Колымский край

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Расположение Колымского края
Карта Магаданской области
Колымский край

Колы́мский край (разговорный вариант — Колыма́) — историческая область на северо-востоке России, охватывающая бассейн реки Колымы и северное побережье Охотского моря.

Колымский край условно состоит из всей Магаданской области и северо-восточных районов Якутии. К бассейну Колымы относятся реки Билибинского района Чукотского автономного округа. В качестве отдельной административной единицы Колымский край никогда не выделялся, а его территория в разное время входила в состав различных административно-территориальных образований.

Понятие «Колыма» как определённый регион сложилось в 1920—1930-х годах: сначала в связи с открытием в бассейне Колымы богатых месторождений золота и других полезных ископаемых, а в годы массовых репрессий 1932—1953 годов — как место расположения исправительно-трудовых лагерей с особенно тяжёлыми условиями жизни и работы.

Предыстория[править | править код]

Во время археологических исследований палеолитических памятников на Ангаре в 1936 году был открыт уникальный участок Каменного века Буре, который дал антропоморфную скульптуру, черепа носорогов, а также поверхностные и полуподземные жилища. Дома были аналогичны, с одной стороны, для европейских палеолитических домов, а с другой — к этнографически изученным домам эскимосов, чукчей и коряков[1].

К коренным народам этого края относятся эвены, коряки, юпики, чукчи, орочи и ительмены, которые традиционно жили рыбалкой вдоль побережья Охотского моря и оленеводством в долине реки Колымы.

В общих чертах о наличии золота на Колыме было известно ещё в середине XIX века. Предполагалось, что если успешная золотодобыча ведётся в Забайкалье, в бассейнах рек Лена и Амур, в Приморье, на Аляске, то «золотой пояс» может распространяться и на северо-восток Азии. В энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона издания 1890—1907 годов сообщалось:

«Колымский округ — самый восточный и наиболее пустынный из округов Якутской области… Геогностический состав округа очень мало исследован… Произведениями минерального царства округ не особенно богат, но в южных его частях должны находиться, по многим признакам, золотосодержащие россыпи»[2].

Более глубоким изысканиям мешали суровый климат, отсутствие дорог в необъятных таёжных пространствах и крайне низкая заселённость края.

История[править | править код]

Открытие месторождений золота[править | править код]

В 1908 году в Охотске появился приказчик дальневосточного промышленника и купца Шустова — Юрий Янович Розенфельд (Нордштерн). Официально он был послан для отыскания более удобного пути на пушную и рыбную Колыму, чем тропы из Якутска и Тахтоямска или Ольско-Сеймчанский тракт, основанный Петром Калинкиным в 1893 году. Но, обладая необходимым минимумом геологических знаний, Розенфельд больше интересовался минеральными богатствами края. Собирая сведения, он сделал выводы, что регион богат углём, рудами многих металлов. В районе Сеймчана им были обнаружены золотоносные жилы, однако найденные «знаки» золота и самородки пока ещё не подтверждали наличия богатых золотых запасов.

Примерно в то же время поисками колымского «фарта» занимались и опытные старателитатары Бари «Бориска» Шафигуллин и Сафи Гайфуллин, бежавшие с Бодайбинских приисков. Позднее к ним присоединился ольский мещанин Михаил Канов. В 1914 году в Охотске они объединились под началом Ю. Я. Розенфельда и отправились с ним на Колыму. Вскоре из-за отсутствия значимых результатов компания распалась. Однако Шафигуллин и Гайфуллин поиски не прекратили. Когда в связи с началом Первой мировой войны Сафи призвали в армию, Бориска продолжал бить шурфы один. В результате его тело нашли проезжавшие мимо якуты — в шурфе, с мешочком золота и самородками в руке — на ручье, впадающем в реку Среднекан (правый приток Колымы), в том самом месте, где впоследствии был организован названный его именем прииск «Борискин».[3][4]

Таким образом, в 1916 году золотоносность Среднеканского района была подтверждена. Розенфельд первым сообщил в Геолком о наличии драгметалла на Колыме — золотоносных кварцевых жил в устье реке Джегдян (Чагыдан, Дягыдан)[5], но в поисках средств ни в России, ни за границей он так и не смог найти людей, заинтересованных в дальнейшей геологоразведке и организации приисков, — Первая мировая война, затем революция и гражданская война надолго прервали геологические изыскания и остановили развитие золотодобывающей промышленности.

Тем временем слухи о найденном золоте распространились среди старателей, которые отправились на Колыму с Алдана и Охоты.

В 1923 году Ф. Р. Поликарпов и возвратившийся в Олу С. Гайфуллин предприняли неудачную попытку поиска золота на средства американской торговой фирмы «Олаф Свенсон и К°». Лишь только на следующий год им удалось обнаружить и намыть золото в районе Среднекана.

В 1927 году Ф. Р. Поликарпов оформил на собственное имя заявку на разработку россыпи в устье ключа Безымянного (приток Среднекана). Именно это событие стало считаться официальным рождением первого колымского прииска.

В начале 1928 года, по возвращении старательской артели Ф. Р. Поликарпова с ключа Безымянного в Олу для пополнения запасов продовольствия, по побережью поползли слухи о несметных богатствах Среднекана. Многочисленные артели со всего Дальнего Востока прибывали в небольшое и тихое до сего времени село Ола, одномоментно превратившееся в огромную перевалочную базу. Склады и магазины вычищались подчистую, в Оле начался голод. В итоге власти были вынуждены запретить частным лицам выезд из Охотска в Олу без личных запасов продовольствия.

Весной 1928 года Ф. Р. Поликарпов уступил свои права на месторождение ключа Безымянного государственному акционерному обществу «Союззолото». В июле 1928 года из Охотска на Среднекан вышел транспорт с администрацией приисков, в которую вошёл и сам Поликарпов — теперь уже в качестве горного смотрителя «Союззолото». Начался этап государственного освоения колымских богатств. Первому прииску было дано название «Среднекан» («Среднеканский»). В Среднекане была создана приисковая контора «Союззолото», на базе которой было организовано Колымское приисковое управление.

Результатом экспедиции Юрия Билибина 1928—1929 годов стало открытие промышленных золотоносных площадей в районах реки Утиная, ключей Холодный и Юбилейный, ставших основными объектами золотодобычи на Колыме вплоть до 1933 года.

Период Дальстроя и Севвостлага[править | править код]

11 ноября 1931 года за подписью И. В. Сталина было издано Постановление ЦК ВКП(б) «О Колыме», которым было предписано образовать на Колыме «специальный трест с непосредственным подчинением ЦК ВКП(б)». Был создан трест «Дальстрой», который занимался строительством дорог и разработкой месторождений золота. Для этого использовался принудительный труд заключённых. Руководству «Дальстроя» предписывалось уже в 1931 году довести добычу золота до 2 т, в 1932 году — до 10 т, в 1933 году — до 25 т.

Добыча золота на Колыме, 1934 год

4 февраля 1932 года не приспособленный для плавания во льдах пароход «Сахалин» прибыл в бухту Нагаева. Дальше его не пустил лёд. На «Сахалине» прибыла группа руководителей треста во главе с первым директором «Дальстроя» Эдуардом Берзиным. Пароход доставил и первую группу заключённых. В 1932 году был создан Северо-восточный исправительно-трудовой лагерь.

Заключённые на строительстве колымской трассы
Грузовик ЗИС-6 на колымской трассе, 1938 год

Горняки и геологи нуждались в продовольствии, оборудовании, а грузы шли бесконечно долго по вьючной Ольской тропе и сплавом по Малтану и Бахапче. Приказ № 1 директора треста был о строительстве дороги от Магадана до Усть-Неры. В декабре 1931 года состоялась неудачная попытка пробиться к Элекчану через снега и таежные дебри на четырех полуторках. Лишь на пятый раз героические усилия увенчались успехом, и тракторная колонна дошла до Элекчана — начала сплава.

В 1932 году С. В. Обручев писал: «В долине речки Магадан на просторной и свободной площадке построен… городок Магадан — современная столица побережья».

Летом следующего года сдан в эксплуатацию 50-метровый причал, а 29 декабря 1934 года магаданцы принимали пароход «Уэлен». С его палубы опустили четыре отечественных самолета. На них летчики Д. Н. Тарасов, М. С. Сергеев, Н. С. Снежков совершали поистине героические вылеты — от ледовых разведок до длительных тысячекилометровых полетов без карт.

В том же году открылся техникум для подготовки горнопромышленных, сельскохозяйственных и педагогических кадров. Появились своя постоянная газета «Советская Колыма», издательство, музей.

В 1936 году была установлена радиосвязь с «большой землёй». Магаданцы услышали голос московского диктора. «На шестой год работы, — писал Э. П. Берзин в журнале „Колыма“, — „Дальстрой“ снова удваивает добычу и по своему удельному весу займет место, равное нескольким крупным трестам золотопромышленности Союза».

К концу 1930-х годов Колымский край стал местом расположения лагерей ГУЛАГа, условия жизни и работы в которых были невыносимыми. Десятки тысяч заключённых, значительную часть которых составляли безвинные жертвы «Большого террора» 1937-38 годов, были заняты на работах по добыче золота и массово умирали от голода, холода, непосильного труда. Кроме этого, тысячи заключенных в 1937-38 годах были расстреляны по решению тройки НКВД. Также были репрессированы по сфабрикованным обвинениям первый директор «Дальстроя» Берзин, инициатор всех издательских начинаний в Магадане Роберт Апин, журналист Алексей Костерин, писатель Исаак Гехтман, руководители заводов, управлений. Зловещая репутация Колымы побудила Александра Солженицына назвать её в своей книге «Архипелаг ГУЛАГ» «полюсом холода и жестокости» в системе ГУЛАГа.

14 июля 1939 года рабочий поселок Магадан был преобразован в город. Эту дату принято считать годом рождения Магадана.

В годы Великой Отечественной войны с 1942 года многие заключённые Севвостлага были освобождены и направлены на фронт[6]. Только Среднеканский райвоенкомат в 1942—1944 годах направил в действующую армию 2262 бывших заключённых[7].

11 июля 1943 года в соответствии с указом Президиума Верховного Совета СССР от 19 апреля 1943 года «О мерах наказания для немецко-фашистских злодеев, шпионов и изменников родины и их пособников»[8] был издан приказ НКВД № 00968 «Об организации отделений каторжных работ при ИТЛ НКВД»[9], в соответствии с которым, в частности, «начальнику лагерей Дальстроя» Никишову предписывалось сформировать на добыче золота и олова каторжные лагерные отделения на 10 000 человек, «выделив их от остальных лагерных отделений»[10]. Осуждённые-каторжане в лагерном делопроизводстве шли отдельной строкой: для каторжан было принято писать «з/к КТР» в отличие от «з/к ИТЛ» — для остальных[11]. На 1 июня 1945 года в Севвостлаге числилось 3787 каторжанина[12].

Лагерь Бутугычаг, Колыма

Численность заключённых Колымы значительно увеличилась в 1946 году после отправки в советские лагеря многих бывших советских военнопленных, освобождённых войсками западных союзников или Красной армией в конце Второй мировой войны[13]. Те, кто был признан виновным в сотрудничестве с врагом, осуждались на десять, а то и двадцать пять лет лагерей[13].

21 февраля 1948 года было издано Постановление СМ СССР № 416-159сс, обязывающее МВД СССР, в частности, «в шестимесячный срок организовать для содержания осуждённых к лишению свободы агентов иностранных разведок, диверсантов, террористов, троцкистов, правых, меньшевиков, эсеров, анархистов, националистов, белоэмигрантов и других участников антисоветских организаций и групп, а также лиц, представляющих опасность по своим антисоветским связям и вражеской деятельности, особые лагеря, общей численностью на 100.000 человек, в том числе: в районах Колымы на Дальнем Севере на 30 000 чел…». 28 февраля 1948 года приказом МВД № 00219[14] был организован Особый лагерь № 5 — Берлаг, подчинённый приказом МВД № 00469 от 29 апреля 1948 года «Дальстрою»[15], но не входящий в структуру Севвостлага. В нём должны были быть сконцентрированы заключённые вышеуказанных особых категорий

После смерти Сталина с 1953 года заключённые стали постепенно замещаться вольнонаёмными работниками из других регионов страны.

Оценка количества жертв репрессий, погибших на Колыме[править | править код]

По документам ведомственных архивов Магаданской области, до 1957 года, то есть до упразднения «Дальстроя», умерло 120—130 тыс. заключённых и около 10 тыс. заключённых было расстреляно[7].

В. Есипов цитирует утверждение из труда Ж. Котека и П. Ригуло «Век лагерей»: «ГУЛАГ и Холокост были и остаются концептуально антагонистическими… В СССР речь идёт об изоляции, наказании и производительном труде, который мог убивать заключённых» и делает вывод, что «эта оценка верна в известной мере по отношению к сталинским лагерям в целом, но Колыма, начиная уже с 1936 года, представляла собой своего рода полигон для уничтожения (скорого или медленного) прежде всего самых опасных противников сталинского режима — оппозиционеров или „троцкистов“, которых было предписано либо расстреливать за малейший протест, либо использовать только на тяжёлых физических работах, что обрекало их на гибель. Число расстрелянных на Колыме в 1937—1938 годах составило около 10 тысяч человек при общем количестве заключённых в 94 тысяч человек; в пропорциях это 1:10, каждый десятый, что гораздо выше, чем в любой точке СССР в период „Большого террора[16]».

В то же время, В. С. Ильяшенко, старший помощник прокурора Магаданской области по надзору за исполнением законов о государственной безопасности, писал:

Сегодня можно с определённостью сказать, что на территории области отбывали наказание в большинстве своём лица, осуждённые за уголовные преступления. И этот шаг к исторической истине, это уточнение нисколько не умаляет, не уменьшает трагедии тех тысяч невинно осуждённых за КРД (контрреволюционную деятельность), кто содержался в северных лагерях или остался в вечной мерзлоте навсегда[17].

Последальстроевский период[править | править код]

В 1953 году была создана Магаданская область. Дальстрой был передан в ведение Министерства металлургии, а затем в Министерство цветной металлургии СССР. К 1960-м годам численность населения региона превысила 100 000 человек.

В конце 1980-х и в 1990-е годы по экономическим причинам численность населения региона значительно сократилась, многие жители перебрались в другие регионы России[18][19].

Память памятная о грусти[править | править код]

В 1996 году в Магадане был открыт мемориал «Маска Скорби». Также была построена православная церковь Рождества, в которой поминают жертв[20][21].

Памятник «Маска Скорби»

Колымский край в популярной культуре[править | править код]

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Dikov, N.N.; Clark, Gerlad H. Каменный век на Камчатке и Чукотском полуострове // Арктическая антропология. — 1965. — Т. 3, № 1. — JSTOR 40315601.
  2. Колымский округ // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.проверено 04 декабря 2010 г.
  3. Прииск «Борискин». www.sakharov-center.ru. Дата обращения: 30 ноября 2018. Архивировано 19 ноября 2018 года. Плотников В. Д. «Колыма-Колымушка». — Магадан : МАОБТИ, 2001. — 64 с. (Архивы памяти; вып. 7).
  4. Среднеканское месторождение золота. old.wikimapia.org. Дата обращения: 30 ноября 2018. Архивировано 21 ноября 2019 года.
  5. Джегдян (Чагыдан, Дягыдан) : [рус.] / textual.ru // Государственный водный реестр : [арх. 15 октября 2013] / Минприроды России. — 2009. — 29 марта.
  6. За боевые подвиги бывшие заключённые СВИТЛа В. И. Еронько и И. П. Орлов были удостоены звания Героев Советского Союза. Посмертно звание Героя Советского Союза было присвоено бывшему стрелку ВОХР УСВИТЛа И. К. Скуридину
  7. 1 2 УФСИН по Магаданской области. История создания. Управление Федеральной службы исполнения наказаний по Магаданской области: официальный сайт. Дата обращения: 22 декабря 2010. Архивировано из оригинала 4 августа 2013 года.
  8. Указ Президиума ВС СССР от 19 апреля 1943 года № 39 «О мерах наказания для немецко-фашистских злодеев, виновных в убийствах и истязаниях советского гражданского населения и пленных красноармейцев, для шпионов, изменников родины из числа советских граждан и для их пособников»
  9. Приказ НКВД СССР от 11 июня 1943 года № 00968 «Об организации отделений каторжных работ при исправительно-трудовых лагерях НКВД»
  10. Петров Н. В. История империи «ГУЛАГ». — Гл. 10.
  11. Бирюков А. М. Колымские истории: Очерки. — Новосибирск: Свиньин и сыновья, 2004. — С. 238. — ISBN 5-98502-005-3.
  12. Петров Н. В. История империи «ГУЛАГ». — Гл. 12.
  13. 1 2 Conquest, Robert, Kolyma: The Arctic Death Camps, Viking Press, (1978), ISBN 0-670-41499-9, pp. 228—229
  14. Приказ МВД СССР от 28.02.1948 г. № 00219 «Об организации особых лагерей МВД». Фонд А. Н. Яковлева. Дата обращения: 28 декабря 2010. Архивировано 22 февраля 2012 года.
  15. Шкапов Д. Береговой лагерь (Берлаг, Особый лагерь № 5, Особлаг № 5, Особлаг Дальстроя). Система исправительно-трудовых лагерей в СССР: Справочник. «Мемориал». Дата обращения: 30 января 2011. Архивировано 22 февраля 2012 года.
  16. Есипов В. Об историзме „Колымских рассказов“ Архивная копия от 26 декабря 2015 на Wayback Machine.
  17. «Политический собеседник». — 1991. — № 1 // Цит. по: Козлов А. Г. Остров Гулаг на Северо-востоке России. «Колыма.ru». Дата обращения: 10 мая 2012. Архивировано 28 июня 2012 года.
  18. Якутская АССР и Республика Саха Архивная копия от 26 декабря 2018 на Wayback Machine. Проверено 23 января 2007.
  19. Kuzmichenko, Svetlana (1998) Magadan Region Update, U.S. & Foreign Commercial Service and U.S. Department of State.
  20. Иконы. magadancatholic.org
  21. Иконы Светланы Рьянициной. magadancatholic.org

Литература[править | править код]

История, документы[править | править код]

  • Золотая Колыма. 55 лет Магаданской области: Фотоальбом — М.: Пента, 2008
  • Историческая хроника Магаданской области. События и факты. 1917—1972 — Магадан: Магаданское кн. изд-во, 1975
  • Паникаров И. А. История посёлков Центральной Колымы. — Магадан: АО «МАОБТИ», 1995
  • Широков А. И. Дальстрой: предыстория и первое десятилетие — Магадан: Кордис, 2000

Документально-художественная литература[править | править код]

  • Волков Г. Г. Золотая Колыма: Повесть. Кн. 1 — Магадан: Магаданское кн. изд-во, 1984
  • Вронский Б. И. На Золотой Колыме: Воспоминания геолога — М.: Мысль, 1965
  • В. Высоцкий, Л. Мончинский «Чёрная свеча»
  • Вяткин В. С. «Человек рождается дважды.» — Магадан; Магаданское кн. Изд-во, 1989
  • Галченко И. Геологи идут на Север: Записки поисковика-разведчика. — Магадан: Магаданское кн. изд-во, 1957
  • Гинзбург Е. «Крутой маршрут»
  • Демин Л. М. Семен Дежнёв. — М.: Молодая гвардия 1990
  • Зимкин А. У истоков Колымы: Записки геолога. — Магадан; Магаданское кн. изд-во, 1963
  • Колесников Г. С. Поклонитесь колымскому солнцу.
  • Обручев С. В. Колымская землица. Два года скитаний. — И.: Советская Азия, 1933
  • Русанов Б. С. Повесть о Бориске, его друге Сафи и первом Колымском золоте. — Магадан: Магаданское кн. изд-во, 1971
  • Туманов В. И. Всё потерять — и вновь начать с мечты…. — 3-е изд. — М.,: Либрика, 2017. — 623 с. — ISBN 978-3-942049-07-8.
  • Устиев Е. К. У истоков Золотой реки. — М.: Мысль, 1976
  • Фидельгольц Ю. Л. Тот Ванинский порт: повести и рассказы — М.: "Onebook.ru", 2012.-388 с.
  • Цареградский В. А. По экрану памяти: Воспоминания о Второй Колым. экспедиции 1930—1931 гг. Кн. 2 — Магадан: Магаданское кн. изд-во, 1987
  • Варлам Шаламов «Колымские рассказы» — СПб.: Азбука-классика, 2009

Художественная литература[править | править код]

  • Васильев Ю. В. «Карьера» Русанова. Роман — Магадан: Магаданское кн. изд-во, 1976
  • Олефир С. М. Колымская повесть. — Тверь: ООО НТП Фактор, 2001
  • Олефир С. М. Встречи в колымской тайге. — Магадан: Магаданское кн. изд-во, 1980
  • Пальман В. И. За линией Габерландта. — М.: Детская литература, 1967
  • Петров М. А. За колымским перевалом: Повесть — Магадан: Магаданское кн. изд-во, 1990

Ссылки[править | править код]