Кноп, Людвиг

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Людвиг Кноп
Johann Ludwig Knoop
Портрет
Дата рождения:

15 мая 1821(1821-05-15)

Место рождения:

Бремен, Германия

Дата смерти:

14 августа 1894(1894-08-14) (73 года)

Место смерти:

Бремен, Германия

Страна:
Род деятельности:

предприниматель

Commons-logo.svg Людвиг Кноп на Викискладе

Лев Герасимович Кноп (Людвиг Кноп) — один из самых богатых предпринимателей XIX века. Он был торговцем хлопком и фабрикантом родом из города-государства Свободный Ганзейский город Бремен. В 1877 году российский император Александр II пожаловал ему титул барона.

Начало предпринимательской деятельности Людвига Кнопа[править | править код]

Людвиг Кноп

Людвиг Кноп, сын обычного немецкого бюргера Герхарда Кнопа, закончил коммерческое училище в Бремене, а затем учился хлопковому делу на фабрике текстильной компании «Де Джерси» (De Jersey & Co) в Манчестере, основанной его земляком Джоханом Фририхом и специализировавшейся на вывозе английской пряжи в Россию.

В 1839 году восемнадцатилетний Кноп приехал в Москву в качестве коммивояжёра фирмы «Де Джерси».

По свидетельствам современников, Людвиг Кноп был очень коммуникабельным и быстро сориентировался в стране. Кноп сразу понял, что для того, чтобы сблизиться с российскими клиентами, ему нужно приспособиться к их привычкам, к укладу их жизни, к их навыкам. «Довольно быстро он стал любимым собеседником, всегда готовым разделить дружескую компанию и выдержать в этой области самые серьёзные испытания», — вспоминал о промышленнике московский купец Павел Афанасьевич Бурышкин.

В 1842 году британский запрет на экспорт хлопчатобумажного оборудования, введённый в 1775 году для защиты страны в области технологий, был отменен, что позволило расширить производство хлопка в России. Людвиг Кноп получил исключительное право на поставку в Россию машин для прядения и ткачества фирмы «Платт Бразерс» и паровых двигателей фирмы «Хик Харгрейве» („Hick Hargreaves“).

Первым заказчиком Кнопа стал Савва Васильевич Морозов. Молодому и энергичному немцу, который досконально изучил в Англии хлопчатобумажное производство, Савва Васильевич поручил оборудовать Никольскую мануфактуру прядильными машинами и ткацкими станками. Задача усложнялась тем, что Англия, лидер в текстильной промышленности, не была заинтересована в появлении конкурентов из России, не предоставляла долгосрочных кредитов и работала только «за наличные».

Людвигу удалось убедить фирму «Де Джерси» открыть кредит на поставку оборудования под ожидаемые будущие прибыли. Так первый заказ был блестяще выполнен, и следом за Саввой Морозовым в контору пошли другие купцы. За четыре года немец построил восемь прядилен в Центральном районе России.

В 1852 году Людвиг Кноп в сотрудничестве с текстильной фирмой «Де Джерси» („De Jersey”, Манчестер) и производителем оборудования «Платт Бразерс» („Platt Brothers“, Олдхэм, Ланкашир) создал фирму „L Knoop & Co”.

Людвиг Кноп и его схема работы[править | править код]

Cтремительный рост числа прядильных фабрик в России наблюдался в течение всего периода деятельности Кнопа. В 1896 году их насчитывалось уже более 1017. Однако, в начале XIX столетия были механизированы лишь единичные производства, и устройство фабрик на тот момент требовало огромных затрат. Неразвитость кредитных отношений, отсутствие поддержки текстильной промышленности со стороны государства создали проблемы, которые было необходимо решить. Так появились специальные конторы, которые имели налаженные связи с иностранными поставщиками оборудования и сырья и снабжали русских предпринимателей кредитами. Таким посредником в нужное время стал и Людвиг Кноп.

Главное «ноу-хау» Людвига Кнопа — это была уникальная схема его работы. Он был единственным, кто делал фабрики «с нуля», а также полностью переоборудовал действующие предприятия. Обустройство фабрик было поставлено на поток. Кноп выписывал не только машины, но и мастеров-монтажников из Англии для сборки и установки оборудования. Это служило дополнительной защитой от риска, ведь российских инженеров, способных работать на сложных прядильнях, можно было пересчитать по пальцам.

Стоило какому-либо российскому фабриканту задуматься о строительстве фабрики — он приходил в контору Кнопа с просьбой помочь ему в запуске. Служащие Кнопа оперативно собирали сведения о клиенте, изучали его кредитную историю и накопления семьи. Проситель удостаивался приёма только в том случае, если информация о нём внушала доверие. Переговоры заканчивались словами: «Хорошо, мы построим тебе фабрику». Людвиг Кноп никогда не заключал договоры с партнёрами в письменном виде: чтобы сделка состоялась, ему достаточно было одного рукопожатия.

Далее заказчик получал свой номер в списках конторы, сведения о заказе передавались в Англию, некоторое время спустя оттуда приходили чертежи и проект будущего производства и отправлялись заказчику. Начиналось строительство фабричных корпусов, следом появлялся полный комплект оборудования, приезжали монтажники-англичане. Их обеспечивали полным командировочным пакетом, платили огромное по тем временам жалование, оборудовали места под крокет, ставили на сборке столы с изысканной едой и вином. По окончании сборки специалисты еще несколько лет «вели» объект, налаживая производство и обучая персонал. Именно этот ход Кнопа современники считают гениальным, обеспечившим ему славу лучшего посредника для текстильщиков.

Оборудование новых прядилен велось не за наличный расчет и не в кредит, а за счет увеличения основного капитала и выпуска новых паёв, которые и служили способом расплаты. Кноп входил в долю, становясь членом правления фабрики, пайщиком, или эту роль брали на себя его представители. В результате след Кнопа можно было обнаружить в более чем 200 российских предприятиях. Сам Кноп называл такой контроль «доброжелательной опекой». Предприниматели охотно принимали подобную заботу, поскольку этот вид активности немало способствовал их успеху.

Известность обрусевшего немца Людвига Кнопа была настолько поразительной, что даже вошла в поговорку: «Где церковь, там и поп, где казарма, там и клоп, а где фабрика — там Кноп». За годы своей деятельности предприниматель построил и принимал участие в строительстве 187 ткацких фабрик в России, среди них известные мануфактуры Морозовых, Хлудовых, Гарелиных, Владимира Васильевича Якунчикова. Влияние Людвига Кнопа на хлопчатобумажную отрасль России было огромно: в короткие сроки он стал монополистом на этом рынке и владельцем крупнейшего производства — «Кренгольмской мануфактуры» в Нарве. Обладавший талантами настоящего дипломата и умевший использовать особенности текущей ситуации, Кноп несколько лет подряд устанавливал цены на текстильном рынке России. По сути, он поднял российскую хлопчатобумажную промышленность и спас её от главной беды — нехватки капиталов.

Английская фабрика «Платт бразерс» заключила с бароном Кнопом эксклюзивный договор, согласно которому он обязывался заказывать все машины только у фирмы, а она, в свою очередь, обязывалась не работать с другими закупщиками. И этот контракт был далеко не единственным. К 1850 годам группе Кнопа удалось стать крупнейшим поставщиком американского хлопка в Россию. Во время кризиса, вызванного гражданской войной в Северной Америке, десятки владельцев фабрик кинулись к Кнопу в надежде спастись от высоких пошлин. Репутация барона позволяла ему закупать сырьё огромными оптовыми партиями и контролировать цены.

Людвиг Кноп и его «любимое детище» — Кренгольмская мануфактура[править | править код]

В 1856 году барон, давно вынашивавший план строительства собственной фабрики, наконец нашёл подходящий участок земли. Выбор острова, расположенного недалеко от Нарвы, — Кренгольма, был очень удачен с экономической точки зрения. Участок находился между двумя водопадами (то есть источниками постоянной энергии) и имел выход к Балтийскому морю, что удешевляло доставку как машин и сырья, так и топлива.

В 1857 году было образовано «Товарищество Кренгольмской мануфактуры» на паях и произошла закладка первого фабричного корпуса. Для своего «детища» Кноп построил самые современные промышленные здания, создал продуманное распределение территории, завёз лучшее оборудование и высококачественное сырье.

Поставленную себе сверхзадачу — сделать фабрику крупнейшей в России — Людвиг Кноп выполнил блестяще. В короткий срок производство стало передовым и показательным. Рентабельность производства была выше многих предприятий, построенных Кнопом для других промышленников. На Кренгольмской мануфактуре из египетского хлопка получали самую тонкую пряжу в России, производительность труда держалась на высоком уровне, а издержки были не больше, чем в Германии. В итоге за короткий срок капитализация мануфактуры выросла в три раза.

Имея «в портфеле» такой актив, как высокоавтоматизированную фабрику на Кренгольме, Людвиг Кноп мог диктовать цены не только на хлопок, но и на пряжу для всей России. Однако, фабрикант «силовыми» экономическими методами никогда не пользовался.

Дружина Союза обороны Эстонии «Кренгольмской мануфактуры» на фоне памятника Людвигу Кнопу. Нарва, 1931 год

Немец был и в самом деле влюблён в свое дело, разбирался во всех его тонкостях. Его супруга Луиза даже жаловалась, что, отойдя от дел, Людвиг «спит и видит свой хлопок». Барон оставил своим сыновьям Андрею и Фёдору в наследство двенадцать предприятий — девять текстильных фабрик, три компании по импорту египетского хлопка, а также страховое общество и каменноугольный рудник.

С началом Первой мировой войны Кнопам припомнили, что они — немцы, дела их стали приходить в упадок, а после 1917 года сыновья Людвига Кнопа эмигрировали из Советской России. Российские предприятия «империи» Кнопов были национализированы.

Людвиг Кноп умер 16 августа 1894 года в районе Сен-Магнус, Бремен (нем. St. Magnus). Его имя было присвоено городскому парку Бремена, созданному на территории его бывшего имения. В этом же парке стоит бронзовый памятник Людвигу Кнопу (см. фото выше).

После кончины Людвига Кнопа ему также воздвигнули памятник и на «Кренгольмской мануфактуре». Это был первый такого рода монумент в Российской Империи. В годы советской власти памятник Людвигу Кнопу в Нарве был демонтирован.

Ссылки[править | править код]

  • [1] The Russian Technical Society and British Textile Machinery Imports, by Stuart Thompstone
  • [2] Музей предпринимателей, меценатов и благотворителей. Кноп Лев Герасимович