Колесница

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Колесница в Египте
Карта распространения повозок вместе с миграциями индоевропейцев согласно курганной гипотезе

Колесни́ца — большая двухколёсная повозка (двуколка), использующая как движущую силу скаковых животных.

История[править | править вики-текст]

Египетские колесницы[править | править вики-текст]

Кавалерия Древнего Египта
Фараон в бою на колеснице

15 мая 1468 года до н. э. состоялась первая документированная битва в истории — Мегиддо, где египетский фараон Тутмос III сражался против ханаанских царей. Блестящий полководец, Тутмос III, лично возглавляя размещенные по центру боевые колесницы, наголову разбил разрозненные сирийско-палестинские войска. Оружейные реформы, проведённые Тутмосом III, были весьма значительны — лучники в колесницах обладали высокой мобильностью и точностью; он также поставил на вооружение модифицированные луки и стрелы, пробивавшие почти любую броню того времени.[1]

Самой крупной колесничной битвой в древней истории считается Битва при Кадеше (1299 г. до н. э.), в которой со стороны египтян, хеттов и сирийцев участвовало до семи тысяч колесниц.

В конце второго тыс. до н. э. человечество освоило верховую езду. Это не отменило боевые колесницы, тем более, что и способы применения, и возможности у этих родов войск были разные. Но с экономической точки зрения кавалерия нанесла сокрушительный удар по колесницам: два всадника хоть и куда менее эффективны чем одна колесница, но несравнимо дешевле. В кочевой среде это сразу же уничтожило колесницу — даже путём неимоверного напряжения всех производственных сил запряжками можно было обеспечить не более 10 % воинов, а вообще и меньше — при захвате шаньцами среднего течения Хуанхэ на 6000 пехоты приходилось всего 200 запряжек. А посадив всех 6400 человек на лошадей, можно было получить невероятно мобильный, хотя и не очень сильный отряд (как показал опыт противостояния того же Китая и кочевников, когда войска сходились в стратегически равных условиях (все одинаково сытые, отдохнувшие и здоровые), 6000 пехоты и 200 колесниц всегда били 10000 всадников, другое дело, на то они и кавалеристы, чтобы вступать в бой только тогда, когда пехотинцы падали с ног от усталости, а лошади запряжек — от бескормицы).

С военной точки зрения отказываться от колесниц было полной бессмыслицей, но когда в Греции, а затем и в Италии исчезла социальная группа, выезжающая в битву на колесницах, умерли и сами колесницы. И тут даже дело не в появлении классической фаланги — в той же Италии классическое манипулярное построение создавалось именно для взаимодействия с собственными колесничими частями, а в ближнем бою легион великолепно перестраивался в единый строй, — а исключительно в социально-экономических причинах.

На Ближнем Востоке апофеозом колесниц стало время Новоассирийского царства, когда в грандиознейших битвах сходилась масса колесниц в два, а то и в три раза большая, чем под Кадешем — например в битве при Каркаре (VIII век до н. э.) только со стороны антиассирийской коалиции было почти 1500 колесниц, не считая остальных сил (более 4000 всадников и около 10000 пехоты). Судя по некоторым данным, именно ассирийцы, воюя с египтянами, вновь изобрели ударные запряжки, но уже на принципиально ином уровне. Основным типом колесниц ассирийцев были запряжки четвернёй с увеличенным в размерах корпусом, в которых размещалось 3-4 воина, причём один из них обязательно был щитоносцем. Подобное «утяжеление» запряжек произошло ещё у противников Египта хеттов.

Китай, кстати, пошёл несколько иным путём: колесницы из оружия наступательного постепенно стали становиться оружием оборонительным, — когда отряды в 5-7 колесниц начали выполнять роль «крепостных башен» в тех живых стенах, которыми перегораживала поля сражений пехота. Именно поэтому, дополнительные поражающие элементы на дальневосточных запряжках выполняли роль подвижных рогаток, а не предназначались для сокрушения вражеского строя.

Похожая тенденция наблюдалась и в центральной Индии, но там тяжёлые запряжки начали увеличивать в высоту и ставить позади традиционных индийских пехотных «цепей» (как по-другому назвать этот строй, когда на один погонный метр фронта приходится 3-4 пехотинца).

Но помимо тяжёлых стрелковых запряжек как в Индии, так и в Китае продолжали использоваться и лёгкие, тактически соединённые со всадниками, как это практиковалось и в кельтской Британии. Надо заметить, что тандем «лёгкие запряжки — конница» существовал также у лидийцев и в Урарту.

Надо отметить, что в Греции колесничая традиция не подверглась полному забвению — на севере в Беотии и Фессалии колесничие формироваия просуществовали по крайней мере до персидского нашествия (Плутарх, Жизнеописание Пелопида), да и позднее, на примере Киренаики, Эней Тактик (4 в. до н. э.) настоятельно советовал создавать колесничие отряды, но не для действий в бою, как раньше, а для быстрого оперативного манёвра, когда непосредственно в сражении из кузовов колесниц оглоблями вперёд создается подобие засеки, а воины вместе с возницами выстраиваются в единую фалангу.

Разумеется, помимо боевой функции колесницы выполняли сакральную, а в Европе ещё и спортивную. Недаром римский триумфатор въезжал в город на колеснице.

Император Тит въезжает в Рим на квадриге. Рельеф на арке Тита

В транспортных и спортивных колесницах ездили 1-2 человека. Среди колесниц наибольшей популярностью пользовались carrus. Верхняя часть такой повозки была открыта, а передняя закрыта. В ней обычно ехали возница и пассажир. Колесница, в которую запрягались две лошади, называлась biga (бига (англ.)), три лошади — triga (трига), четыре лошади — quadriga (квадрига). Колесный бандаж делался из железа. Когда колесницы не использовались, колеса с них снимались для лучшей сохранности.

В Риме колесничные гонки устраивались главным образом на гигантском ипподроме Циркус Максимус, который имел сидячие места для 150 000 зрителей и располагался в долине между холмами Палатин и Авентин. Возможно, Циркус Максимус ведёт свою историю ещё от этрусков, но около 50 года до н. э. Юлий Цезарь перестроил его, увеличив до 600 метров в длину и 225 метров в ширину. Колесницы запрягались четверней или парой, но более важными считались, конечно, гонки на четвернях. Иногда, если колесничий хотел продемонстрировать своё мастерство, он мог запрячь до 10 лошадей сразу, но управлять такой «гроздью» было крайне сложно. В частности, Митридат Евпатор справедливо гордился тем, что на торжественных выездах он единолично управлял запряжкой из 16 лошадей[2].

Северо-западная Индия, куда дошёл Александр Македонский, ещё не вооружилась тяжёлыми экипажами. Показательно, что в битве с царём Пором (Пуаравой), было только 300 лёгких колесниц, действующих совместно с конницей в русле традиционных индо-персидских тактических решений, что против Македонца было совершенно недостаточно.

И в Китае, и в Риме примерно в одно и то же время (IIIV вв. н. э.) на основе колесницы было создано специфическое оружие — подвижный лафет для лёгкой метательной установки, причём, если баллиста-арбалет были относительно небольшими, то расчёт полностью находился в кузове и мог стрелять на ходу. Подобные конструкции, в частности в Европе, дожили до позднего Средневековья (итальянские «батареи» — повозки со стрелками и станковыми арбалетами, а позже и с 1-2 лёгкими пушками).

Помимо использования колесниц в Китае и Корее в оборонительных целях, особенно против кавалерии для защиты на марше и прикрытия лагеря в Средневековье и особенно активно в борьбе против киданей[3], военная мысль попыталась возродить пограничные конно-колесничие корпуса, но удачно реализовать этот замысел не удалось из-за нехватки лошадей[4].

Серпоносные колесницы[править | править вики-текст]

Biga (бига) — колесница для гонок

Решая проблему борьбы с вражеской лёгкой пехотой и кавалерией, ассирийцы установили на ступицах колес колесниц длинные ножи, — так появились «серпоносные» или «косящие» колесницы. Серпы оказывали на противника не только сильное моральное воздействие, но и поражала отряды лёгкой пехоты противника, взаимодействующие с вражескими запряжками. Следующим шагом стала установка остриёв копий на дышло — теперь колесница могла снова атаковать в лоб регулярную тяжёлую пехоту.

Наибольшую известность эти экипажи получили благодаря персам — в дополнение к установке серпов и копий, те стали и защищать лошадей броней и поставили ещё серпы под осью вниз. Хотя это и снижало проходимость колесницы, но значительно повышало смертоносность экипажа при атаке.

Ещё одной проблемой была прочность колёс — решалась она у разных народов по-разному, но оптимума достигли именно персы, они начали делать цельнобронзовые колёса. Конечно, это несколько увеличило вес корпуса, но значительное увеличение прочности, а главное диаметра колеса, увеличило проходимость при той же скорости.

При правильном применении это оружие было чрезвычайно эффективно, но, к моменту нападения Александра Македонского на персидского колосса, ни о какой эффективности говорить не приходилось.

Позднее, серпоносные колесницы в очень больших количествах (многие сотни[5]) встречались на вооружении армий диадохов. Они были значительно усовершенствованы по сравнению с персидским прототипом: стали более проходимы, получили возможность практически безопасно атаковать в лоб македонскую фалангу с длинными сариссами. К сожалению, описание войн диадохов сохранилось очень плохо, поэтому совершенно неизвестно, где и когда они использовались. Плутарх в своём жизнеописании Деметрия Полиоркета подчёркивал, что он был настолько хорошим полководцем, что мог разбить и опрокинуть колесницы Антигона, что говорит о их высокой военной ценности. Позже колесницы с косами (серпами) применил Митридат Великий, в частности, с их помощью он полностью уничтожил войско легата Лукулла Триария в первой битве при Зеле. Через несколько лет на том же самом месте серпоносные колесницы сына Митридата Фарнака чуть было не уничтожили армию Юлия Цезаря. Путём невероятных усилий тому удалось победить[6]. В римскую и парфянскую армии косящие колесницы не вписывались тактически, поэтому начался их упадок. Но, по некоторым данным (Шахнамэ, Чатран и маджатик) этот род войск возродился и в сасанидском Иране, и в средневековой Византии[7], но применялся не очень широко — стоимость такой колесницы была очень высокой, а если учитывать и сложность подготовки экипажей, то чрезмерно высокой и для Ирана, и для Византии.

Тактика противодействия колесницам[править | править вики-текст]

На протяжении веков пехота вырабатывала приёмы защиты от атаки боевых колесниц. Так, в эпоху диадохов защитная тактика фаланги заключалась в том, что гоплиты расступались, пропуская колесницу в тыл, где она становилась добычей вспомогательных отрядов (данный приём облегчался тем, что возницы спрыгивали с колесниц до того, как те достигали вражеского строя, и колесница оставалась неуправляемой).

Римляне со времён Юлия Цезаря также разработали эффективные методы противодействия колесницам. В битве при Магнесии атака серпоносных колесниц селевкидского царя Антиоха Великого была успешно отбита воинами Л. Корнелия Сципиона, применившими целый комплекс тактических приёмов:

Сражение на правом фланге римлян началось атакой серпоносных колесниц. Евмен <союзный римлянам царь Пергама, командовавший правым флангом> приказал выдвинуться вперед критским лучникам, пращникам, римским метателям дротиков и нескольким эскадронам (турмам) конницы. Римляне и их союзники действовали в рассыпном строю. Они обстреливали колесницы со всех сторон, целясь в лошадей, а также громкими и нестройными криками пугали коней. При приближении противника подвижные пехотинцы уклонялись от столкновения. Одни колесницы остановились из-за гибели лошадей. Лошади других заметались. Нервы возниц не выдержали. Часть из них повернули назад, другие отступали по направлению к центру, к слонам. Всадники Евмена их преследовали и громкими криками усиливали панику. В стремлении избежать столкновения с серпами и обезумевшими лошадьми арабские воины на верблюдах расстроили свои ряды. Смятение перекинулось на катафрактов. В конце концов, колесницы и верблюды покинули пространство между армиями.

Дмитрий Шкрабо, Битва при Магнесии[8]

Таким образом, действия хорошо обученной пехоты, использующей уязвимые стороны данного вида оружия, позволяли не только защититься от колесниц, но и заставить их нанести серьёзный урон собственным войскам. Это обстоятельство практически ликвидировало боевую ценность серпоносных колесниц к концу эллинистической эпохи.

Роль колесниц в армии[править | править вики-текст]

Количество колесниц в составе армий могло сильно разниться. В Китае и Индии одна колесница приходилась на 100 солдат. В Ассирии — на 200. В Египте конца II тысячелетия — на 50. В сухопутной армии Карфагена — даже одна на 20 солдат. Есть указания, что у хеттов колесница приходилась даже на 10 человек, но это маловероятно.

Колесницы по своему времени представляли собой достаточно дорогостоящие и технологичные изделия. В Ассирии имелся царский завод по производству колесниц, причем стратегические материалы (главным образом дерево разных пород) свозились со всего известного ассирийцам мира. Только ценой подобных затрат удавалось сочетать прочность конструкции с её легкостью, позволявшей размещать в коляске трёх человек, вместо 1-2 у менее изощрённых народов.

См. также[править | править вики-текст]

Логотип Викисловаря
В Викисловаре есть статья «колесница»

Примечания[править | править вики-текст]

  1. «Тутмос III — Рассказы из могилы: Царь-воин Египта» / «Thutmose III — Tales from the tomb: Egypt’s warrior king» — 2005, США, National Geographic Channel. (смотреть online)
  2. Аппиан
  3. К вопросу о применении колесницы «комчха» — Корея — a l t a i c a . n m . r u
  4. Школяр. Китайская доогнестрельная артиллерия. — М.: Наука, 1980.
  5. Полибий
  6. Аппиан, Митридатовы войны, «Александрийская война» анонимного автора
  7. Анна Комнин
  8. Журнал «Воин», № 12'2003, С.2-12

Литература[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]

Фильмы[править | править вики-текст]