Карачун (божество)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Карачун
Мифология Славянская
Пол Мужской

Карачу́н, Корочу́н — в славянской мифологии злой дух, сокращающий жизнь и олицетворяющий смерть в раннем возрасте, а также по мнению ряда исследователей божество нижнего мира, являющееся повелителем морозов, холода и мрака[1][2][3][4][5].

В карпато-балканском этнолингвистическом ареале слово «Карачун» обозначало рождественский календарный цикл и его обрядовые реалии[6]. В Новгородской I летописи слова «до Корочюна» объясняются на полях словами «до Рождества Христова»:

«Въ лѣто 6651 (1143). Стояше вся осенина дъждева, от Госпожина дни до Корочюна, тепло, дъжгь; и бы вода велика вельми въ Волхове и всюде…»[7].

По гипотезе астронома Д. О. Святского, в Древней Руси словом «Корочюн» называли день зимнего солнцестояния[8]. По мнению Вяч. Вс. Иванова и В. Н. Топорова, в славянской мифологии Карачуном назывался зимний солнцеворот и связанный с ним праздник[9][10].

Литературовед Р. Г. Назиров утверждает, что «имя „Кащей“ появляется в русских сказках только с XVIII в., до этого соответствующий персонаж назывался Карачун»[11]. При этом он ссылается на авантюрно-рыцарскую повесть М. И. Попова «Славенские древности, или Приключения славенских князей» (1770). Однако, по мнению фольклориста Е. А. Костюхина, Карачун — не персонаж волшебной сказки, а плод авторского вымысла Михаила Попова, который разошёлся по учебникам по русскому фольклору[12].

Филолог Н. Ф. Сумцов обратил внимание на колядку, согласно которой все святые собрались в хате, не было только Рождества. Господь посылает за ним апостола Петра, но тот встречает по дороге «чудо чудное, огнем страшное» и возвращается. Господь объясняет ему, что это и было Рождество. Сумцов высказывает догадку, что «под „чудом чудным“ колядки скрывается древнее языческое божество, в других случаях скрывающееся под словом Крачун, Керечун, Карачун», причем само слово румынского происхождения[13][14].

В Молдавии для обозначения праздника Рождества используется термин «Крачун» (рум. и молд. Crӑciun, Крэчун)[15]. По догадке Ю. В. Поповича, в древности у молдаван Карачун считается божеством, способным вызвать плодородие и урожай в новом году:

«„Карачун“ олицетворял в себе не божество зимы и смерти, как это представлялось сторонниками мифологической школы, а „божество“, способное вызвать плодородие и урожай земли в предстоящем солнечном году»[16].

Образ в искусстве[править | править код]

Литература[править | править код]

  • В одном из рассказов Алексея Ремизова Карачун описан как странствующий старик, наказывающий изменников семихвостой плёткой с семью подхвостниками: «Раз хлестнёт — семь рубцов, другой хлестнёт — четырнадцать»[17].
  • В романе Александра Рудазова «Преданья старины глубокой» Карачун и Мороз-Студенец являются родными братьями. Младший из духов мороза, Карачун, вступает в союз с Кощеем, выступающим как главный антагонист, тогда как со старшим, Студенцом, такой союз заключить не удаётся. Кощей убивает дочь Мороза и её служанок, но щадит внучку.

Изобразительное искусство[править | править код]

  • Картина Виктора Королькова «Карачун» (1995)[18].

Кинематограф[править | править код]

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

Комментарии[править | править код]

Ссылки на источники[править | править код]

  1. Токарев С. А. Религиозные верования восточнославянских народов XIX — начала XX в. — М.: Издательство Академии наук СССР, 1957. — С. 109
  2. Иванов В. В. Русский мифологион: учебное пособие. — Петрозаводск: Изд-во КГПУ, 1998. — С. 120
  3. Иванов, Топоров, 1991, с. 274.
  4. Кондратьева Т. Н. Метаморфозы собственного имени: опыт словаря. /науч. ред.: А. Т. Липатов. — Казань: Изд-во Казанского ун-та, 1983. — С. 57
  5. Панчовски И. Г. Пантеонът на древните славяни и митологията им Булвест-2000, — 1993. — С. 177
  6. Валенцова, 1999, с. 468.
  7. Боголепов М. А. О колебаниях климата Европейской России в историческую эпоху. М., 1908. С. 42.
  8. Святский, 1961, с. 79.
  9. Карачун // Мифология. Большой энциклопедический словарь / гл. ред.: Е. М. Мелетинский. — 4-е изд . — М.: Большая Российская энциклопедия, 1998. — С. 278
  10. Карачун // Мифы народов мира: Энциклопедия. / Гл. ред. С. А. Токарев. Т. 1. — М.: «Советская энциклопедия», 1982. — С. 623
  11. Назиров Р. Г. Истоки сюжета «Кащеева смерть в яйце» // Фольклор народов РСФСР. Современное состояние фольклорных традиций и их взаимодействие. Уфа: Издание Башкирского государственного университета, 1989. Вып. 16. С. 36
  12. Костюхин Е. А. Древняя Русь в рыцарском ореоле // Приключения славянских витязей. М.: Современник, 1988. С. 5-20.
  13. Плисецкий М. М. Героико-эпический стиль в восточнославянских колядках // Обряды и обрядовый фольклор / Институт этнографии имени Н. Н. Миклухо-Маклая АН СССР; отв. ред. В. К. Соколова. М.: Наука, 1982. С. 190
  14. Рождество Иисуса Христа // Сумцов Н. Ф. Очерки истории южно-русских апокрифических сказаний и песен. Киев: Тип. А. Давиденко, 1888. С. 67
  15. Украинско-молдавские этнокультурные взаимосвязи в период социализма / Отв. ред. М. Н. Губогло. Киев: Наукова думка, 1987. С. 249.
  16. Попович Ю. В. Молдавские новогодние праздники: XIX-начало XX в. Кишинев: Штиинца, 1974. С. 144.
  17. Chukfamily: Чуковский К. Последние рассказы Алексея Ремизова.
  18. Коллекция Первого музея славянской мифологии. Корольков Виктор. (недоступная ссылка). Дата обращения 17 января 2017. Архивировано 13 января 2017 года.
  19. «Дед Мороз. Битва Магов» (2016): Злодеями не рождаются, а становятся от недостатка любви.

Литература[править | править код]

Ссылки[править | править код]