Кимакский каганат

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Историческое государство
Кимакский каганат
Қимақтар.png
Столица Хакан-Кимак (зимняя)
Имакия (летняя)
Язык(и) тюркский, монгольский[1]
Площадь 1,5 млн км2
Население кимаки, кыпчаки
Преемственность
← Кангарский союз
Половецкая степь →

Кимакский каганат (каз. , Қимақ қағандығы, Qïmaq qağandığı, тат. Кимәк каһанлыгы, Kimäk qahanlığı) — древнее государство кочевников[2], располагавшееся на территории современного Казахстана и Южной Сибири примерно в конце 9 века по 1035 годы. Каганат был основан древними тюрками, которые ушли на запад после падения Восточно-Тюркского каганата. Рядом исследователей аргументирована теория, согласно которой кимаки являются потомками монголоязычных кумоси[1].

История[править | править код]

Государство занимало территорию от низовья реки Иртыш на востоке и до бассейна реки Урал на западе. Основным населением были кимаки, занимавшие в основном восточные земли каганата. По всей видимости, название каганат получил по принадлежности правящей династии к племени кимаков. В настоящее время существуют различные версии о языковой принадлежности кимаков: часть историков относит их к монголоязычным племенам, а часть считает тюркоязычными.

Западные земли каганата ближе к Уралу принадлежали тюркоязычным кыпчакам. Также каганат населяли другие племена: эймуры, татары, байандуры, ланиказы, аджлау, смешанные кимако-кыргызские племена и другие. Столицей государства был город Имакия на Иртыше[3].

Северной границей каганата была Сибирская тайга, восточной были горы Алтая, южная заканчивалась в безжизненной степной Приаральской зоне, западная — в степях бассейна реки Яик (Урал). Перед серединой VIII века Кимакский каганат граничил с карликами и тогуз-огузами на юге, с енисейскими кыргызами на востоке, с Хазарским каганатом на западе и северо-западе. В IX веке, после образования Волжской Булгарии, она стала граничить с Кимакским каганатом на северо-западе. После развала Уйгурского каганата в 840 году большое количество восточных тюркских племён присоединились к кимакам[4].

В X веке огузы были союзниками кыпчаков. В труде Ибн-Хаукаля (X век) представлена карта, показывающая кыпчакские и огузские совместные пастбища к северу от Аральского моря, сообщает об этом и Ал-Масуди, и добавляет о совместных учениях кипчаков (в составе Кимакского каганата) с огузами вдоль реки Имба. Аль-Бируни отмечал в своих произведениях, что огузы с кимаками пасут скот в стране кимаков.

На Ближнем Востоке страна кипчаков в IX—X веках после падения Хазарского каганата стала называться Дешт-и-Кипчак. В русских источниках — Половецкой степью. Кипчаки(половцы) Хазарского каганата, населявшие восточно-европейские степи между нижним Поволжьем и Придоньем, были главными западными соседями Кимакского каганата в Х веке, с которыми тесно контактировали племена кипчаков, населявшие западные земли каганата. Подтверждением этих сведений служит широкое распространение по Южному Уралу в IX—X веках каменных фигур людей[3], типично тюркских поясных ремней и др.

В начале XI века начался внутренний распад Кимакского каганата. Кимаки и кипчаки каганата вытеснили огузов в южном направлении, печенегов в западном направлении, карлуков в юго-восточном и угров на север в сторону сибирской тайги. Полу-независимые ханы Кимакского каганата, почувствовав силу, стали проводить сепаратистскую политику, ослабляя центральную власть кагана. Каган превращается только в военного лидера, с небольшим подвластным ему ополчением. Отдельные ханы имели и собственное ополчение. В каганате в это время не было централизованной армии. Примерно в том же XI веке кипчаки двинулись дальше на запад, занимая земли, ранее принадлежавшие огузам и печенегам. Кипчаки усилились, и поставили кимаков в зависимое положение. Согласно оценкам некоторых источников, кипчакская миграция была продуманным захватом лучших пастбищ[5]. Вместе с кипчаками на запад ушло некоторое количество кимакских племён, остальные остались на своих территориях около Иртыша. Эта миграция на запад кипчаков, кимаков и печенегов, серьёзно изменила этническую карту в степной зоне Восточной Европы.

Падение Кимакского каганата в середине XI века было вызвано внешними факторами, в связи с миграцией на запад центральноазиатских монголоязычных кочевников-киданей, подталкиваемая государством Ляо, образованным в Северном Китае в 916 году. Киданьские кочевники, спасаясь от китайской экспансии, занимали кимакские и кипчакские земли к западу от Иртыша. После этого каганат пришел в упадок, и кимаки, вероятно, подчинились монголоязычным киданям и Каракитайскому владычеству. В XI—XII веках монголоязычные племя найманов в своем движении на запад вытеснило остатки кимаков-кипчаков с монгольского Алтая и верхнего Прииртышья. С середины XII века монгольские племена преобладали почти на всей территории современной Монголии[5].

Предыстория и происхождение кимаков[править | править код]

В казахстанской историографии преобладает мнение о том, что кимаки являются телеским племенем, известным в китайских источниках как яньмо. Согласно мнению Б. Е. Кумекова, кимаки (яньмо) в начале VII в. обитали в бассейне Кобдо, в Северо-Западной Монголии. В середине VII в. они откочевали севернее Алтайских гор и в Прииртышье. Между 766 и 840 годами кимаки заняли территорию Западного Алтая, Тарбагатая и Алакольской котловины[6][1]. При этом как полагает Ж. М. Сабитов, версия Б. Е. Кумекова о том, что кимаки проживали на территории Алтая и Иртыша, начиная с VII в. ошибочна. Более обоснованной является версия С. М. Ахинжанова об относительно позднем появлении кимаков на Иртыше. По мнению Ж. М. Сабитова, появление кимаков на Иртыше, стоит датировать никак не раньше конца X в. — начала XI в.[1]

В состав кимаков входило семь племен: эймюр (ими), имек, татар, кыпчак, баяндур, ланиказ, аджлар (аджлад)[7]. Ими (эймюр) является вариантом произношения известного племени киби, входившего в телесский союз. Название имек больше известно как кимек. Ланиказ является написанием названия рода теленгит (доланьго). Аджлад имеет отношение либо к уйгурскому роду эдиз[8], либо к монголоязычному племени ажа[9][1].

Л. Н. Гумилёв отождествлял кимаков с чуйским племенем чумугунь[10], хотя эта версия не имеет общего признания. Данная версия, по мнению Ж. М. Сабитова, выглядит экстравагантной[1].

Монгольская теория[править | править код]

Рядом исследователей аргументирована теория, согласно которой кимаки являются потомками монголоязычных кумоси. С. М. Ахинжанов выдвигает свою оригинальную теорию, доказывая, что кимаки — это известный из других источников народ кай или кумоси (си, хи) из китайских источников[11]. Йемеки и кимаки, по его мнению, разные народы[12]. Доказывая свой основной тезис о тождестве кимаков и кумоси (каи), Ахинжанов С. М. приводит аналогичные мнения Григорьева В. В., Пелльо П., Менгеса К. Г., Минорского В. Ф., Василевича Г. М., Туголукова В. А.[13] Пилипчук Я. В. также поддержал точку зрения о происхождении кимаков от кумоси[14].

В Ляо Ши, выделялись западные и восточные си[15]. По мнению Ж. М. Сабитова, это косвенно доказывает идентичность западных кумоси и кимаков. Кумоси разделились на восточных, подчинившихся киданям и западных, ушедших на Иртыш и Алтай. Это хорошо согласуется с легендой о Шаде из сведений Гардизи[1].

Кумоси представляют собой потомков юйвэнь[16], которые управлялись выборными хуннскими старейшинами из шаньюевого рода Юйвэнь[17]. Кумоси включали в себя как хуннские, так и дунхуские этнические элементы[18]. Кумоси, в свою очередь, являлись предками урянхайцев[19].

Согласно Ж. М. Сабитову, кимаки были монголоязычны и тождественны таким племенам, как йемек, кумохи (хи, кумоси, си), кумук-атыкуз, урянкат, дачун тайцзи (великие змеи). Кай (уран), по его мнению, не тождественны кимакам, это соседние и родственные между собой народы. Он полагает, что кимаки входили в состав союза цзубу, во главе которых стояли кумоси. После поражений от киданей часть союза цзубу откочевала на Запад (в район Алтая и Иртыша), где основала Кимакское владение на Иртыше[1].

Общественный строй[править | править код]

Каганат делился на 12 уделов, во главе которых стояли правители.

Власть кагана и управителей была наследственной. Широко была развита система удельного землепользования. Право на удельное владение давалось каганом, владельцы земель обязаны были выставлять ему определённое количество воинов, организовывать сбор налогов и обеспечивать выполнение законов и порядка. Каган пребывал в городе Имакия, расположенном на Иртыше.

Кимакский каганат являлся раннефеодальным обществом. Основным видом хозяйства было кочевое скотоводство, занимались и ранним земледелием — возделывали пшеницу, ячмень, даже рис. Было развито и ремесло: металлургия, кожевенное дело, ювелирное искусство и др. Существовал обычай ставить каменные изваяния воинов, из Тюркского каганата была также заимствована руническая письменность[3].

Археология[править | править код]

В стране существовали десятки городов, развалины которых обнаружены в Южной Сибири и Казахстане. Умерших хоронили в курганах по способу трупоположения или сожжения (кремация). От тюрков — своих ближайших предков — кимаки унаследовали захоронение вместе с умершим коня, изготовление каменных статуй и поклонение богу Тенгри.

Экономика[править | править код]

С их поселениями и пастбищами, простиравшимися на тысячи километров от Иртыша до Каспийского моря и от тайги до казахстанских полупустынь, экономика Кимакской конфедерации варьировала между восточными районами и западными районами, а также между северной лесостепью и южными предгорьями Тянь-Шаня. Персидский анонимный автор подчеркивал, что кипчаки, жившие в крайних западных областях каганата, вели более примитивный образ жизни, чем те, кто жил вблизи Иртыша, где город Имак был центром кимакского союза и летней резиденцией кимакского кагана[20].

Кимакская экономика была классическим среднеазиатским скотоводческим кочевничеством, с тюркской моделью широко варьирующихся местных экономических специализаций и адаптаций[21]. Ключевым животным была лошадь, а главным животным для пропитания-овца. Будучи натуральным животным, жирнохвостые овцы давали мясо для еды, масло для приготовления пищи и жир для освещения. Самые бедные кимаки пасли скот. Зимовали они в степи между реками Эмбой и Уралом, а лето проводили у Иртыша. Летний дом Кимакских каганов находился в городе Имак, на среднем Иртыше, зимняя столица-Тамим на южном берегу озера Балхаш[22]. Археология подтверждает, что те кимаки в Прииртышье были полуоседлыми, аль-Идриси в XII веке писал о кимакских возделываемых землях как о хорошо известном факте, с посевами пшеницы, проса, ячменя, бобовых и даже риса[23]. Кимаки также выращивали виноград и были пчеловодами. Они оставили после себя остатки ирригационных систем и развалины замков[5]. Аль-Идриси подробно описывает кимакские города, подчеркивая, что все они были хорошо укреплены. В городе кагана, где сосредоточилась кимакская аристократия, были рынки и храмы. Оседлый образ жизни привел к строительству более устойчивых жилищ, в поселениях и городах наряду с войлочными юртами широко использовались глинобитные полуземлянки. Как правило, оба типа жилищ имели очаг в центре[24].

Кипчаки, как по письменным источникам, так и по археологическим свидетельствам, сочетали скотоводство с некоторыми элементами оседлого образа жизни[25]. «Дешт-и-Кипчак», или кипчакские степи, были хорошо организованы для процветающего кочевого скотоводства. Степь делилась на участки с определенными пастбищными маршрутами, яйлакские летние поселения и кишлакские зимние поселения. Рядом с постоянными поселениями яйлак и кишлак находились курганные кладбища. В поселениях и вдоль степных шляхов («дорог») и кочевых путей кипчаки воздвигали святилища предков с каменными статуями, изображавшими умерших[26]. Любимым животным была лошадь, используемая для верховой езды и тяги в сельском хозяйстве, а конина считалась лучшей. Среди ремесел были обработка кожи, производство войлока, одежды и обуви, конская упряжь из кожи и войлока. Кимаки и другие племена каганата производили оружие, орудия труда и сельскохозяйственные орудия. В лесостепных районах широко распространена деревообработка. Посуда, детали юрты и т. д. были сделаны из дерева. Железо, золото и серебро добывали и обрабатывали. Кимакские города в основном располагались вдоль торговых путей. Торговля шла в основном по бартеру, крестьяне обменивали зерно и муку на баранину и кожу, но активно развивалась и денежная торговля.

Под влиянием торговых отношений с арабами-мусульманами Кимакский каганат был втянут в работорговлю, где продавали «неугодных людей», своих родственников, также кидани продавали людей, живущих занимающихся разбойными нападениями и облавами. Этот процесс длился 200 лет, приблизительно в 850-1050 гг[5].

Религиозные верования в каганате[править | править код]

Население в массе своей было языческим, исповедовало, как и многие ранние тюрки, тенгрианство — веру в единого Бога Тенгри, почитало небо (космос), солнце и звезды, землю и духов предков, занималось астрологией[3]. Некоторая часть кимакского общества приняла манихейство (религиозное учение, распространенное с III века в Иране, Средней Азии и Индии), а также буддизм, позднее, с VIII века, — ислам[3]. Кимаки также поклонялись скалам с изображениями (по-видимому, древними петроглифами) и изображениями человеческих ног. Аль-Идриси говорил о вере в различных духов и о принятии некоторыми кимаками манихейства и ислама. По-видимому, последние две религии начали проникать к кимакам в X веке, но получили широкое распространение значительно позже, и то только в Центрально-Иртышском и Балхашском районах[27].

С конца IX века сооружение небольших огороженных святилищ, посвященных предкам, со статуей (или статуями) внутри стало отличительной чертой куманов и кипчаков. Обелиски часто были простыми грубыми стелами, часто с фигурами без деталей. Лица обозначались глубокими резными линиями, часто в форме сердца. Женские статуи отличались от мужских круглой грудью[28]. Святилища строились только для богатых и знатных кочевников.

Низами описал почтение кимаков к своим предкам. Кимаки и куманы/кипчаки воздвигли множество статуй, которые, как считалось, обладали особой силой и почитались соответственно: «все куманы / кипчаки, когда им случалось проходить там, дважды кланялись перед этим обелиском. Верхом или пешком, они кланяются ему, как творцу. Всадник берет стрелу из колчана в честь ее, пастухи со стадами оставляют овцу позади»[29]. Некоторые кимаки кремировали своих умерших: близ Иртыша найдены кремационные захоронения[30].

С. А. Плетнева разработала сравнительную характеристику обычаев средневековых Понтийских погребений, в том числе кимаков, куманов и кипчаков. Погребальные дары-это то, что необходимо кочевнику во время путешествия в загробный мир: конская сбруя, оружие, реже личные украшения и сосуды с ритуальной пищей. Рядом с больным лежал его верный товарищ («товарищ»), конь. Вера в необходимость снабжать больных всем необходимым в дороге и хотя бы для первоначальной жизни в ином мире описана путешественником и писателем X века Ибн Фадланом, описывающим не кимак-кипчакский, а огузский погребальный обряд. Однако из раскопок курганов кочевников мы знаем, что погребальные обряды тюркских народов были в целом схожи, то есть общие положения по постройке погребальных комплексов были идентичны[31].

Кочевников всегда сопровождали в потусторонний мир забитые лошади, а иногда и другие животные, а убитых им врагов изображали простыми стелами или грубыми человеческими изображениями из камня или дерева. Лошади были необходимы для быстрого перехода, для переправы из одного мира в другой, и чем их больше, тем лучше. Среди огузов изображения умерших не устанавливались ни над гробницами, ни в специальных святилищах. Этот обычай был только у населения Кимакского каганата, и главным образом у кипчаков[32].

Известные правители[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 Сабитов Ж. М. К вопросу о происхождении кимаков // Молодой учёный. — 2015. — Май (№ 10 (90)). — С. 961—964.
  2. См.: Плетнёва С. А. Кочевники Средневековья: поиски исторических закономерностей / Отв. ред. акад. Рыбаков Б. А. — М.: «Наука», 1982. — 190 с.
  3. 1 2 3 4 5 Великий Тюркский каганат. Эпоха каганатов (VII—X вв.). tataroved.ru. Дата обращения 8 сентября 2020.
  4. Кикешев Н. И. Кимакский каганат // История Евразии. Истоки. Гипотезы. Открытия. — М.: ЛитРес, 2019. — Т. 2. Великие исходы. — С. 166. — 520 с. — ISBN 5041590273.
  5. 1 2 3 4 Файзрахманов Г. Л. Древние тюрки в Сибири и Центральной Азии. — Казань: Мастер Лайн, 2000. — 188 с. — 1000 экз. — ISBN ISBN 5-93139-069-3
  6. История Казахстана в пяти томах. Том 1 — Казахстан от эпохи палеолита до позднего средневековья. — Алматы, 2010. — С. 322. — 544 с.
  7. История Казахстана в пяти томах. Том 1 — Казахстан от эпохи палеолита до позднего средневековья. — Алматы, 2010. — С. 327. — 544 с.
  8. Кляшторный С. Г., Савинов Д. Г. Степные империи древней Евразии. Серия: Исторические исследования. — Санкт-Петербург: Филологический факультет СПбГУ, 2005. — С. 60 — 346 с.
  9. Ахинжанов С. М. Кыпчаки в истории средневекового Казахстана. — Алматы: Гылым, 1995. — С. 119. — 296 c.
  10. Гумилёв Л. Н. Поиски вымышленного царства. Легенда о «государстве пресвитера Иоанна». — Москва: Ди-Дик, 1993. — С. 404. — 480 с.
  11. Ахинжанов С. М. Кыпчаки в истории средневекового Казахстана. — Алматы: Гылым, 1995. — С. 152. — 296 c.
  12. Ахинжанов С. М. Кыпчаки в истории средневекового Казахстана. — Алматы: Гылым, 1995. — С. 110. — 296 c.
  13. Ахинжанов С. М. Кыпчаки в истории средневекового Казахстана. — Алматы: Гылым, 1995. — С. 116. — 296 c.
  14. Пилипчук Я. В. Кімаки, кай та куни: тюрки чи протомонголи // Цирендоржиївські читання 2012 (V): Тибетська цивілізація та кочові народи Євразії: кросскультурні контакти. — К.: Поліграфіст, 2012. — С. 171—182.
  15. История Железной империи. — Новосибирск, 2007. — С. 350. — 372 с.
  16. Бичурин Н. Я. Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена // Том II. — Москва-Ленинград, 1950. — С. 72. — 336 с.
  17. Гумилёв Л. Н. История народа хунну. Том II. — Москва: Ди-Дик, 1998. — С. 42. — 496 с.
  18. Ахинжанов С. М. Кыпчаки в истории средневекового Казахстана. — Алматы: Гылым, 1995. — С. 119—120. — 296 c.
  19. Викторова Л. Л. Монголы. Происхождение народа и истоки культуры. — Москва: Наука, 1980. — С. 5. — 224 с.
  20. Плетнёва (1990), 28.
  21. Buell 1993
  22. Kimball L., «The Vanished Kimak Empire», Western Washington U., 1994, pp.377-385
  23. Плетнёва (1990), 28.
  24. Плетнёва (1990), 28.
  25. Плетнёва (1990), 29.
  26. Плетнёва (1990), 30.
  27. Плетнёва (1990), 32.
  28. Плетнёва (1990), 30.
  29. Kimball L., «The Vanished Kimak Empire», Western Washington U., 1994, p.381
  30. Kimball L., «The Vanished Kimak Empire», Western Washington U., 1994, p.380
  31. Плетнёва (1990), 30.
  32. Плетнёва (1990), 31.

Литература[править | править код]

  • Алёхин Ю. П. 1998 : Курган кимакской знати на Рудном Алтае. // Сохранение и изучение культурного наследия Алтайского края. Вып. IX. Барнаул: 1998. С. 201—203.
  • Арсланова Ф. Х. 1991 : Некоторые образцы наконечников стрел кимаков Верхнего Прииртышья. // Проблемы средневековой археологии Южной Сибири и сопредельных территорий. Новосибирск: 1991. С. 67-77.
  • Кудряшов К. В. Половецкая степь. — М., 1948.
  • Кумеков Б. Е. Страна кимаков по карте ал-Идриси. // Страны и народы Востока, т. Х. 1971. С. 194—198.
  • Кумеков Б. Е. Государство кимаков IX—X вв. по арабским источникам. — Алма-Ата: «Наука», — 1972. 156 с.
  • Кызласов Л. Р. Торговые пути и связи древнехакасского государства с Западной Сибирью и Восточной Европой //Западная Сибирь в эпоху средневековья. — Томск, — 1984.
  • Могильников В. А. Кимаки. — Сросткинская культура. — Карлуки. // Степи Евразии в эпоху Средневековья. Серия: Археология СССР. — М.: 1981, С. 43-46.
  • Плетнёва С. А. Кочевники Средневековья: поиски исторических закономерностей / Отв. ред. акад. Рыбаков Б. А. — М.: «Наука», 1982. — 190 с.
  • Савинов Д. Г. Расселение кимаков по археологическим данным. // Прошлое Казахстана по археологическим источникам. Алма-Ата: 1976.
  • Савинов Д. Г. Этнокультурные связи енисейских кыргызов и кимаков в IX—X вв. // ТС 1975. М.: 1978. С. 209—225.
  • Савинов Д. Г. К исторической оценке генеалогической легенды кимаков. // Краткое содержание докладов Лавровских (Среднеазиатско-Кавказских) чтений. 1990—1991. СПб: 1992, с. 27-29.
  • Савинов Д. Г. О взаимоотношениях между енисейскими кыргызами и кимаками (по материалам археологических памятников Кемеровской области). // Современные проблемы исторического краеведения. ТД. Кемерово: 1993. С. 14-16.
  • Плетнёва С. А. Половцы. — М.: Наука, 1990. — 210 с. — (Страницы истории нашей Родины). — 25 000 экз. — ISBN 5-02-009542-7.

Ссылки[править | править код]