Конийский султанат

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Конийский султанат
Иконийский султанат
Румский султанат
Сельджукский султанат
перс. Saljūqiyān-i Rūm
Султанат
Seljuqs Eagle.svg
 
Малая Азия 1097 г..svg
 
Armenia, beginning of the 13th Century.png
 
Flag of None.svg
 
Flag of None.svg
1077 — 1307


Ottoman flag.svg
 
Anadolu Beylikleri.png
 
Flag of Ilkhanate.gif
 
FlagKilikia.png
Flag of Sultanate of Rum.svg
Флаг
Anatolia1300.png
     Румский султанат в 1300 году
Столица Никея (10771096)
Конья (1096—1307)
Крупнейшие города Кайсери
Сивас
Эрзерум
Язык(и) Персидский (официальный & придворный/литература)[1] [2]
Анатолийский тюркский
Греческий
Религия Ислам (суннизм)
Площадь 400,000 км2 (1243)
Форма правления Феодальная монархия
Династия Сельджукиды
Султан Рума
 - 1077 до 1086 Сулейман ибн Кутулмыш
 - 1303 до 1308 Масуд II
История
 -  1077 Основано - Сулейман ибн Кутулмыш
 -  1219 до 1236 Наибольшего могущества достигло при - Кей-Кубад I
Преемственность
Великая Сельджукская империя
Данишмендиды
Артукиды
Салтукиды
Менгджуки (Менгучегиды)
Османская империя
Бейлик
Государство Хулагуидов
Киликийское армянское государство

Конийский (Иконийский), Румский, или Сельджукский султанат (перс. سلجوقیان روم Saljūqiyān-i Rūm ‎, — средневековое тюркско-мусульманское государство в Малой Азии, в котором удачно сочетались элементы городской иранизированной культуры, скотоводческие и военные навыки простых кочевников-туркоманов, а также древние ремесла покоренных местных христиан (армян и греков). Возникнув в 1077 году на отторгнутых у Византийской империи землях, султанат сыграл важную роль в истории региона, постепенно оттеснив и ассимилировав преобладавшее здесь до конца ХI века христианское население. Первоначальным центром государства была Никея, с 1096 года столица была перенесена в город Конья (Иконий). Важную роль в становлении тюркской государственности на своих же землях сыграла сама византийская верхушка, использовавшая мигрировавших во всё больших количествах турок в гражданских войнах за константинопольский престол, а также в качестве наёмников для борьбы с западными странами, когда того требовала политическая ситуация[3]. Наибольшего расцвета Конийский султанат достиг при султане Ала ад-Дине Кей-Кубаде I (1219—1236). В результате внутреннних распрей и вторжения монголов Конийский султанат к 1307 году распался на ряд бейликов, один из которых со временем превратился в Османскую империю.

История[править | править вики-текст]

Основание[править | править вики-текст]

Конийский султанат сложился в результате завоеваний турок-сельджуков в Малой Азииарабских и персидских авторов — Рум) в XI—XIII веках . К 1090-м годам сельджуки завоевали все византийские города в Малой Азии и вышли к проливам Босфор и Дарданеллы.

В 1070-х годах сельджукский военачальник Сулейман ибн Кутулмыш, двоюродный брат султана Мелик-шаха I, пришёл к власти в западной Анатолии. В 1075 году он захватил города Никея и Никомедия. Два года спустя он объявил себя султаном независимого государства сельджуков, сделав его центром Никею.

Расширение[править | править вики-текст]

Сулейман был убит в Антиохии в 1086 году Тутушем I, правителем сельджукской Сирии, и его сын Кылыч-Арслан был брошен в тюрьму. После смерти Мелик-шаха (1092) Кылыч-Арслан был освобождён и немедленно утвердился во владениях своего отца. Он был в конечном счёте побеждён крестоносцами Первого Крестового похода и отступил на юг центральной Анатолии, где воссоздал своё государство со столицей в Конье. В 1107 году он овладел Мосулом, но умер в тот же самый год, борясь с сыном Малик-шаха Мехмедом Тэпэром. После взятия Никеи крестоносцами и византийцами в 1096 году столица была перенесена в город Конья (Иконий).

Тем временем другой румский правитель, Малик-шах, захватил Конью. В 1116 году сын Кылыч-Арслана — Масуд I — взял город с помощью Данишмендидов. Ко времени смерти Масуда в 1156 году султанат управлял почти всей центральной Анатолией. Сын Масуда, Кылыч-Арслан II, захватил остающиеся территории вокруг Сиваса и Малатьи у последнего из Данишмендидов (1174). В битве при Мириокефале в 1176 году Кылыч-Арслан II также победил византийскую армию во главе с Мануилом I Комнином, нанеся главный удар по византийской власти в регионе. Несмотря на временную оккупацию Коньи в 1190 году участниками Третьего Крестового похода, султанат быстро возвратил и консолидировал свою власть.

После смерти последнего султана Великой империи сельджуков Тугрула III в 1194 году румские султаны стали единственными правящими представителями династии. После падения Византии в 1204 году Кей-Хосров I захватил Конью у крестоносцев в 1205 году. При нём и двух его преемниках, Кей-Кавусе I и Кей-Кубаде I, власть сельджуков в Анатолии достигла своего апогея. Самым важным достижением Кей-Хосрова был захват гавани Атталия на средиземноморском побережье в 1207 году. Его сын Кей-Кавус I захватил Синоп и на некоторое время (1214) сделал своим вассалом Трапезундскую империю, но в 1218 году был вынужден сдать город Алеппо, приобретённый от аль-Камила. Кей-Кубад I продолжал приобретать земли вдоль средиземноморского побережья с 1221 до 1225 годы. В 1220-х годах он послал экспедиционные войска через Чёрное море в Крым. На востоке он победил Менгджуков и начал оказывать давление на Артукидов.

Монгольское владычество[править | править вики-текст]

Первые монгольские набеги на территорию султаната относятся к 12311232 годам, когда отдельные отряды армии нойона Чормагана доходили до Сиваса и Малатьи. В 1236 году монголы потребовали от Кей-Кубада I регулярных посольств с данью. Султан смог заключить с ханом Угэдэем мирный договор, и на некоторое время обеспечить безопасность своей стране.

Битва при Кёсе-даге, в которой сельджуки вместе с христианскими союзниками выступили против монголов.

В начале 1240-х годов при Кей-Хосрове II государство, ослабленное внутренними противоречиями (в особенности, восстанием Баба Исхака), испытало масштабное монгольское вторжение. В конце 1242 года командующий Байджу после двухмесячной осады взял Эрзерум, а 26 июня 1243 год разгромил армию Кей-Хосрова и его союзников при Кёсе-даге. Развивая успех, монгольская армия продолжила наступление. Жители Кайсери были преданы мечу, так как отказались сдаться, сам город был разрушен; Эрзинджан монголы взяли хитростью; Сивас и Тюрике сдались добровольно. Попытки бежавшего в Конью Кей-Хосрова заключить союз против монголов с латинским императором Балдуином II и никейским Иоанном III не имели успеха. Султану пришлось отправить к монголам своего визиря Мухаззаб ад-Дина, который убедил Байджу, что дальнейшее завоевание страны будет трудным, поскольку в ней множество воинов и крепостей. По условиям мирного договора Кей-Хосров должен был ежегодно отправлять в Каракорум около 12 миллионов гиперперонов либо местных серебряных монет, 500 кусков шёлка, 500 верблюдов и 5000 баранов[4]. Султан оставался правителем той части государства, которая не была завоёвана. Это годом позже подтвердил своим ярлыком Бату, глава Улуса Джучи, чьим вассалом по сути и стал Кей-Хосров.

Поражение при Кёсе-даге стало переломным моментом в истории Конийского султаната, после которого процессы упадка в государстве заметно ускорились. Центральная власть теряла свой авторитет, что сразу выразилось в появлении самозванца, объявившего себя сыном покойного султана Кей-Кубада I. С 20-ю тысячами своих сторонников самозванец двинулся к Киликии, но был разбит Костандином, братом царя Хетума I, схвачен и повешен в Алайе. Другим следствием монгольского наступления стало расстройство сельского хозяйства; поля были заброшены, и в стране наступил голод. Толпы кочевников-туркмен устремились к западным границам султаната, где им удалось пробить границы постепенно слабеющей Византии.

Триумвират[править | править вики-текст]

Политический кризис усугубился после смерти Кей-Хосрова II в конце 1245 года. Три его малолетних сына, объявленные соправителями, стали, фактически, марионетками в руках различных придворных клик. Наследником Кей-Хосрова, согласно завещанию, должен был стать Ала ад-Дин Кей-Кубад — его младший сын, рождённый грузинской принцессой Тамар (Гюрджи-хатун), дочерью царицы Русудан. Но после смерти Кей-Хосрова (1245/1246) могущественный визирь Шамс ад-Дин Исфахани выступил в поддержку Изз ад-Дина Кей-Кавуса, чьей матерью была наложница султана, дочь греческого священника. Визирь женился на ней, казнил нескольких несогласных эмиров и сосредоточил в своих руках власть. П. И. Жаворонков, ссылаясь на сведения Киракоса Гандзакеци, утверждает, что Кей-Кавус взошёл на престол, опираясь на родство с никейским императором и его помощь[5].

Однако визирь не смог предотвратить действий Рукн ад-Дина Кылыч-Арслана, среднего брата, который в сопровождении нескольких эмиров отправился в Каракорум, столицу Монгольской империи, надеясь, что хан отдаст правление ему. Сельджуки присутствовали на великом курултае 1246 года, где кааном был избран Гуюк. Кылыч-Арслан получил от нового хана ярлык на правление. Гуюк, в ответ на жалобу эмиров, приказал выдать визиря Шамс ад-Дина родственникам убитых им вельмож. По возвращении Кылыч-Арслана в Малую Азию он был признан султаном, а Шамс ад-Дин Исфахани предан смерти (1249).

К этому времени стало известно о смерти Гуюка. Поскольку новый хан ещё не был избран, сельджукские эмиры договорились, что все три сына Кей-Хосрова II должны царствовать совместно. В 647—655 годах хиджры (1249—1257 годах н. э.) на монетах чеканятся три имени. Но в 1254 году Кылыч-Арслан был признан в Кайсери единственным султаном; в городе начали чеканить монеты только с его именем. Переговоры между братьями не дали результата, и в конце 1254 — начале 1255 годов между Кей-Хосровом и Кылыч-Арсланом началась борьба за единоличную власть. Первый опирался на греков, второй — на монголов. Кылыч-Арслан потерпел поражение и был заключён в крепость Буруглу.

Байджу-нойон вторгся в пределы султаната под тем предлогом, что Кей-Кавус задержал выплату дани. При поддержке туркменских племён султан выступил навстречу монголам, и 14 октября 1256 года близ Аксарая состоялось сражение. Кей-Кавус, в войске которого сражался греческий отряд под командой будущего византийского императора Михаила Палеолога, потерпел поражение и бежал к своему союзнику Феодору II Ласкарису. Рукн ад-Дин Кылыч-Арслан IV обрёл свободу и вновь был признан султаном. Кей-Кавус прибыл к никейскому императору в Сарды в начале января 1257 года. Феодор дал Кей-Кавусу отряд в 400 всадников в обмен на Лаодикею и Хоны с двумя крепостями. Узнав, что монгольские войска отступили, Кей-Кавус вернулся в Конью, в то время как Кылыч-Арслан пребывал в Кайсери.

К этому времени монгольскую власть в регионе осуществлял брат каана Мункэ Хулагу. Кей-Кавус и Кылыч-Арслан прибыли в ставку Хулагу близ Тебриза (согласно Рашид ад-Дину, это произошло в августе 1258 года, по Абу-ль-Фиде — в 657 году хиджры = 28 декабря 1258 — 18 декабря 1259 годов н. э.). Хулагу был крайне недоволен выступлением Кей-Кавуса против Байджу-нойона, но, по просьбе своей жены Докуз-хатун, простил его[6]. Оба брата приняли участие в монгольской кампании в северной Сирии и вернулись в Рум, когда Хулагу отступил на восток. Затем, заподозрив Кей-Кавуса в тайных сношениях с мамлюками, Хулагу приказал Кылыч-Арслану двинуться с войсками против брата. При поддержке монгольских сил Кылыч-Арслан вытеснил Кей-Кавуса из его столицы Коньи, и тот был вынужден бежать сначала в Анталью, а затем — в Константинополь, ко двору Михаила Палеолога.

Распад[править | править вики-текст]

К 1307 году султанат распался на мелкие княжества. Одно из них — бейлик Османа I, который был отдан ему в лен, — явилось ядром образовавшегося в начале XIV века Османского государства.

Вооружённые силы[править | править вики-текст]

Султаны Рума, как и их единоверцы, активно использовали гулямов. Их основу составляли захваченные в ходе набегов византийцы и обращённые в ислам рабы, купленные в Северном Причерноморье. Преданные султану, они познакомили сельджуков с новыми военными приёмами и технологиями[7].

Основу вооружённых сил султаната составляли кочевые племена огузов. Их войско делилось на 24 отряда, руководимых эмирами. Местные феодалы также выставляли собственные отряды, снаряжаемые за счёт подконтрольных городов и деревень. Однако эти воинские силы были абсолютно независимы, что затрудняло осуществление сложных стратегических операций[8].

Кроме этого, Сельджукиды использовали особые войска — икдишы, состоявшие из принявших ислам местных христиан, а также не брезговали использовать помощь от христианских государей. К примеру, правитель Киликии Левон II для сохранения мира обязался выставлять 1000 кавалеристов и 500 пушкарей. Это противоречило традициям исламского мира, по которым воевать могли лишь правоверные[7].

Султаны имели и постоянные войска, которые не требовалось созывать со всей страны. Их покой охраняла дворцовая стража (набиравшаяся из горных племён). Вдобавок к ним султаны весьма часто использовали наёмников: франков, норманнов и славян, получавших жалование из государственной казны и поэтому верных нынешнему правителю. На постоянной оплате были отряды, следившие за безопасностью на дорогах и караулившие города. Содержать их приходилось местному населению, весьма тяготившемуся подобной «привилегией»[9].

На войне сельджуки стремились избегать столкновений с противником. Вместо этого они грабили вражеские провинции, угоняя людей в рабство. Также оказывалось и психологическое воздействие: из-за публичной пытки трапезундского императора Алексея Великого Комнина, его подданные согласились сдать Синоп.

Культура[править | править вики-текст]

В XII—XIII веках Анатолия переживала культурный расцвет, отмеченный выдающимися работами архитектуры и декоративных искусств. К первым относились большие гостиницы караван-сараи, использовавшиеся в качестве перевалочных пунктов и торговых постов для караванов. При сельджуках было построено более 100 этих строений. Главные города Конийского султаната — Конья, Кайсери, Сивас и другие — являлись одновременно центрами ремесла. Византийско-сельджукская торговля оживила экономику Малой Азии, оставалась значительной до 1270—х годов. Несмотря на довольно хорошие межгосударственные отношения между высокопоставленными византийскими и сельджукскими правителями, попытки аккультурации сельджуков в целом завершились провалом для Византии из-за их гетерогенности: через прозрачные восточные границы в султанат постоянно проникали новые волные тюркско-мусульманских кочевников, почти неподвластных центральной конийской власти. В конечном счете, султанат постепенно сменил культурную ориентацию с провизантийской на проиранскую, а его преемники со временем начали сильнее укреплять исконную тюркскую традицию[10].

Экономика[править | править вики-текст]

В экономическом отношении вторжение скотоводческих сельджуков в Малую Азию привело к более рациональному использованию ресурсов малоазийского плато: в поздневизантийское время этот регион занимали малоэффективные и малонаселённые латифундии[11], владельцы которых часто не платили налоги в столичную казну из-за удаленности региона от столицы. Турки, напротив, основали в сердце Малой Азии компактное государство с центром в Конье. По наблюдениям крестоносцев, греки также плохо владели навыками коневодства и верховой езды, а ведь именно навыки езды на лошади играли важнейшую роль в средневековых битвах как у западных рыцарей, так и у тюрок. Факт смещения ядра поздней Византии в долины Меандра и Вифинию подтвердил гипотезу о глубокой привязанности византийской цивилизации исключительно к оседлому типу сельского хозяйства, которое не смогло пережить весьма болезненный контакт с полукочевыми цивилизациями в условиях возникновения полупрозрачных границ по типу тюркского уджа. Существование уджей стало особенно выгодно центральной сельджукской власти в ХIII веке. Сельджукские султаны номинально не воевали ни с Никейской, ни с восстановленной Византийской империей: они лишь посылали в уджи самых беспокойных кочевников, направляя таким образом экспансивные устремления кочевой знати на грабеж и порабощение иноверцев-греков, а также на захват греческих земель.

Экономика Конийского султаната во многом паразитировала на византийской пока это было выгодно сельджукам, что и стало залогом её постепенного укрепления на протяжении всей истории султаната. Согласно исследованиям Вассо Пенна в трудах о византийской денежной системе (2002), именно появление Конийского султаната стало причиной итогового краха византийского золотого стандарта, а вместе с ним и всей экономики малоазийской Византии (в европейской части империи немлаую роль в этом процессе сыграли кабальные договора с Венецией и Генуей). Дело в том что к ХII веку золотые запасы империи, лишившейся основных золотых рудников, были весьма ограничены. Bизантийские власти и до этого вели строгий контроль за циркуляцией золота в границах империи: все налоги должны были быть уплачены золотой номизмой, что гарантировало возвращение денег в казну. Экспорт золота был строго зарегулирован пока границы хорошо охранялись. Конийские турки смогли извлечь максимальную выгоду из их двоякого отношения к византийской власти. Так, во время время заключения первых мирных договоров с византийцами, сельджуки поначалу позиционировали себя как автономные вассалы (федераты) императора, что номинально давало им право на использование византийский золотых монет. Пика этот процесс экономической кооперации достиг при Шахманшахе (1109—1116). Даже самоназвание султаната (Румский) указывало на тесное переплетение его экономики с Византией (Романией).

Свои первые бронзовые монеты для внутреннего обращения в султанате стал впервые чеканить лишь Масуд I (1116—1156), взявший на курс на постепенное обособление султаната от слабеющей Византии. На протяжении всего ХII века активно формирующаяся конийская знать поддерживала необычайно высокий спрос на византийское золото. По мере роста сельджукских городов и возобновления торговли, византийская золотая наличность активно вывозилась из Византийской империи, нарушив её платежный баланс и лишив империю былых золотых резервов. Постоянная изменчивость восточной границы в Малой Азии только способствовала вымыванию золота из империи[12]. Подтверждением этому стал тот факт что в ХIII веке сельджуки начинают чеканить свои монеты из постепенно накопленного византийского золота. И напротив, к концу ХIII века в малоазийской части империи параллельно разразился настоящий кризис налогообложения: многие города за неимением золотой наличности прогоняют имперских сборщиков налогов из-за постепенного обнищания. Нехватка наличности спровоцировала понижения доли золота в монете и в конечном счете привела к нехватке средств на оборону остатков византийских владений от новой волны тюркских нашествий. К середине ХIV века Византия превратилась в одно из самых бедных государств Европы.

Конийские султаны[править | править вики-текст]

Годы правления Имя
10771086 Сулейман ибн Кутулмыш
10861092 Междуцарствие (в Никее правил Абу-л-Касим)
10921107 Кылыч-Арслан I
11071116 Малик-шах I
11161156 Масуд I
11561192 Кылыч-Арслан II

(перед смертью разделил государство между сыновьями)

11921196; 12051211 Кей-Хосров I
1196/1204 Рукн ад-дин Сулейман-шах
1204/1205 Кылыч-Арслан III
12111219 Кей-Кавус I
12191237 Кей-Кубад I
12371246 Кей-Хосров II
12461257 Кей-Кавус II

(с 1249 года соправителем был Кылыч-Арслан IV)

12571265 Кылыч-Арслан IV
12651283 Кей-Хосров III
12861296/ 13031308 Масуд II
12981302 Кей-Кубад III[13]

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Grousset, Rene. The Empire of the Steppes: A History of Central Asia. — Rutgers University Press, 2002. — С. 157. — 718 с.

    ...the Seljuk court at Konya adopted Persian as its official language.

  2. Bernard Lewis. Istanbul and the Civilization of the Ottoman Empire. — University of Oklahoma Press, 1963. — Т. 9. — С. 29. — 189 с.

    The literature of Seljuk Anatolia was almost entirely in Persian...

  3. https://deremilitari.org/2013/09/the-battle-of-manzikert-military-disaster-or-political-failure/
  4. Kolbas J. The Mongols in Iran: Chingiz Khan to Uljaytu, 1220-1309. — Routledge, 2006. — P. 121—122. — ISBN 0700706674.
  5. Жаворонков П. И. Никейская империя и Восток: (Взаимоотношения с Иконийским султанатом, татаро-монголами и Киликийской Арменией в 40–50-е годы XIII в.) // Византийский временник. — 1978. — № 39. — С. 95.
  6. Рашид ад-Дин. Сборник летописей / Перевод А. К. Арендса. — М., Л.: Издательство АН СССР, 1946. — Т. 3. — С. 48.
  7. 1 2 Еремеев Д. Е., Мейер М. С. Государство Сельджукидов Малой Азии в первой половине XIII века // История Турции в средние века и новое время:Учебное пособие.
  8. Гордлевский В. Государство сельджукидов Малой Азии. — С. 148—149.
  9. Гордлевский В. Государство сельджукидов Малой Азии. — С. 153—155.
  10. https://deremilitari.org/2013/09/the-battle-of-manzikert-military-disaster-or-political-failure/
  11. https://deremilitari.org/2013/09/the-battle-of-manzikert-military-disaster-or-political-failure/
  12. https://deremilitari.org/2013/09/the-battle-of-manzikert-military-disaster-or-political-failure/
  13. Эрлихман В. Исламский мир // Правители Мира. Хронологическо-генеалогические таблицы по всемирной истории в 4 тт.).

Источники и литература[править | править вики-текст]

Источники[править | править вики-текст]

Литература[править | править вики-текст]