Колпашевский яр

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Колпашевский яр
Страна СССР
Регион Томская область
Район Колпашевский
Координаты 58°18′34″ с. ш. 82°55′16″ в. д.HGЯO
Численность 4000 захоронений (1979)
Колпашевский яр (СССР)
Точка

Колпа́шевский яр — высокий обрывистый берег реки Обь в черте города Колпашево Томской области.

Известен главным образом как место массовых захоронений людей, расстрелянных или умерших в тюрьме НКВД по Нарымскому округу в 1930-е — 1940-е годы[1]. По данным общества «Мемориал», общее число похороненных в Колпашевском яре составляет около 4000 человек[2]. Захоронения были случайно открыты в конце апреля — начале мая 1979 года, когда весеннее половодье реки Обь подмыло берега и обнажило одно из них, но вскоре и останки, и признаки захоронений были ликвидированы[2][3][4][5]. В 1992 году на месте захоронений установлен памятный знак о намерении установить памятник жертвам[3][6].

Колпашевский яр (фото 2015 года)

Расстрелы и захоронения[править | править код]

Старший следователь УКГБ по Томской области А. Спраговский, который работал по Томской области в 1955—1960-е годы и участвовал в реабилитации репрессированных, цитирует показания одного из исполнителей смертных приговоров в 1937 году, показавшего, что рядом со зданием Нарымского окружного отдела НКВД в Колпашево «была большая площадка, обнесенная высоким забором, там была вырыта яма, куда можно было подойти по специально устроенному трапу. В момент расстрела исполнители находились в укрытии, а при подходе арестованного к определенному месту раздавался выстрел, и он сваливался в яму. В целях экономии патронов была внедрена система удушия петлей с применением мыла».[7][8]

Расстрельная бригада (1937—1938 годов) сотрудников НКВД, производившая расстрелы[9][10][11]:

  1. МАРТОН Степан Степанович (наст.имя Мартон Иштван Иштванович; 1897–1959) — начальник Нарымского окружного отдела УНКВД по НСО ЗСК СССР (08.1934 — 01.1938). Арестован в январе 1938 года. 15 июня 1939 года дело прекращено, освобожден. С 1944 года — в системе ИТЛ Южного Кузбасса, восстановлен в звании (майор госбезопасности) и ВКП(б).
  2. УЛЬЯНОВ Николай Алексеевич (1897–1968) — начальник Нарымского окружного отдела УНКВД по НСО ЗСК СССР, лейтенант государственной безопасности СССР (02.1938—12.10. 1940). С 1940 – начальник Кемеровского ГО НКВД-НКГБ. «Почѐтный чекист» (1937). Начальник, затем заместитель начальника УМГБ Горно-Алтайской области УМГБ Алтайского края (1947–1950). Полковник (1948). Уволен по состоянию здоровья (1960). Формулировка приказа об увольнении изменена (1966) на «уволен по фактам дискредитирующим звание офицера». Проживал в Костроме, умер и похоронен там же.
  3. СУРОВ Николай Андреевич (1900–1938) — помощник начальника Нарымского окружного отдела УНКВД по НСО ЗСК СССР. В органах ВЧК−ОГПУ−НКВД с 1922 года.  Арестован 04.02.1938 г.  Военной коллегией Верховного суда СССР 22.06.1938 г. приговорен к высшей мере наказания. Реабилитирован 04.12.1991 г.
  4. ТЕРЕНТЬЕВ Никита Максимович (1899 – ?) — помощник начальника Нарымского окротдела УНКВД по НСО ЗСК СССР, лейтенант государственной безопасности СССР. Уволен из НКВД в 1939 году. В 1942 снят с поста начальника Кемеровского азотнотукового завода «за попытку изнасилования девушки-комсомолки». 15.09.1942 г. исключен из ВКП(б) «за использование служебного положения». Решением Кемеровского ГК ВКП(б) от 27.09.42 г. восстановлен в ВКП(б); в органах НКВД восстановлен в 1943 году. На 31 мая 1945 года — подполковник государственной безопасности.
  5. КИПЕРВАС Пётр Григорьевич (1905—1973) — начальник 4 отдела Нарымского окружного отдела УНКВД по НСО ЗСК СССР, лейтенант государственной безопасности УНКВД по НСО ЗСК СССР.
  6. КОХ Николай Иванович (1896 – ?) — инспектор 1 спецотдела Нарымского окружного отдела УНКВД по НСО ЗСК СССР, лейтенант государственной безопасности УНКВД по НСО ЗСК СССР.
  7. РЕЗНИКОВ Артемий Зиновьевич (1905 –?) — оперативный уполномоченный 3-го отдела Нарымского окружного отдела УНКВД по НСО ЗСК СССР, сержант государственной безопасности УНКВД по НСО ЗСК СССР. Закончил службу 10.09.1952 г. (капитан государственной безопасности).
  8. БЕЛОСЛЮДЦЕВ Георгий Петрович (г.р.1892–?) — Начальник пункта связи Нарымского окружного отдела НКВД по НСО ЗСК СССР [12].
  9. ВОРОБЬЕВ Иннокентий Филиппович (г.р.1902 –?) — оперуполномоченный  4 отдела Нарымского окружного отдела НКВД по НСО ЗСК СССР. 31 марта 1938 года в г. Колпашево принимал участие в расстреле 120 человек[13]. С 5.08.1938 г. — младший лейтенант государственной безопасности.
  10. МЕТЛА Алексей Николаевич — командир конвойного взвода в Колпашевском РО НКВД в 1935–1938 гг.

Уничтожение захоронений[править | править код]

Берег Оби в мае 1979 года после размыва захоронения

По распоряжению 1-го секретаря Колпашевского горкома КПСС В. Н. Шутова на подмытом берегу около могильника был установлен глухой забор и выставлено оцепление, чтобы люди не приносили цветы и свечи. Были сформированы отряды из сотрудников МВД, КГБ, а также созданы дружины добровольцев, которых посадили на моторные лодки и перегородили ими реку. С заводов им стали доставлять ненужный железный лом. Задача этих отрядов заключалась в том, чтобы подплыть к трупу, привязать груз лома к нему и утопить[14][15].

После проведения первомайской демонстрации первый секретарь Томского областного комитета КПСС Е. К. Лигачёв и начальник управления КГБ по Томской области полковник К. М. Иванов об обнаружившемся захоронении поставили в известность ответственных работников ЦК КПСС и КГБ СССР (в частности, членов Политбюро, секретарей ЦК КПСС М. А. Суслова и Ю. В. Андропова). Там было принято решение предотвращения огласки, с целью которой было указано уничтожить и останки, и признаки этого и иных подобных колпашевских захоронений. На совещании в Томске решили ликвидировать могилу с воды, размывать потоком от винтов теплоходов берег, при этом останки трупов окажутся утопленными в реке. Первый секретарь обкома Лигачёв на момент этого совещания находился в отпуске[8]. Операция по уничтожению захоронения проводилась силами сотрудников подразделений КГБ СССР. На место обнаружения захоронения в город Колпашево лично прибыли начальник облуправления госбезопасности К. М. Иванов и секретарь обкома КПСС А. И. Бортников[8]. Из Москвы прилетел генерал-майор КГБ А. И. Фокин[16]. Под их непосредственным руководством была проведена операция сокрытия. При этом район братской могилы был оцеплен силами солдат прибывших подразделений войск КГБ СССР[4][нет в источнике].

Свою роль в этих событиях Лигачев описывал следующим образом:

Когда мне сообщили об этом ЧП, первым душевным порывом было, конечно, стремление мчаться, лететь на место происшествия, чтобы овладеть ситуацией и постараться как‑то легализовать случившееся. <...>

Первым мне позвонил и сообщил о случившемся в Колпашеве начальник областного управления КГБ К.М.Иванов (весьма порядочный, образованный и политически честный товарищ). Я спросил у него:

— Что это за могильник? Ответ был расплывчатым:

— Пока трудно сказать что‑либо определенное. Может быть, этот могильник связан с захоронением белогвардейцев, дезертиров. А возможно, и скорее всего — это репрессированные тридцать седьмого года. Но у нас никаких документов на этот счет нет, мы уже все пересмотрели. <...>

Существовал твердый порядок: обо всех «нестандартных» ситуациях, а особенно о происшествиях, имеющих политические аспекты, необходимо немедленно докладывать в ЦК. Вопрос был архисерьезный. И я, не мешкая, позвонил Суслову.

Однако ничего не успел сказать. Суслов перебил после первых же слов:

— Я в курсе дела, мне уже известно об этом от товарища Андропова.

Стало ясно, что областное управление КГБ сперва доложило наверх по своей линии, своему непосредственному начальству, и уже только потом проинформировало обком партии.

Суслов между тем продолжал:

— Вам позвонят из КГБ. Это не дело партийного комитета.

Действительно, вскоре состоялся телефонный разговор с Андроповым. Он тоже был необычно кратким.

— Мне известен ваш разговор с Михаилом Андреевичем, — начал председатель КГБ. — Этим происшествием занимаемся мы, и только мы. — Затем в точности, с небольшим нажимом повторил фразу Суслова: — Это не дело партийного комитета.

Иными словами, моя попытка как‑то вмешаться в ситуацию, попытаться разобраться в ней была пресечена самым решительным образом. Всеми спецработами занимался КГБ. Обком к этому никакого отношения не имел.

[17]

Капитан озёрного толкача проекта 428 ОТ-2010 В. П. Черепанов в 1990 году рассказывал следователям[8][15]:

Трупы из ямы стали падать в воду. Мерзлый верхний слой земли обваливался большими глыбами по мере размывания нижнего талого слоя грунта. Мыли с 11 по 15 мая. Было много ям. Трупы были целые, разной величины. Видел на трупах розово-белое белье. Трупы плавали. Кагэбешники фотографировали… В это время на берегу бурили скважины, искали необнаруженные захоронения. Количество ям назвать не могу. Мыли круглосуточно. Теплоход почти весь ушел в берег (образовалась бухта).

По словам старпома одного из судов, «двигатели перегревались, нас обрывало (трос лопался), мы несколько раз отходили. Нам объяснили, что это санитарное мероприятие. Говорили, чтоб мы не распространялись об этом. …Ниже по течению работали катера, ловили тех, кто уплыл, кого не размолотило винтами».[14]

По факту вандализма прокуратурой Новосибирской области было возбуждено уголовное дело[18], а 26 сентября 1992 года Военной прокуратурой уголовное дело было прекращено по ч. 1 ст. 5 УПК РСФСР «за отсутствием в чьих-либо действиях состава преступления»[19][20].

Примечания[править | править код]

  1. Энциклопедия Томской области Архивная копия от 17 ноября 2015 на Wayback Machine. — Томск: Томский государственный университет, 2008. — Т. 1. — С. 312.
  2. 1 2 Краеведческий портал «Земля томская». Дата обращения: 21 июля 2012. Архивировано 9 мая 2014 года.
  3. 1 2 Некрополи: Колпашевский Яр. Дата обращения: 21 июля 2012. Архивировано 9 мая 2014 года.
  4. 1 2 Надежда Алисимчик. У черты // Арсеньевские вести. — 2012. — № 3 (893) (17 января).
  5. Вадим Макшеев. Время, дороги, книги… // Знамя. — 2010. — № 8.
  6. Дарья Рощеня. Василий Ханевич: Колпашевский яр – символ нашего забвения. «Православие и Мир» (6 ноября 2015). Дата обращения: 13 ноября 2015. Архивировано 12 ноября 2015 года.
  7. А.Спраговский. Люди должны знать об этом. Красноярское общество "Мемориал". Дата обращения: 14 ноября 2015. Архивировано 4 марта 2016 года.
  8. 1 2 3 4 Илья Венявкин. Свидетельства Колпашевского яра Архивная копия от 10 ноября 2015 на Wayback Machine
  9. Расстрел в Колпашевском яре. Акты расстрела. Имена палачей. | Расследование в отношении судьбы КАРАГОДИНА Степана Ивановича (рус.), Расследование в отношении судьбы КАРАГОДИНА Степана Ивановича (14 сентября 2017). Архивировано 15 сентября 2017 года. Дата обращения: 18 сентября 2017.
  10. Руководители ЧК-ГПУ-НКВД-НКГБ на территории Томской области - Мемориальный Музей. nkvd.tomsk.ru. Дата обращения: 8 января 2023.
  11. Приказы и акты о расстрелах (рус.). ТАЛОВСКАЯ ТРАГЕДИЯ (10 июля 2018). Дата обращения: 8 января 2023.
  12. «Новые задачи, поставленные разгоравшимся террором перед сибирскими чекистами, требовали усиления притока оперативных кадров из вспомогательных подразделений. <...> Для немалого числа новоиспечённых чекистов в 30-е годы открывалась возможность сделать хорошую карьеру. Начальники многих райотделов УНКВД ЗСК в 1937–1938 гг. рапортовали о привлечение всего фельдъегерского состава на оперработу. Начальник экспедиции связи Нарымского окротдела НКВД Г.П.Белослюдцев в марте 1938 г. говорил: «Я как руководитель экспедиции… почти не работаю, а выполняю работу партийного порядка окружного масштаба или же по линии УГБ…» – Цит. по: НКВД СССР 1934-1941 гг. Структура, задачи и функции, деятельность. 3 -е Управление НКО СССР (1941г.)
  13. Воробъев Иннокентий Филиппович - Мемориальный Музей. nkvd.tomsk.ru. Дата обращения: 8 января 2023.
  14. 1 2 Ситникова Нина Дмитриевна. Колпашевский яр. «Сибиряки вольные и невольные», Томский областной краеведческий музей (17 февраля 2015). Дата обращения: 14 ноября 2015. Архивировано 7 ноября 2015 года.
  15. 1 2 Владимир Игнатов. Палачи в Советской России и СССР. Структура палаческого сообщества // Палачи и казни в истории России и СССР. — М.: Вече, 2013. — ISBN 978-5-4444-1238-1.
  16. Информация из уголовного дела по факту надругательства над телами умерших людей, возбуждавшемуся в 1990-м году. Дело было закрыто «за отсутствием состава преступления» в сентябре 1992.
  17. Лигачев Е. К. Предостережение. Газета «Правда», М. 1999.
  18. Газета «Известия» № 325 от 22.11.1990. на YouTube, начиная с 12:20
  19. Лигачев Е. К. Предостережение. Газета «Правда», М. 1999.
  20. «Дважды казненные Советского Союза» — фильм новосибирской телекомпании NTSC, 2006 на YouTube, начиная с 15:40

Литература[править | править код]

  • Запецкий В. М. Колпашевский яр. — Новосибирск: Сибирская книга, 1992. — 128 с.
  • Исаков И. Какую Россию мы потеряли, или Отклик на книгу «Колпашевский Яр» // Томский вестник. — 1994. — 14 янв. — С. 5.
  • Крюков В. Как размывали память: избранные статьи / Томское областное историко-просветительское правозащитное и благотворительное общество «Мемориал». — Томск, 2005. — 75 с.
  • Сотников А. Колпашевский расстрельный яр // Губернские новости. — Томск, 2011. — 25 февр. — С. 19.
  • Черепанов В. В. и др. «Грунт обвалился вместе с человеческими останками»: вот что вспоминали об этих событиях очевидцы // Губернские новости. —Томск, 2011. — 25 февр. — С. 19.

Ссылки[править | править код]