Кокорев, Василий Александрович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Василий Александрович Кокорев
В. А. Кокорев.jpg
Род деятельности:

русский предприниматель и меценат

Дата рождения:

5 (17) мая 1817

Место рождения:

Солигалич, Костромская область, РСФСР

Страна:

Romanov Flag.svg Российская империя

Дата смерти:

4 (16) мая 1889 (71 год)

Место смерти:

Санкт-Петербург, Российская империя

Награды и премии:

почётный член Академии художеств (1889)

Васи́лий Алекса́ндрович Ко́корев (23 апреля [5 мая1817, Солигалич — 22 апреля [4 мая1889, Санкт-Петербург) — русский предприниматель и меценат, почётный член Академии художеств (1889).

Биография[править | править вики-текст]

Из старообрядческой семьи. По одним сведениям, он был из мещан, по другим — сыном купца средней руки, торговавшего солью — семья владела небольшим солеваренным заводом в городе Солигаличе на севере Костромской губернии. После смерти родителей, Василий стал совладельцем семейного бизнеса; в 1836—1841 годах был управляющим солеваренным заводом в Солигаличе, однако в связи с отменой ввозной пошлины на соль, солеваренный завод стал убыточным и юноша, по его собственным словам, «был вытеснен за рамки уездной жизни в Петербург для приискания откупных занятий».

Василий Александрович Кокорев поступил на службу управляющим винокуренного завода в Оренбургской губернии, а с осени 1842 года стал приказчиком казанского винного откупщика И. В. Лихачева. В 1844 году Кокорев подал записку в правительство о преобразовании винных откупов. В записке В. А. Кокорев рассуждал о необходимости придать торговле вином более цивилизованный характер; для доказательства его системы «питейного дохода» он получил «неисправный» откуп в Орловской губернии, за которым числился долг в 300 тысяч рублей серебром. Его ближайшим помощником стал Иван Фёдорович Мамонтов. Орловский откуп в короткое время стал приносить доход. Системой Кокорева заинтересовалось Министерство финансов и Кокореву предоставили в управление ещё 23 откупа. Вскоре система откупов Российской империи была переведена на комиссионерскую основу — в 1847 году было принято «Положение об откупно-акцизном комиссионерстве», действовавшее до 1863 года.

В 1850 году В. А. Кокорев поселился в Москве; приобрёл дворянскую усадьбу бригадирши Д. Н. Лопухиной с домом в Большом Трёхсвятительском переулке[1]. В 1851 году получил звание коммерции советника. В короткие сроки он приобрёл, огромное по тем временам, состояние: к началу 1860-х годов, по некоторым оценкам, оно доходило до 7—8 миллионов рублей.

Не будь у Кокорева смекалки, деловой хватки и энергии, никакие связи не помогли бы ему к началу 60-х годов сколотить состояние в 8 миллионов рублей (да и то кое-кто поговаривал, будто Кокорев нарочно уменьшил общую сумму своего богатства). А в среде русских купцов он получил титул «Откупщицкого царя».[2]

В Персии с 1850 года действовал созданный Кокоревым Московский торговый дом, получивший право приобретать казённое железо и медь с уральских заводов по себестоимости[3]. В 1857 году Кокорев участвовал в создании «Закаспийского торгового товарищества»[4] — совместно с бароном Н. Е. Торнау, Н. А. Новосельским, купцами И. Ф. Мамонтовым и П. А. Медынцевым; позднее к ним присоединился и предприниматель П. И. Губонин. В 1858 году «Закаспийское торговое товарищество» начало по проекту Либиха строительство в Сураханы на Апшеронском полуострове, в 30 км к северо-востоку от города Баку завода по производству фотогена (керосина), которое было закончено к концу 1860 года. Завод несколько лет был убыточным и для исправления ситуации сначала был приглашён В. Е. Эйхлер[5], а затем, в 1863 году, Дмитрий Менделеев; химикам удалось получить столь впечатляющие результаты, что «Сураханский завод стал давать доход, несмотря на то, что цены керосина стали падать»[6][7]. Была введена круглосуточная перегонка нефти, предложено освоить производство эмалированных бочек, организовать нефтеналивную морскую перевозку и проложить нефтепровод от завода к берегу моря. На все ключевые посты Кокорев он назначил (а до этого обучил нефтяному делу) рабочих-мастеров только из России[3].

Необходимость транспортировки нефти заставила его заняться железнодорожным строительством и речным транспортом.

Кокорев принимал участие в создании Волго-Донской железной дороги (1858); Товарищества Московско-Курской железной дороги (1871); Общества Уральской железной дороги (1874).

Он содействовал учреждению Русского общества пароходства и торговли (1856) и Волжско-Каспийского пароходства «Кавказ и Меркурий» (1859). По заказу Кокорева в 1859 году началось сооружение нефтеналивных барж длиной 55 метров[8].

После прекращения винных откупов в 1863 году понёс крупные убытки, остался должен казне 5,6 млн. рублей, из которых около 4 миллионов выплатил уже к 1866 году, передав в зачет долгов построенный в Москве в 1862—1865 годах гостинично-складской комплекс на Софийской набережной («Кокоревское подворье»). Комплекс, в который было вложено 2,5 миллиона рублей, был новшеством не только для Москвы, но и для Европы, поскольку предвосхитил появление «гранд-отелей». «Тут тебе и торговые склады, и шикарные апартаменты с русским убранством, и трактир-ресторан с разнообразной русской кухней, а с 1883 года — электрический свет!»[9][10].

В 1865 году стал крупнейшим пайщиком учреждённого Московского купеческого банка. В 1870 году он стал инициатором создания Волжско-Камского коммерческого банка. Учредил «Северное общество страхования и склада товаров с выдачей варрантов» и сумел довести начатое дело до конца.

В 1870-х годах по инициативе Кокорева было создано «Северное телеграфное агентство», значительно расширившее район действия телеграфа.

Поселившись в Москве, Кокорев близко сошёлся со славянофилами, хотя ему были чужды идеалы воинствующего панславизма, постулат самодержавия и связанных с ними представлений о сословном приоритете дворянства [11].

Кокорев сыграл большую роль в развитии общественного транспорта Москвы — был главным инициатором проведения конки — конно-железной дороги, связавшей центр через Мясницкую с тремя вокзалами на Каланчёвской площади[9]. Он был товарищем (помощником) Московского городского головы (1858—1859), гласным Московской городской думы (1866—1869).

По окончании Крымской войны, в феврале 1856 года он организовал грандиозное чествование черноморских моряков, проезжавших через Москву[12]. Перед русско-турецкой войной 1877—1878 годов Кокорев вместе с текстильными фабрикантами братьями Хлудовыми сыграл решающую роль в финансировании и экипировке военной миссии генерала Черняева на Балканах — 45 миллионов рублей — фантастическая по тем временам сумма[13].

Среди друзей В. А. Кокорева были Д. И. Менделеев, М. П. Погодин[14], Т. С. Морозов.

Кокоревская галерея[править | править вики-текст]

А. Н. Гребнев. «Внутренний вид картинной галереи г. Кокорева». (Зал № 7. 1864 год)[15]

Собирать картины русских и иностранных художников В. А. Кокорев начал в середине 1850-х годов и к 1861 году, на месте гостиницы в Трёхсвятительском переулке, как утверждает ряд источников[16], им было построено, специально для размещения своей коллекции, здание (арх. И. Д. Черник), в котором 26 января 1862 года открылась первая Московская публичная картинная галерея, названная Кокоревской. Восемь залов на втором этаже без окон, с верхним светом. Внизу — специальное помещение для чтения лекций. И буфет, называемый одними современниками трактиром, а другими — рестораном «Тиволи». Собрание насчитывало по одним сведениям — 570 произведений, по другим — 430 картин и 35 скульп­тур, которые располагались по историческому и монографическому принципу. Только работ Карла Брюллова было больше сорока; причём, Кокорев заказал одному из брюлловских учеников повторение знаменитых картин «Итальянское утро» и «Итальянский полдень», хранившихся в царском собрании[17]. Попавший в галерею в 1860 году, ещё до её открытия, граф Михаил Бутурлин писал:

В одной из зал отборной этой коллекции стена была увешана снизу доверху творениями гениального Карла Павловича Брюллова. В середине стены поражал зрителя портрет во весь рост графини Юлии Павловны Самойловой. …Как могла графиня Самойлова расстаться с этим сокровищем и как могло оно попасть к откупщику Кокореву.

Картин И. Айвазовского было в коллекции более двадцати, пейзажей А. Боголюбова — одиннадцать, картин В. Тропинина — шесть.

В 1870 году в связи с финансовыми затруднениями Кокорев продал основную часть коллекции Министерству Императорского дворца; ряд произведений живописи и скульптуры приобрёли П. М. Третьяков и Д. П. Боткин.

Разорение и смерть[править | править вики-текст]

В. Чумаков считает, что причиной потери Кокоревым состояния, в конце 1860-х годов было лишение его доступа «к государственной кормушке» из-за неосторожных выступлений; так, московский генерал-губернатор Закревский докладывал в столицу: «В Москве завелось осиное гнездо… Гнездо это есть откупщик Кокорев»[18]. Однако здесь проявились многие факторы, в том числе и неудачное вложение финансов.

До самой смерти Кокорев оставался старообрядцем поморского толка. Немало помогал единоверцам. Благодаря его заступничеству в 1886 году в доме рубашечника Никифорова на Лиговке начал действовать новый поморский молитвенный дом[19].

Умер В. А. Кокорев 23 апреля 1889 года от сердечного приступа. Похоронен на Малоохтинском старообрядческом кладбище Санкт-Петербурга. Когда его хоронили, поморцы в старорусском одеянии вынесли тело своего благодетеля из шикарного особняка и несли его дубовый гроб, сделанный без единого гвоздя, на полотенцах до самого кладбища[20] Фамильное захоронение Кокоревых до сих пор сохранилось в восточном углу кладбища.[21].

На общественные поминки кто-то принес самодельные плакатики с цитатами из Библии: «Видел ли ты человека проворного в своем деле? Он будет стоять перед царями… (Прит. 22,29)» и «…Как хорошо слово во время! (Прит. 15,23)». Вместо речей в качестве своеобразного завещания прочитали отрывки из знаменитой книги Кокорева, одного из самых успешных деловых людей России, со странным названием «Экономические провалы»: «Пора государственной мысли перестать блуждать вне своей земли, пора прекратить поиски экономических основ за пределами Отечества, засорять насильными пересадками на родную почву; пора, давно пора возвратиться домой и познать в своих людях свою силу»[3].

Кокорев-публицист[править | править вики-текст]

Кокорев оказывал материальную поддержку таким изданиям, как «Русская беседа» и «Русский вестник», где иногда печатался. Одним из первых он начал выступать за отмену крепостного права. В 1859 году в газете «Санкт-Петербургские ведомости» появился разработанный им проект освобождения крестьян (статья «Миллиард в тумане»). Из его статей, печатавшихся, главным образом, в «Русском Вестнике» 50-х и 60-х гг., а позднее в «Русском Архиве» 1880-х гг. наиболее известны: «Экономические провалы», «Путь севастопольцев», «Взгляд на европейскую торговлю», «Мысли о русской внутренней торговле», «Об откупах».

В своих публицистических работах, печатавшихся, главным образом, в «Русском Вестнике» (1850-е и 1860-е гг.) и в «Русском Архиве» (1880-е гг.), Кокорев настаивал на губительности для России механического заимствования западноевропейских финансовых и хозяйственных форм.

Кокоревым был предложен план выкупа крестьян на волю с помощью капитала специально созданного частного банка: он предлагал освободить крестьян с землей, а помещикам выплатить за это деньги посредством уплачиваемого крестьянами кредита в течение 37 лет. Проект Кокорева был схож с проектом его друга — историка К. Д. Кавелина[22].

К известным трудам В. А. Кокорева относятся: «Нужды и желания промышленности» (1858), «Нужды и потребности» (1882), «Мысли русского, порожденные речью Князя Бисмарка»(1888). В последней Кокорев касается политических и экономических аспектов отношений России и Германии. Он утверждает, что России важен и необходим союз с Германией, что она — её единственная надежная союзница на Европейском континенте[23].

В «Нуждах и желаниях промышленности» В. А. Кокорев рассуждает о перспективах создания в России компании для обработки пеньки и торговли ею, а также о возможностях развития хлебной торговли на Тоболе[24]

Работа «Нужды и потребности» посвящена подробному анализу необходимости введения в России винной монополии. Как известно, впоследствии монополия на винно-водочную продукцию была введена в начале XX в. реформатором С. Ю. Витте. Однако идейное первенство данному экономическому мероприятию принадлежит, похоже, именно Кокореву. Кокорев полагал, что для улучшения экономики России необходимы три условия: народный кредит, сельское хозяйство и денежный курс. Главным здесь он ставит благоустройство сельского хозяйства. Сельское хозяйство, в свою очередь, должно быть согласовано с «винокурением» и введением «питейного сбора»[25]. Только после этих мер, по мнению Кокорева, возможно «утверждение дешевого народного кредита», средства для которого предполагается извлечь из акциза на винокурение. Далее он говорит, что пока существует кабак, никакие мероприятия экономического плана, никакие дешевые кредиты не принесут желаемого. а обратятся в «наживу кабатчиков»[26].

Пожалуй, самая известная работа Василия Александровича, написанная им уже на закате жизни, в 1887 году, — «Экономические провалы», в которой даёт оценку экономическим событиям за полвека. Анализируя экономические неудачи России, Кокорев доказывает, что они являются, как правило, результатом слепого копирования зарубежного опыта.

"Известный коммерсант К., водворяющий в Россию несколько десятков лет американский хлопок и устроивший с пособием своих средств для разных лиц более 40 бумагопрядильных и ткацких фабрик, — пишет Кокорев (имея в виду немца Л. К. Кнопа с сыновьями), — праздновал какой-то юбилей… Многочисленное русское общество пировало на этом юбилее, а правительство возвело его в какой-то чин. Таким образом, отпраздновали пир, так сказать, на хребте русского народа, лишившегося льняных посевов и насильственно облеченного в линючий ситец. Распространение которого, увлекая нашу монету за границу, увеличило внешние займы и усилило финансовое расстройство. Вспоминая этот юбилей, нельзя не воскликнуть: «О невинность, это ты».[9]

Примечательно, что в своей работе Кокорев обращается к этическим аспектам экономики. Он вводит понятие «смиренномудрия», которым предлагает регулировать хозяйственные процессы[27]

Другими известными работами Кокорева являются «Путь севастопольцев», «Взгляд на европейскую торговлю», «Мысли о русской внутренней торговле», «Об откупах» и пр.

Кокорев преисполнен самого глубокого пессимизма и видит будущее в черных красках: «Печалование о расстройстве русских финансов, — пишет он, — объемлет в настоящее время все сословия; все чувствуют, как в наших карманах тают денежные средства и как неуклонно мы приближаемся к самому мрачному времени нужд и лишений».[13]

Академическая дача для летней практики[править | править вики-текст]

22 июля 1884 года «на сорока десятинах, прилегающих к землям крестьян деревни Малый Городок», под Вышним Волочком, на живописном полуострове, образованном истоком реки Мсты и озером Мстино, В. А. Кокорев открыл Владимиро-Марьинский приют[28], названный впоследствии «Академической дачей». Первоначально он предназначался для летней практики малоимущих студентов Академии художеств. В распоряжение молодых художников были предоставлены дом со столовой и библиотекой, хорошо оборудованная мастерская, помещения для занятий пением и музыкой. Здесь жили и работали И. Е. Репин, А. И. Куинджи, В. А. Серов, П. П. Чистяков, И. И. Бродский, А. М. Васнецов, Н. К. Рерих, И. И. Левитан, Н. П. Богданов-Бельский и др.

Семья[править | править вики-текст]

Жена — Вера Ивановна. Жила с дочерью в Санкт-Петербурге на Тверской улице (современный адрес — дом 8)[29]. Когда в 1906 году был принят закон, позволявший беспрепятственно регистрировать старообрядческие общины, именно петербургские поморцы воспользовались им первыми в России. Участок на Тверской улице был пожертвован Верой Ивановной Кокоревой для постройки храма. В августе 1906 года, в день Преображения, здесь была заложена пятиглавая церковь в новгородском стиле. Проект выполнил архитектор Д. А. Крыжановский. Храм был построен на пожертвования петербургских поморцев, причем львиную долю средств Поморскому храму Знамения Пресвятой Богородицы— четверть миллиона — внесла семья Кокоревых[19].

Дети:

Дворец Кокорева в Мухалатке.

Библиография[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Перед домом был сад, который стали называть Кокоревским, а позднее — Морозовским.
  2. Дмитрий Румянцев Русские миллионеры. Василий Кокорев
  3. 1 2 3 Александр Корин. Сказ о первом русском нефтепромышленнике.
  4. «Закаспийское торговое товарищество» стало основой для создания позднее «Бакинского нефтяного общества»
  5. Эйхлер Василий Евстафьевич — известный бакинский химик
  6. Менделеев Д. И. Заветные мысли. — М.: Мысль, 1995. — С. 388 — ISBN 5-244-00766-1
  7. Закаспийское торговое товарищество
  8. Сергеев А., Рябой В. Нобели для России, Россия для Нобелей. — Ярославль, 2003.
  9. 1 2 3 Жуковы Л. и О. Василий Кокорев — «кандидат в министры финансов»
  10. Здесь в 1862 году на средства Кокорева был разбит липово-вязовый бульвар, протянувшийся от Лубочного переулка до Болотной площади. Это был один из немногих общественных бульваров и скверов Москвы, устроенных за частный счёт. Бульвар носил имя своего устроителя вплоть до ликвидации в 1930-е годы. Кокоревское подворье простояло в Москве более 100 лет и было разрушено совсем недавно — на месте подворья находился разобранный ныне недостроенный бизнес-центр «Царёв сад» (см. «Царёв сад»: сколько стоит «отмыть» стройку века)
  11. Арензон Е. Р. От Киреева до Абрамцева. К биографии Саввы Ивановича Мамонтова (1841—1918) — «Панорама искусств». — М., 1983. — С. 362—366.
  12. Согласно мирному договору, Россия лишилась права иметь военный флот на Чёрном море, поэтому флотские экипажи черноморцев были отправлены из Севастополя в Кронштадт и Архангельск.
  13. 1 2 Бурышкин П. А. Москва купеческая
  14. Для своего друга, Кокорев профинансировал постройку деревянного флигеля, известного как Погодинская изба.
  15. Татьяна Панова Судьба анонимной картины // Дикое поле. — 2006. — № 9
  16. Как указывает Н. А. Филаткина, «москвовед В. В. Сорокин считал, что она располагалась в Потаповском переулке, 6, С. К. Романюк называет другой адрес: Петроверигский переулок, 10. <…> Искусствовед Т. Д. Панова поместила галерею Кокорева в Трехсвятительском переулке, 1. Однако в этом доме не было достаточной высоты комнат, чтобы разместить такие большие полотна, как, например, «Графиня Ю. П. Самойлова…» К. П. Брюллова».
  17. Наталья Семёнова. Русский Рокфеллер // Артхроника
  18. Валерий Чумаков Русский капитал. От Демидовых до Нобелей. — М.: ЭНАС, 2008. — ISBN 978-5-93196-811-7.
  19. 1 2 История Малоохтинского кладбища // Л. Я. Лурье, А. В. Кобак. «Исторические кладбища Петербурга»
  20. Малоохтинское кладбище
  21. Могилы Василия Александровича Кокорева, его матери, Прасковьи Васильевны, и сыновей — Алексея, Георгия и Ивана на Мало-Охтинском кладбище
  22. Кокорев В. А. Миллиард в тумане // «Санкт-Петербургские ведомости», 1859. — № 5. — С. 19
  23. Кокорев В. А. Мысли русского, порожденные речью Князя Бисмарка. СПб., 1888. С. 13-14
  24. Нужды и желания промышленности//Русский вестник. Т. 14., м., 1858. С. 132, 241.
  25. Кокорев В. А. Нужды и потребности. М., 1883. С. 1
  26. Там же. С. 1-2.
  27. Кокорев В.А. 2002. Девятый провал. С. 113 —114. Экономические провалы.. — М.:: Издательский Дом "Экономическая газета", 2002. — С. 113 - 114.
  28. Вече Твери
  29. «Весь Петербург на 1905 г.»: Адресная и справочная книга г. С.-Петербурга. — СПб.: Изд. А. С. Суворина, 1905.
  30. Розыгрыш в лотерею миллионного дома. Петербургский Листок,1909 год
  31. Царское Село. Московская 55. Усадьба Кокорева
  32. Лизунов В. С Минувшее проходит предо мною…
  33. Усадьба Мухалатка
  34. Боханов А Деловая элита России. 1914.

Литература[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]