Эта статья входит в число хороших статей

Кодское княжество

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
независимое княжество
Кодское княжество
Herb Moskovia-1 (Alex K).svg 
1400-е — 1643
Язык(и) хантский язык
Религия Ханты-мансийская мифология, Православие
Форма правления монархия
Династия Алачевы

Кодское княжество (Кода) — хантское социально-политическое объединение на Севере Западной Сибири в XV—XVII веках. Было расположено на обоих берегах Оби между устьями её притоков Иртыш и Казым, примерно занимая территории, относящиеся сейчас к Октябрьскому району ХМАО. Правителям Коды принадлежали укреплённые городки на Оби, позволявшие контролировать реку. Столицей Коды считался городок Шоркар (Город на ручье). Кода была союзником Московского княжества (а затем Русского государства) в борьбе с Пелымским княжеством и другими Югорскими княжествами, однако в отдельных эпизодах выступала и на стороне противников Москвы, таких как хан Кучум, а позже Иван Болотников. Управлялась Кода князем Алачем и его потомками — династией Алачевых. Окончательно присоединено к Русскому царству в 1643 году.

История[править | править код]

Название Кода (Куда — «Срединая земля»[1]) встречается в русских летописях начиная с XV века (1484 год[2]). Оно, предположительно, было дано территории переселенцами по аналогии с крепостью Кудымкар в верховьях Камы[3]. Об основании и начальных годах существования этого княжества сведений практически нет. Известно, что формировалось оно в начале XV века. В зону влияния кодских князей входили ханты, жившие по берегам реки Вах. Им подчинялись несколько мелких княжеств — Вас-Пукол, Кол-Пукол, Емдирское. С самого начала правители Коды находилось в конфликте с Пелымским, Кондинским и Табаринским княжествами. Союзнические отношения связывали правителей Коды с правителями других хантских княжеств — Демьянского, Цингальского и Белогорского. Кодские князья признавали верховенство над собой Тюменского хана, однако это не исключало конфликт с Пелымом и Кондою. На севере объектами их набегов были поселения и кочевья тундровой самояди (ненцев), на юге и западе они опустошали территории Сосвинского и Кондинского княжеств.

В 1483 году великий князь Московский Иван III, воспользовавшись победой на Угре в 1480 году, послал войско во главе с Федором Курбским и Иваном Салтыковым-Травиным для покорения Югры[4]. Кодское княжество после непродолжительного сопротивления признало власть Москвы — князь Молдан и два его сына попали в плен, родственник Молдана князь Пыткей вынужден был ехать в Москву, а Иван III стал называться князем Кодским[5][6][7]. Но эта зависимость оказалась номинальной: в 1484—1485 годах Молдан вместе с пелымскими и кондинскими манси выступил против великого княжества Пермского, Выми и других земель Русского государства. В 1499 году великий князь Иван III направил 5000 человек во главе с Семёном Курбским против югорских княжеств, в частности Кодского; русские войска нанесли Молдану тяжелое поражение[6][8]. В результате последний вновь признал власть русского царя. Впрочем после ухода русских в 1500 году зависимость Кодского княжества закончилась, хотя торговые отношения не прекращались. В течение последующих десятилетий Кода увеличивала мощь, однако экономически и политически уступала Пелымскому княжеству. В конце концов, Кода признала над собой власть Сибирского ханства[9].

Бой казаков с отрядом кодских князей Алачевых. Ремезовская летопись, 48.

После побед Ермака в 1583 году кодский князь Алач (от него происходит название династии) решил воспользоваться этой ситуацией. Алач подождал поражения Демьянского, Цингальского и Белогорского княжеств, после чего заключил военный союз с казаками Ермака[10]. В дальнейшем царская власть ратифицировала союзный договор, и между Кодским княжеством и Москвой возникли отношения вассалитета. Подданные князя Алача вместо ясачной повинности начали нести службу[11]. Из 13 городков княжества Алач выставлял до 300 лучших воинов[3], они обязывались участвовать в совместных с русскими войсками военных походах и в ежегодных походах за солью к Ямыш-озеру, нести караул, служить гонцами. Время от времени кодские воины занимались постройкой городов и острогов, мелких судов[12]. Они получали из царской казны хлебный пай, а князья — денежные оклады. Воины имели свою долю военной добычи и пленных, становившихся рабами, а также обладали привилегией обращаться к царю без посредников, напрямую[13].

Уже в 1583 году для подтверждения договора князю Алачу были переданы земли Белогорского княжества. Взамен Алач дал разрешение построить в своей столице христианский храм Животворящей Троицы, где вел службу священник. Первой крестилась жена Алача, получившая имя Анастасия[1][14], однако ханты неохотно принимали христианскую веру[15]. В 1584 году войска Кодского княжества принимали участие в войне против Пелымского и Кондинского княжеств. В 1585 году на некоторое время Алач перешел на сторону хана Кучума, участвовал в решающей битве против Ермака Тимофеевича, «панцирь» которого в течение некоторого времени после его смерти находился у Алача[16].

Однако уже в 1586 году кодичи снова перешли на сторону Москвы. С 1586 года они снова стали совершать набеги на Пелымское княжество. В 1591 году кодские воины отличились в удачном походе против Пегой Орды. В 1593 году отряды Коды во главе с князем Игичеем, сыном умершего Алача, вместе с московскими войсками во главе с воеводой Петром Горчаковым из Берёзового городка двинулись против Обдорского княжества, где кодичи захватили большую добычу. В том же году русско-кодские войска двинулись против Пелыма и Конды[17]. В авангарде войска шли воины князя Игичея, подогретые давней враждой, их атаки были особенно ожесточёнными. Манси были разгромлены, князь Агай вместе с семьей попал в плен. В течение последующих 6 лет кодские войска продолжали разорять Кондинское княжество, пока московский князь своим запретом не положил этому конец. В 1594 году кодские войска способствовали покорению Пелымского княжества Московским государством[18].

«Тобольской уезд Коцкие городки и волости», «Заимка Коцкого монастыря» (поселение с избами и храмом) на «Чертеже земель Берёзовского края». Лист 8[19]. Деталь.

За эти победы кодские князья Игичей и его двоюродный брат Онжа получили богатую добычу и пленников. Царь также даровал им Васпухольскую область в Берёзовском уезде и Колпухольскую область в Тобольском уезде (Жалованная грамота царя Федора Ивановича остяцким князьям Игичею Алачеву и Онже Юрьеву на волости Васпалукук и Колпукулук и о разрешении сбирать на себя ясак дана 18 февраля 1594 года)[20][21]. В 1594 году Игичей с воинами присоединился к отрядам воеводы князя Федора Борятинского, который получил приказ царя Федора I соорудить крепость Сургут на землях Бардакова княжества. В этой войне против князя Бардака кодичи способствовали победе русских, а затем принимали участие в возведении укреплений Сургута. В 1598 году кодские воины во главе с князем Игичеем принимали участие в войне Русского государства против Пегой Орды, во время которой последняя была разгромлена. В 1602 году кодичи победили Кичея, князя Малой Пегой Орды. В результате этих побед кодские ханты захватили Сургутское Приобье. В 1604 году их отряд принимал участие в строительстве Томска на землях еуштинского князька Тояна, в 1607 году — в подавлении восстания бывшего обдорского князя Василия, в 1617 году — в завоевании тунгусов и строительстве Маковского острога, в 1619 году — в походе на Енисей и возведении Енисейского острога. В 1620 году кодичам было предписано организовать поимку ссыльных, которые пытались сбежать в Русское государство через Уральские горы. Последний раз кодичей привлекали к военной экспедиции на Нижнюю Тунгуску в 1627—1630 годах[22].

В 1605 году московские власти приписали к Сургутскому уезду одну из волостей Кодского княжества, ранее входившую в состав Белогорского княжества и подаренную князю Алачу. За участие в походах против Пегой Орды Игичей Алачев получил Ваховскую волость Сургутского уезда, ещё позже — волость Лену на Вычегде. После смерти Игичея в 1603 году кодским князем стал его двоюродный брат Онжа Юрьев[11][23][24]. Однако вдова Игичея, Анна Пуртеева, и его сын Михаил правили в Коде во время отъездов Онжи. На некоторое время Онжа, как и многие другие князьки Приобья, примкнул к восстанию Болотникова, однако он первым из всех местных владетелей «повинился» перед Берёзовским воеводой[25]. В 1609 году княгиня Анна подняла мятеж, воспользовавшись Смутой. Главным её требованием было «убить князька Онжу Юрьева»[26]. Пуртеева вступила в сношения со вчерашними врагами: кондинскими манси, обдорским князем Мемруком. Она призвала к восстанию также белогорских и сосвинских хантов, но заговор был раскрыт. Анна сумела оправдаться, она была сослана в Москву, а вскоре возвращена на родину. Ей даже удалось впоследствии убедить царя опять передать княжение её сыну Михаилу[27][28][14].

Постепенно в Кодском княжестве усиливался раздор. В 1636—1637 возник внутренний конфликт между княжеской семьей и военной знатью. В 1643 году княжество прекратило свое существование, а последнего кодского князя — внука Игичея, Дмитрия Михайловича Алачева — вызвали в Москву (с матерью и бабкой, Анной Пуртеевой), где он и остался, получив дворянский титул и земли[17]. В результате присоединения Кодского княжества к Русскому царству Югра была окончательно покорена[14].

Коцкая земля (недалеко от устья Иртыша). «Чертёж всех Сибирских городов, рек и земель, созданный в Москве, в Сибирском приказе со всех городовых чертежей в 1695 году в сентябре 18-го числа». Лист 21 (карта)[19]. Деталь.

Расположение и структура[править | править код]

Кодское княжество занимало обширные территории в Западной Сибири. Оно состояло из двух частей — помимо собственно Коды, её князьям подчинялись земли, присоединенные к ней Москвой: Емдырская, Ваховская, Васпукольская и Колпукольская волости. Численность населения Кодского княжества к моменту присоединения к Русскому государству составляла 441 человека[12].

Кодские городки на картах Семёна Ремезова из Хорографической книги[29]. Слева направо (вверх по течению большой Оби): река Чамаш и городок Чемашевский, Нарикор, Вежагор, река Кыльдясянка и городок Кылдясян, городок Шоркальский и село Шоркальские юрты, городок Алачев и выше село Алачевы юрты, Нанкагорский городок, «дворец» и Троицкий «коцкий» монастырь, ниже — ещё один «дворец», городки Курмышюган и Конжегорский (на реке Куртышюгар) далее речка Большой Атлым и юрты Большой Атлым в двух местах, Малый Атлым, Карымкар и третий «дворец».

Княжество располагалось вдоль обоих берегов реки Оби в её среднем течении — от Берёзова на севере и до устья реки Ендырь на юге. Кодские земли географически расположены в сложных климатических условиях — заболоченные урманы (темнохвойный лес из пихты, кедра и ели, растущий на болотистых местах равнин Западной и Средней Сибири), тянувшиеся вдоль левого берега Оби и переходящие на севере в малопригодные для проживания болотистые заросли лесотундры[30]. Немного более благоприятным для проживания в кодских границах был правый берег Оби — более высокий, почти без болот, поэтому все поселения располагались на нём. Под властью кодских князей находились земли, которые почти полностью соответствует территории Октябрьского района Ханты-Мансийского автономного округа[31].

Княжество известно значительным количеством городков (оус)[32][33].

В центре Кодской земли (Куды) стоял городок Алачев. Городки были летние и зимние: например, Шоркарский летний городок и Шоркарский зимний городок. Помимо этого на карте Семёна Ремизова можно увидеть временные поселения[34]. Кода расположена в центре югорских земель на Оби, главном пути Западной Сибири, который связывал север и юг, и запад с востоком. Во всех городках правили свои князьки, которые находились в свою очередь в вассальной зависимости от «великого князя», который имел своей резиденцией Кодский городок или Нангакар на протоке Нягань[3][35]. Главой Коды был правитель из династии Алачевых. Городок Алачев представлял собой классическую феодальную усадьбу-крепость. Здесь находился главный арсенал княжества, где хранились тяжелые военные доспехи, которые князь выдавал своему ополчению с началом военных походов. В столице располагалась сокровищница, где хранились драгоценности династии — многочисленная серебряная посуда, шкурки соболей, чернобурых и красных лисиц, белок, другие дорогие по тем временам изделия. Здесь жил главный шаман княжества, который распоряжался в большей кумирне с идолом (Палтыш-Болваном)[32][36].

Быт[править | править код]

Кодские ханты жили в укрепленных городках и неукрепленных поселениях («юрты»), неподалеку от городков. Последние фактически были промышленными сезонными стойбищами нескольких семей. Каждое такое поселение было вполне самостоятельным хозяйственным коллективом с законченным циклом производства. Большая часть Кодского княжества проживала в этих неукрепленных поселениях. Городки были военно-оборонительными, административно-политическими, торговыми и культовыми центрами государства[14].

Кодское населения делилось на четыре главных сословия — княжеский род, служивые, ясачные, рабы. Значительная часть населения Кодского княжества платила князю обязательную подать — ясак. Это были бесправные потомки более слабых соседних владений князей Алачевых. Ясак выплачивался в виде обязательных поставок соболиных и беличьих шкурок. Кроме того, ясачные ханты должны были отправляться на княжеский промысел, для чего князь выдавал им необходимый инвентарь. Среди ясачного населения были и такие, кто из-за бедности не мог платить регулярную дань. Такие попадали в кабалу к князю и были заняты на сезонных работах на усадьбе и в княжеском хозяйстве[37]. По переписи 1631 года в княжестве насчитывалось около 80 рабов-мужчин. Из них 57 принадлежали князю и ещё 14 - другим членам княжеской семьи[38].

Хозяйственная деятельность определялась местом проживания. Поэтому главным после войн источником доходов князя и знати были доходы от продажи рыбы. Ясачное население и рабы занимались ловлей и обработкой рыбы, которую через посредников продавали Сибирскому ханству, а впоследствии Русскому государству. Вторым по значимости мирным занятием кодских хантов был звериный промысел[39]. Также ханты (остяки) охотились на водоплавающую дичь, занимались сбором ягод. Документы отмечают у остяков наличие скота (лошадей и коров), бортничество. В некоторых районах ханты занимались земледелием. Главным ремеслом в Коде считалось искусство обработки рыбьих кож, особенно кожи осетров и стерляди. „Одежда их обще из кожей рыб, наипаче с налима. ...тожде с осетра и стерлядей одерше кожу, толико трудами своими умягчевают, яко могут все одеяние себе из них сошити: обще же из налимей кожи кожаны, с иных же чулки, сапоги себе утворяют"; „Бедные людишки... ходят зимою и летом в рыбных кожанишках". Не менее умело костяными скребками обрабатывались и звериные шкуры. Было развито специфическое северное ткачество. Основным сырьем его была крапива. Князья и дружинники имели возможность купить или награбить одежду и обувь из настоящего меха, шелков и дорогие платья[40].

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 Морозов,Пархимович,Шашков, 1995, с. 96.
  2. Морозов,Пархимович,Шашков, 1995, с. 79.
  3. 1 2 3 Перевалова, 2004, с. 37.
  4. Морозов,Пархимович,Шашков, 1995, с. 78.
  5. Перевалова, 2004, с. 34.
  6. 1 2 Мавродин, 1941, с. 167.
  7. Маслюженко,Рябинина, 2014.
  8. Морозов,Пархимович,Шашков, 1995, с. 82—84.
  9. Бахрушин, 1935, с. 36—39.
  10. Бахрушин, 1935, с. 38.
  11. 1 2 Перевалова, 2004, с. 36.
  12. 1 2 Тимонин, 2012, с. 52.
  13. Бахрушин, 1935, с. 49—51.
  14. 1 2 3 4 Бахрушин, 1935, с. 43—44.
  15. МАТЕРИАЛЫ К ИСТОРИИ.
  16. Миллер, 1937, том 1, стр.265.
  17. 1 2 Кызласов, 1993, с. 55.
  18. Бахрушин, 1935, с. 49.
  19. 1 2 Ремезов, 1882.
  20. Солодкин, 2015.
  21. Миллер, 1937, том 1, стр.361-362.
  22. Перевалова, 2017, с. 99.
  23. Грамота царя Василия Ивановича.
  24. Морозов,Пархимович,Шашков, 1995, с. 106.
  25. Смирнов, 1951, с. 557—558.
  26. Перевалова, 2004, с. 42—43.
  27. Отписка тобольского воеводы.
  28. Морозов,Пархимович,Шашков, 1995, с. 111.
  29. Ремезов, 1702, листы 119 и 120, деталь.
  30. Бахрушин, 1935, с. 41-42.
  31. Маслова О.(2).
  32. 1 2 Кызласов, 1993, с. 54.
  33. Перевалова, 2017, с. 100.
  34. Перевалова, 2017, с. 99-101.
  35. Бахрушин, 1935, с. 41.
  36. Перевалова, 2004, с. 63.
  37. Морозов,Пархимович,Шашков, 1995, с. 97—100.
  38. Бахрушин, 1935, с. 45—47.
  39. Тимонин, 2012, с. 30.
  40. Бахрушин, 1935, с. 8—20.

Литература[править | править код]

Ссылки[править | править код]