Колымские рассказы

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Колымские рассказы
Жанр рассказ
Автор Варлам Шаламов
Язык оригинала русский
Дата написания 19541962
Дата первой публикации 19661967[1]

«Колымские рассказы» — первый сборник рассказов Варлама Шаламова, в котором отражена жизнь заключённых Севвостлага. Сборник создавался с 1954 по 1962 год после его возвращения с Колымы.

«Колымские рассказы» знакомят читателя с жизнью заключённых и являются художественным осмыслением всего увиденного и пережитого Шаламовым за четырнадцать лет, проведённых на Колыме (1937—1951)[2].

Особенности жанра и проблематика[править | править код]

Шаламов, не приемля классическую традицию построения рассказа, утвердил новый жанр, краеугольным камнем которого стало документальное свидетельство. Объединение документальности и художественности[3].

«Колымские рассказы» — это поиски нового выражения, а тем самым и нового содержания. Новая, необычная форма для фиксации исключительного состояния, исключительных обстоятельств, которые, оказывается, могут быть и в истории, и в человеческой душе. Человеческая душа, её пределы, её моральные границы растянуты безгранично — исторический опыт помочь тут не может.

Право на фиксацию этого исключительного опыта, этого исключительного нравственного состояния могут иметь лишь люди, имеющие личный опыт.

Результат — «Колымские рассказы» — не выдумка, не отсев чего-то случайного — этот отсев совершён в мозгу, как бы раньше, автоматически. Мозг выдаёт, не может не выдать фраз, подготовленных личным опытом, где-то раньше. Тут не чистка, не правка, не отделка — всё пишется набело. Черновики — если они есть — глубоко в мозгу, и сознание не перебирает там варианты, вроде цвета глаз Катюши Масловой — в моём понимании искусства — абсолютная антихудожественность. Разве для любого героя «Колымских рассказов» — если они там есть — существует цвет глаз? На Колыме не было людей, у которых был бы цвет глаз, и это не аберрация моей памяти, а существо жизни тогдашней.

«Колымские рассказы» — фиксация исключительного в состоянии исключительности. Не документальная проза, а проза, пережитая как документ, без искажений «Записок из Мёртвого дома». Достоверность протокола, очерка, подведённая к высшей степени художественности, — так я сам понимаю свою работу. В «Колымских рассказах» нет ничего от реализма, романтизма, модернизма. «Колымские рассказы» — вне искусства, и всё же они обладают художественной и документальной силой одновременно[4][5].

Проблематику своего произведения В. Шаламов формулировал следующим образом:

«„Колымские рассказы“ — это попытка поставить и решить какие-то важные нравственные вопросы времени, вопросы, которые просто не могут быть разрешены на другом материале. Вопрос встречи человека и мира, борьба человека с государственной машиной, правда этой борьбы, борьбы за себя, внутри себя — и вне себя. Возможно ли активное влияние на свою судьбу, перемалываемую зубьями государственной машины, зубьями зла. Иллюзорность и тяжесть надежды. Возможность опереться на другие силы, чем надежда»[6].

Обстоятельства публикации[править | править код]

Впервые четыре «Колымских рассказа» вышли на русском языке в нью-йоркском «Новом журнале» в 1966 году[7].

Позднее двадцать шесть рассказов Шаламова, преимущественно из сборника «Колымские рассказы», были опубликованы в 1967 году в Кёльне (Германия) на немецком языке, под заглавием «Рассказы заключённого Шаланова».[1] Через два года перевод одноимённого издания с немецкого появился и во Франции.[8] Позднее число публикаций «Колымских рассказов», с исправленной фамилией автора, увеличилось.

В 1970 году они были опубликованы в радикальном антисоветском эмигрантском[9] журнале «Посев»[1]. Это и привело к тому, что Шаламов попал в «чёрные списки».

Шаламов отвергал ориентированную, по его мнению, на поддержку западных спецслужб[1] стратегию советского диссидентского движения, называя ситуацию в которой оно действует «беспроигрышным спортлото американской разведки»[1]; он не стремился публиковаться за рубежом, его главной целью всегда являлась публикация на родине[10]. Публикация «Колымских рассказов» против воли их автора на Западе, отсекая возможность печататься на родине[1], была тяжело перенесена Шаламовым. Вот, что об этом вспоминала его подруга И. П. Сиротинская:

Книжку «Московские облака» никак не сдавали в печать. Варлам Тихонович бегал и советовался в «Юность» — к Б. Полевому и Н. Злотникову, в «Литгазету» к Н. Мармерштейну, в «Советский писатель» — к В. Фогельсону. Приходил издёрганный, злой и отчаявшийся. «Я в списках. Надо писать письмо». Я сказала: «Не надо. Это — потерять лицо. Не надо. Я чувствую всей душой — не надо».

— Ты Красная шапочка, ты этот мир волков не знаешь. Я спасаю свою книжку. Эти сволочи там, на Западе, пускают по рассказику в передачу. Я никаким «Посевам» и «Голосам» своих рассказов не давал.

Он был почти в истерике, метался по комнате. Досталось и «ПЧ»[11]:

 — Пусть сами прыгают в эту яму, а потом пишут петиции. Да, да! Прыгай сам, а не заставляй прыгать других.[12]

В результате в 1972 году Шаламов был вынужден прибегнуть к написанию письма протеста[13], которое многими было воспринято как признак гражданской слабости автора и его отречение от «Колымских рассказов»[14][1]. Между тем, архивные данные[13], воспоминания близких, переписка[15] и современные исследования[1] позволяют судить о том, что Шаламов был последователен и абсолютно искренен в своём обращении к редакции «Литературной газеты»[13].

Полностью сборник впервые опубликован в Лондоне в 1978 году[16][17].

При жизни Шаламова в СССР не было напечатано ни одного его произведения о ГУЛАГе. В 1988 году, в разгар перестройки, в журналах начали появляться «Колымские рассказы», а их первое отдельное издание вышло только в 1989 году, через 7 лет после смерти писателя[18].

Содержание[править | править код]

Рукопись рассказа «Заклинатель змей»
  1. По снегу
  2. На представку
  3. Ночью
  4. Плотники
  5. Одиночный замер
  6. Посылка
  7. Дождь
  8. Кант
  9. Сухим пайком
  10. Инжектор
  11. Апостол Павел
  12. Ягоды
  13. Сука Тамара
  14. Шерри-бренди
  15. Детские картинки
  16. Сгущенное молоко
  17. Хлеб
  18. Заклинатель змей
  19. Татарский мулла и чистый воздух
  20. Первая смерть
  21. Тетя Поля
  22. Галстук
  23. Тайга золотая
  24. Васька Денисов, похититель свиней
  25. Серафим
  26. Выходной день
  27. Домино
  28. Геркулес
  29. Шоковая терапия
  30. Стланик
  31. Красный крест
  32. Заговор юристов
  33. Тифозный карантин

Персонажи[править | править код]

Всем убийцам в рассказах Шаламова дана настоящая фамилия.[19]

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 Валерий Есипов «Шаламов и Солженицын: один на один в историческом пространстве» // Есипов В.В. Варлам Шаламов и его современники. – Вологда, издательство Книжное наследие, 2007. - С. 105-178.
  2. Биография Варлама Шаламова, сост. И. П. Сиротинской, уточнения и дополнения — В. В. Есипова
  3. Мирей Берютти «Варлам Шаламов: литература как документ» //К столетию со дня рождения Варлама Шаламова. Материалы конференции. — М., 2007. — C. 199—208.
  4. Варлам Шаламов. Письмо И. П. Сиротинской, 1971 // Новая книга: Воспоминания. Записные книжки. Переписка. Следственные дела. — М.: Эксмо, 2004.
  5. Ранее опубликовано Сиротинской как: Варлам Шаламов. (О моей прозе) // Собрание сочинений: В 4-х т. — М.: Худож. лит.: ВАГРИУС, 1998.
  6. Варлам Шаламов «О прозе» // Собрание сочинений: В 4-х т. /. М.: Худож. лит.: ВАГРИУС, 1998.
  7. Майкл Никольсон «Открытие, которого он не знал» // Шаламовский сборник. Вып. 1. Сост. В. В. Есипов — Вологда, 1994. — С. 211—215.
  8. Мирей Берютти «Крест его судьбы»: Из выступления на Шаламовских чтениях 1991 г. // Шаламовский сборник. Вып. 1. Сост. В. В. Есипов — Вологда, 1994. — С. 230—235.

    Невозможно обойти один печальный факт. Ещё в 1969 году был выпущен в Париже маленький сборник рассказов некоего Шаланова. Фамилия была искажена, а текст был переведён на французский язык… с немецкого! Мы были поражены. Навсегда запомнилась суровая красота этой прозы; я стала искать в русских журналах эмиграции другие рассказы, которые выходили изредка…

  9. Народно-трудовой союз российских солидаристов
  10. Сергей Неклюдов «Третья Москва» // Шаламовский сборник. Вып. 1. Сост. В. В. Есипов — Вологда, 1994. — С. 162—166.

    Ни в каких акциях политического характера он не участвовал; мне вспоминается лишь одно исключение из этого — его письмо по поводу процесса Синявского и Даниэля. Он совсем не стремился к публикации своих вещей за рубежом, причем не только из осторожности, естественной в его положении. Он хотел, чтобы именно на родине, где жизнью его распорядились столь бесчеловечно, ему не просто разрешили дотянуть и додышать, но чтобы общество признало свою страшную вину перед ним и вернуло ему естественное право поэта — говорить на своем языке правду своему народу.

  11. И. П. Сиротинская «Мой друг Варлам Шаламов» — М., 2006. — С. 6-167.:

    В его записях 70-х годов, сделанных для себя, разговорах с самим собой мелькает часто упоминание о «ПЧ». «ПЧ» — «прогрессивное человечество». Варлам Тихонович, конечно, не имел в виду истинно прогрессивных общественных деятелей, но ту шумную публику, которая бурно примыкает к каждому общественному, в том числе и прогрессивному начинанию. У «ПЧ» — мало серьёзного дела, много амбиции, сенсации, шума, слухов. Оно легковесно — дунь ветерок, и нет пышной и шумной деятельности этих прогрессивных деятелей.

    «Я им нужен мертвецом, — говорил Варлам Тихонович, — вот тогда они развернутся. Они затолкают меня в яму и будут писать петиции в ООН».

    Только годы спустя я убедилась, как прав был Варлам Тихонович, как проницателен. Тогда к этим словам я относилась чуть скептически. Мне казалось, он преувеличивает, сгущает краски, когда говорит, что «„ПЧ“ состоит наполовину из дураков, наполовину — из стукачей, но — дураков нынче мало».

  12. И. П. Сиротинская «Мой друг Варлам Шаламов» — М., 2006. — С. 6-167.
  13. 1 2 3 Варлам Шаламов. Письмо в Литературную Газету // Шаламовский сборник. Вып. 1. Сост. В. В. Есипов, 1994. — 248 с.
  14. В. Есипов «Традиции русского Сопротивления» // Шаламовский сборник. Вып. 1. Сост. В. В. Есипов — Вологда, 1994. — С. 183—194.
  15. Варлам Шаламов. Из Письма к Л. И. Тимофееву:

    Главный смысл моего письма в «Литературную газету» в том, что я не желаю сотрудничать с эмигрантами и зарубежными благодетелями ни за какие коврижки, не желаю искать зарубежной популярности, не желаю, чтобы иностранцы ставили мне баллы за поведение.

  16. Варлам Шаламов. Колымские рассказы. London, Overseas Publications, 1978.
  17. В. В. Есипов. Процесс умолчания, 2015.
  18. Первые публикации «Колымских рассказов» в СССР
  19. Варлам Шаламов Записные книжки, ед. хр. 44, оп. 3 // Варлам Шаламов «Новая книга: Воспоминания. Записные книжки. Переписка. Следственные дела»., М. 2004—1072 с. Стр. 342

Ссылки[править | править код]