Колония-поселение

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Колония-поселение в России — разновидность пенитенциарных учреждений, в которых отбывают наказание осуждённые к лишению свободы за преступления, совершённые по неосторожности, а также лица, впервые совершившие преступления небольшой или средней тяжести.

Колонии-поселения расположены главным образом в лесных северных и восточных регионах страны. Для организации деятельности колоний-поселений выделяются средства из федерального бюджета.

История[править | править код]

Прообразом колоний-поселений стал Переходный исправительно-трудовой дом. По Указу Президиума Верховного Совета РСФСР от 26 июня 1963 г. были образованы исправительно-трудовые колонии-поселения. С 1997 г. они носят название колонии-поселения. Уголовно-исполнительный кодекс РФ 1997 г. предусматривал колонии-поселения 2 типов:

  • для лиц, совершивших преступление по неосторожности и осуждённых на срок не более 5 лет;
  • для положительно характеризующихся заключённых, переведенных из колоний общего и строгого режима.

Условия содержания[править | править код]

Согласно ст. 129 УИК РФ, осуждённые в колониях-поселениях содержатся без охраны, но под надзором администрации колонии. В часы от подъёма до отбоя они пользуются правом свободного передвижения на территории колонии-поселения, с разрешения администрации могут передвигаться вне территории колонии без надзора. Осуждённым может быть разрешено проживание со своими семьями не только на территории колонии-поселения, но и вне её. Они могут иметь при себе деньги, пользоваться обычной одеждой и т. д.

Проблемы[править | править код]

В колонии-поселении могут содержаться и мужчины, и женщины. На территории Российской Федерации есть немало колоний-поселений, в которых отбывают наказание категории лиц, которые по общему правилу должны содержаться отдельно друг от друга, как например лицо, совершившее преступление небольшой или средней тяжести может отбывать лишение свободы с осужденным, переведенным из колоний общего или строго режима за хорошее поведение[1]. Это негативно сказывается на психологической обстановке заключенных.

Свидетельство очевидцев[править | править код]

Федор Крестовый, сиделец и писатель, по роману которого снят фильм «Каникулы строгого режима», в своих воспоминаниях[2], описывал российские колонии-поселения для рецидивистов 1990-х годов в самых мрачных красках:

Опишу ещё один вид исправительных учреждений. Итак, знакомьтесь — колония-поселение. Кто сказал, что крепостное право в России отменили в девятнадцатом веке? Не так давно я наблюдал тысячи безропотных рабов и сам был одним из них.

Очень много было несчастных случаев. Народ неопытный, большинство горожане. То кого-нибудь деревом прибьет, то бревном. У нас в первый же день задавило елью вальщика.

Протестовать нельзя. Забьют в карцере — лес всё спишет. На севере менты — власть, все делают деньги и повязаны круговой порукой, в том числе и крупные прокуроры. Сотрудники лесных исправительных учреждений с помощью махинаций продают на большую землю пиломатериалы и лес — эшелонами. Так что стремление было одно: поехать обратно в зону. Но это сложно, ты же рабочая сила. «Возникнешь» или будешь плохо трудиться, повесят за наручники и забьют. Оформят как несчастный случай.

Видел на поселении мужиков, добровольно идущих в «обиженные». От голода, за пайку хлеба, делающих минет. Некоторые от безнадёжности, чтобы закрыться в зону, убивают таких же зэков. Или пробуют уйти в побег. Всех ловят и бьют смертным боем. На поселении одно хорошо — сводить счёты, мочить «козлов». Частенько какого-нибудь «кумовского» «грохали» и зарывали под возводимую лежнёвку (дорогу из брёвен), типа, «в побег ушёл». Или деревом придавит — якобы несчастный случай.

После этого я ещё два раза был на поселениях в республике Коми. Изменилось только одно: стали кормить баландой и высчитывать её стоимость из зарплаты. В остальном всё стало ещё хуже. Прочитав этот рассказ, вы поймёте, почему всё-таки у воров и блатных в неволе нет реальной власти. Они играют по правилам ментов, иначе уедут в такое вот Учреждение.

— Федор Крестовый, «Как выжить в зоне. Советы бывалого арестанта», 2006.

Кубанская активистка Дарья Полюдова, осужденная на два года за призывы к сепаратизму и экстремизму, описывала быт и нравы в колониях-поселениях для «первоходов»[3].

Примечания[править | править код]

  1. [ст.128 УИК РФ]
  2. Федор Крестовый, «Как выжить в зоне. Советы бывалого арестанта», 2006, ISBN 985-13-8845-9
  3. «У нас общий враг — Путин» «Радио Свобода», 20 октябрь 2017.

Ссылки[править | править код]