Каястха

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Бенгальский каястх. Рисунок XIX века

Каястха (также известна как кайастха, каяштха и кайетх) — индийская каста (группа подкаст), представители которой традиционно работали писцами, архивариусами, хранителями актов и счетов, составителями исторических хроник и генеалогических списков правящих династий, управителями поместий и туземных княжеств, казначеями и счетоводами. К каястхам близки другие касты и подкасты профессиональных клерков — матхуры, саксены, нигамы, бхатнагары, карны, астханы, сурдхваджи, гоуры, шриваставы, амбастхи, кулшрештхи, валмики, бхаты, кхатри, осваль, мохноты, бхандари, сингхи, лодхи и мохаты[1][2].

Поскольку в средневековый, могольский и британский периоды каястхи были наиболее грамотными и даже образованными людьми, из их среды вышли многие советники правителей, министры, сотрудники административного аппарата, предприниматели и представители интеллигенции. В независимой Индии значительное число каястхов работает офисными клерками, бухгалтерами, инженерами, врачами, менеджерами, юристами и государственными чиновниками, а также занимается бизнесом, политикой и искусствами. В начале XXI века в Индии насчитывалось около 800 тыс. каястхов, они распространены по всей северной Индии — в Раджастхане, Харьяне, Дели, Уттар-Прадеше, Бихаре и Западной Бенгалии (крупнейшая община), а также в Мадхья-Прадеше, Чхаттисгархе, Джаркханде, Ориссе и Махараштре. Небольшие общины каястхов проживают в Непале и Бангладеш[1][2][3].

История[править | править код]

Древний и средневековый периоды[править | править код]

В период правления могущественной династии Гуптов каястхи Бенгалии занимались переписыванием смрити, но ещё не были отдельной кастой. В ту эпоху писцами и врачами нередко становились выходцы из варны брахманов, поэтому среди каястхов до сих пор широко распространены брахманские фамилии[4][5]. С VII века некоторые брахманские религиозные тексты называют каястха кастой, члены которой переписывают светские документы и составляют различные официальные отчёты[2].

Согласно различным исследованиям, каястхи из сословия клерков и чиновников превратились в касту между V и XII веками. Бенгальские каястхи, включившие в свой состав брахманские и кшатрийские элементы, оформились в профессиональную касту во время правления династии Сена[6]. Согласно исторической хронике «Раджатарангини», написанной Калханой в XII веке, кашмирские каястхи занимали должности главных министров и главных казначеев при многих царях Кашмира[7].

До образования Бенгальского султаната каястхи были влиятельной кастой в Бенгалии и Бихаре, члены которой доминировали в государственном аппарате и занимали важные должности в правительстве. Согласно трудам визиря Абуля-Фадля Аллами, каястхи были реальными правителями при дворе династии Пала на завершающем этапе её истории[6].

После мусульманского завоевания северной Индии и образования Делийского султаната многие каястхи освоили персидский язык и стали работать переводчиками и писарями в судах. Часть каястхов приняла ислам и образовала мусульманскую ветвь касты[2][8]. Наиболее видным каястхом Могольского периода был раджа Тодар Мал, занимавший пост главного казначея при падишахе Акбаре[9][10]. Бенгальские каястхи сохранили при мусульманских правителях свои земли, а также стали выступать в роли посредников между новыми властями и индуистским населением. Некоторые из каястхов Бенгалии становились губернаторами, министрами и сборщиками налогов[11].

Благодаря высокому статусу при дворах мусульманских правителей, многие бенгальские каястхи стали влиятельными заминдарами и джагирдарами. Согласно Абулю-Фадль Аллами, большинство крупных землевладельцев-индусов Бенгалии были каястхами[12]. Махараджа Пратападитья, обосновавшийся в Джессоре и в начале XVII века объявивший независимость от Моголов, происходил из числа бенгальских каястхов-заминдаров[13][14].

Британский период[править | править код]

Субхас Чандра Бос — президент ИНК и командующий Индийской национальной армии

В британский период каястхи продолжали работать в государственном аппарате и имели право занимать самые высокие посты в исполнительной и судебной власти, доступные индийцам. В 1887 году была основана ассоциация «Каястха Махасабха», которая объединила региональные организации каястхов[2].

Бенгальские каястхи взяли на себя роль компрадоров, которую в других частях Индии играли преимущественно представители торговых каст банья и четти. Каястхи получали огромные прибыли от деловых операций с британцами. К 1911 году в руках бенгальских каястхов и брахманов находилось 40 % всех заводов, фабрик и шахт Бенгалии, находившихся в собственности индийцев[15].

Многие каястхи в британский период работали клерками и начальниками станций компании Indian Railways. Среди активных участников Индийского национально-освободительного движения было немало бенгальских каястхов, в том числе духовные лидеры Свами Вивекананда и Шри Ауробиндо, революционер и президент Индийского национального конгресса Субхас Чандра Бос[16][17].

Период независимости[править | править код]

Во второй половине XX век вся власть в Бихаре фактически находилась в руках четырёх каст — бхумихаров, бихарских раджпутов (известных как пурбийя), каястхов и митхил-брахманов. Они доминировали в политике штата, занимали большинство мест в правительстве и университетах, контролировали распределение средств в фондах развития и влияли на местные выборы[18].

В Бихаре и Бенгалии распространено соперничество и даже вражда между каястхами и раджпутами за лидерство среди сельского населения (раджпуты презрительно называют каястхов «грязными писцами», а те раджпутов — «вонючей солдатнёй»). Однако, каястхи и раджпуты нередко объединяются, когда «низшие» касты пытаются получить доступ к ресурсам деревни[19]. Каястхи относятся к «высшим» или «передовым» кастам (Forward caste), на них не распространяется правительственная программа резервирования, доступная лишь для зарегистрированных каст и племён и «других отсталых классов» (Other Backward Class)[20]. Североиндийские каястхи (читрагупта-каястхи) мобилизуют своих членов в кастовые ассоциации, через которые лоббируют свои интересы и добиваются таких же льгот, как и у «низших» каст. Они ситуативно присоединяются к различным политическим партиям, стремясь извлечь из этого политические и экономические дивиденды[2].

Среди широких слоёв населения имеется застарелая ксенофобия по отношению к каястхам, о чём свидетельствую многочисленные поговорки с отрицательной коннотацией («Повстречав одновременно змею и каястха, первым непременно убей каястха»)[21].

Варновый статус[править | править код]

Девочки из касты каястха (чандрасени). Начало XX века

Издавна каястхи нанимались писцами к брахманам, кшатриям и купцам. Позже они сформировали отдельную касту «смешанного» происхождения: в зависимости от ритуального статуса их относили и к кшатриям, и к вайшьям, и к шудрам[2].

Общину маратхских каястхов, известную как чандрасени, относят к кшатриям. Это решение в XVIII — XIX веках приняли советы брахманов Пуны и Варанаси, а пешва Баджи-рао II утвердил окончательно[22]. Чандрасени считаются кастой, которая в социальной иерархии наиболее приближена сообществу маратхских брахманов[23][24][25].

Варновый статус североиндийских и непальских каястхов (читрагупта-каястхи или читрагуптаванши-каястхи) является предметом споров. Большинство источников относит их к двиджа («дваждырождённым»), а именно к кшатриям[26][27]. Бенгальские каястхи относятся к самым высоким индуистским кастам и в социальной иерархии идут сразу вслед за брахманами[28].

После мусульманского завоевания Индии бенгальские каястхи растворили в своей среде остатки прежних индуистских правящих династий Бенгалии и Ассама, включая членов династий Варман, Пала, Сена и Чандра. Таким образом, бывшие клерки и администраторы стали «смешанной» общиной, претендующей на статус «воинов» (кшатриев). Во время британского правления бенгальские каястхи, наряду с брахманами и байдия (вайдия), рассматривались как бхадралок (этим термином британцы обозначали бенгальское «дворянство», наследственную знать, образованных и «респектабельных людей» или землевладельческую «аристократию»)[29][30].

Некоторые учёные, в частности британский этнограф Герберт Хоуп Рисли (1851—1911), изучавший касты и племена Бенгальского президентства, и американский профессор Уильям Роув (1931—2015), относили каястхов к «чистым» шудрам, которые с помощью санскритизации и вестернизации пытались поднять свой социальный статус. Однако другие учёные, в том числе из Калифорнийского университета в Беркли и Кембриджского университета, раскритиковали эту теорию. Каястхи Бенгалии, Соединённых провинций и Бомбейского президентства выступали против такой классификации, требуя причислить себя к кшатриям[31][32][33]. В 1926 году британские власти причислили каястхов к варне кшатриев, а во время последней переписи населения в 1931 году учитывали их в числе других «высших» каст[34][35].

Так как каястхи не являются единой кастой, а представляют собой объединение каст и подкаст, их варновая принадлежность определялась в каждом конкретном случае с учётом социального статуса конкретной региональной общины. В 1860 году в Джаунпуре в ходе имущественного спора британский суд признал каястхов «дваждырождёнными» и «высшей кастой». Точно такое же решение суд вынес в 1875 году в Аллахабаде. Однако в 1884 и 1916 годах суд в Калькутте классифицировал бенгальских каястхов как шудр, хотя и признал их кшатрийское происхождение. В 1890 году суд в Аллахабаде постановил, что каястхи относятся к кшатриям. Наконец, в 1926 году в ходе очередного имущественного спора суд в Патне постановил, что каястхи ведут своё происхождение от кшатриев и являются «дваждырождёнными»[36][35].

Подгруппы[править | править код]

Каястхи являются неоднородной кастой и делятся на множество подгрупп. Различные региональные ветви касты имеют различный варновый статус и, соответственно, различный социальный и ритуальный статус. Даже в одном регионе у различных подгрупп каястхов есть различный ритуальный статус. Большинство каястхов Северной Индии ведут своё происхождение от сыновей бога Читрагупты (индийский бог справедливости и правосудия, ведущий учёт земных деяний людей и решающий их судьбу после смерти).

Бенгальские каястхи утверждают, что их предки в XI веке прибыли в Бенгалию из Каннауджа по приглашению правителей из династии Сена. Все бенгальские каястхи считают своим прародителем Читрагупту. Небольшая группа каястхов Махараштры ведёт своё происхождение от кшатрийского воина Чандры Сены (известны как чандрасени). Другими значительными подгруппами каястхов являются барендра, бангия (или рархи), бхимани, манак-бхандари, джхамария и панчоб[35][37][38][39].

Североиндийские каястхи, ведущие своё происхождение от Читрагупты, делятся на две ветви — кулин (кулина) и маулик (маулика), а также на 12 подкаст — матхуры, саксены, нигамы, бхатнагары, карны (караны), астханы, сурдхваджи (сурадждхваджи), гоуры (гауры), шриваставы, амбастхи (амбаштхи), кулшрештхи и валмики[2]. Среди каястхов наиболее распространены фамилии Басу (Босу, Бошу, Бос), Прасад, Бхатнагар, Шривастава, Гхош (Гош), Каран (Карн), Митра, Нигам, Пал, Аич (Аитч), Карник и Гуха.

В Маратхской империи из числа чандрасени (маратхские каястхи) выходили как воины, так и армейские администраторы (смотрители замков, управляющие обозов, армейские писари)[40].

Видные каястхи[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 Гусева, 1989, с. 106.
  2. 1 2 3 4 5 6 7 8 Arnold P. Kaminsky, Roger D. Long. India Today: An Encyclopedia of Life in the Republic. — ABC-CLIO, 2011. — Т. 1. — P. 404. — ISBN 9780313374623.
  3. Surinder M. Bhardwaj. Hindu Places of Pilgrimage in India: A Study in Cultural Geography. — University of California Press, 1983. — P. 231. — ISBN 9780520049512.
  4. Tej Ram Sharma. Personal and Geographical Names in the Gupta Inscriptions. — Concept Publishing, 1978. — P. 115.
  5. U. A. B. Razia Akter Banu. Islam in Bangladesh. — BRILL, 1992. — P. 5—6. — ISBN 9789004094970.
  6. 1 2 André Wink. Al-Hind: The slave kings and the Islamic conquest. — BRILL, 1991. — С. 269. — ISBN 9789004095090.
  7. M. A. Stein. Kalhana's Rajatarangini: a chronicle of the kings of Kasmir. — Motilal Banarsidass, 1989. — Т. 2. — P. 8, 39, 45. — ISBN 9788120803701.
  8. Lisa Balabanlilar. Imperial Identity in Mughal Empire: Memory and Dynastic Politics in Early Modern Central Asia. — I.B.Tauris, 2012. — P. 59. — ISBN 9781848857261.
  9. Hugh Tinker. South Asia: A Short History. — University of Hawaii Press, 1966. — P. 56.
  10. M. M. Rahman. Encyclopaedia of Historiography. — Anmol Publications, 2006. — P. 168. — ISBN 978-81-261-2305-6.
  11. Richard M. Eaton. The Rise of Islam and the Bengal Frontier, 1204-1760. — University of California Press, 1996. — P. 102–103. — ISBN 9780520205079.
  12. U. A. B. Razia Akter Banu. Islam in Bangladesh. — BRILL, 1992. — P. 24—25. — ISBN 9789004094970.
  13. Dipesh Chakrabarty. The Calling of History: Sir Jadunath Sarkar and His Empire of Truth. — University of Chicago Press, 2015. — P. 139—140. — ISBN 9780226100456.
  14. Pratapaditya, Raja (англ.). Banglapedia.
  15. Raymond Lee Owens, Ashis Nandy. The New Vaisyas. — Allied, 1977. — P. 81.
  16. Samaren Roy. The Bengalees: Glimpses of History and Culture. — Allied Publishers, 1999. — P. 81. — ISBN 9788170239819.
  17. Sugata Bose. His Majesty’s Opponent. — Harvard University Press, 2011. — P. 18. — ISBN 9780674047549.
  18. Сдасюк, 1981, с. 137—138.
  19. Касты, 1965, с. 280—281.
  20. K. Srinivasan, Sanjay Kumar. Economic and Caste Criteria in Definition of Backwardness // Economic and Political Weekly. — 16–23 October 1999. — № 34 (42/43).
  21. Александр Николаевич Сенкевич. Хариванш Рай Баччан. — Наука, 1979. — С. 21—22.
  22. Milton Israel, N. K. Wagle. Religion and Society in Maharashtra. — Center for South Asian Studies, University of Toronto, 1987. — P. 170, 173.
  23. André Béteille. Society and Politics in India: Essays in a Comparative Perspective. — Athlone Press, 1991. — P. 48.
  24. Donald Kurtz. Book Contradictions and Conflict: A Dialectical Political Anthropology of a University in Western India (Studies in Human Society, Vol. 9). — 1997. — P. 68.
  25. Special Studies Series. — Council on International Studies, State University of New York at Buffalo, 1973. — P. 7. — (35-41).
  26. Dushyantha Mendis. Electoral Processes and Governance in South Asia. — SAGE Publications, 2007. — P. 427. — ISBN 9788178299709.
  27. Prem Kumar Jayaswal. Librarianship and Bureaucratic Organisation: A Study in the Sociology of Library Profession in India. — Concept Publishing, 1990. — Т. 1. — P. 67—68. — ISBN 9788170223214.
  28. Ronald B. Inden. Marriage and Rank in Bengali Culture: A History of Caste and Clan in Middle Period Bengal. — University of California Press, 1976. — P. 1—2. — ISBN 9780520025691.
  29. Richard M. Eaton. The Rise of Islam and the Bengal Frontier, 1204-1760. — University of California Press, 1996. — P. 102–103. — ISBN 9780520205079.
  30. C. J. Fuller, Haripriya Narasimhan. Tamil Brahmans: The Making of a Middle-Class Caste. — University of Chicago Press, 2014. — С. 212. — ISBN 9780226152882.
  31. Milton B. Singer, Bernard S. Cohn. Structure and Change in Indian Society. — Transaction Publishers, 1970. — P. 202—203. — ISBN 9780202369334.
  32. Cambridge South Asian Studies (186 стр.) // Cambridge University Press. — 2007. — № 24.
  33. Lucy Carol Stout. The Hindustani Kayasthas: The Kayastha Pathshala, and the Kayastha Conference, 1873-1914. — University of California, Berkeley, 1976.
  34. Ashwani Kumar. Community Warriors: State, Peasants and Caste Armies in Bihar. — Anthem Press, 2008. — P. 195.
  35. 1 2 3 Hayden J. Bellenoit. The Formation of the Colonial State in India: Scribes, Paper and Taxes, 1760-1860. — Taylor & Francis, 2017. — P. 172—175. — ISBN 9781134494293.
  36. Ashwani Kumar. Community Warriors: State, Peasants and Caste Armies in Bihar. — Anthem Press, 2008. — P. 195.
  37. R. B. Mandal. Frontiers in Migration Analysis. — Concept Publishing, 1981. — P. 175.
  38. Milton Israel, N. K. Wagle. Religion and Society in Maharashtra. — Center for South Asian Studies, University of Toronto, Canada, 1987. — P. 147.
  39. K. P. Bahadur, Sukhdev Singh Chib. The Castes, Tribes and Culture of India. — ESS Publications, 1981. — P. 161.
  40. B. R. Sunthankar. Nineteenth Century History of Maharashtra: 1818–1857. — 1988. — P. 121.

Литература[править | править код]

  • Сдасюк Г. Штаты Индии. — Москва: Мысль, 1981. — 368 с.
  • Гусева Н. Раджастханцы: народ и проблемы. — Москва: Наука, 1989. — 230 с. — ISBN 5-02-016499-2.
  • Котовский Г. (редактор). Касты в Индии. — Москва: Наука, 1965.
  • Ramchandra B. Gupte. The Kayastha Prabhus of Bombay, Baroda, Central India and Central Provinces. — 1913.
  • Kali Prasad. The Kayastha ethnology. — 1877.
  • Ranjit K. Sinha. The Kayastha Caste of India: Antiquity, Tradition and Modernity. — 2014. — 152 с. — ISBN 9789350741139.
  • Lucy Carol Stout. The Hindustani Kayasthas: The Kayastha Pathshala, and the Kayastha Conference, 1873-1914. — Berkeley: University of California, 1976. — 1482 с.

Ссылки[править | править код]