Кольчуга

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Кольчуга XVI века. Кольца заклёпаны, показаны обе стороны плетения «4 в 1», когда каждое кольцо сцеплено с четырьмя соседними.
Хауберк с кольчужными чулками и сюрко, со снятым шлемом (en:surcoat (Dräkt, Fransk riddare, Nordisk familjebok)

Ко́льчатый доспе́х — доспех, сплетённый из железных колец, металлическая сеть для защиты от поражения холодным оружием. Носила (в зависимости от разновидности) различные названия: кольчу́га, панцирь, байдана, яцерин. Использовались разные виды кольчуг — от кольчужной рубахи, прикрывавшей только туловище и плечи до полных хауберков (hauberk), покрывавших тело полностью, с головы до ног.

Кольчуги получили широкое распространение как в Европе, так и в Азии благодаря простой технологии изготовления. Чтобы изготовить кольчугу требовалось только несколько килограммов железа, устройство для вытяжки проволоки и терпение для однообразной работы по изготовлению из проволоки колец и плетению из колец самой кольчуги (для кольчужной рубахи это несколько сотен человеко-часов, не учитывая время изготовления проволоки или ковки колец индивидуально). После изготовления такой доспех мог служить практически вечно — при его повреждении было достаточно залатать кольчугу пригоршней новых колец.

Терминология[править | править код]

Слово «кольчуга» обозначает доспех из скреплённых металлических колец и происходит либо непосредственно от слова «кольцо» либо через польск. kolczuga[1]. Встречается в письменных источниках с XVI века, прямой вывод возможен из словосочетания броня кольчата с суффиксом -уг-а, несколько авторов указывают на калькирование нем. Ringelpanzer в словосочетаниях броня кольчата и кольчатый доспех[2].

В историческом контексте XVI века слово употреблялось наряду с другими, такими как пансырь и байдана, обозная лишь один из типов кольчатого доспеха, причем как упоминание доспеха байдана, так и разделение значений слов панцирь и кольчуга произошло уже в конце XV века.[3][4]

Разные типы кольчатых доспехов имеют свои современные названия (о средневековых названиях деталей кольчуг практически ничего не известно[5]):

  • кольчуга, защищающая торс, обычно с короткими рукавами, называется кольчужной рубашкой[6][7] (или рубахой). Дополненный наплечниками, такой доспех назывался лорика хамата и был известен еще в древнем Риме. Под влиянием римлян кольчужная рубашка широко распространилась и широко использовалась в частности на Руси,[6] даже когда в Европе ей предпочитали пластинчатые и чешуйчатые доспехи.[8]
  • кольчуга, защищающая тело от случайных и скользящих ударов, с подолом и длинными рукавами, дополненная капюшоном, и, возможно, перчатками и кольчужными чулками (англ. hauberk) транслитерируется русскоязычными авторами через англоязычный термин «хауберк»[9][10], обычно подчёркивая тем самым западноевропейский характер описываемого доспеха; иногда называется просто кольчужной рубахой[7].
  • для кольчужного капюшона[7] в среде реконструкторов употребляется также термин «койф» (транслитерация англ. coif)[11];
  • джазерант (англ.)[7] - куртка, состоящая из кольчуги между двумя слоями ткани или кожи;
  • кольчужные штаны, вслед за полотняными, называют «шоссами»[7].

Для защиты рук к XII веку были изобретены кольчужные рукава, оканчивающиеся кольчужными рукавицами или, реже, перчатками с отдельными пальцами[12]. Разрез между рукавом и рукавицей позволял извлекать из кольчуги кисть руки в небоевой обстановке. Использование кольчужных рукавиц продолжалось до XIV века, когда они были вытеснены латными рукавицами.

Также из кольчужного полотна делали бармицу на шлеме, которая служили защитой шеи и, иногда, лица.

При обсуждении древнего оружия Востока термин «кольчуга» (англ. mail) применяется и для обозначения более простого чешуйчатого доспеха, что приводит к недоразумениям[13].

История[править | править код]

В древнем мире[править | править код]

Хансен[14] относит возникновение кольчуг к IV веку до н. э., однако раннюю (350 год до н. э.) находку в Хьертшпринг на острове Альс в Дании Йоуттиярви[15] считает недостоверной (подобные отложения железа могут образовываться естественным путём); в настоящее время следы кольчуги на месте находки полностью утрачены, сделав проверку невозможной. Древнейший фрагмент кольчуги обнаружен в кельтском захоронении III в. до н. э. на территории современной Румынии, скорее всего был развитием более раннего доспеха, в котором кольца были нанизаны на сеть из струн (такая конструкция, по-видимому относящаяся к VIII веку до н. э., была обнаружена в Богемии)[16]. Хансен перечисляет также другие случаи атрибуции докольчужной брони из колец к гальштатской культуре[17]. Сообщения о находках кольчуг на скифских кладбищах являются терминологическим недоразумением: скифы использовали чешуйчатые доспехи[18].

Первое достоверное упоминание кольчуги оставили древние римляне в I веке до н. э.[19], назвавшие доспех «галльской рубахой»[20]. Изображение воина в кольчуге можно найти уже на алтаре Домиция Агенобарба (англ.)[21], а в эпоху поздней республики кольчуга (лорика хамата) была стандартным доспехом легионера[22]. Поскольку трудоёмкость изготовления кольчуги была высокой, лишь более богатые воины могли её себе позволить[15].

Кольчуги были почти вытеснены пластинчатыми доспехами (в Риме — к концу I века н. э.), но, с уменьшением благосостояния во время переселения народов, распространились вновь и широко использовались вплоть до возвращения пластинчатых доспехов в XIV—XV векax[16].

Кольчуга на Западе[править | править код]

Изначально кольчужный доспех имел вид сравнительно короткой кольчужной рубашки с полами и рукавами, иногда короткими — до локтя, иногда доходящими почти до запястья. В раннее Средневековье любые доспехи оставались сравнительно редкими и дорогими. С X века увеличивается потребность в броне, соответственно возрастает спрос на кольчуги. Так, в сценах гобелена из Байё, изображающих битву при Гастингсе (1066), как англосаксонские, так и нормандские воины практически поголовно облачены в кольчужные доспехи, в большинстве случаев — спускающиеся чуть ниже локтя и доходящие до колена.

Рыцарь середины XIII века в представлении современного художника. Одет в полный кольчужный доспех, усиленный айлетами и латной защитой ног и предплечий. Поверх кольчуги носит сюрко. Перед нами самый первый этап в формировании так называемого «переходного» (от кольчуги к латам) доспеха, характерного для следующего, XIV века.

Периодом расцвета кольчуги в Европе были XII — XIII века, когда она защищала тело воина буквально «с головы до пят» — от надевающегося поверх плотно прилегающего к голове шлема-сервельера кольчужного капюшона — койфа, до кольчужных чулков — шоссов. Иногда кольчуги этого периода усиливали наплечными щитками — айлетами, к середине XIII века переходящими в пока ещё достаточно примитивную латную защиту плеч, и шинной либо примитивной латной защитой ног. В следующем столетии появляются первые пластинчатые нагрудники — предшественники кирас. Типичный рыцарь сражался в кольчуге примерно до 1250 года, кольчуге, усиленной пластинами до 1350 года, и в пластинчатом доспехе после этого[23].

В XIV веке сплошные стальные латы начали постепенно вытеснять кольчугу, но из-за своей дороговизны — а главное — меньшего удобства в повседневном использовании, полностью заменить кольчугу не смогли. Сплошные латы имеют несколько уязвимых мест, например, подмышки. Чтобы защитить их, на поддоспешную одежду нашивали фрагменты кольчуги. И когда на поддоспешник надевали кирасу и другие части латного доспеха, уязвимые места оказывались закрыты кольчужными фрагментами.

К XV веку ввиду развития наступательного вооружения (колющие мечи, алебарды, мощные луки и арбалеты, полэксы и т. д.) кольчуга сама по себе перестала быть достаточной защитой даже для рядового пехотинца, по сути перейдя в разряд поддоспешника, носимого под бригантный или латный доспех. Так, хорошо зарабатывающий профессиональный солдат заключительного периода Столетней войны (алебардист, арбалетчик, лучник и т. п.) или городской ополченец конца XV века как правило носили, помимо стёганого поддоспешника и короткой кольчуги, мелкопластинчатую бригантину, подобную, к примеру, хранящейся в Королевском арсенале в Лидсе и датированной около 1470 года — то есть, защиту торса, по сути аналогичную использовавшейся за сотню лет до того рыцарями, но без соответствующей защиты конечностей (сами рыцари к тому времени поверх примерно такого же поддоспешного комплекта уже как правило носили латный «белый доспех»). В XVI веке пехота получила и латный доспех несколько упрощённого типа, но носился он уже в большинстве случаев без кольчуги.

B России кольчуги использовали до конца XVII века, а на Востоке, Кавказе и в Средней Азии — до начала XIX века.

Кольчуга на Востоке[править | править код]

В XIV веке в Японии был изобретён свой тип кольчуги, отличающейся по плетению и устройству от классической кольчуги, известной в Европе и на Востоке. Этот тип кольчуги представлял собой шайбы, нашитые на ткань и дополнительно сплетённые между собой проволочными кольцами в два оборота. Классическая «международная» кольчуга до прихода европейских мореплавателей в Японии была неизвестна.[24]

В Китае распространение кольчужных доспехов началось ещё в I тысячелетии н. э. под влиянием народов Центральной Азии, и к VIII в. н. э. (в период Тан) кольчуга уже не была чем-то необычным для Китая. В эпоху Сун кольчуга широко использовалась в приграничных районах на севере и западе Китая, причем современниками считалось, что она лучше защищает от чжурчжэньских стрел с долотовидными наконечниками, чем другие виды доспехов. Ситуация в Китае в период правления монгольской династии Юань не совсем ясна, так как иконографические материалы дают недостаточно репрезентативную выборку, а письменные материалы практически отсутствуют. В эпоху династии Мин кольчуга получает определённое распространение в Китае, особенно среди воинов императорской гвардии. По мнению Л. А. Боброва, это явление было чётко связано с ретрансляцией этого вида защитного снаряжения монголами. Впрочем, широкого распространения в Китае кольчуги так и не получили, более того — в эпоху Цин исконно-китайские панцири «куячного» типа существенно потеснили доспехи с кольчатой и кольчато-пластинчатой системами бронирования на прилегающих к Китаю с Запада территориях.[25] Тем не менее, помимо влияния пластинчато-нашивных и стеганых китайских панцирей на комплекс вооружения народов Северо-Запада Китая наблюдалось и обратное влияние — так, многочисленные портреты прославившихся в боях цинских военачальников, выполненные по заказу императора Цяньлуна (1735—1796) демонстрируют нам тщательно прописанные во всех деталях кольчуги с коротким рукавом и характерным воротником-стойкой, укрепленным кожаными ремнями. Учитывая, что эти серии портретов были созданы во второй половине XVIII в. с 1760 по 1790-е гг., можно считать, что в этот момент наблюдается максимальное распространение кольчуги среди цинских войск. В XIX в., в связи с общим массовым отмиранием защитного вооружения в войсках кольчуга, как и стеганые и пластинчато-нашивные доспехи, выходят из воинского обихода Китая.

Образцы[править | править код]

Images.png Внешние изображения
«Хорошо сохранившийся большой» фрагмент древнеримской кольчуги
(Битва при Гарцхорне (нем.))
Image-silk.png https://www.heritagedaily.com/wp-content/uploads/2013/09/ACHAINAA2-1024x816.jpg

Дошедшие до нас образцы кольчуги относятся к одному из двух классов: исторические (сохранившиеся в арсеналах и потом в музеях) и археологические (найденные в ходе раскопок). Относительная лёгкость кольчуги (то есть большое отношение площади к объёму) способствует её быстрой коррозии, потому археологические кольчуги обычно представляют собой комки ржавчины, где можно лишь заметить очертания колец[26]. В крайне редких случаях условия в месте раскопок позволяют фрагментам археологических кольчуг сохранять гибкость (Вийнховен приводит четыре случая, включая наиболее известную кольчугу II—III века н. э. из Вимозы в Дании[26], другим известным исключением является бармица Коппергейтского шлема VIII века н. э.[27]), но практически всегда кольчуги, найденные археологами, состоят из отдельных фрагментов. Повреждения типичных археологических кольчуг настолько велики, что оказывается невозможным определить их первоначальное предназначение и форму[28], поэтому современные знания о кольчугах по преимуществу основаны на изучении исторических образцов, которые за очень редким исключением созданы в XIV веке н. э. или ещё позже[26]. Наиболее ранняя сохранившаяся в относительной целости историческая кольчужная рубашка по преданию принадлежала Святому Вацлаву (погиб в 935 году), хотя твёрдо отнести её к X веку не удалось[29].

Конструкция кольчуги позволяет лёгкое переиспользование колец и кусков плетения, потому многие сохранившиеся кольчуги состоят из разнородных кусков, возможно, передававшихся от поколения к поколению[30]. Уильямс предполагает, что существенная часть раннесредневековых кольчуг использовала материал от, по его оценке, 100 000 кольчуг, остававшихся от римских времён[30].

Достоинства и недостатки[править | править код]

Преимуществами кольчуги по сравнению с пластинчатой бронёй были гибкость, подвижность, относительно небольшой вес, удобство подгонки под фигуру и одевания, небольшая толщина и хорошая защита против случайных и скользящих ударов в сочетании с меньшей стоимостью. При этом по сравнению с пластинчатыми доспехами кольчуга обеспечивала сравнительно слабую защиту, а вес непропорционально приходился на плечи[31] (некоторую разгрузку предоставляли поддоспешник и пояс).

Эффективность[править | править код]

Исследования расходятся в вопросе об эффективности кольчуги, исторические свидетельства также противоречивы[32] (Абельс считает многие средневековые изображения и описания пронзённых доспехов неточными[33]). Уровень защиты несомненно зависел от типа оружия у атакующего, успехов металлургии и особенностей тактики. Многие исследователи считают, что сам факт вытеснения кольчугой пластинчатого доспеха в эпоху переселения народов связан, помимо общего обеднения, с тем, что защита, предоставляемая кольчугой, была адекватной против распространённого в то время оружия. Аналогично, сравнительно быстрый возврат к пластинчатому доспеху во время Столетней войны связан с тем, что усовершенствование оружия — по-видимому, широкое распространение длинного лука[34] и алебарды[35] — сделало кольчугу неэффективной. По словам Оакшотта[35], «какова бы ни была причина этого быстрого изменения, она не сводилась к тому, что оружейники вдруг научились изгибать тонкие железные пластинки по форме человеческого тела». Напротив, «каждый рыцарь между Эдинбургом и Бордо» в это время внезапно захотел иметь более неудобные, тяжёлые и дорогие пластинчатые доспехи.

Кольчуга предоставляла эффективную защиту от режущих и скользящих ударов[31]. Рубящие удары для воина в кольчуге уже представляли значительную опасность: хотя для того, чтобы прорубить кольчатый доспех, требовалась особая техника и достаточная сила, это было вполне возможно, и прямой рубящий удар, нанесённый частью клинка меча в районе его центра удара, оставлял на кольчужном полотне довольно большие (в несколько колец длиной) зарубки, многократно демонстрируемые археологическими находками[источник не указан 25 дней], что могло привести к проникновению лезвия внутрь кольчужного полотна и нанесению серьёзного ранения, причём отделившиеся от кольчуги кольца могли попадать в рану, вызывая её инфицирование. Не менее многочисленны также говорящие о пробивании кольчуги письменные и изобразительные источники, как правило — в контексте последнего, решающего момента схватки двух воинов[36].

От сильных колющих ударов мечом (в особенности — выполненных в технике «половины меча») и, тем более, прямого копейного удара кольчужное полотно защищало плохо[31], но тяжесть получаемых при этом травм значительно снижалась. Удар, нанесённый достаточно тяжёлым ударно-дробящим оружием, вроде булавы, даже не пробивший кольчужное полотно, также оказывался смертельно опасным из-за запреградного действия.[источник не указан 38 дней]

В большинстве случаев кольчуга пробивается за счёт расклёпывания колец, которые разрываются в наиболее слабом (хотя и, казалось бы, наиболее толстом) месте — в районе заклёпки, при этом либо сама заклёпка перерезается краями отверстий под неё в кольце, либо края отверстия в кольце разрываются заклёпкой. При колющем ударе единственное расклепавшееся кольцо может оказаться достаточным для проникновения оружия на глубину, обеспечивающую нанесение серьёзной травмы. В этом отношении кольчуга из чередующихся сплошных и клёпаных колец будет иметь некоторое преимущество над полностью клёпаной, и при этом трудоёмкость её изготовления ниже.[источник не указан 38 дней]

Впрочем, кольчуга, как и большинство исторических доспехов, никогда и не предназначалась для защиты от прямых рубящих ударов и уколов: она была призвана защищать в основном от скользящих (режущих) ударов — предполагалось, что прямые удары воин сможет отразить, приняв их на щит или меч, или перевести в менее опасный скользящий. Также среди современных исследователей существует мнение, что в Средние века ушибы и внутренние переломы, нанесённые ударно-дробящим оружием, считались менее опасными, чем порезы и стрельные раны, так как последние угрожали инфекцией, с которой в средневековье бороться не умели, в то время как лечение закрытых переломов уже тогда не вызывало существенных затруднений[37], так что использование кольчуги в качестве средства сохранения жизни воина даже в случае получения им серьёзной травмы оказывалось вполне оправданным.

Не давала кольчуга надёжной защиты и от обстрела из лука и арбалета на реальных дистанциях боя: уже в 50 метрах от стрелка воин в кольчуге не мог чувствовать себя в безопасности. Обычные стрелы (broadhead) проникали в ячею кольчужного полотна, часто нанося не опасные для жизни, но причиняющие боль, кровотечение и этим и снижающие боеспособность ранения. Специальные же «бронебойные» стрелы с гранёным наконечником (bodkin) и арбалетные болты кольчужное полотно просто пробивали, во всяком случае начиная с определённой дистанции. Любопытно, что в паноплии Центральной Азии, для которой характерно повсеместное распространение мощных сложносоставных луков, кольчуга так и не получила широкой популярности вплоть до XVI—XVII века, несмотря на постоянные столкновения обитателей региона с народами, для которыми кольчуга была традиционным видом защитного снаряжения — вместо неё обычно употреблялись пластинчатые ламеллярные и куячные доспехи, более адекватные задаче защиты носителя от стрел.[источник не указан 38 дней]

Историческая кольчуга имела весьма сложный крой, и как правило достаточно точно повторяла форму тела, включая конечности, а также снабжалась «карманами» в районе суставов, позволяющими сохранить их полную подвижность (то есть, к примеру, рукава исторической кольчуги обычно не представляли собой цилиндрические «трубы», как на многих современных репликах, а повторяли форму руки владельца). Зачастую диаметр колец также варьировался, от самых крупных в районе торса до самых мелких на рукавах и полах, в особенности это характерно для ближневосточных кольчуг (и кольчато-пластинчатых доспехов). Так, на индийском бехтерце (зира-бахтар), захваченном при взятии Адони войсками великих моголов в 1688 году, кольчужное полотно набрано из колец, диаметр и толщина проволоки которых непрерывно уменьшаются по направлению от туловища к концам рукавов и полам, так, что даже в соседних рядах диаметр колец немного различается между собой. На европейских кольчугах встречалось и обратное распределение колец по величине — самые мелкие, но при этом имеющие наибольшую толщину проволоки, кольца располагались там, где требовалась максимальная защита — на груди, давая плотное и прочное плетение, в то время, как на спине, полах и рукавах использовались кольца большего диаметра из более тонкой проволоки, дающие более лёгкое и подвижное полотно (типично для европейских кольчуг XIII—XV веков).[источник не указан 38 дней]

Поддоспешник середины XVI века с нашитыми кольчужными элементами.

Для смягчения ударов и дополнительной защиты от наконечников стрел кольчугу зачастую либо носили на поддоспешник, либо снабжали мягким подбоем — последнее характерно в основном для средневекового Востока. Ватник использовался в качестве поддоспешника там, где была известна вата — то есть, опять же, на Востоке. Европейские же рыцари использовали стёганку — простеганую куртку, сшитую из нескольких слоев плотной льняной ткани и иногда набитую паклей, щетиной или другим подобным материалом (arming doublet; не следует путать с аналогичной стёганкой, используемой в качестве самостоятельного доспеха, вроде гамбезона — последняя будет намного более плотной и будет иметь намного большее число слоёв). Естественно, такое дополнение к кольчуге в определённой степени устраняло её преимущества — гибкость и небольшую толщину. Поэтому на Востоке обычно предпочитали существенно более лёгкие формы поддоспешников, либо вовсе обходились без них, нося кольчугу просто на достаточно плотную верхнюю одежду — пассивная защита доспеха при этом приносилась в жертву подвижности и возможности активно парировать выпады противника, а также, в немалой степени, устойчивости к перегреву, немаловажной в условиях жаркого климата. Не известно специальной поддоспешной одежды и в Европе от античности до конца эпохи викингов — судя по всему, кольчуги в эту эпоху носились просто на плотную одежду, без специального поддоспешника. Тем не менее, современные исследования показывают, что наличие под кольчугой достаточно толстой стёганой подложки в значительной степени повышает её защитные свойства за счёт лучшего поглощения энергии удара и наличия дополнительного защитного слоя под кольчужным полотном.[источник не указан 38 дней]

Именно из-за сравнительно низких защитных свойств кольчуги (в особенности — против получившего распространение в XII—XIII веках специализированного оружия для поражения защищённого кольчугой воина, такого, как булава, боевой молот и различные боевые топоры, зачастую комбинированные с шипом или молотом на обратной стороне клинка) начиная примерно с XIII—XIV века её либо — европейская традиция — стали носить в качестве вспомогательного доспеха под основным — вторым более коротким кольчужным, бригантным, латно-бригантным (латная защита конечностей и бригантный корпусный доспех), и, позднее, латным, либо — что характерно для Востока включая Русь — пытались так или иначе усилить за счёт внедрения пластинчатых элементов непосредственно в кольчужное полотно или крепления их поверх него; вследствие таких экспериментов появились на свет кольчато-пластинчатые доспехи, в определённой степени сочетающие подвижность кольчуги и защиту пластинчатого доспеха, и зерцальный доспех, в своей развитой форме являющийся по сути аналогом раннего латника.[источник не указан 38 дней]

В Европе в конце XIV века, когда появились первые полные латы, рыцари всё ещё надевали под них полную кольчугу с поддоспешником для прикрытия промежутков между пластинами верхнего доспеха и, отчасти, амортизации ударов. Но такое сочетание кольчуги и лат было слишком тяжёлым — сами латы весили 20-30 кг, к чему кольчуга добавляла ещё около 10 кг, при этом защитные качества доспеха радикально не улучшались. Поэтому в XV веке от ношения полной кольчуги под латами отказались, и вместо этого стали нашивать куски кольчуги на поддоспешник, получив тем самым усиленный дублет, либо просто делать подвижные кольчужные вставки в уязвимых местах лат — тем более, что последних в латных доспехах к концу XV—XVI веку стало намного меньше. При этом латный доспех уже качественно отличался от кольчужного в том отношении, что обеспечивал защиту не только от скользящих, но в значительной степени и от прямых ударов — даже «таранный» удар копья в конной сшибке стали принимать на кирасу, избавившись от ставшего ненужным щита, так что в комплексе вооружения этого периода начали доминировать специализированные средства для борьбы с тяжелобронированным противником, наиболее эффективным из которых со временем оказалось огнестрельное оружие.[источник не указан 38 дней]

В Японии местную кольчугу-кусари, которая по плетению существенно отличалась от «международной» и имела по сравнению с последней более крупную ячею, носили исключительно на пришитой к ней подкладке из ткани и, в общем-то, не воспринимали как полноценный доспех, в основном употребляя на подвижные вставки между отдельными элементами ламеллярного или ламинарного самурайского доспеха, либо, в усиленном пластинами варианте, в качестве самого дешёвого доспеха для пехотинцев-асигару, который те одалживали из казны даймё, за которого сражались (татами-до, точнее, один из его из вариантов).[источник не указан 38 дней]

Американская модификация каски Адриана с использованием кольчуги, 1918

В настоящее время[править | править код]

В настоящее время кольчуги из нержавеющей стали в виде нагрудника с фартуком различной длины используются на мясоперерабатывающих заводах при разделке туш, из плетеных колец делают также кольчужные перчатки для защиты рук (обычно левой, в правой держат обвалочный нож).

Иногда кольчуга (Shark suit) также применяется для защиты от акул аквалангиста, при изучении образа жизни и поведения акул.

Кольчужные кольца используются не только для изготовления кольчуг, из них, соединяя определённым образом кольца, можно составить различные орнаменты и виды плетения.

Изготовление[править | править код]

Изготовление колец кольчуги
Плетение кольчуги «4 в 1» и «6 в 1»

Материал[править | править код]

Средневековая кольчуга до XVI века[30] изготавливалась как правило из сравнительно мягкого материала с очень низким содержанием углерода, то есть, согласно исторической терминологии, из железа[38]. Такое железо получалось прямым восстановлением в сыродутной печи[39].

В исследовании Смита лишь три образца содержали достаточно углерода, чтобы считаться сталью, но они не подвергались закалке после изготовления колец. Клементс[36] указывает на то, что для кольчуги мягкий металл может быть предпочтительнее, так как мягкие кольца менее хрупки под ударом. Уильямс, однако, обнаружил в кольцах следы закаливания и сообщает, что твёрдость стали в кольчуге XVI века превышала твёрдость железа в кольчуге эпохи переселения народов в семь раз[40]. Согласно Уильямсу, применялась как известная по крайней мере с XII века цементация[39], так и, в кольчугах XVI века, современная закалка с образованием мартенсита[40].

Кольца[править | править код]

Кольца изготавливались из кузнецом из самодельной железной проволоки; Смит обнаружил несколько способов, которыми, по-видимому, изготавливалась проволока[41]:

  • от тонкого листа металла отрезалась полоска и обтачивалась до круглого сечения. Уильямс также предполагает скручивание[27];
  • полоска, отрезанная от более толстого листа, преобразовывалась в проволоку волочением. Процесс был описан монахом Теофилом в XI веке, но равномерность сечения колец бармицы Коппергейтского шлема заставляет предположить волочение уже в VIII веке[27]. Некоторые авторы считают, что волочение цветных металлов использовалось уже в VI-V веке до н. э. в Персии[42]. Сим в своих экспериментах пришёл к выводу о необходимости механизации процесса волочения железа (сила, необходимая для протягивания, оказалась весьма высокой)[43];
  • ковкой изготавливался тонкий стержень, который опять-таки подвергался волочению.

Проволока оборачивалась вокруг ригеля, полученная спираль разрезалась на куски, которые сваривались или склёпывались в кольца[16]. Незамкнутые концы колец расплющивались для сварки или создания отверстия под заклёпку (которое делалось пробойником), для расклёпывания применялся молоток[44]. Сварные кольца для придания им нужной формы подвергались не ковке, а обтачиванию[41].

Как диаметр проволоки, так и диаметр кольца менялись в широких пределах, известны как маленькие кольца диаметром в 5 мм с толщиной проволоки 0,95 мм, так и большие — диаметром 12,7 мм из проволоки 1,7 мм толщиной[15]. Сим[45] сообщает о бронзовых кольцах (обычно служивших для отделки кольчуги) римского периода с диаметром 3 мм и толщиной 0,5-0,6 мм.

Обычно ряды сварных и заклёпанных колец чередовались[46], но существовали и кольчуги, в которых все кольца были сварными. Смит отмечает, что среди исследованных им колец встречались незамкнутые (сведённые), но их концы были подготовлены к сварке (расплющены) и их незамкнутость является попросту дефектом сварки[44]. Многие европейские доспехи состоят целиком из заклёпанных колец; Бургесс предполагает, что таким образом достигалась бо́льшая плотность плетения (при чередовании рядов заклёпанное кольцо надо соединить с четырьмя уже закрытыми; в случае все заклёпанных колец новое кольцо достаточно соединить лишь с двумя уже закрытыми, что позволяет увеличить толщину проволоки или уменьшить диаметр кольца)[27].

Исследователи расходятся по вопросу о распространённости колец, высеченных из металлического листа. Бургесс[47] утверждал, что такие кольца также использовались при производстве кольчуг, Уильямс[48] в 1980 году описывает исследованные им высеченные кольца из бронзы и, по-видимому высеченные, но не исследованные им металлургически, кольца римского доспеха[49], но в 2003 году тот же Уильямс считает свидетельства в пользу существования таких колец неокончательными[27]. Согласно металлургическим исследованиям Смита[38], все исследованные им железные сплошные кольца были сварными, иногда изготовленными из нескольких витков проволоки. Смит отмечает, что это неудивительно: изготовление необходимых для высечки колец точных штампов далеко выходило за возможности оружейника того времени. При исследовании датских кольчуг Йоуттиярви[15], наоборот, не обнаружил следов сварки, а металлургический анализ сплошных колец оказал, что они были высечены из листа (вероятно, с помощью двух полых пробойников). Сим указывает на исследованные им кольца, форма которых показывает, что они, "вероятно", были высечены из листа[50] и приводит результаты экспериментов по изготовлению высеченных колец с использованием технологий римской эпохи и специального штампа с двумя диаметрами (для внешнего и внутреннего диаметров кольца). Грандин приводит металлографический анализ кольца XIII века, который показывает, что оно было высечено из листа[51].

Смит расценивает присутствие сварных колец как свидетельство того, что они обходились ненамного дороже склёпанных[41]. Уильямс сообщает, что по результатам современных реконструкций, использование сварных колец делало процесс менее трудоёмким[27].

Смит считает, что сваренные кольца имели сходную с клёпаными прочность[41], однако прочностные расчёты и эксперимент показывают, что сваренные кольца во много раз превосходят по прочности склёпанные (у последних слабым местом является тонкая по сравнению с кольцом заклёпка)[52]. Уильямс отмечает, что в процессе заклёпывания уплощённые концы кольца кольца и заклёпка подвергались интенсивному нагреву (видимо, с помощью паяльной трубки), что приводило к обезуглероживанию стали и дополнительному ослаблению металла[40]. Сам Смит отмечает низкое качество расклёпывания: внутренняя (близкая к телу) часть заклёпки почти не выступает за пределы отверстия в кольце, создавая приятную на ощупь, но механически непрочную гладкую поверхность[41].

В японском варианте кольчуг использовались кольца в два оборота[источник?].

Brockhaus and Efron Encyclopedic Dictionary b30 805-1.jpg
Brockhaus and Efron Encyclopedic Dictionary b30 805-2.jpg

Кольчуга[править | править код]

По современным реконструкциям, в кольчужной рубахе, в зависимости от её длины и размера, было от 28 до 50 тысяч колец[27], Кирпичников оценивал нижнюю границу числа колец не менее, чем в 15 тысяч[53]. Трудоёмкость изготовления кольчуги неизвестна, средневековая гильдейская книга содержит свидетельство мастера о том, что его выдающаяся кольчуга потребовала шести месяцев работы[15]. По современной реконструкции, трудоёмкость оценивается в 1000 человеко-часов (750 человеко-часов при использовании сварных колец)[27]. В 1983 году при изучении вооружения русского войска и возможностей военного производства феодальной эпохи (от Ярослава Мудрого до Ивана Грозного) в порядке эксперимента в городе Электросталь под руководством Дмитрия Зелина был изготовлен полный кольчужный доспех (кольчужная рубаха, кольчужные чулки и рукавицы) — в точном соответствии с технологиями того времени. Сообщается, что трудозатраты на изготовление доспеха составили всего 250 человеко-часов[54].

Вес также был не одинаков: более древние доспехи весили от 12 до 16 кг с лишним, более поздние — от 5 до 9 кг.

Из более толстой проволоки получаются кольца большего диаметра (как уже говорилось, внутренний диаметр кольца должен быть примерно равен диаметру проволоки, умноженному на 5). Как уже упоминалось, некоторые кольчуги (в частности, кольчуга XIII века из Изяславля) делались с использованием колец 3-4 разных размеров.

Половина изготовленного количества наглухо сваривалась в сплошные кольца (иногда; в классическом варианте все кольца клёпаные). Вторая половина колец подвергалась дальнейшей обработке. Концы отрезков несколько расплющивались и в каждом из них пробивалось маленькое отверстие. Затем заготовлялись миниатюрные заклепки, которые в заклепанном виде могли быть от, примерно, 2 мм длиной[53] (заклёпка могла иметь вид либо собственно заклепки с цилиндрическим телом, либо клина, в последнем случае отверстие под неё было прямоугольным). Каждое разомкнутое кольцо продевалось в четыре сплошных, затем концы сводились, в отверстие вставлялась заклепка и вхолодную расклёпывалась молотком, соединяя пять колец. Таким образом, получался один ряд сварочный, другой склепанный (в случае использования сплошных колец).

Наиболее простым вариантом плетения было «4 в 1», при котором одно кольцо соединяется с четырьмя соседними. Такое плетение не давало достаточной защиты, поэтому использовались более сложные вариации — «6 в 1», «8 в 1», «8 в 2», — которые улучшали защитные свойства и прочность кольчуги, но увеличивали как её вес так и время изготовления, а следовательно и стоимость готового изделия. Только проволока, вытягиваемая из булата индийскими мастерами была достаточно прочной, чтобы давать достаточную защиту при простом плетении.[источник?] Также существовали понятия «двойного плетения» и «тройного плетения», но однозначного соответствие между двумя группами названий, видимо, нет.

В культуре[править | править код]

В конце XII века и XIII веке кольчуга была непременным элементом снаряжения рыцаря: Ассиза о вооружении 1181 года (англ.) требовала от рыцаря иметь кольчугу (наряду со шлемом, щитом и копьём; те же требования предъявлялись к богатым горожанам[55]); от снаряжённого кольчугой бойца ожидалась бо́льшая стойкость в бою. Так, устав тамплиеров предписывал облачённым в кольчугу рыцарям-братьям сражаться до последнего даже в случае неминуемого поражения, а легковооружённые младшие члены ордена («сержанты») могли отступить — но, если им была выдана кольчуга, и они тоже должны были сражаться пока реяло хотя бы одно знамя[56].

Eсли рыцарь был захвачен врасплох и без кольчуги, бегство без боя не считалось позорным[57].

Фотогалерея[править | править код]


Бутафория[править | править код]

Для киноиндустрии изготовляются пластиковые кольчуги, которые легче и дешевле металлических. Для фильма «Властелин колец» было сделано несколько тысяч таких кольчуг. В качестве бюджетного варианта иногда используется вязаная «кольчуга» (свитер), окрашенная в серебристый цвет[58].

См. также[править | править код]

Логотип Викисловаря
В Викисловаре есть статья «кольчуга»

Примечания[править | править код]

  1. кольчуга // Словарь Фасмера
  2. Кольчуга / Н. М. Шанский, ред. // Этимологический словарь русского языка. К. Том II. Выпуск 8.
  3. Шиндлер О.В. Классификация русских корпусных доспехов  XVI века // История военного дела: исследования и источники. — 2014. — Т. V. — С. 417-486. 
  4. А.Н. Кирпичников. Военное дело на Руси в XIII–XV вв.. — Л., 1973. — С. 37.
  5. Эварт Окшотт. Рыцарь и его доспехи. Латное облачение и вооружение. Litres, 2017. С. 21.
  6. 1 2 Кирпичников А. Н. Древнерусское оружие. Вып. 3. Доспех, комплекс боевых средств IX—XIII вв. (САИ. Вып. Е1-36). — Л: Наука, 1971.
  7. 1 2 3 4 5 Клод Блэр. Рыцарские доспехи Европы. Универсальный обзор музейных коллекций. Litres, 2017. С. 12.
  8. Горелик, Марк Борисович. О Бальмунге, Дюрендале и их хозяевах (рус.). Вокруг Света. www.vokrugsveta.ru (1975). Проверено 13 декабря 2017.
  9. Шпаковский, Вячеслав Олегович. Английский историк Д. Николь о вооружении воинов Византии (историография вопроса). // Известия Саратовского университета. Новая серия. Серия История. Международные отношения 11.1 (2011).
  10. Горелик, Марк Борисович. О Бальмунге, Дюрендале и их хозяевах (рус.). Вокруг Света. www.vokrugsveta.ru (1975). Проверено 13 декабря 2017.
  11. Бронская, Елена Леонидовна. Лингвистические параметры молодежной субкультуры как дискурсивного сообщества. // Magister Dixit 1 (2012).
  12. Arm protection: Mail // Paul F Walker. History of Armour 1100—1700. Crowood, 2013. С. 124.
  13. De Backer, Fabrice. Scale-armour in the Mediterranean area during the early Iron Age: from the IXth to the IIIrd Century BC. // Revue des études militaires anciennes 5 (2012): 2008—2012. С. 2-3. (англ.)
  14. Leif Hansen. Die Panzerung der Kelten. Eine diachrone und interkulturelle Untersuchung eisenzeitlicher Rüstungen. Kiel 2003. С. 125 (англ.)
  15. 1 2 3 4 5 Йоуттиярви, 1996.
  16. 1 2 3 Уильямс, 1980, с. 105.
  17. Leif Hansen. Die Panzerung der Kelten. Eine diachrone und interkulturelle Untersuchung eisenzeitlicher Rüstungen. Kiel 2003. (нем.) С. 24-25.
  18. Кожаные панцири, усиленные металлом. // Евгений Черненко. Скифский доспех. Киев: «Наукова думка», 1968.
  19. лат. Lorica, quod de loris and corio crudo pectoralia faciebat; postea subcidit Gallic and iron sub id Vocabulum, ex anulis ferrea tunica (Марк Теренций Варрон, «О латинском языке») — «Лорика потому так называется, что раньше делалась из кожаных полос, и позже галльская железная, туника из маленьких железных колец, унаследовала это название»
  20. Кольчуга. // Рассел Робинсон. Доспехи народов Востока. История оборонительного вооружения. Litres, 2017. С. 20.
  21. Уильямс, 2003.
  22. Коннолли П. Греция и Рим. Энциклопедия военной истории = Greece and Rome at War. — М.: ЭКСМО-Пресс, 2001. — Т. 3. — С. 133. — 320 с. — ISBN 5-04-005183-2.
  23. Ашерл, 1988, с. 263.
  24. :(про Японию по материалам К. С. Носова «Вооружение Самураев» и «Nihon Kachu Seisakuben» by Anthony J. Bryant)
  25. Бобров Л. А. «Ответный удар» (этапы «вестернизации» доспеха Передней, Средней и Центральной Азии в эпоху Позднего Средневековья и Нового времени) // Parbellum. Военно-исторический журнал. № 2 (22) Москва, 2004. С. 85-106.
  26. 1 2 3 Вийнховен, 2015.
  27. 1 2 3 4 5 6 7 8 Уильямс, 2003, с. 30.
  28. По Вийнховену, консенсус состоит в том, что большие куски кольчуги — это кольчужные рубашки.
  29. Уильямс, 2003, с. 32.
  30. 1 2 3 Уильямс, 2003, с. 31.
  31. 1 2 3 Ашерл, 1988, с. 264.
  32. Джонс, 2014, с. 62.
  33. Абельс, 2014, с. 22-23.
  34. C. T. Allmand. Weapons, New Tactics, 1300-1500 // The Cambridge Illustrated History of Warfare: The Triumph of the West. Cambridge: Cambridge University Press, 2005.С. 84. (англ.)
  35. 1 2 Оакшотт1, 1960, с. 284.
  36. 1 2 Джон Клементс: Средневековое фехтование.
  37. Mitchell, Piers D Medicine in the Crusades: Warfare, Wounds and the Medieval Surgeon. Cambridge University Press, 2007.
  38. 1 2 Смит, 1959, с. 61.
  39. 1 2 Уильямс, 1980, с. 106.
  40. 1 2 3 Уильямс, 1980, с. 108.
  41. 1 2 3 4 5 Смит, 1959, с. 65.
  42. Сим, 1997, с. 367.
  43. Сим, 1997, с. 368.
  44. 1 2 Смит, 1959, с. 66.
  45. Сим, 1997, с. 360.
  46. Смит, 1959, с. 60.
  47. Burgess, E. The mail-maker’s technique. // The Antiquaries Journal, 33(1-2), 48-55. 1953. DOI:10.1017/S0003581500058856 (англ.)
  48. Уильямс, 1980, с. 132.
  49. Уильямс, 1980, с. 110.
  50. Сим, 1997, с. 366.
  51. Grandin, Lena. Geoarkeologisk undersökning. Ringar från en ringväv. Metallografisk och kemisk analys. Gotland, Tofta socken, Tofta kyrka. UV Uppsala, 2008. С. 10.
  52. Antonia J.N. Warner. Relative Tensile Strengths of Chainmail Weaves. Massachusetts Institute of Technology, 2015. (англ.)
  53. 1 2 Ошибка в сносках?: Неверный тег <ref>; для сносок :0 не указан текст
  54. В чем сражались наши предки // «Известия», № 184 (20530) от 3 июля 1983 г. стр.3
  55. Абельс, 2014, с. 25.
  56. Абельс, 2014, с. 25-26.
  57. Абельс, 2014, с. 26.
  58. Carl James Grindley. Arms and the Man: The Curious Inaccuracy of Medieval Arms and Armor in Contemporary Film // Film & History: An Interdisciplinary Journal of Film and Television Studies. Volume 36.1 (Fall 2006) pp. 14-19 DOI:10.1353/flm.2006.0009 (англ.)

Литература[править | править код]

  • Кольчуга. // Рассел Робинсон. Доспехи народов Востока. История оборонительного вооружения. Litres, 2017. С. 20.
  • Кольчуга // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • Prestwich, Michael. Armies and Warfare in the Middle Ages the English Experience. New Haven: Yale University Press, 1999. (англ.)
  • Strickland, Matthew. War and Chivalry: The Conduct and Perception of War in England and Normandy, 1066—1217. New York: Cambridge University Press, 1996. (англ.)
  • Richardson, Thom. Armor, Development of: Medieval to Modern. // The Encyclopedia of War (2012). (англ.)
  • Claude Blair. European Armour: Circa 1066 to Circa 1700. Macmillan, 1958. 248 с.
  • Rosemary Ascherl The Technology of Chivalry in Reality and Romance (англ.) // The Consortium for the Teaching of the Middle Ages The Study of Chivalry: Resources and Approaches / Thomas H. Seiler. — Kalamazoo, Michigan: Western Michigan University, 1988. — P. 263-312. — ISBN 9780918720948.
  • Andrew Ayton. Arms, Armour, and Horses // Medieval Warfare: A History. OUP Oxford, 1999. (англ.)
  • Pierce, I. The knight, his arms and armour in the eleventh and twelfth centuries // Ideals and practice of medieval knighthood. Boydell Press, 1986. (англ.)
  • Jason Gill. Clad In Steel: The Evolution of Plate Armor in Medieval Europe and its Relation to Contemporary Weapons Development. University of Puget Sound, 2016. (англ.)
  • Jack Waddell, Brent Palermo. Medieval arms, armor, and tactics. Worchester Polytechnic Institute, 2002. (англ.)
  • Oakeshott, R. Ewart. The Archeology of Weapons. New York: Fredrick A. Praeger, inc, 1960. (англ.)
Методы изготовления
Эффективность
  • Mitchell, Piers D., Yossi Nagar, and Ronnie Ellenblum. Weapon injuries in the 12th century Crusader garrison of Vadum Iacob Castle, Galilee. // International Journal of Osteoarchaeology 16.2 (2006): 145—155. (англ.)
  • Peter N. Jones, The metallography and relative effectiveness of arrowheads and armor during the middle ages // Materials Characterization, Volume 29, Issue 2, 1992, Pages 111—117, ISSN 1044-5803, DOI:10.1016/1044-5803(92)90109-U(англ.)
  • Woosnam-Savage, R. C., DeVries, K. Battle trauma in medieval warfare: Wounds, weapons and armor. 27-56. DOI:10.1163/9789004306455_003 // Wounds and Wound Repair in Medieval Culture. Brill, 2015. (англ.)
  • Jensen, Xenia Pauli. The Use of Archers in the Northern Germanic Armies Evidence from the Danish War Booty Sacrifices. // Beyond the Roman Frontier. Roman Influences on the Northern Barbaricum, Edizioni Quasar di Severino Tognon srl, Rome (2007): 143—151. (англ.)
  • David Jones Arrows against Mail Armour (англ.) // Journal of the Society of Archer-Antiquaries. — 2014. — Vol. 57. — P. 62-70.
  • Jones, David. Arrows against linen and leather armour. // Journal of the Society of Archer Antiquaries 55 (2012): 74-81.
  • Vike, Vegard A. Metallographic Analysis of Ring Mail Material at the Oldsaksamlingen in Oslo. Universitetet i Oslo, 2000. (англ.)
  • Ole Nielsen. Skydeforsøg med jernalderens buer. // Eksperimentel Arkæologi, studier i teknologi og kultur, 1, 134—148. Lejre. Nieuwenhuijsen, K. C. (2006) (датск.)
  • Mail // Mike Loades. The Longbow. Bloomsbury Publishing, 2013. С. 10.
  • Oakshott, R. Ewart. с. 284 // The Archaeology of Weapons: Arms and Armor from Prehistory to the Age of Chivalry. — New York: Praeger, 1960. — P. 284. — 358 p. (англ.)
  • Strickland, M. Hardy, R. The Great Warbow. Chapter 15 (с. 266-269). Sutton Publishing, 2005.  (англ.)
Арехологические исследования
Образцы
В культуре
  • Richard Abels Cultural Representation and the Practice of War in the Middle Ages (англ.) // Crusading and Warfare in the Middle Ages: Realities and Representations. — 2014. — P. 13-35.

Ссылки[править | править код]