемного банка, предназначенного для кредитования землевладельцев-крепостников[прим. 1]. При этом все счета Государственного коммерческого банка были переведены в новых банк, что фактически закрыло возможности государственного финансирования промышленности.

По мнению Аджемоглу, действия Канкрина были преднамеренно направлены на сдерживание развития промышленности из опасения, что такое развитие может привести к потере политического влияния помещиков-землевладельцев, являвшихся опорой монархического строя России[14].

Семья[править | править код]

Екатерина Захаровна, жена

Жена (с 1816 года) — Екатерина Захаровна Муравьёва (1796—1849), воспитанница Барклая-де-Толли, дочь его кузины Елизаветы Карловны Поссе (1761—1815) от брака с Захаром Матвеевичем Муравьёвым (1759—1832); сестра Артамона Муравьёва. Несмотря на разницу лет супругов, брак их был счастливым. Канкрин нежно любил жену и называл её по отчеству — «Сахаровной», выговаривая это слово на немецкий лад. По свидетельству современников, в молодости графиня Канкрина была очень хороша собою, ум имела недалекий и была склонна к сентиментальности. С годами чрезвычайно, до уродства, растолстела. По словам Бартенева, она была «толста и нездорова», и, по свидетельству Муромцева, «любила составить партию в вист». С 1823 года кавалерственная дама ордена Св. Екатерины (малого креста). Если верить запискам барона М. Корфа, истинной причиной решимости Канкрина оставить службу в 1840 году было «огорченное желание его жены». Она оскорблялась, что её не жалуют в статс-дамы, чего, однако же, она не удостоилась и до конца своих дней. «Графиня Екатерина Захаровна, была женщина добрая, но ветреная и не всегда осторожная на язык, и император никогда её не жаловал»[15]. Скончалась в сентябре 1849 года в Павловске, день в день через четыре года после смерти мужа. В браке имела семь детей, шесть из которых (две дочери и четыре сына) выжили:

  • Валериан (1820—1861), генерал-майор, генерал-кригскомиссар Военного министерства.
  • Елизавета (1821—1883), фрейлина, с 1843 года жена графа И. К. Ламберта (1809—1879).
  • Зинаида (1821—1891), фрейлина, с 1844 года жена графа Александра Андреевича Кейзерлинга (1815—1891).
  • Александр (1822—1891), гвардии капитан, Александровский уездный предводитель дворянства.
  • Виктор (1825—1882), гвардии полковник, профессор, основоположник степного лесоразведения.
  • Оскар (1831—1875)

В 1817 году граф Канкрин стал крёстным у своего адъютанта, крестил его первого сына — Петра Шумахера, впоследствии известного поэта-сатирика крайне левых взглядов. В молодые годы (в конце 1830-х годов) Шумахер исполнял особые поручения графа Канкрина, управляя сибирскими золотыми приисками, и был личным представителем министра финансов по Иркутской губернии.[16]

Награды[править | править код]

Памятник генералу Е. Ф. Канкрину в посёлке Лисино-Корпус

российские:

иностранные:

Память о Е. Ф. Канкрине[править | править код]

Примечания[править | править код]

Примечания
  1. В качестве залога по кредитам Государственного заемный банк принимал исключительно «души» крепостных, что закрывало доступ к финансированию для всех, кроме помещиков, владевших крепостными. Прим.: Именно это обстоятельство послужило основой сюжета сатирической повести Н.В. Гоголя «Мертвые души»
Сноски
  1. Канкрин, Франц-Людвиг // Энциклопедический словарьСПб.: Брокгауз—Ефрон, 1895. — Т. XIV. — С. 294.
  2. Милорадович Г. А. Канкрин граф Егор Францович // Царствование императора Николая I. Генералы, состоящие при Особе Его Величества // Список лиц свиты их величеств с царствования императора Петра I по 1886 г. По старшинству дня назначения. Генерал-адъютанты, свиты генерал-майоры, флигель-адъютанты, состоящие при особах, и бригад-майоры. — Киев: Типография С.В. Кульженко, 1886. — С. 163.
  3. 1 2 3 Мондэй, 2014, с. 101.
  4. 1 2 Канкрин, Егор Францович // Русский биографический словарь : в 25 томах. — СПб.М., 1896—1918.
  5. очевидно, как представитель своего хозяина – Абрама Переца
  6. Богушевский В. Д. Записки генерала В. Д. Богушевского. // Воронежское дворянство в Отечественную войну. М., 1912. Сс. 221—251. На с. 226 Богушевский описывает их личную встречу при выдаче Каркриным говядины и водки для Каргопольского драгунского полка.
  7. (не считая романа «Dagobert» и книг по архитектуре, написанных им в ранней молодости)
  8. Канкрин, Егор Францевич, граф // Военная энциклопедия : [в 18 т.] / под ред. В. Ф. Новицкого [и др.]. — СПб. ; [М.] : Тип. т-ва И. Д. Сытина, 1911—1915.
  9. Сайт Гознака: проведение финансовой реформы Е. Ф. Канкрина (недоступная ссылка)
  10. Биографии генералов русской армии 1812—1815 гг.
  11. Милорадович Г. А. Канкрин граф Егор Францович // Царствование императора Николая I. Генералы, состоящие при Особе Его Величества // Список лиц свиты их величеств с царствования императора Петра I по 1886 г. По старшинству дня назначения. Генерал-адъютанты, свиты генерал-майоры, флигель-адъютанты, состоящие при особах, и бригад-майоры. — Киев: Типография С.В. Кульженко, 1886. — С. 163.
  12. Граф Егор Франц. Канкрин // Министры // Адрес-календарь, или общий штат Российской империи на 1843 год. Часть первая. — СПб.: Типография при Императорской Академии наук, 1843. — С. 47.
  13. Могила на плане кладбища (№ 13) // Отдел IV // Весь Петербург на 1914 год, адресная и справочная книга г. С.-Петербурга / Ред. А. П. Шашковский. — СПб.: Товарищество А. С. Суворина – «Новое время», 1914. — ISBN 5-94030-052-9.
  14. 1 2 Аджемоглу, Робинсон, 2016, с. 310.
  15. М. А. Корф. Записки. — М. : Захаров, 2003. — С. 156.
  16. под ред. А.Ранчина и Н.Сапова. «Стихи не для дам». Русская нецензурная поэзия второй половины XIX века. — М.: «Ладомир», 1994. — С. 144-145.
  17. Gustav Rose: Ueber den Sodalith und Cancrinit, in: Journal für praktische Chemie, Band 17, Verlag von Johann Ambrosius Barth, Leipzig 1839, S. 348

Литература[править | править код]

Ссылки[править | править код]

Предшественник:
Д. А. Гурьев
Министры финансов России
1823—1844
Преемник:
Ф. П. Вронченко