Квасной патриотизм

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Квасной патриотизм (лапотный патриотизм[1], ура-патриотизм) — ироничное выражение в русском языке, обозначающее безусловное восхваление всего, что своё, «наше». Противопоставляется подлинному патриотизму, допускающему неприятие отдельных эпизодов истории, исторических деятелей и тому подобного[2].

История выражения[править | править код]

Это выражение впервые употребил князь Вяземский в своих «Письмах из Парижа»[2]:

Многие признают за патриотизм безусловную похвалу всему, что своё. Тюрго называл это лакейским патриотизмом, du patriotisme d'antichambre. У нас можно бы его назвать квасным патриотизмом. Я полагаю, что любовь к отечеству должна быть слепа в пожертвованиях ему, но не в тщеславном самодовольстве; в эту любовь может входить и ненависть. Какой патриот, какому народу ни принадлежал бы он, не хотел бы выдрать несколько страниц из истории отечественной, и не кипел негодованием, видя предрассудки и пороки, свойственные его согражданам? Истинная любовь ревнива и взыскательна.

«Письма из Парижа» в первый раз были напечатаны в 1827 году в журнале «Московский телеграф», и некоторые исследователи ошибочно приписывают авторство выражения редактору журнала Н. А. Полевому[2].

Квас имел с древних времён самое широкое распространение в России и считался «народным» напитком. В разгоревшемся в XIX веке противостоянии славянофилов и западников выражение «квасной патриотизм» было быстро подхвачено последними для иронизирования над оппонентами. Последовательный западник Белинский называл это «счастливым выражением» Вяземского[2]. В письме Кавелину (1847) Белинский пишет: «Терпеть не могу я восторженных патриотов, выезжающих вечно на междометиях или на квасу да каше».

Так квас стал напитком «патриотическим» и стал символизировать «коренное», «истинное» славянство, отечестволюбие и восторженный патриотизм. Именно в таком контексте читались строки в рассказе Тургенева «Два приятеля»: «Квас любил он, по собственному выражению, как отца родного, а вина французские, особенно красные, терпеть не мог и называл их кислятиной».

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Тихомирова А. В. «Лапотно-квасной патриотизм» и «Русь посконная»: к вопросу о русских национальных предметных символах // Антропологический форум : журнал. — 2013. — № 18.
  2. 1 2 3 4 Крылатые слова / Сост. Н. С. Ашукин, М. Г. Ашукина. — 3-е изд. — М.: Худлит, 1966. — С. 314—315.