Колёсоотбойная тумба

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Колёсоотбойные тумбы
Колёсоотбойная тумба, Германия

Колёсоотбо́йная ту́мба — элемент, предназначенный для защиты углов зданий от ударов колёс проезжающими экипажами.

Причины возникновения[править | править код]

С тележно-подводных времён оси выступали за основные габариты средств передвижения и разрушали углы зданий, и подворотен в частности.

Описание и конструкция[править | править код]

Гранитные или металлические столбы, вкопанные по углам обычной въездной арки — это колёсоотбойные тумбы, предназначенные для защиты углов зданий от ударов колёс проезжающими экипажами. Встречается название приворотные столбы. В основном они простой цилиндрической формы, 30—40 см в диаметре и полтора метра высотой, примерно на треть вкапывались в землю. Такие тумбы ставились парами снаружи и внутри арок, но не только. Колёсоотбойники — примета того времени, когда основным транспортом были конные экипажи, начиная от кареты и кончая простой крестьянской телегой. Чтобы предотвратить соприкосновение со ступицей тумбы имеют отклонение от вертикальной оси.

Колёсоотбойными тумбами являются и те столбы, которые ставились на улицах, чтобы отделить проезжую часть от пешеходного тротуара.

География распространения[править | править код]

Старые колёсоотбойные тумбы находятся в разных городах Европы: в Париже, Одессе, Санкт-Петербурге, Копенгагене, Тбилиси, Берлине, Киеве и др.

С конца XIX века от применения тумб стали понемногу отказываться. Но в последнее время стало модным устраивать пешеходные зоны, и появилась возможность использовать колёсоотбойники в новых условиях.

Упоминание в литературе[править | править код]

«Я — как петербургская каменная тумба», — сказала как-то Анна Андреевна Ахматова 3. Б. Томашевской, своему давнишнему другу, дочери известного пушкиниста. Каменные и чугунные тумбы стояли раньше у ворот почти каждого дома, кое-где остались и до сих пор — невозможным оказалось их уничтожить, вывернуть из земли. Вот такой запас своей несокрушимой внутренней прочности и имела в виду Анна Андреевна, прибегая к этому горько-ироничному сравнению[1].

Что мне Париж, раз он не русский?!
Ах, для меня под дождь и град,
На каждой тумбе петербургской
Цветёт шампанский виноград!..

Николай Агнивцев[2]

Какой там двор знакомый есть,
Какие тумбы! Хорошо бы
Туда перешагнуть, пролезть,
Там постоять, где спят сугробы
И плотно сложены дрова...

Владимир Набоков[3]

Примечания[править | править код]

  1. Ирина Муравьева. Послесловие к фильму // Звезда. — 1989. — № 6. — С. 176—182.
  2. Н. Агнивцев. «Гранитный призрак», 1923 г.
  3. В. Набоков. «Ut pictura poesis. М. В. Добужинскому», 1926 г.