Карпов, Георгий Григорьевич

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Георгий Григорьевич Карпов
Георгий Григорьевич Карпов
Флаг Председатель Совета по делам Русской православной церкви при Совете министров СССР.
сентябрь 1943 года — февраль 1960 года
Преемник Владимир Алексеевич Куроедов
Рождение 7 июня 1898(1898-06-07)
Кронштадт
Смерть 18 декабря 1967(1967-12-18) (69 лет)
Москва
Место погребения
Партия КПСС.svg ВКП(б)КПСС (с 1920)
Образование Духовная семинария Петроградский университет
Награды Орден Ленина Орден Трудового Красного Знамени SU Medal XX Years of the Workers' and Peasants' Red Army ribbon.svg
Военная служба
Принадлежность  СССР
Род войск Emblema KGB.svg
Звание Генерал-майор

Гео́ргий Григо́рьевич Ка́рпов (7 июня 1898, Кронштадт, Российская империя — 18 декабря 1967, Москва, СССР) — советский государственный деятель, генерал-майор НКГБ (1945). С сентября 1943 по февраль 1960 года — председатель Совета по делам Русской православной церкви при Совете народных комиссаров СССР (позже — при Совете министров СССР).

Биография[править | править код]

Родился в Кронштадте в семье рабочего. Отец — Григорий Петрович Карпов (? — 1918), краснодеревщик, резчик по дереву, участвовавший в оформлении таких памятников архитектуры, как Морской Никольский собор (Кронштадт).

Окончил духовную семинарию[источник не указан 110 дней], учился в Петроградском университете[источник не указан 110 дней], работал машинистом на механическом заводе.

В 1918—1922 годы служил в РККФ на транспорте «Борго» (Балтийский флот).

Член РКП(б) с 1920 года. В органах ВЧК с 1922 года. В 1922—1928 годы служил в Особом отделе, а в 1928—1936 годах — в Контрразведывательном отделе и Секретно-политическом отделе ПП ОГПУ по Ленинградскому военному округу — УГБ УНКВД по Ленинградской области. Заместитель начальника УНКВД по Карельской АССР (1936). В 1936—1937 годах — заместитель начальника, с июля 1937 года — начальник Секретно-политического отдела (затем — 4-го отдела) УГБ УНКВД по Ленинградской области, уполномоченный 2-го отдела ГУГБ НКВД СССР. Начальник Псковского райотдела НКВД Ленинградской области (1938—1939).

По воспоминаниям арестованного в 1937 году[1] в Ленинграде Александра Тамми, «Карпов сначала молотил табуреткой, а затем душил кожаным ремнём, медленно его закручивая…»[2]. Карпов участвовал в допросах расстрелянного в феврале 1938 года по сфабрикованному обвинению физика-теоретика Матвея Бронштейна.

Начальник отделения 2-го отдела ГУГБ НКВД СССР (1939—1941). Заместитель начальника 3-го отдела 3-го Управления НКГБ СССР (февраль 1941 — июнь 1941). В 1941 году коллегия войск НКВД Ленинградского округа возбудила уголовное преследование в связи с его деятельностью в Пскове; дело было закрыто[3].

Великую Отечественную войну встретил майором госбезопасности. Начальник 4-го отдела 3-го Управлении НКВД СССР (июль 1941 — май 1943). С февраля 1943 года — полковник госбезопасности[4]. Начальник 5-го отдела 2-го Управления НКГБ-МГБ СССР (май 1943 — май 1946). Начальник отдела «О» МГБ СССР (май 1946 — август 1947). С августа 1947 года в резерве МГБ СССР по болезни[5]. В марте 1955 года уволен из органов КГБ при СМ СССР.

Награждён орденами Ленина и Трудового Красного Знамени (1945). Генерал-майор (1945).

В январе 1960 года Комиссией партийного контроля при ЦК КПСС исключён из рядов КПСС за нарушения социалистической законности, в марте 1960 года восстановлен в КПСС с объявлением строгого выговора. Было установлено, что «т. Карпов, работая в 1937—1938 гг. в Ленинградском управлении и Псковском окружном отделе НКВД, грубо нарушал социалистическую законность, производил массовые аресты ни в чём не повинных граждан, применял извращенные методы ведения следствия, а также фальсифицировал протоколы допросов арестованных. За эти незаконные действия большая группа следственных работников Псковского окружного отдела НКВД ещё в 1941 г. была осуждена, а т. Карпов в то время был отозван в Москву в центральный аппарат НКВД»[3]. Итоговая формулировка была следующая: «За допущенные нарушения социалистической законности в 1937—1938 гг. т. Карпов Г. Г. заслуживает исключения из КПСС, но, учитывая давность совершенных им проступков и положительную работу в последующие годы, Комитет партийного контроля ограничился в отношении Карпова Г. Г. объявлением ему строгого выговора с занесением в учетную карточку»[6]. С 1960 года на пенсии.

Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище[7].

Председатель Совета по делам Русской православной церкви[править | править код]

К осени 1943 года Иосиф Сталин счёл целесообразным приступить к восстановлению практически полностью к тому времени уничтоженной в СССР Русской православной церкви как полностью подконтрольной руководству СССР структуры, возможно, под давлением союзников по антигитлеровской коалиции, а также руководствуясь внутриполитическими и внешнеполитическими соображениями[8]. 4 сентября 1943 года Сталин пригласил троих митрополитов, представлявших «староцерковное» (ранее государство долгое время оказывало негласную поддержку обновленцам) крыло Православной Российской Церкви[9]: Местоблюститель Патриаршего престола Сергий (Страгородский), митрополит Ленинградский Алексий (Симанский) и митрополит Киевский и Галицкий Николай (Ярушевич). Встреча была информационно и организационно подготовлена Карповым. В ходе встречи Сталин от имени правительства заверил иерархов в поддержке и разрешил избрать Московского Патриарха (по смерти в 1925 году Патриарха Тихона (Беллавина) Московская патриархия не имела полноценного возглавления); для постоянной рабочей связи Патриархии с руководством СССР был создан правительственный орган — Совет по делам Русской православной церкви при СНК СССР. Совет возглавил Георгий Карпов (на должности до 6 февраля 1960 года); продолжал возглавлять также церковный отдел НКВД[10].

Весной 1949 года начальник Отдела пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) Дмитрий Шепилов докладывал Сталину о результатах проверки работы Карпова на посту руководителя Совета, в частности, следующее: «<…> Проверкой также установлено, что председатель Совета т. Карпов ежегодно преподносил подарки высшему духовенству Русской православной церкви за счет государственных средств. Такие подарки были произведены в 1944 году, а затем это из года в год повторялось т. Карповым. В 1947 г. патриарху Алексию было преподнесено в день его рождения и именин: парчи — 15 метров, серебряный кубок и малахитовая коробка на общую сумму 14552 рубля; митрополиту Николаю — парчи 10 метров и картина на общую сумму 6585 рублей; протопресвитеру Колчицкому — парчи 12 метров стоимостью в 890 рублей. В 1948 г. на подарки указанным лицам израсходовано 11574 рубля. В 1949 г. т. Карпов для подарка патриарху Алексию в день его именин 25 февраля приобрел телевизор стоимостью в 4 тысячи рублей. В свою очередь, т. Карпов в течение 1944—1947 гг. получал в подарок от патриарха Алексия картины, шкатулку и ковёр»[11]. Практика преподнесения подарков высшему духовенству была начата Советом в 1944 году и была согласована с Управлением делами Совета народных комиссаров СССР и разрешена лично Вячеславом Молотовым[12]. В августе 1951 года член Совета И.И. Иванов подал донос на Карпова в ЦК КПСС, сообщив, что председатель обменивается подарками с Патриархом[13].

Патриарх Алексий I, как следует из его опубликованной переписки с Г. Г. Карповым[14], находился с ним в доверительных отношениях.

В 1956 году в ходе инициированной Никитой Хрущёвым антирелигиозной кампании, в которую Карпов, с точки зрения партийного руководства, недостаточно активно включился, Комитет партийного контроля при ЦК КПСС установил, что Карпов в 1937—1938 годах производил массовые аресты ни в чём не повинных граждан, применял извращённые методы ведения следствия, а также фальсифицировал протоколы допросов арестованных; поднимался вопрос об исключении его из КПСС. Из партии Карпов исключен не был, ему был объявлен строгий выговор с занесением в учётную карточку.

Во время хрущевской антирелигиозной кампании председатель Совета Георгий Карпов занял противоречивую позицию: он писал отчеты в ЦК КПСС о мерах по ограничению религиозных организаций и при этом рассылал местным Уполномоченным Совета инструктивные материалы о недопустимости административного нажима с целью сокращения численности духовенства и верующих. Например, в марте 1959 года Карпов разослал по Уполномоченным инструкцию, в которой осуждал их участие в «индивидуальной работе» с верующими, деятельность «по выявлению детей и молодежи в церквях» и «практику местных органов по проведению собраний трудящихся о закрытии церквей»[15]. В июне 1959 года за подписью Карпова Уполномоченным разослано письмо о закрытии приходов, в котором Председатель Совета по делам Русской православной церкви подчеркивает, что закрывать необходимо лишь приходы, «где длительное время нет служб, и в общинах осталось незначительное число верующих»[15]. При этом Карпов отмечал, что «эту работу нельзя проводить кампанейски, путем административного нажима» и напоминал, что запрещается закрывать церкви без согласия Совета[16]. Карпов регулярно представлял в ЦК КПСС материалы как о незаконной деятельности церковников, так и о фактах «грубого администрирования» со стороны местных органов власти[17]. В 1959—1960 годах Карпов безуспешно добивался приема у Н. С. Хрущева и Е. А. Фурцевой[17].

За спиной Карпова отдел пропаганды и агитации по союзным республикам направил в Комиссию ЦК КПСС по вопросам идеологии, культуры и внешних партийных связей записку «О незаконной деятельности церковников и сектантов» и проект одноименного постановления[17]. В Записке указывалось, что «за последние годы ослаблен контроль, особенно со стороны Совета по делам Русской православной церкви»[18]. В Записке также сообщалось, что «Карпов неправильно понимает задачи Совета, не желает учитывать изменения, происходящие в нашей стране»[18]. В ответ на эту Записку Карпов направил в ЦК КПСС "Пояснение к «Записке „О незаконной деятельности церковников и сектантов“», в котором отверг обвинения в свой адрес[18]. 6 февраля 1960 года Постановлением Совета министров СССР «О т.т. Карпове и Куроедове» Карпов был снят с поста председателя Совета без указания причины[19].

Назначенный вместо Карпова в феврале 1960 года Владимир Куроедов в докладе на Всесоюзном совещании уполномоченных Совета 21 апреля 1960 года так характеризовал работу прежнего руководства Совета: «Главная ошибка Совета по делам православной церкви заключалась в том, что он непоследовательно проводил линию партии и государства в отношении церкви и скатывался зачастую на позиции обслуживания церковных организаций. Занимая защитнические позиции по отношению к церкви, совет вёл линию не на борьбу с нарушениями духовенством законодательства о культах, а на ограждение церковных интересов»[20].

Примечания[править | править код]

  1. Реквием: Тамми Александр Карлович Архивная копия от 2 июня 2016 на Wayback Machine
  2. Звенья. — Вып 1. — М., 1991. — С. 436.
  3. 1 2 Известия ЦК КПСС. — № 11. — 1989.
  4. Звание присвоено в порядке переаттестации из майоров госбезопасности в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР «О званиях начальствующего состава органов НКВД и милиции» от 09.02.1943.
  5. Одинцов М. М. Русская православная церковь накануне и в эпоху сталинского социализма. 1917—1953 гг. — М.: Политическая энциклопедия, 2014. — С. 361.
  6. Реабилитация: Политические процессы 30—50-х годов. — М.: Изд-во полит. лит., 1991. — С. 80
  7. Русская Православная Церковь в годы Великой Отечественной войны. 1941—1945 гг. Сборник документов / Сост.: О. Ю. Васильева, И. И. Кудрявцев, Л. А. Лыкова. — М.: Изд-во Крутицкого патриаршего подворья, 2009.
  8. «Она [встреча генсека с тремя высшими иерархами РПЦ (4 сентября)] была обусловлена стремлением Сталина заручиться поддержкой Церкви и её паствы в борьбе с гитлеризмом. Возможно также, вождь накануне запланированной на конец ноября 1943 г. в Тегеране встречи глав СССР, США и Великобритании думал о создании в глазах мировой общественности позитивного образа, как собственного, так и страны в целом».
  9. Записка Г. Г. Карпова о приеме И. В. Сталиным иерархов Русской православной церкви. krotov.info.
  10. Михеев И. Священник из фронтовой разведки. // Наука и религия. — 2005. — № 11. — С. 37.
  11. Шкаровский М. В. Русская православная церковь и советское государство в 1943—1964 годах. От «перемирия» к новой войне (недоступная ссылка). — СПб., 1995. — С. 139—140.
  12. Докладная записка Г. Г. Карпова управляющему делами СНК СССР Я. Е. Чадаеву о включении в план финансирования Совета по делам РПЦ средств на приобретение ценных подарков высшему духовенству (недоступная ссылка). ГА РФ. Ф. 6991. Оп. 1. Д. 3. Л. 242—242 об. Машинописная копия.
  13. Одинцов М. М. Русская православная церковь накануне и в эпоху сталинского социализма. 1917—1953 гг. — М.: Политическая энциклопедия, 2014. — С. 368.
  14. Письма патриарха Алексия I в Совет по делам Русской православной церкви при Совете народных комиссаров — Совете министров СССР. — Т. 1—2. — М., 2009—2010.
  15. 1 2 Чумаченко, 2011, с. 13.
  16. Чумаченко, 2011, с. 13—14.
  17. 1 2 3 Чумаченко, 2011, с. 14.
  18. 1 2 3 Чумаченко, 2011, с. 15.
  19. Чумаченко, 2011, с. 16.
  20. Из доклада В. А. Куроедова на Всесоюзном совещании уполномоченных совета. 12 апреля 1960 г. // Отечественные архивы. — 1994. — № 5. — С. 62.

Литература[править | править код]

  1. Одинцов М. И. Государство и церковь в России. ХХ век. М., 1994; Письма и диалоги времен «хрущевской оттепели» (Десять лет из жизни патриарха Алексия) // Отечественные архивы. 1994. № 5; Русская православная церковь в ХХ веке / История религий в России. М., 1998.

Ссылки[править | править код]