Киевские глаголические листки

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
«Киевские глаголические листки», лист 3.
Седьмой лист

Киевские глаголические листки (Киевский миссал) — самая древняя[1] из дошедших до нас старославянских глаголических рукописей. Именно по ней обычно даются типовые начертания глаголических букв[1].

Содержит отрывок из литургии по римскому обряду, считается переводом с латинского оригинала. Написана чернилами на семи листах хорошо выделанного пергамента, датируемых в основном X веком или даже концом IX века (лишь первая страница более позднего письма и содержит другой текст).

Происхождение признается западнославянским (чешским или моравским), на что указывает ряд особенностей языка (славянское богослужение там было запрещено в середине XI века).

История и издания[править | править код]

Рукопись обнаружена, вероятно, начальником Русской духовной миссии в Иерусалиме архимандритом Антонином (Капустиным) во время пребывания его в монастыре Св. Екатерины на горе Синай в 1870 году; в 1872 году он подарил листки Киевской духовной академии, чьим выпускником являлся. (Дата «1869», приведенная в «Старославянском словаре» под ред. Цейтлин, Вечерки и Благовой, 1994, ошибочна.) Ныне рукопись хранится в Национальной библиотеке Украины в Киеве, шифр Да/П. 328.

В научный оборот текст попал в 1874 году, когда о нём на 3-м археологическом съезде в Киеве сделал доклад И. И. Срезневский. Ему же принадлежит и первое издание (1875). Последующие издания: И. В. Ягич, 1890; G. Mohlberg, 1928 (с латинским текстом). Цветное факсимильное издание: В. В. Німчук, Київськи глаголичні листки, К.: Наукова думка, 1983 — комплект из двух книжечек: факсимиле рукописи (не очень резкое и контрастное) и исследование, к которому приложены кириллическая транслитерация текста (взятая из хрестоматии Вейнгарта и Курца, 1949), параллельный латинский текст-оригинал и словарь.

В 1980-е Иосип Хам (en:Josip Hamm) оспаривал подлинность «листков», приписывал их авторство известному фальсификатору Вацлаву Ганке, однако оптическое обследование документа подтвердило его подлинность.

Язык[править | править код]

Язык памятника хорошо исследован. Здесь зафиксирована одна древнейшая славянская фонетическая особенность, сохранявшаяся в славянских языках до X в.: отражено правильное употребление редуцированных гласных, которые позже в одних случаях исчезли из произношения, в других — совпали с гласными звуками о, е:

  • дьнь — день
  • сънъ — сон
  • дъва — два
  • вьсь — весь и т. д.

Все остальные письменные памятники, датируемые XI—XII вв., уже отражают период изменения редуцированных в славянских языках и, следовательно, характеризуются неправильным употреблением букв ъ и ь, то есть смешением их, пропуском и заменой буквами о, е.

В языке памятника отразилась также одна фонетическая западнославянская особенность[1] — з, ц, вместо старославянских жд, шт:

  • подазь вместо подаждь
  • розьство вместо рождьство
  • просѧце вместо просѧще
  • обѣцѣниѣ вместо обѣштаниѥ и др.

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 3 Хабургаев Г. А. Глаголические памятники // Старославянский язык. — 2-е издание, переработанное и дополненное. — М.: Просвещение, 1986. — С. 32. — 288 с. — 60 000 экз.

Ссылки[править | править код]