Коробков, Александр Андреевич

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Александр Андреевич Коробков
Коробков, Александр Андреевич.jpg
Дата рождения 20 июня 1897(1897-06-20)
Место рождения
Дата смерти 22 июля 1941(1941-07-22) (44 года)
Место смерти
Принадлежность  СССР
Годы службы Флаг России 19151918
 СССР 19181941
Звание Генерал-майор(1940)
Командовал 4-я армия
Сражения/войны Белостокско-Минское сражение
Награды и премии
Орден Красного Знамени SU Medal XX Years of the Workers' and Peasants' Red Army ribbon.svg

Алекса́ндр Андре́евич Коробко́в (20 июня 1897 года — 22 июля 1941 года) — советский военачальник, в начальный период Великой Отечественной войны командующий 4-й армией, генерал-майор. 22 июля 1941 года расстрелян «за потерю управления войсками». После смерти Сталина был реабилитирован «за отсутствием состава преступления», восстановлен в воинском звании и правах на награды (посмертно).

Биография[править | править код]

Ранние годы[править | править код]

Александр Андреевич Коробков родился 20 июня 1897 года в городе Петровске ныне Саратовской области. Русский.

В царской армии — с 1915 года. В 1916 году окончил Оренбургскую школу прапорщиков. Во время Первой мировой войны командовал взводом на Юго-Западном фронте. В Красной Армии — с августа 1918 года. Участник Гражданской войны. В 1922 году окончил Военную академию имени М. В. Фрунзе. С 1924 года — командир стрелкового полка, с 1931 года — начальник штаба 95-й стрелковой дивизии.

Взлёт карьеры[править | править код]

В 1936 году А. А. Коробков назначен командиром 100-й стрелковой дивизии, в мае 1939 года — командиром 16-го стрелкового корпуса, а в январе 1941 года — командующим 4-й армией.

В своих воспоминаниях бывший начальник штаба 4-й армии Л. М. Сандалов писал[1]:

… в это время прибыл новый командующий 4-й армией генерал-майор А. А. Коробков. Его я знал давно. Это был очень деятельный командир, быстро продвигавшийся по служебной лестнице и оставивший позади многих своих сослуживцев. В 1938 году он командовал стрелковой дивизией, с дивизии «пошёл на корпус», а к весне 1941 года был назначен командующим 4-й армии.

Новый командарм педантично исполнял волю командующего округом по размещению войск. Своей точки зрения на этот предмет он либо не имел, либо тщательно скрывал её.

Гибель[править | править код]

К моменту начала немецкого вторжения в СССР 4-я армия РККА под командованием Коробкова (28 стрелковый корпус (2 стрелковые дивизии), 14 мехкорпус (2 танковые и 1 моторизованная дивизии)), две отдельные стрелковые дивизии (49 и 75 сд) и части) располагалась в районе Бреста со штабом в г. Кобрин. В Брестской крепости как основном казарменном фонде армии ещё с 1939 г. дислоцировались 6 и 42 сд, южнее Бреста в военном городке — танковые дивизии мехкорпуса, тогда как механизированная дивизия находилась ближе к Кобрину. На стыке с 10 армией (правый фланг) по Плану прикрытия должна была развёртываться 13 армия (штаб — в Бельске), однако до 22 июня штаб армии в ППД не появился, а отдельные части будущего формирования находились в районе Минска и даже восточнее него.

В оперативном подчинении армии находилась смешанная авиационная дивизия, части Брестского укрепрайона. На левом фланге с армией осуществляла взаимодействие Пинская военная флотилия.

Весной 1941 г. части 4 армии принимали участие в ряде военных учений разного уровня (от полкового до дивизионного). Учения носили ярко выраженный наступательный характер и связывались с прорывом обороны противника, его укреплённой полосы и вводом в прорыв частей мехкорпуса.

Командование армии неоднократно поднимало вопрос о выводе большей части подразделений из крепости, где помимо армейских частей находились части пограничных войск, конвойные части НКВД, а также ремонтные и тыловые подразделения, включая окружной госпиталь. С той же просьбой неоднократно выступало командование округом, направляя соответствующие просьбы в НКО и Генеральный штаб (ППД, по сложившейся к началу 40-х гг. практике, определяло центральное руководство РККА), указывая, что подобная дислокация может оказаться ловушкой для всех частей в крепости, однако до второй половины июня ситуация оставалась без изменений.

22 июня 1941 года армия подверглась удару 2-й танковой группы вермахта (командующий — Гейнц Гудериан), поддержанной общим наступлением 9 армии вермахта. Два немецких моторизованных корпуса форсировали реку Западный Буг севернее и южнее Бреста. Части 4-й армии, располагавшиеся в Бресте и военных городках вокруг Бреста, были блокированы и разгромлены в течение нескольких часов: к 7:00 22 июня Брест был захвачен противником[Прим. 1]. Армия была отброшена за линию Кобрина.

23 июня 4-я армия, в соответствии с «Директивой № 3» НКО СССР, нанесла удар силами 14-го мехкорпуса и 28-го стрелкового корпуса. Однако эти действия успеха не имели. 24 июня немецкие ударные части вышли к Пружанам и Ружанам, разворачивая удар на Слоним и Барановичи, а 4 армия прекратила своё существование как единая организованная единица — бой с противником теперь на разных направлениях вели разрозненные части, часто из разных подразделений. Штаб армии, хотя и поддерживал связь с фронтом, уже не мог организовать устойчивое сопротивление, как не мог организовать и планомерный отход и вывод техники. Огромная масса войск, потерявших управление и командиров, откатывалась на восток по шоссе на Минск и Слуцк. Тем не менее штаб не прекратил своего существования и не растворился на мелкие группы в припятских лесах, стараясь при отходе организовывать беспорядочно отступающие части. Командованием фронта армии были подчинены 55-я и 155-я стрелковые дивизии, затем сводный отряд 47-го стрелкового корпуса, однако части эти вступали в бой разрозненно, поодиночке и потому не могли уже изменить общей катастрофической картины. Противотанковой артиллерии в районе Бреста не было изначально, и правильно вести бои с танками противника 4я армия вести не могла.

25 июня командование фронтом отдало приказ об общем отходе за линию Слоним-Пинск на реку Щара, чтобы избежать окружения расположенных западнее частей и соединений, прежде всего, 10 и 3 армий. Однако в этот же день кольцо в районе Барановичей замкнулось — 2 танковая группа совершила прорыв к северу, разворачивая дальнейший марш на восток и северо-восток по шоссе на Минск и Слуцк. Немецкие моторизованные корпуса продолжили наступление: 26 июня правое крыло противника заняло Слуцк, 28 июня — Бобруйск. 28 июня пал Минск, и второе кольцо окружения, таким образом, замкнулось.

29 июня — 1 июля разрозненные части 4 армии начали выходить из окружения в районе Днепра, южнее Могилёва. Вместе с ними вышел и штаб армии во главе с командармом.

2 июля 1941 года 4-я армия была передана в оперативное подчинение 21-й армии, располагавшейся в тот момент в районе Гомеля, затем выведена во второй эшелон фронта. 8 июля А. А. Коробков был отстранён от командования и арестован.

Руководство СССР возложило ответственность за катастрофу на командование Западного фронта. 4 июля был арестован командующий фронтом Д. Г. Павлов и другие генералы. После недолгого следствия все они были расстреляны.

В эту группу попал и Коробков. 22 июля 1941 года Военной коллегией Верховного суда СССР он был признан виновным по статье 93-17б и 193-20б УК РСФСР — «халатность» и «неисполнение своих должностных обязанностей», лишён воинского звания, наград и приговорён к смертной казни. Расстрелян в тот же день.

Реабилитация[править | править код]

Летом 1956 года генерал-полковник Л. М. Сандалов отправил на имя генерала армии В. В. Курасова письмо[источник не указан 2542 дня]:

Почему был арестован и предан суду именно командующий 4-й Армии Коробков, армия которого, хотя и понесла громадные потери, но всё же продолжала существовать и не теряла связи со штабом Западного фронта? К концу июня 1941 года был предназначен по разверстке для предания суду от Западного фронта один командарм, а налицо был только командарм 4-й армии. Командующие 3-й и 10-й армиями находились в эти дни неизвестно где и с ними связи не было. Это и определило судьбу Коробкова. В лице генерала Коробкова мы потеряли тогда хорошего командарма, который, я полагаю, стал бы впоследствии в шеренгу лучших командармов Красной армии. Генерала Коробкова реабилитировать следует в первую очередь.

31 июля 1957 года А. А. Коробков был посмертно реабилитирован «за отсутствием состава преступления», восстановлен в воинском звании и правах на награды[Прим. 2].

Награды[править | править код]

Приказ с объявлением судебного приговора о расстреле[править | править код]

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Сопротивление советских подразделений Брестской крепости и на вокзале продолжалось ещё в течение месяца.
  2. Были реабилитированы все генералы, расстрелянные в составе группы Павлова

Источники[править | править код]

Литература[править | править код]

  • Коллектив авторов. Великая Отечественная. Командармы. Военный биографический словарь / Под общей ред. М. Г. Вожакина. — М.; Жуковский: Кучково поле, 2005. — С. 102—103. — ISBN 5-86090-113-5.
  • Черушев Н. С., Черушев Ю. Н. Расстрелянная элита РККА (командармы 1-го и 2-го рангов, комкоры, комдивы и им равные): 1937—1941. Биографический словарь. — М.: Кучково поле; Мегаполис, 2012. — С. 458—459. — 496 с. — 2000 экз. — ISBN 978-5-9950-0217-8.