Колено Рувимово

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
1695 Eretz Israel map in Amsterdam Haggada by Abraham Bar-Jacob.jpg
Колена Израилевы
Колена
Связанные темы
Колена Израилевы

Колено Рувимово (или колено Реубеново; ивр.שֵׁבֶט רְאוּבֵן‏‎; шевет реувен) — одно из колен Израилевых. Происходило, по Библии, от Рувима (Реубена), первого сына патриарха Иакова. При переселении Иакова со всем семейством из «70 душ» в Египет, у Рувима было четверо сыновей (Быт. 46:9). Перед смертью Иаков лишил его права первородства за то, что он «осквернил ложе отца» с наложницей Валлой (Билгой; Быт. 35:22; Быт. 49:4).[1]

По переселении в Палестину потомство Рувима получило в своё владение плодородные земли за рекой Иордан (Заиорданье). Рувимиты[2] (реубениты[1], или румивляне) были в числе первых отведенных в ассирийский плен[3]. Колено Рувима не отличалось ни численностью, ни силой. Значительной роли оно в судьбе еврейского народа не играло и постепенно слилось с окружавшими его арабскими племенами бедуинов[4].

Символ колена Рувимова

Подробнее[править | править вики-текст]

Колено Рувимово образовалось, согласно Библии, уже в Египте от четырёх сыновей Рувима: Ханоха (Hanoch; Hénoc), Фаллу (Паллу; Pallu), Хецрона (Hazron; Hetsron) и Харми (Карми; Carmi) (Исх. 6:14). При первой переписи народа, на втором году после исхода евреев из Египта, в этом колене числилось 46 500 годных для войны людей в возрасте от двадцати лет и старше (Чис. 1:20, 21). При второй переписи, в сороковом году, их было только 43 730 (26:7). Некоторые толкователи объясняют это уменьшение колена тем, что вследствие восстания Дафана и Авирона (Датана и Абирама) из трёх линий рода Паллу-Элиаба осталась только одна, линия Немуила, брата Дафана и Авирона (Чис. 26:8—9).[1]

Свой удел колено Рувимово получило ещё при жизни Моисея в Заиорданье. Его ближайшим соседом было колено Гадово, которое, по-видимому, находилось в известной зависимости от Рувимова (ср. Чис. 2:10, 14). Оба колена занимались скотоводством и были богаты стадами мелкого скота (Чис. 32:1, 16).[1]

Их область лежала между речным потоком Яббоком (на севере) и потоком Арноном (на юге); на западе границу составляли северная половина Мёртвого моря и южная часть Иордана; на востоке — страна аммонитян и отчасти Сирийская пустыня. Удел собственно Рувимова колена простирался к югу до города Ароера[en], на правом берегу Арнона (ныне Chirbet Arair). Города Рувимова колена перечислены в Книге Чисел (Чис. 32:37—38), и полнее в Книге Иошуи (Нав. 13:15 и сл.); три из них и ещё не упоминаемый в этих списках город-убежище Бецер были выделены для левитов из линии Мерари (Втор. 4:43; Нав. 20:8; Нав. 21:36 и сл.; 1Пар. 6:63—64). Граница между уделами колен Рувима и Гада менялась, отчего некоторые города (Хешбон, Дибон) иногда приводятся в числе городов колена Гадова. То есть оба колена не основали прочных политических организмов, а продолжали вести пастушеский и кочевой образ жизни. Связь их с остальными коленами западной Палестины всё более и более ослабевала.[1]

Вначале, при завоевании Палестины под предводительством Иошуи, они исполняют обещание и сражаются в рядах всего Израиля (Чис. 32:16 и сл.; Нав. 22:1 и сл.). Быть может, память об этой братской помощи при покорении Палестины связана с «камнем Богана, сына Рувимова» (англ. stone of Bohan), стоявшим на иудео-вениаминитской границе (единственная местность в западной Палестине, сохранившая имя Рувима; ср. Нав. 15:6; 18:17). Когда заиорданские колена после завоевания Палестины вернулись в свои уделы и воздвигли там особый алтарь (Нав. 22), это вызвало подозрения у западных колен, что хотят отделиться от Израиля.[1]

В войнах эпохи судей (1445—1045 годы до н. э.) Рувимово колено не участвует, по крайней мере, о таком участии известий не сохранилось. Отношение колена к геройскому свержению северными коленами ига ханаанейского царя, Иавина (Ябина), неизвестно, так как соответствующие стихи в песне Деворы для нас не совсем ясны (Суд. 5:15, 16). Во всяком случае, в литературных памятниках нет следов какой-либо выдающейся роли этого колена в истории Израиля.[1]

Свои собственные интересы рувимиты (реубениты) умели защищать; так, в Хронике рассказывается, что во времена Саула они вели удачную войну с агарянами[en] (арабами-бедуинами), которых прогнали и кочевьями которых завладели (1Пар. 5:10; ср. 1Пар. 5:18—22). Но в судьбы всего еврейского народа они не вмешивались.[1]

Упоминается только вождь рувимитов Адина бен-Шиза (сын Шизы), как один из героев Давида (1Пар. 11:42), и Хроника сообщает, что к избранию Давида на царство прибыли в Хеврон также 120 000 вооруженных воинов из колена Рувимова и Гадова и половины колена Манассиина (12:38)[1] .

Об организации их управления во время Давида как по религиозным, так и по государственным делам (26:32; 27:16). Отношение этих колен к образовавшимся после смерти Соломона двум отдельным еврейским царствам не известно (ср. 5:17).[1]

Оторванность от остального Израиля облегчила соседним народам завоевание их уделов. Царь Меша в своей надписи упоминает «человека Гада», но рувимитов он не знает. Позже заиорданским коленам пришлось терпеть от зверств арамейского царя Хазаеля (2Цар. 8:12; 2Цар. 10:32—33). В речах пророков Исаии (Ис. 15; 16) и Иеремии (Иер. 48; 49) все города в уделе Рувимовом считаются уже моавитскими или аммонитскими. Достоверно известно, что ассирийский царь Тиглат-Пилесер III (в 733—732 г. до н. э.) увёл заиорданские колена в ассирийские провинции за Евфратом (1Пар. 5:26). Пророческим словом звучит предсмертная молитва Моисея: «Да живет Рувим и не умрёт, хоть будь мало число людей его» (Втор. 33:6).[1]

Мнение критической школы[править | править вики-текст]

Критиков занимал вопрос, почему в генеалогической схеме 12 родоначальников еврейского народа Рувим занимает первое место, тогда как в исторической жизни народа это колено никогда не играло выдающейся роли? Возможно, что Рувим считается первым потому, что он первым приобрёл удел в Палестине; среди заиорданских колен, пользовавшихся известной самостоятельностью, он играл первенствующую роль. Рассказ о поступке Рувим с Валлой (Билгой) имел целью объяснить причину, почему это колено потеряло свое первоначальное значение. Реальным основанием для этого рассказа могла послужить, согласно ЕЭБЕ, царившая среди этого колена необузданность нравов, которая могла проникнуть в этот удел от соседних моавитян и аммонитян; происхождение этих народов приписывалось, как известно, аналогичному акту кровосмешения (Быт. 19).[1]

Примечания[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]