Классовая борьба

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Кла́ссовая борьба́ — столкновение и противодействие интересов классов общества. Наибольшее значение классовой борьбе придавалось в марксизме[1].

Домарксистские представления о классовой борьбе[править | править исходный текст]

Факт расщепления общества на борющиеся между собой классы отмечался издавна. Так, французский историк и орлеанистский политический деятель Гизо в работе «Правительство Франции со времён Реставрации и нынешнее министерство» (1820 год) говорил об истории Франции, как об истории двух народов. Один народ — победитель, — дворянство; и другой — побеждённый — третье сословие. «И в дебатах в Парламенте вопрос ставится как он ставился и прежде, равенство или привилегия, средний класс или аристократия. Мир между ними невозможен. Примирить их — химерический замысел.» Когда после публикации вышеуказанной работы его упрекали в разжигании гражданской войны, он ответил:[2]

Я хотел только вкратце изложить политическую историю Франции. Борьба классов наполняет, или вернее, делает всю эту историю. Об этом знали и говорили за много веков до революции. Знали и говорили в 1789 г., знали и говорили три месяца тому назад. Хотя меня теперь обвиняют в том, что я это сказал, я не думаю, чтобы кто-нибудь этого не помнил.

Однако, до Маркса классовая борьба считалась не столько экономическим, сколько политическим явлением. Её возникновение обычно связывали с происшедшим в древности завоеванием одного народа другим (германским завоеванием территории Западной Римской империи, норманнским завоеванием Англии, и т. д.): при этом угнетающий класс рассматривался в качестве потомков народа-победителя, а угнетённый — в качестве потомков народа-побеждённого. Такой точки зрения придерживались, в частности, французские историки начала XIX века Тьерри и Минье, а также современник Маркса немецкий философ Фридрих Ницше.

Учение марксизма о классовой борьбе[править | править исходный текст]

Агитационный плакат «Пирамида капиталистического общества». Фразы сверху — вниз:
Политики — «Мы правим вами»
Духовенство — «Мы дурачим вас»
Армия — «Мы стреляем в вас»
Буржуазия — «Мы едим за вас»
Рабочие и крестьяне — «Мы работаем за всех», «Мы кормим всех»

Особое значение понятие «классовая борьба» получило в марксизме. Уже в «Манифесте Коммунистической партии» заявлялось, что история всех существовавших обществ была историей борьбы классов, то есть что именно классовая борьба движет развитие человеческого общества, так как она неизбежно приводит к социальной революции, которая и есть кульминация классовой борьбы, и к переходу к новому общественному строю. С точки зрения марксистов классовая борьба будет всегда и везде, в любом обществе, где существуют антагонистические классы[1]. С точки зрения марксистской теории исторического материализма, деление общества на классы, характеризующееся различным отношением к средствам производства, представляет собой не случайное следствие древних завоеваний, а закономерную особенность определённых общественно-экономических формаций. При этом объективным результатом борьбы между классами — которая обусловлена противоположностью их интересов и непосредственно ведётся именно за эти интересы — является приведение производственных отношений в соответствие с уровнем развития постоянно меняющихся производительных сил общества. В частности, именно таким образом происходит смена самих общественно-экономических формаций (переход от первобытно-общинного строя к рабовладельческому, далее к феодальному и капиталистическому). Поэтому классовая борьба является основной движущей силой истории разделённого на классы общества. Она же должна привести к уничтожению разделения общества на классы, когда уровень развития производительных сил перестанет требовать такого разделения.

Одним из основных продуктов классовой борьбы является государство — которое, с точки зрения марксизма, есть «машина для подавления одного класса другим»[3], то есть аппарат для поддержания внутри общества порядков, угодных и выгодных господствующему классу. При подавлении направленных против этих порядков выступлений угнетённых классов государство не связано никакими законами, а потому представляет собой насильственную диктатуру господствующего класса. С этой точки зрения античное государство является диктатурой рабовладельцев (направленной против рабов); средневековое — диктатурой феодалов (над крестьянами); капиталистическое — диктатурой буржуазии (над рабочим классом). В результате социалистической революции возникает государство диктатуры пролетариата (призванное подавить сопротивление буржуазии).

Мне не принадлежит ни та заслуга, что я открыл существование классов в современном обществе, ни та, что я открыл их борьбу между собою. Буржуазные историки задолго до меня изложили историческое развитие этой борьбы классов, а буржуазные экономисты — экономическую анатомию классов. То, что я сделал нового, состояло в доказательстве следующего: 1) что существование классов связано лишь с определёнными историческими фазами развития производства, 2) что классовая борьба необходимо ведёт к диктатуре пролетариата, 3) что эта диктатура сама составляет лишь переход к уничтожению всяких классов и к обществу без классов.

— Письмо К. Маркса И. Вейдемейеру от 5.03.1852

Определяя классовую борьбу как столкновение антагонистических интересов различных классов, марксизм выявляет объективный интерес каждого отдельного класса, который соответствует его месту в исторически определенной системе общественного производства. Этот интерес, если он не осознан, делает класс «классом-в-себе». По мере осознания своего подлинного интереса класс превращается из «класса-в-себе» в «класс-для-себя» (осознанный классовый интерес делает людей классово сознательными — они уже осознают не только своё место, но также и свой настоящий классовый интерес). Именно это имел в виду Маркс, когда говорил о том, что только классовая борьба пролетариата за свое освобождение от капитала неизбежно ведёт к диктатуре пролетариата, а сама диктатура пролетариата знаменует собой переход к исчезновению как классов, так и классовой борьбы[1].

В марксистской теории классовая борьба может быть как стихийной (неосознанная защита своих прав), так и сознательной (целенаправленное движение за свои подлинные интересы), высшей формой которой является партийность. Марксисты полагают, что классовая борьба ведётся в трёх основных формах[1]:

  1. экономической (касательно класса пролетариев это борьба за улучшение условий продажи своего труда, сокращение рабочего времени, повышение оплаты труда);
  2. политической (для пролетариата — общеклассовая борьба за свои коренные интересы — за установление диктатуры пролетариата);
  3. идейной (идеологической) (борьба против буржуазной и реформистской идеологии, она призвана внести в широкие массы трудящихся социалистическое сознание).

Согласно мнению основоположников марксизма, по мере развития класса его борьба развивается от менее развитой экономической формы к более развитым политической и идейной формам[1].

Учение о классовой борьбе в марксизме-ленинизме[править | править исходный текст]

В. И. Ленин привнёс в марксистскую теорию о классовой борьбе нечто новое, а именно то, что после установления диктатуры пролетариата классовая борьба не прекратится. По его мнению, антагонизм между классами неизбежен в капиталистическом обществе и должен в конце концов привести к установлению диктатуры одного из основных классов, и единственной альтернативой диктатуре пролетариата он считал диктатуру буржуазии. После прихода пролетариата к власти, хотя он и стал господствующим классом, классовая борьба, тем не менее, продолжается, но уже в новых формах и новыми средствами. По Ленину, это уже государственные формы классовой борьбы, такие как подавление сопротивления свергнутых классов, гражданская война, нейтрализация мелкой буржуазии, использование буржуазных специалистов, воспитание новой дисциплины труда[1].

В конце 1920-х годов И. В. Сталин выдвинул идею об усилении классовой борьбы по мере строительства социализма и коммунизма[1]. 9 июля 1928 года в речи на пленуме ЦК ВКП(б) он высказал мнение, что «отживающие классы» не станут «добровольно» сдавать свои позиции, «не пытаясь сорганизовать сопротивление». Более того, по его мнению, «продвижение к социализму не может не вести к сопротивлению эксплуататорских элементов этому продвижению, а сопротивление эксплуататоров не может не вести к неизбежному обострению классовой борьбы»[4]. Этот тезис стал обоснованием как для борьбы с «правым уклоном» и троцкизмом, которые возглавляли Николай Бухарин и Лев Троцкий, так и начинавшихся масштабных сталинских репрессий.

В Конституции СССР 1936 года официально провозглашалось построение социализма. В докладе Сталина на VIII Съезде Советов отмечалось, что отжило само понятие классовой борьбы: в СССР отсутствует антагонизм классов, так как с классом буржуазии покончено окончательно[5]. Несмотря на это, на последующие 1937-1938 годы пришёлся пик «большого террора» - массовых репрессий в отношении «врагов народа», к которым относили ранее принадлежавших к «эксплуататорским классам» лиц, а также якобы примкнувших к ним «троцкистов» и «правых уклонистов». Идея об усилении классовой борьбы по мере строительства социализма и капитализма культивировалась в советской науке до самой смерти Сталина[1].

Начиная с 1960-х годов понятие о классовой борьбе трансформировалось. В это время считалось, что классовая борьба это процесс мирного соревнования социалистической и капиталистической систем. В ходе этого соревнования решается вопрос о том, какая система возьмёт верх. В этой связи доказывалось, что борьба двух систем выражает основное противоречие текущей эпохи. Считалось, что под влиянием этого противоречия развертывается революционная борьба трёх основных отрядов трудящихся: мировой социалистической системы, международного рабочего и национально-освободительного движений, с империализмом. Такое представление сохранялось по 1980-е годы[1].

Критика теории о классовой борьбе[править | править исходный текст]

Карл Поппер оценивал марксистскую теорию о классовой борьбе как сверхупрощение, считая, что её нельзя никоим образом абсолютизировать. Вместе с тем он считал, что она была вполне пригодна для условий классического капитализма середины XIX века. Он полагал, что нельзя искать подоплёку любой проблемы в подспудном классовом конфликте богатых и бедных. Действительно, такие современные общественные движения, как борьба за социальные свободы, за ядерное разоружение экологическое, феминистское, и тому подобные, трудно описать с точки зрения тех или иных классовых интересов, сводить из всецело к классовому антагонизму собственников и несобственников средств производства[1].

Однако, соглашаясь с критиками теории о классовой борьбе, было бы ошибочным вообще исключать её из арсенала современного анализа социальных отношений. Процессы социальной дифференциации в обществе не приостанавливаются, не исчезают различные объективные интересы разных классовых групп общества, а значит, не могут исчезнуть и конфликты между ними. Вместе с тем современное общественное устройство обладает развитыми демократическими институтами (многопартийность, избирательная, правовая, парламентская, независимая судебная системы), которые позволяют изменять природу классовых конфликтов, обеспечивая возможность их ненасильственного разрешения[1].

Примечания[править | править исходный текст]

  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 Философия: Энциклопедический словарь / Под ред. А. А. Ивина. — Москва: Гардарики, 2004. — 1074 с. — ISBN 5–8297–0050–6
  2. Гизо. Правительство Франции со времен Реставрации и нынешнее министерство. Париж, 1820 г. Цитируется статье Г. В. Плеханова «Огюстен Тьерри и материалистическое понимание истории»
  3. Энгельс Ф., Предисловие к 3-му изданию «Гражданской войны во Франции»
  4. И.Сталин Об индустриализации и хлебной проблеме. Речь на пленуме ЦК ВКП(б) 9 июля 1928 г.
  5. Сталин И. В. О проекте Конституции Союза ССР: Доклад на Чрезвычайном VIII Всесоюзном съезде Советов 25 ноября 1936 года, § III

Литература[править | править исходный текст]