Кисейная барышня

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Девушка в кисейной блузе слева в середине.
Иллюстрация из журнала «Вестник моды» (1885, № 40)

Кисе́йная ба́рышня — фразеологизм русского языка. Изначально он являлся едко-иронической характеристикой женского типа, взлелеянного старой дворянской культурой[1].

История[править | править код]

Это выражение появилось в XIX веке от слова кисея — дорогая и чрезвычайно лёгкая, прозрачная бумажная ткань полотняного переплетения, которая изначально предназначалась на драпировки, занавесы и т. п[2]. В такую материю и приоделись провинциальные молодые дворянки, привнеся загадочность и экзотичность в свой образ. Таким образом, «кисейная девушка» — это модница[3].

Впервые фразеологизм «кисейная девушка» появился в литературе в повести Николая Помяловского «Мещанское счастье» (1861), где его произносит эмансипированная помещица Лизавета Аркадьевна по отношению к провинциальной дворянской девушке Леночке: «ведь жалко смотреть на подобных девушек — поразительная неразвитость и пустота!.. Читали они Марлинского, — пожалуй, и Пушкина читали; поют: „Всех цветочков боле розу я любила“ да „Стонет сизый голубочек“; вечно мечтают, вечно играют… Ничто не оставит у них глубоких следов, потому что они неспособны к сильному чувству. Красивы они, но не очень; нельзя сказать, чтобы они были очень глупы… непременно с родимым пятнышком на плече или на шейке… легкие, бойкие девушки, любят сантиментальничать, нарочно картавить, хохотать и кушать гостинцы… И сколько у нас этих бедных кисейных созданий!…»[4]

По-видимому решающая роль в популяризации этого словосочетания принадлежит критику Дмитрию Писареву, написавшему в ответ на повесть Помяловского статью «Роман кисейной девушки», впервые напечатанную в 1865 году в журнале «Русское слово»[5].

В том же году Николай Шелгунов написал статью «Женское безделье», где это словосочетание уже появляется в привычной нам форме — «кисейная барышня»[3].

Благодаря этим публикациям «кисейная барышня» уже в 1860-е годы прочно входит в язык русской художественной литературы и публицистики[1]. В воспоминаниях С. И. Лаврентьевой «Пережитое» читаем о 1860-х годах: «Вместе с молодежью — мужчинами, взбудоражились и наши женщины, которые до того, как в старину боярышни в теремах, за мамушками да нянюшками, да сенными девушками сидели за пяльцами, так и позднее сидели белоручками, кисейными барышнями (как их прозвал Помяловский) за оравой крепостной дворни… <…> …Мы с сестрой не были ничего не делающими кисейными барышнями, не знающими, как убить время»[1].

«Кисейную барышню» упоминают в своих произведениях: Николай Лесков — в «Островитянах» (1866)[6], Дмитрий Мамин-Сибиряк — в романе «Горное гнездо» (1884) и повестях «Кисейная барышня» (1889) и «Не то…», Софья Ковалевская в повести «Нигилистка» (1884).

Всеволод Крестовский в романе «Панургово стадо» (1869) негативный смысл, вкладываемый в это выражение, доводит до предела, вкладывая в уста одному из своих персонажей выражение «Кисейная дрянь». В романе «Тьма египетская» (1888) он уже вводит целый термин — «кисейность»: «Кисейность-то эту надо бы вам побоку, коли хотите, чтобы вас уважали порядочные люди»[1].

В. И. Даль в «Толковом словаре живого великорусского языка» не приводит выражения кисейная барышня, но указывает: «кисейница ж. в народе, щеголиха, которая ходит в кисее» (1881, 2, с. 111)[1].

У А. И. Куприна в «Молохе» (1896) читаем: «Я слишком слаба и, надо правду сказать, слишком кисейная барышня для борьбы и для самостоятельности…»[1].

Пётр Боборыкин в «Распаде» (1897) пишет: «Я все могу читать, все понимаю и не намерена прикидываться наивностью. Это прежде были кисейные барышни.»[7]

Выражение не было забыто и в советское время. Так, в «Толковом словаре русского языка» под ред. Д. Н. Ушакова (1935) выражение трактуется как «жеманная, с ограниченным кругозором девушка, получившая патриархальное воспитание»[8].

Человек, впервые услышавший такое выражение, может ошибочно воспринять его как «кисельная барышня»[3]. Эту особенность обыгрывает писатель Эдуард Успенский в детской книге «Дядя Фёдор, пёс и кот» (1976)[9].

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 3 4 5 6 Кисейная барышня // Виноградов В. В. История слов: около 1500 слов и выражений и более 5000 слов, с ними связанных, (отв. редактор Н. Ю. Шведова) Москва, «Толк», 1994.
  2. П. А. Конский, Д. И. Менделеев. Кисея // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  3. 1 2 3 «Кисейная барышня» (Гетеры и музы России 19-го века)
  4. Произведение в Библиотеке Максима Мошкова
  5. Писарев Д. И. Литературная критика в трех томах. Том второй. Статьи 1864—1865 гг (Составление, подготовка текста и примечания Ю. С. Сорокина). Л., «Художественная литература», 1981.
  6. Островитяне // Лесков Н. И. Собрание сочинений в 11 томах. Т. 3 (подготовка текста и примечания И. З. Сермана). Государственное издательство художественной литературы, М.: 1957 Архивная копия от 29 октября 2016 на Wayback Machine
  7. Боборыкин П. Д. Распад. — Одесса, 1899.
  8. Кисейный // Толковый словарь русского языка. В 4 т. Том 1 / Под ред. Д.Н. Ушакова. — М.: Гос. ин-т «Советская энциклопедия», 1935. — Стб. 1359
  9. - И ни капельки ты не права, — говорит папа. — Он же мальчик. Ему нужны приятели, чердаки, шалаши разные. А ты из него барышню кисельную делаешь.
    - Не кисельную, а кисейную, — поправляет мама.
    - Да хоть клюквенную! — кричит папа. [1]

Литература[править | править код]

  • Фелицына В.П., Мокиенко В.М. Барышня // Русские фразеологизмы. Лингвострановедческий словарь. — М.: Русский язык, 1990. — С. 25—26. — 220 с.