Эта статья является кандидатом в избранные

Костюшко, Тадеуш

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Анджей Тадеуш Бонавентура Костюшко
польск. Andrzej Tadeusz Bonawentura Kościuszko
Schweikart Tadeusz Kościuszko.jpg
Тадеуш Костюшко. Портрет работы Карла Готлиба Швайкарта, около 1802
Дата рождения

4 февраля 1746(1746-02-04)

Место рождения

Меречевщина,
Брестское воеводство,
Великое княжество Литовское,
Речь Посполитая (ныне Ивацевичский район Брестской области)

Дата смерти

15 октября 1817(1817-10-15) (71 год)

Место смерти

Золотурн, Швейцария

Род войск

Континентальная армия

Годы службы

17651794

Звание

бригадный генерал, генерал-лейтенант и генерал-майор

Сражения/войны

Война за независимость США,
Русско-польская война 1792 года,
Польское восстание 1794 года

Награды и премии
Орден Белого орла
Орден Святого Станислава
Кавалер Большого Креста ордена «За воинскую доблесть»
Автограф

Tadeusz Kościuszko Signature.svg

Анджей Тадеуш Бонавентура Костюшко на Викискладе

А́нджей Таде́уш Бонавенту́ра Костю́шко или Косцюшко (польск. Andrzej Tadeusz Bonawentura Kościuszko, белор. Андрэй Тадэвуш Банавентура Касцюшка, лит. Tadas Kosciuška; 4 февраля 1746, Меречевщина, Великое княжество Литовское — 15 октября 1817, Золотурн, Швейцария) — военный и политический деятель Речи Посполитой и США, участник Войны за независимость США, организатор польского восстания 1794 года, национальный герой Польши, США, Литвы и Белоруссии[1], почётный гражданин Франции.

Костюшко родился в феврале 1746 года в Великом княжестве Литовском (входившем в состав Речи Посполитой) в родовом имении на территории современной Белоруссии, его точная дата рождения неизвестна. В возрасте 20 лет он окончил кадетский корпус в Варшаве. Спустя год после начала гражданской войны с участием Барской конфедерации в 1768 году, Костюшко переехал во Францию для продолжения обучения. В Речь Посполитую он вернулся в 1774 году, через два года после её первого раздела, и занял должность воспитателя в домашнем хозяйстве Юзефа Сосновского. После неудачной попытки побега с дочерью своего работодателя вернулся во Францию. В 1776 году Костюшко переехал в Северную Америку, где в звании полковника Континентальной армии принял участие в войне за независимость США. В качестве военного инженера он разрабатывал укрепления и руководил их строительством, в том числе форта в Вест-Пойнте, Нью-Йорк. В 1783 году, в знак признания его заслуг, Континентальный конгресс повысил его в бригадные генералы.

На родину Костюшко вернулся в 1784 году. В 1789 году в звании генерал-майора он присоединился к армии Речи Посполитой. После второго раздела Речи Посполитой, в марте 1794 года, он организовал и возглавил восстание. В октябре 1794 года в сражении при Мацеёвицах главные силы повстанцев были разбиты российскими войсками, а сам Костюшко взят в плен. В 1796 году, после смерти российской императрицы Екатерины II, Костюшко был помилован её преемником Павлом I и эмигрировал в США. После возвращения в Европу жил в Швейцарии до своей смерти в 1817 году.

Ранние годы[править | править вики-текст]

Усадьба Костюшко в Меречевщине

Тадеуш Костюшко родился в феврале 1746 года в фольварке Меречевщина около местечка Коссово (современный Ивацевичский район Брестской области, Белоруссия; в то время — в составе Великого княжества Литовского, Речь Посполитая)[2]. Его точная дата рождения неизвестна; обычно приводятся даты 4 февраля и 12 февраля[3][4]. У него было две сестры Анна и Екатерина и брат Юзеф.

Он был крещён в коссовском Троицком костёле как Андрей Тадеуш Бонавентура Костюшко 12 февраля 1746 года[5][6][7]. Тадеуш принадлежал к среднепоместной шляхетской семье брестского мечника Людвика Костюшко (1700—1758), который вёл свой род от каменецкого боярина Константина (Костюшко) Фёдоровича, жившего в начале XVI века. Мать, Фёкла Ратомская (польск. Tekla Ratomska), происходила из белорусского православного рода[8].

Варшавский Казимировский дворец, где Костюшко учился в кадетском корпусе

В 1755 году вместе со старшим братом Тадеуш поступил в школу монашеского ордена пиаристов в городе Любешове, где проучился до 1760 года. О периоде его жизни между 1760 и 1765 годами почти не сохранилось никаких сведений. Достоверно известно, что после внезапной смерти отца в 1758 году финансовое состояние семьи значительно ухудшилось. С 1765 по 1769 год Тадеуш учился в созданной Станиславом Понятовским Рыцарской школе в Варшаве — фактически военной академии, где готовили офицеров. Помимо военных предметов там преподавали всемирную историю и историю Речи Посполитой, математику, философию, право, экономику, польский, латинский, немецкий и французский языки[9]. Уже тогда Костюшко удивлял окружающих своими аскетизмом, волей и целеустремленностью, напоминавшими его товарищам о Карле XII, за что он получил прозвище «Швед». Тадеуш стал одним из самых уважаемых кадетов. Он избрал специальность военного инженера и окончил эту школу в чине капитана[10].

Путешествия по Европе[править | править вики-текст]

В 1768 году, когда Барская конфедерация решила свергнуть короля Станислава Августа Понятовского для защиты независимости страны, в Речи Посполитой началась гражданская война. Брат Костюшко, Юзеф, воевал на стороне повстанцев. Столкнувшись с трудным выбором между повстанцами и своими покровителями — королём и семьёй Чарторыйских, которые одобрили постепенный переход к господству России в Речи Посполитой, Костюшко решил покинуть страну. В 1769 году он и его товарищ Орловский получили королевскую стипендию и отправились в Париж для обучения в военной академии. Большое влияние на молодого военного оказали идеи просветителей — Вольтера, Монтескьё, Руссо. Молодые люди хотели продолжить военное образование, но как иностранцы не имели возможности поступить во французские военные академии и вместо этого были зачислены в Королевскую академию живописи и скульптуры[10]. Там Костюшко учился рисованию и живописи, а также брал уроки архитектуры у известного французского архитектора Перроне[11].

При этом Костюшко не покинуло желание увеличить познания в военном деле. В течение пяти лет он слушал лекции и регулярно посещал библиотеку Французской Военной академии. Он продолжал также заниматься живописью и рисунком[10]. Воздействие французского просветительства, вместе с религиозной терпимостью, которая царила на территории Речи Посполитой, сильно повлияло на формирование его мировоззрения[12].

Генерал Тадеуш Костюшко, картина Бенджамина Уэста, 1797 год

В результате первого раздела Речи Посполитой в 1772 году Россия, Пруссия и Австрия аннексировали часть территории страны и усилили и без того немалое влияние на внутреннюю политику польско-литовского государства. В 1774 году Костюшко вернулся домой, к тому времени его брат Юзеф растратил свои деньги, часть денег брата и наделал долгов. Таким образом, Тадеуш был лишён возможности купить офицерскую должность[13]. Он был вынужден поступить на службу к магнату Юзефу Сосновскому, у которого учил рисованию двух его дочерей. Он влюбился в старшую из них, Людвику[pl], и пытался заручиться поддержкой своего покровителя Чарторыйского, чтобы устроить брак с ней. Однако, понимая, что её отец не одобрит союза с бедным шляхтичем, уговорил её бежать и тайно обвенчаться. Замысел был раскрыт, и Костюшко был изгнан Сосновским. Отец выдал Людвику за Юзефа Любомирского, сына киевского каштеляна, у которого выиграл имение в карты[14].

В октябре 1775 года на семейном совете, состоявшемся на хуторе дяди Костюшки Яна Непомуцена, были уточнены долги братьев по имению. 9 и 10 октября 1775 года Тадеуш Костюшко передал права собственности на часть Сехновичей своей старшей сестре Анне[15]. По решению семьи управляющим Сехновичами назначался её муж, Пётр Эстк, который со своей стороны обязался выплатить все долги кредиторам Тадеуша. Поздней осенью, одолжив у родственников и знакомых значительную сумму денег, Костюшко снова решил уехать из страны. В конце 1775 года он пытался попасть в саксонские войска[10], но получил отказ и решил вернуться в Париж[10]. Там он узнал о вспыхнувшей американской революции, в которой британские колонии в Северной Америке восстали против короны и начали борьбу за независимость. Первые успехи американцев в борьбе за независимость получили широкую огласку во Франции, а французское правительство открыто поддержало позицию революционеров[16].

Война за независимость США[править | править вики-текст]

Узнав об Американской революции, Костюшко, человек революционных устремлений, который симпатизировал борьбе американских колонистов, отплыл в Северную Америку в июне 1776 года вместе с другими иностранными офицерами[10][12]. В августе 1776 года Костюшко возводил укрепления Филадельфии, где заседал Второй Континентальный конгресс. Его знания и способности были замечены Джорджем Вашингтоном, и благодаря последнему 31 августа 1776 года Костюшко был назначен в военное министерство [10].

Северная армия[править | править вики-текст]

Форт Клинтон (Вест-Пойнт), укреплённый Костюшко. На заднем плане: его статуя

Первой задачей, поставленной перед Костюшко, было строительство укреплений в форте Билингспорт в Филадельфии для защиты берега реки Делавэр и предотвращения возможного продвижения британских войск вверх по течению реки в город. По плану Костюшко были укреплены мыс Биллинг и порт, а река перекрыта несколькими рядами козел. Первое время он работал добровольцем у Бенджамина Франклина, 18 октября 1776 года Конгресс, учитывая заслуги Костюшко в разработке оборонных укреплений и приняв во внимание рекомендации Адама Чарторыйского и его друзей в американском генералитете, назначил Костюшко полковником инженерных войск Континентальной армии[17][18].

Весной 1777 года Костюшко был прикреплён к северной армии под командованием генерал-майора Горацио Гейтса, которая в мае подошла к канадской границе. После размещения в форте Тикондерога, одной из самых мощных крепостей в Северной Америке, он принял участие в защите этого форта[10][19]. Поскольку англичане полностью контролировали возвышенности, положение американцев было безнадёжным, и они сдали крепость без боя[19]. Британские силы наступали по пятам и догоняли своих противников — измученных солдат Континентальной армии, отходивших на юг. Генерал-майор Филипп Шайлер[en], который отчаянно пытался увеличить расстояние между своими людьми и преследователями, дал Костюшко задание задержать противника[20]. По приказу Костюшко солдаты валили деревья, разрушали мосты и дамбы[20]. Британцы теряли время, преодолевая препятствия, и американцы успели переправиться через реку Гудзон[20].

Гейтс приказал Костюшко обследовать территорию между противостоящими армиями, выбрать наиболее подходящую позицию и укрепить её. Около Саратоги в местности Бемис-Хайтс, возвышающейся над Гудзоном[10], Костюшко, используя естественные преграды, построил укрепления, почти неприступные с любого направления. В двух сражениях под Саратогой армия Гейтса сумела выстоять под натиском англичан, перешла в наступление и окружила противника. 13 октября сдался Бергойн, а 17-го капитулировал его шеститысячный корпус. Остатки его отряда отступили от Тикондероги в Квебек[21]. Это сражение считается переломным моментом всей войны[22]. Действия Костюшко под Саратогой удостоились больших похвал от генерала Гейтса, заявившего: «В этом случае великими тактиками сражения были холмы и леса, которые неким молодым польским инженером благодаря его умению были избраны для моей позиции»[17][10].

В марте 1778 года Костюшко прибыл в нью-йоркский Вест-Пойнт, где провёл более двух лет, занимаясь укреплением фортификационных сооружений. Костюшко не стал следовать распространённой практике строительства крепостей по образцам, а, используя характер местности, расположил форты, редуты, батареи и малые укрепления на холмах. Главный форт Клинтон был сооружён на склоне самого высокого холма, на правом берегу реки Гудзон, над ним ярусами располагались батареи. Сама река была перекрыта мощной цепью, которую удерживали якоря[23][24][25]. После завершения работ в Вест-Пойнте в августе 1780 года генерал Джордж Вашингтон удовлетворил просьбу Костюшко о назначении главным инженером в южную армию[23][26][27].

Южная армия[править | править вики-текст]

Портрет Костюшко, написанный Казимиром Вайнаковским

В октябре 1780 года Костюшко через Виргинию прибыл в Северную Каролину, чтобы отчитаться перед своим бывшим командиром генералом Гейтсом[24]. Однако после разгромного поражения последнего в Камдене 16 августа 1780 года Континентальный конгресс по совету Вашингтона отстранил Гейтса от командования южной армией[28]. На его место Джорджем Вашингтоном был назначен Натаниэль Грин, как один из самых способных и надёжных командиров. Грин официально принял командование 3 декабря 1780 года. При нём Костюшко удалось сохранить должность главного инженера. К тому времени его деятельность высоко оценили и Гейтс, и Грин[24].

В течение этой кампании Костюшко был участником команды, которая специализировалась на построении бато[en] (плоскодонных лодок), контроле мест размещения лагерей, разведке для переправы, закреплении позиций и развитии разведывательных операций. Его работа была особенно замечена во время знаменитой «гонки до реки Данн» (англ. «Race to the Dan»), когда британский генерал Чарльз Корнуоллис преследовал Грина 320 километров по дикой местности в январе и феврале 1781 года. Во многом благодаря комбинационной тактике Грина, бато Костюшко и точной разведке рек перед основной переправой, континентальная армия безопасно пересекла все водные преграды, в том числе Ядкин и Данн[24]. Корнуоллис, который не имел лодок, не нашёл способ пересечь широкий Данн, из-за чего отказался от погони и вернулся в Северную Каролину. Американцы перегруппировались южнее Галифакса (штат Виргиния), где ранее, по просьбе Грина, Костюшко создал укреплённый лагерь[29].

Во время «гонки до реки Данн» Костюшко помог выбрать место возле здания суда в Гилфорде, куда Грин в конечном итоге вернулся сражаться с Корнуоллисом. Несмотря на гонку до реки Данн американцы полностью разгромили войска Корнуоллиса и приобрели стратегическое преимущество на юге, которое удержалось до конца войны[30]. Когда Грин начал отвоёвывать Южную Каролину весной 1781 года, он пригласил Костюшко воссоединиться с основным корпусом южной армии. Объединенные силы Континентальной и южной армий постепенно вытеснили британцев к прибрежным портам во второй половине 1781 года, и 16 августа Костюшко принял участие во второй битве при Камдене[31]. В городе Найн-Сиксте Костюшко находился в осаде форта Стар с 22 мая до 18 июня. Во время неудачной осады он получил своё единственное ранение за семь лет службы: удар штыком в ягодицу во время штурма форта, на подходе к траншее, которую он сам конструировал[32].

Позже Костюшко помогал укреплять американские базы в Северной Каролине[33], а также участвовал в нескольких небольших операциях вблизи Чарльстона (Южная Каролина). После смерти своего друга полковника Джона Лаврэнса Костюшко принял на себя ответственность за разведывательные операции в этом районе. Костюшко командовал двумя кавалерийскими эскадронами и пехотным отрядом. Последняя битва войны, в которой он участвовал, состоялась при Джеймс-Айленде в Южной Каролине 14 ноября 1782 года. В этой битве, которая считается последним вооружённым столкновением континентальной армии в войне, Костюшко чуть не погиб, а его небольшой отряд был разгромлен[34][35]. Спустя месяц Тадеуш Костюшко находился в континентальных войсках в освобожденном от британцев Чарльстоне. Он провёл остаток войны там до 23 апреля 1783 года, готовя фейерверки для празднования подписания Парижского договора[36].

После семи лет службы, в конце мая 1783 года, Тадеуш Костюшко решил получить причитающуюся ему плату[37]. В том же году Конгресс предложил ему руководить фейерверками в Принстоне (Нью-Джерси), во время празднования 4 июля[38]. 13 октября 1783 года американское правительство присвоило Тадеушу Костюшке звание бригадного генерала, но он все ещё не получил своего жалованья, многие офицеры и солдаты находились в таком же положении[39]. В ожидании денег, не имея возможности оплатить путешествие обратно в Европу, Костюшко, как и другие, жил на средства, занятые у польско-еврейского банкира Хаима Соломона. В конце концов ему был выдан сертификат на 12280 долларов, которые смог получить 1 января 1784 года. Этот сертификат также давал право на 500 акров (202,34 гектара) земли, но только в случае, если бы Костюшко решил поселиться в США[40]. Конгресс предоставил ему американское гражданство[7]. На зиму 1783—1784 годов бывший командир Костюшко генерал Грин пригласил его пожить в своем особняке. Он был в числе трёх офицеров-иностранцев, кого приняли в почётное Общество Цинцинната[en], состоявшее из самых известных участников войны за независимость[41]. Из рук Джорджа Вашингтона Тадеуш Костюшко получил пару пистолетов с надписью Ex pluribus unum («Из многих одному»)[23][24].

Речь Посполитая[править | править вики-текст]

15 июля 1784 года Костюшко покинул США и 26 августа прибыл в Речь Посполитую. В связи с конфликтом между его покровителями, семьёй Чартырийских, и королём Станиславом Августом Костюшко в очередной раз не смог получить место в армии Речи Посполитой. Он поселился в деревне Сехновичи (Белоруссия) и пытался вести хозяйство[24]. Его брат Юзеф потерял большую часть семейных земель из-за неудачных инвестиций, но с помощью своей сестры Анны Костюшко сумел получить часть имения[42]. Он решил ограничить барщину своих крестьян двумя днями в неделю, а также полностью освободить от неё женщин[24][К 1]. Вскоре его имение перестало быть прибыльным, и он начал занимать деньги. Костюшко подружился с либеральными активистами, его новый знакомый Гуго Коллонтай предложил ему место врача в Ягеллонском университете в Кракове, но Костюшко отказался[44].

Ситуация изменилась с началом деятельности Четырёхлетнего сейма (1787—1792), реформы которого предусматривали увеличение армии Речи Посполитой для защиты границ федерации до 100 тысяч человек. Костюшко увидел шанс вернуться на военную службу, и провёл некоторое время в Варшаве среди тех, кто участвовал в политических дебатах за пределами сейма. Он написал предложение о создании ополчения по американской модели[45][24]. Когда Четырёхлетний сейм занялся реорганизацией армии, Костюшко вновь подал заявку на вступление в армию и 12 октября 1789 года получил должность генерал-майора по рекомендации брестского сеймика[7][24]. Он хотел попасть в «Литовскую армию», но вместо этого получил назначение в коронное войско. Как генерал-майору Костюшко полагалось годовое жалованье в размере 12000 злотых, что сделало его обеспеченным человеком. 1 февраля 1790 года Костюшко прибыл в Влоцлавек и в середине марта приступил к службе. Летом ему было поручено командование несколькими пехотными и кавалерийскими частями в районе между реками Бугом и Вислой. В августе 1790 года он был отправлен на Волынь, где был дислоцирован вблизи Староконстантинова и Меджибожа[24]. После своего назначения командующим дивизией князь Юзеф Понятовский, племянник короля, сделал Костюшко своим заместителем. На время своего отсутствия Понятовский оставлял его командиром[46].

Между тем Тадеуш Костюшко тесно сблизился с политическими реформаторами из окружения Гуго Коллонтая[47]. Костюшко был уверен в том, что крестьяне и евреи должны получить полноценное гражданство, что даст им мотивацию к защите Речи Посполитой в случае войны[48]. Политические реформаторы, объединенные в патриотическую партию, одержали крупную победу с принятием конституции 3 мая 1791 года. Костюшко считал эту конституцию шагом в правильном направлении, но был разочарован сохранением монархии и отсутствием улучшения положения наиболее обездоленных: крестьян и евреев[49]. Он писал Юзефу Павликовскому[pl]: «Я не буду биться за одну только шляхту, я хочу свободы всей нации и только за неё буду жертвовать своей жизнью»[50].

Соседи федерации увидели в реформах конституции угрозу их влиянию на внутренние дела Речи Посполитой. Через год после её принятия, 14 мая 1792 года, магнаты образовали Тарговицкую конфедерацию, которая призвала российскую императрицу Екатерину II помочь в отмене конституции. Через четыре дня, 18 мая 1792 года российская армия перешла границу Речи Посполитой, началась русско-польская война[51].

Защита конституции[править | править вики-текст]

Костюшко, картина Юлиуша Коссака

Российские войска имели почти тройное численное превосходство: их было около 98 000 солдат против 37 000 воинов Речи Посполитой[52], кроме того на их стороне было преимущество в боевом опыте[53]. Перед вторжением российской армии Костюшко был назначен заместителем командира пехотной дивизии князя Юзефа Понятовского, дислоцированной в Западной Украине. Когда князь стал главнокомандующим польской (коронной) армии 3 мая 1792 года, Костюшко стал командиром дивизии под Киевом[54].

Польские войска, не оказывая сопротивления превосходящим силам противника, отходили в глубь страны. Костюшко выступал против растягивания войск по всему фронту, он предложил сконцентрировать силы для атак на самых опасных направлениях и ликвидировать русские корпуса один за другим. Быстрые победы, одерживаемые на отдельных направлениях, по его мнению, должны были повысить моральный дух в основном неопытных польских солдат. Однако Понятовский отверг его план, и Костюшко был вынужден подчиниться верховному командующему[55][53]. 22 мая 1792 года российские войска перешли границу на Украине, где находились войска Костюшко и Понятовского. Польская армия была слишком слаба, чтобы противостоять продвижению четырёх вражеских колонн в Западной Украине, и отошла с боями на западный берег реки Южный Буг под командованием Костюшко[54][56]. 18 июня Понятовский выиграл битву под Зеленцами, дивизия Костюшко при этом выполняла функцию отдельного арьергарда, не принимая участия в бою, и присоединилась к основной армии только с наступлением темноты; тем не менее, действия по защите тыла и флангов главной армии принесли ему только что введённый орден Virtuti Militari, который по сей день является высшим орденом в польской армии (Сторожиньский, однако, утверждает, что Костюшко получил этот орден за состоявшуюся 18 июля битву под Дубенкой)[54][57]. Польское отступление продолжалось, и 7 июля войска Костюшко вступили в бой в городе Владимир-Волынский. Перейдя на северный берег Буга, армия федерации была разделена на три дивизии, для удержания оборонительной линии. Это было сделано вопреки мнению Костюшко и ослабило войско Речи Посполитой[54].

Войска Костюшко были предназначены для защиты южного фланга фронта рядом с австрийской границей. В битве под Дубенкой 18 июля 1792 года Тадеуш Костюшко отбил атаку численно превосходящего противника, умело используя пересечённую местность и полевые укрепления, и тем самым заслужил славу одного из наиболее одарённых полководцев Речи Посполитой[54]. Имея лишь около 6000 (по другим данным, 5300) человек и 24 орудия, он не стал ослаблять свою дивизию, пытаясь удержать переправу через Буг. Ему удалось вынудить генерала Михаила Каховского во главе 25 000 солдат принять бой в невыгодном для него месте — на узком участке болотистой местности между австрийской границей и рекой. Пять часов Костюшко удавалось сдерживать противника, чтобы дать возможность дивизиям Понятовского и Виельгорского отойти от Буга[54][58]. Несмотря на тактическую победу, Костюшко пришлось отступить от Дубенки[58][59].

После битвы король польский и великий князь литовский Станислав Август Понятовский повысил Тадеуша Костюшко до звания генерал-лейтенанта и наградил орденом Белого орла[60]. Весть об удачных действиях Костюшко под Дубенкой распространилась по Европе, и 26 августа он получил почётное гражданство от законодательного собрания революционной Франции. В то время как Костюшко считал исход войны всё ещё нерешённым, король просил о прекращении боёв[54][61]. 24 июля 1792 года, до того, как Костюшко получил звание генерал-лейтенанта, армия была поражена известием о том, что король объявил о присоединении к Тарговицкой конфедерации и приказал польско-литовскому войску прекратить боевые действия против России. Костюшко намеревался выступить против короля, как это сделала Барская конфедерация два десятилетия назад, в 1771 году, но Юзеф Понятовский отговорил его от этого шага. 30 августа Костюшко оставил свой пост в армии и на короткое время вернулся в Варшаву, где получил повышение и жалованье, но отказался от приглашения короля остаться в армии. Примерно в это же время он заболел желтухой[54].

Эмиграция[править | править вики-текст]

Костюшко с Virtuti Militari и орденским знаком Общества Цинцинната

Капитуляция короля стала тяжёлым ударом для не проигравшего ни одной битвы Костюшко. В середине сентября он ушёл в отставку и в начале октября выехал из Варшавы. Сначала он отправился на восток в семейную усадьбу Чарторыйских в Сеняве, где собралось много недовольных сложившейся в стране ситуацией. В середине ноября он провел две недели во Львове, где был с почестями встречен населением; все желали увидеть известного полководца. Изабелла Чарторыйская предложила ему руку своей дочери Софии[54][62]. Российские власти планировали арестовать Костюшко, когда он вернётся на подконтрольную им территорию; австрийцы, занявшие Львов, предложили полководцу место в австрийской армии, от которого он отказался[63]. После этого австрийские власти планировали депортировать Костюшко, но он оставил Львов раньше. В конце месяца он остановился в Замости в имении Замойских, где встретился со Станиславом Сташицем, после чего отправился в Пулавы[54][63].

После недолгого пребывания в Пулавах Костюшко 12—13 декабря побывал в Кракове; 17 декабря — во Вроцлаве; потом остановился в Лейпциге, где польские военные и политики создали своеобразную эмиграционную диаспору[54]. Позже он с некоторыми другими эмигрантами начал строить планы восстания против российского правления в Речи Посполитой[64]. Политики, группировавшиеся вокруг Игнацы Потоцкого и Гуго Коллонтая, искали контакты с такими же оппозиционными группами на территории Речи Посполитой, и к весне 1793 года к ним присоединились другие политики и революционеры, в том числе Игнацы Дзялынский. Поддержка Костюшко стала решающей для готовивших восстание, так как Тадеуш был одним из наиболее популярных людей в Речи Посполитой[65].

Проведя две недели в Лейпциге, в начале января 1793 года Костюшко отправился в Париж, где был избран руководителями эмиграции для переговоров с правительством Франции. Обращаясь к министру иностранных дел Франции, Костюшко передал ему мемориал, в котором изложил план преобразования Речи Посполитой в республику, гораздо более смелый, чем предложенный реформаторским польским кружком «Коллонтаевская кузница»[50]. Революционное правительство выразило сочувствие проблемам Речи Посполитой, однако поддержало готовящееся восстание только на словах[64]. Костюшко пришёл к выводу, что французская власть не заинтересована в Речи Посполитой, так как не может использовать её для своих целей, и был разочарован мелочностью Великой французской революции, которая проявлялась в непрестанных конфликтах между различными фракциями и растущем терроре[66].

23 января 1793 года Пруссия и Россия осуществили Второй раздел Речи Посполитой. Гродненский сейм, который был принудительно созван в июне, ратифицировал раздел и отменил конституцию 3 мая 1791 года[67][68]. После Второго раздела Речь Посполитая стала небольшой страной с площадью в 200 тысяч квадратных километров и населением в 4 миллиона человек[67]. Второй раздел стал шоком для Тарговицкой конфедерации, члены которой видели себя защитниками многовековых магнатских привилегий, но не ожидали, что их обращение за помощью к Российской императрице приведёт к разделу страны[68][69].

Хотя Костюшко и опасался того, что у восстания мало шансов против стран, разделивших Речь Посполитую, в августе 1793 года он вернулся в Лейпциг, где от него потребовали составить план революции как можно скорее[70]. В сентябре он тайно пересёк польскую границу, чтобы провести личные наблюдения и встретиться с высокопоставленными офицерами и солдатами Речи Посполитой, которые симпатизировали идеям революции, в том числе с генералом Иосифом Вадицким. Подготовка восстания шла медленно, и Костюшко уехал в Италию с намерением вернуться в феврале 1794 года. Ситуация в Речи Посполитой быстро менялась. Российские и прусские власти вынудили её распустить большую часть армии, а уволенные солдаты должны были вступить в российскую армию. В марте российские агенты обнаружили революционеров в Варшаве, начались аресты видных польских политиков и военачальников. 15 марта 1794 года Костюшко отправился в Краков[64].

Восстание Костюшко[править | править вики-текст]

Франциск Смуглевич. Присяга Тадеуша Костюшко на краковском рынке (1797). Национальный музей, Познань
Костюшко и его крестьянские косиньеры на картине Яна Матейко «Костюшко под Рацлавицами»

Узнав о том, что российский гарнизон покинул Краков, Костюшко прибыл в город в ночь на 23 марта 1794 года, а на следующее утро на Главной площади он объявил «Акт восстания граждан»[64]. Костюшко дал присягу на верность восстанию и объявил, что будет бороться за нерушимость границ государства, установление власти народа и всеобщую свободу. В Акте восстания граждан Тадеуш Костюшко отметил, что главной целью Екатерины II и Фридриха Вильгельма II было желание «распространить господство тирании» и подавление свободы соседних народов. Костюшко получил звание «Naczelnik» (главнокомандующий, начальник восстания) польско-литовских сил, боровшихся против российской оккупации[71][72]. Актом восстания назначалась Высшая национальная рада. В совете Костюшко стремился примирить умеренных реформаторов с революционно настроенными деятелями («якобинцами»). После создания Высшей Рады Литовской возникли некоторые разногласия между Костюшко и руководителем восстания в Великом княжестве литовском Якубом Ясинским[7]. Он продолжил мобилизацию населения, намереваясь призвать достаточное количество добровольцев для борьбы против более профессиональной российской армии. Он также надеялся, что Австрия и Пруссия не смогут вмешаться, так как в оккупированных этими странами частях Речи Посполитой также происходили восстания.

Костюшко собрал армию около 6000 человек, в том числе 4000 солдат регулярной армии и 2000 рекрутов, и двинулся на Варшаву[64]. Россияне сумели организовать армию противостояния быстрее, чем он ожидал, но он одержал победу в битве под Рацлавицами 4 апреля 1794 года, где сумел набрать в свой отряд добровольцев среди крестьян (косинеров)[73]. Тем не менее, это поражение россиян не являлось стратегически значимым, и они быстро заставили повстанцев отступить в сторону Кракова. Около Паланца он получил подкрепление и встретился с другими лидерами восстания (Коллонтаем и Потоцким). В то же время Екатерина II пообещала награду тому, кто захватит Костюшко «живым или мертвым»[74].

В Паланце 7 мая 1794 года Костюшко, надеясь привлечь к восстанию крестьянство, издал «Поланецкий универсал». В нём объявлялись отмена крепостного права и «право собственности на имевшуюся землю» (без наделения крестьян землёй). На время восстания универсалом снижались размеры барщины на 25—50 процентов, а крестьяне передавались под опеку правительства, для чего создавались контролирующие органы. Несмотря на свой половинчатый характер, универсал существенно облегчал положение крестьян, однако его постановления не исполнялись шляхтой, которая не желала поступаться своими привилегиями[75].

В начале июня пруссаки начали активно помогать русским, и 6 июня 1794 года Костюшко сражался в оборонительной битве под Шчакацинами против русско-прусских сил[73]. С конца июня, в течение нескольких недель, он защищал Варшаву, находившуюся под контролем повстанцев. 28 июня много революционеров в Варшаве попали в плен, а епископ Игнатий Масальский и 6 других были повешены. Костюшко выступил с публичным упреком, заявив, что «то, что произошло вчера в Варшаве наполнило его сердце горечью и печалью», и выразил надежду на то, что верховенство закона восторжествует[76]. К утру 6 сентября прусские войска отошли для подавления восстания, вспыхнувшего на территориях, оккупированных Пруссией, и осада Варшавы прекратилась. 29—30 сентября 1794 года он вместе со своим секретарем Юлианом Немцевичем приехал в Гродно для военного совещания, в ходе которого вручил участникам восстания в Литве кольца с надписью «Отечество своему защитнику»[7].

Плен[править | править вики-текст]

10 октября (29 сентября) 1794 года в битве под Мацеёвицами с русскими войсками под командованием Федора Денисова и Ивана Ферзена Костюшко был тяжело ранен двумя ударами пикой и палашом. О поисках раненого вождя повстанцев подробно рассказал в своих записках донской атаман Андриан Денисов, который уверяет, что сам перевязал Костюшко раны и приказал своему двоюродному брату Василию Денисову вынести Костюшко с поля боя на носилках из казачьих плащей. В то же время «генерал Ферзен сообщал в донесении, что Костюшко настигли два казака из его собственного конвоя: Фёдор Томилин и Николай Лосев»[77]. Как отмечает В. Дьяков, по наиболее вероятной версии Костюшко с несколькими офицерами пытался предотвратить отступление паникующих кавалеристов. Вместе с лошадью он упал в ров, где был атакован корнетами Лысенко, Смородским, Пономарёвым и казаками Томилиным и Лосевым. От ран он потерял сознание, был ограблен, и выжил только потому, что его опознали[78].

Заключение[править | править вики-текст]

Под чужой фамилией («шляхтич Шиманский») кружным путём Костюшко вместе с секретарём Немцевичем и адъютантом Фишером был доставлен в российскую столицу[К 2]. Чтобы миновать территории, всё ещё охваченные восстанием, его везли через Киев, Чернигов, Могилёв, Шклов, Витебск, Псков и Новгород. В Петербург пленные были доставлены 10 декабря 1794 года. Охрана Костюшко не была слишком строгой, предписания о секретности не были соблюдены: на первом привале в Корытице он даже получил письмо от повстанческого правительства и жалование — 4000 дукатов. В Петропавловской крепости его поместили в доме коменданта, а Немцевич и Фишер были заключены в одиночные камеры[79][80].

Начало следствия было отложено из-за того, что генерал-прокурор А. Н. Самойлов не мог по причине неблагоприятной погоды приехать в крепость по Неве. В письме к Костюшко от 12 декабря Самойлов предложил тому написать «апологию жизни», его интересовали обстоятельства биографии руководителя восстания со дня принятия конституции 3 мая до момента пленения. Костюшко предоставил требуемые сведения, постаравшись упомянуть как можно менее имён. Позже он получил от Самойлова дополнительные вопросы и был снова краток, отвечая на них. Следствие завершилось к середине 1795 года[81].

Режим содержания Костюшко не был строг. Он имел возможность получать газеты, генерал-прокурор интересовался, какие книги хотел бы иметь заключённый, о состоянии его здоровья докладывали лично императрице. Вердикт, по разным причинам, так и не был вынесен при жизни Екатерины II, скорее всего, приговор не был бы суровым[80].

Освобождение[править | править вики-текст]

Вскоре после смерти Екатерины II, 26 ноября 1796 года, Костюшко посетил Павел I, пообещавший освободить его. 28 ноября датируется запись Самойлова о сделанном по поручению императора предложении Костюшко о поступлении на российскую военную службу, однако тот отказался. 30 ноября Костюшко и Игнаций Потоцкий были вынуждены подписать «Присягу на верность» с обязательством защищать интересы императора и его наследника Александра. После принесения присяги участники восстания получили свободу[79][7][82].

Легенда о том, что император поселил Костюшко в Мраморном дворце «на правах гостя», не находит подтверждения в исторических документах[83]. Павел приказал выплатить Костюшко 12 тысяч рублей — казённую стоимость 1000 крепостных душ. Деньги Костюшко вернул императору в 1798 году, письменно отказавшись от присяги как от данной по принуждению[84][82].

После восстания[править | править вики-текст]

Дом в Филадельфии, где Костюшко жил в 1797 году

Перед своим отъездом из Петербурга, 7 (18) декабря 1796 года, Костюшко нанёс прощальный визит императорской семье, так как его состояние резко ухудшилось, он не мог передвигаться самостоятельно и его везли кавалергарды в кресле Екатерины II. Вместе с Немцевичем Костюшко отправился, как и планировал ранее, в США. Его путь, из-за запрещения появляться в Польше, пролегал через Стокгольм и Лондон[82]. Костюшко отплыл из Бристоля 17 июня 1797 года и прибыл в Филадельфию 18 августа того же года[84].

В марте 1798 года Костюшко получил почтовую корреспонденцию из Европы. Новость в одном из писем так поразила его, что он, несмотря на свои раны, без посторонней помощи поднялся с кушетки и доковылял до середины комнаты, крикнув генералу Энтони Уолтон Уайту:

« Я должен вернуться в Европу! »

В послании шла речь о том, что польский генерал Ян Генрик Домбровский и польские солдаты воюют под командованием Наполеона, и что сестры Костюшко послали двух его племянников воевать за Наполеона в честь Костюшко[85]. Примерно в то же время Костюшко получил известие о том, что Талейран ищет у него поддержки в борьбе Франции против их общего с Польшей врага — Пруссии[84]. Призыв семьи и страны вынудил Костюшко вернуться в Европу[85]. Он немедленно обратился за помощью к Томасу Джефферсону, который помог Костюшко получить паспорт на другое имя. Костюшко, не поставив в известность ни своего товарища по оружию Юлиана Немцевича, ни своего слугу, тайно покинул страну[86][87].

Его решению уехать способствовали и другие факторы. В соответствии с условиями Акта о чужаках и смутьянах он подлежал депортации или тюремному заключению[88]. Кроме того, Джефферсон был обеспокоен тем, что США и Франция находились в одном шаге от войны после дела XYZ, и рассматривал его как неофициального посланника. Позже Костюшко писал:

« Джефферсон считал, что я был бы наилучшим посредником в деле соглашения с Францией, поэтому я принял эту миссию даже без всякого официального разрешения. »

К 1797 году Костюшко и Джефферсон стали хорошими друзьями, в течение последующих двадцати лет они вели переписку. Джефферсон так отзывался о Костюшко: «это наичистейший сын свободы, какого я когда-либо видел, и при этом той свободы, которая включает всех, а не только горсточку избранных или богатых»[15].

Перед отъездом во Францию Костюшко собрал своё имущество и написал завещание, заручившись поддержкой Томаса Джефферсона в качестве исполнителя[84][86][К 3]. Костюшко поручал продать всю свою недвижимость, а вырученные деньги использовать для выкупа чернокожих рабов, в том числе личных рабов Джефферсона. Также эти средства предназначались на образование получивших свободу, чтобы они могли начать самостоятельную жизнь и найти работу[87]. Через полтора года после смерти Костюшко, в 1819 году, Джефферсон обратился в суд, заявив, что он не способен действовать в качестве исполнителя в связи с возрастом и многими юридическими сложностями завещания[89][90]. Джефферсон рекомендовал своему другу Джону Хартуэлу, также противнику рабства, стать исполнителем завещания, однако и Хартуэл отказался быть душеприказчиком. Дело американского имущества Костюшко три раза рассматривалось в Верховном суде США: в мае 1825 года Екатерина Эстк, вдова Петра Эстка[К 4], выступила с иском, требуя возврата «капитала», оставленного Джефферсону, процесс тянулся до 1856 года[89][91][92].

Деньги, которые Костюшко оставил на освобождение и образование афроамериканцев в США, никогда так и не были использованы для этой цели[93]. Хотя американское завещание Костюшко не было выполнено, его наследие пошло на основание учебного заведения для афроамериканцев в Соединенных Штатах — в Ньюарке, штат Нью-Джерси, в 1826 году, которое было названо в честь Тадеуша Костюшко[85][94].

Возвращение в Европу[править | править вики-текст]

Дом, в котором Тадеуш Костюшко жил в Золотурне (Швейцария), на здании установлена мемориальная доска, посвященная ему. Кроме того, сейчас в здании расположен музей Костюшко

28 июня 1798 года Тадеуш Костюшко прибыл во французскую Байонну[84] и 7 августа 1799 года стал членом «Общества польских республиканцев» (польск. Towarzystwo Republikanów Polskich)[84], где решительно высказывался за установление республиканского строя в восстановленной Речи Посполитой[84]. Во Франции Костюшко планировали привлечь к организации восстания в оккупированной Речи Посполитой[7], однако он отклонил предложение взять на себя командование над польскими легионами, которые формировались в войсках Франции. 17 октября и 6 ноября 1799 года Костюшко встречался с Наполеоном Бонапартом и ему не удалось достичь с последним взаимопонимания. Наполеон считал Костюшко «дураком», который «переоценивает своё влияние» в Речи Посполитой[95]. Костюшко, в свою очередь, был настроен против Наполеона из-за его диктаторских устремлений и называл его «гробовщиком [Французской] республики»[84].

В 1800 году Костюшко вместе с Павликовским[К 5] анонимно издал брошюру «Могут ли поляки добиться независимости» (польск. Czy Polacy mogą się wybić na niepodległość). На поставленный в заглавии вопрос Костюшко отвечал утвердительно. Однако, по его мнению, поляки не должны были в борьбе за независимость опираться на чужую помощь. Освобождение Польши, утверждалось в брошюре, должно свершиться путём народного восстания, но для этого необходимо освобождение крестьян. Народная армия большей частью будет плохо вооружена, но: «нет оружия, которое могло бы противостоять косе, и нет в Европе войска, которого нельзя бы победить». Костюшко считал, что наиболее подходящей формой войны является партизанская, затяжная, способная измотать противника[96]. В 1801 году Костюшко поселился в Бервиле, недалеко от Парижа, и дистанцировался от политики[84].

Костюшко не верил, что Наполеон восстановит Речь Посполитую[97]. Когда наполеоновские войска подошли к границам Польши, Костюшко написал первому консулу письмо с требованиями гарантий установления шляхетской демократии, которые Наполеон проигнорировал[95]. Костюшко призывал к освобождению крестьян от крепости с предоставлением им земли (письмо Фуше от 21 февраля 1807 года)[98]. Он считал, что создавая герцогство Варшавское в 1807 году, Наполеон руководствовался политическим расчетом, и в его планы не входило предоставление независимости Польше[99]. Костюшко решил не появляться в Варшавском герцогстве, и отказался присоединиться к армии новобразованного государства, которое воевало на стороне Наполеона[95].

После падения Наполеона Тадеуш Костюшко встретился с российским императором Александром I в Париже, а затем в швейцарском Браунау[95]. Александр I надеялся убедить Костюшко вернуться в Польшу, где император планировал создать марионеточное царство Польское. В обмен на свои услуги Костюшко требовал проведения социальных реформ и восстановления территории, которая, по его мнению, должна была достигать на востоке рек Днепр и Двина[95]. Однако, вскоре после этого, в Вене Костюшко узнал, что новообразованное царство Польское, которое создал Александр I, было ещё меньше, чем Варшавское герцогство. Костюшко назвал это образование «шуткой». После того, как он не получил ответов на свои письма к российскому царю, он оставил Вену и переехал в Золотурн.

Своим завещанием, подписанным 2 апреля 1817 года Костюшко освободил сехновичских крестьян от крепостной зависимости[95], однако формально оно вступало в противоречие с законом. Сехновичи в то время принадлежали второй жене и вдове Петра Эстка Екатерине. Пятьдесят три крестьянские семьи потребовали исполнения последней воли Костюшко, дело дошло до Петербурга, и император Александр принял сторону владелицы поместья Екатерины Эстк[15].

В последние годы жизни Костюшко болел, страдая от старых ран. 15 октября 1817 года в десять часов вечера Тадеуш Костюшко скончался в возрасте 71 года от инсульта[100].

Похороны[править | править вики-текст]

Ящик с сердцем Костюшко, Королевский дворец, Варшава

В полдень 19 октября 1817 года в бывшей иезуитской церкви Золотурна состоялись первые похороны Тадеуша Костюшко[95][101]. Поминальные службы были проведены на всей территории Польши. Его забальзамированное тело было захоронено в склепе церкви Золотурна. В 1818 году тело Костюшко было перевезено в Краков и доставлено в церковь Святого Флориана 11 апреля 1818 года. 22 июня 1818 года или 23 июня 1819[95] (данные разнятся) под звон колокола «Зигмунд» и стрельбу из пушек тело Костюшко было помещено в склеп в Соборе Святых Станислава и Вацлава, пантеоне польских королей и национальных героев[95].

Внутренние органы Костюшко, которые были изъяты во время бальзамирования, были отдельно похоронены на кладбище в Цухвиле, рядом с Золотурном, и остаются там по сей день. В 1820 году рядом с польской мемориальной часовней был установлен большой памятный камень. Его сердце не было похоронено с другими органами и, вместо этого, было сохранено в ящике в польском музее в швейцарском Раперсвиле[95]. Сердце Костюшко, вместе с остальной частью владений музея в 1927 году было репатриировано в Варшаву и сейчас находится в часовне в Королевском дворце[95].

Увековечение памяти[править | править вики-текст]

Памятник Тадеушу Костюшко в парке г. Милуоки
Курган Костюшко в Кракове, высота 34 метра

Для поляков имя Костюшко, не занимавшегося в конце жизни политикой, в эпоху наполеоновских войн отошло в тень. Главным польским героем в то время был Ян Генрик Домбровский — создатель польских легионов, сражавшихся на стороне французского императора, с которым связывалась надежда на освобождение Польши. Позднее, в эпоху романтизма, две легенды — наполеоновская и костюшковская — сосуществовали в польском обществе и соперничали друг с другом — и у Наполеона, и у Костюшко были как горячие поклонники, так и непримиримые противники[102].

Первая биография Костюшко была написана Марком Жюльеном[fr], бывшим комиссаром Комитета общественного спасения, лично знакомым с Начальником. Жюльен опубликовал свой труд на французском языке в Париже в 1818 году. В этом же году ему было доверено перенести из Швейцарии в Краков останки Костюшко, это событие вызвало волну публикаций, посвящённых памяти руководителя восстания 1794 года[103].

Как и Жюльен, швейцарец Карл Фалькенштейн исповедовал идеалы эпохи Просвещения. В своей биографии Костюшко (Thaddäus Kosciusko; Лейпциг, 1827) он создал образ героя общечеловеческого, наднационального масштаба[103]. Первым профессиональным историком, обратившимся к изучению жизненного пути Начальника стал Жюль Мишле. Работа Мишле, сочувствующего полякам в их борьбе за независимость, друга Мицкевича и Лелевеля, выдержана в духе романтизма и либерализма. Его биография Костюшко была издана в Париже в 1850 году, польский перевод, под говорящим заголовком «Kościuszko. Legenda demokratyczna», вышел в свет в следующем, 1851 году[103].

Первым польским биографом Костюшко стал Францишек Пашковский[pl]. Его «История Тадеуша Костюшки первого Начальника поляков» (польск. Dzieje Tadeusza Kosciuszki pierwszego Naczelnika Polakow) вышла в свет только после смерти автора, через двадцать два года после создания — в 1872 году. Пашковский, в отличие от предыдущих биографов, опирался в своей работе на основательную документальную и источниковую базу[103].

Польский историк Станислав Хербст, автор статьи о Костюшко в Польском биографическом словаре (1967 год), предположил, что Костюшко может быть самым популярным поляком в Польше и в мире[95]. Памятники в честь Костюшко поставлены по всему миру, начиная с кургана Костюшко в Кракове, который был отсыпан в 1820—1823 годах мужчинами, женщинами и детьми, приносившими землю с полей, где он сражался[95][104]. В его честь названы мост, построенный в 1959 году через реку Мохок в Олбани (штат Нью-Йорк), и мост, построенный в 1939 году в Нью-Йорке.

Дом Костюшко в Филадельфии сейчас является Национальным мемориалом Тадеуша Костюшко. Кроме того, музей Костюшко расположен в его последнем месте жительства в швейцарском Золотурне[105]. В 1925 году было создано польско-американское культурное агентство, Фонд Костюшко, со штаб-квартирой в Нью-Йорке. В 2002 году Брестский облисполком принял решение о восстановлении разрушенной в годы Второй мировой войны усадьбы Костюшко в Меречевщине. Сейчас в родном доме Костюшко действует музей.

Во время Второй мировой войны корабль военно-морских сил Польши был назван в честь Костюшко, как и первая пехотная дивизия Тадеуша Костюшко[106].

Исторический роман «Тадеуш из Варшавы» был написан в честь Костюшко шотландским автором Джейн Портер. Он был очень популярным, особенно в Соединенных Штатах, и в XIX веке было выпущено более 80 изданий[107]. Опера «Костюшко на Сене» (польск. Kościuszko nad Sekwaną) написана в начале 1820-х годов композитором Франциском Салезием Дуткевичем на либретто Константина Майерановского. Костюшко посвящены драмы Аполлона Корженёвского, Юстына Хошовского и Владислава Людвика Анчица; три романа Юзефа Игнацы Крашевского, один — Валерия Пржиборовского, один — Владислава Реймонта и работы Марии Конопницкой. Имя Костюшко упоминается в литературе и за пределами Польши, в том числе в сонетах Сэмюэла Тейлора Кольриджа и Джеймса Генри Ли Ханта, в стихах Джона Китса и Уолтера Сэважа Лэндора и в работах Карла фон Хольтея[106]. Снят фильм «Костюшко под Рацлавицами» (1938).

Гора Костюшко в Австралии

В 1933 году Почтовая служба США выпустила памятную марку с изображением статуи Костюшко, которая стоит на площади Лафайет в Вашингтоне, недалеко от Белого дома. Марка была выпущена к 150-летию получения Костюшко американского гражданства. В Польше также было выпущено несколько марок в честь Костюшко, а в 2010 году монетный двор Польши выпустил золотую монету, посвящённую Костюшко. В Белоруссии почтовая марка, посвящённая Костюшко была выпущена в 1994 году. Также есть памятники Тадеушу Костюшко, установленные в Кракове (Леонард Маркони), который был разрушен немецкими войсками во время оккупации в годы Второй мировой войны и позже восстановлен за счёт Германии в 1960 году, в Лодзи (Мечислав Любельски)[95], в Бостоне (США), Вест-Пойнте, Филадельфии (Мариан Конечный), Детройте (копия краковской статуи Леонардо Маркони), в Минске, который был возведён в 2005 году на территории посольства США, в деревне Малые Сехновичи (Жабинковский район Брестской области[108]) и в Швейцарии в Золотурне[95]. Костюшко был изображён на картинах Ричарда Косвея, Франциска Смуглевича, Михала Стаховича, Юлиуша Коссака и Яна Матейко.

В честь Костюшко названы: гора Костюшко, самая высокая гора в Австралии, остров Костюшко на Аляске, округ Костюшко в штате Индиана, город Костюшко в центральной части Миссисипи, а также многочисленные площади, улицы, парки и переулки разных стран мира[95].

Комментарии[править | править вики-текст]

  1. Здзислав Сулек пишет, что Костюшко уменьшил барщину наполовину и освободил от неё женщин перед отъездом из страны, в 1792 году[43].
  2. Сведения о перевозе Костюшко и его соратников известны из воспоминаний Ю. Немцевича и донесений старшего конвоира Титова.
  3. Это было первое завещание Костюшки, оставившего в дальнейшем ещё три завещания.
  4. На Екатерине Пётр Эстк женился после смерти своей первой жены Анны.
  5. Костюшко надиктовал текст Павликовскому, бывшему его секретарём[96].

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Тадеуш Костюшко // Официальный сайт Республики Беларусь
  2. Herbst, 1969 p. 430.
  3. Szyndler, 1994, p. 103
  4. Storozynski9, 2009, p. 13
  5. Szyndler2, 1991, p. 27
  6. Kajencki, 1998, p. 54
  7. 1 2 3 4 5 6 7 Емельянчык У. Касцюшка Андрэй Тадэвуш Банавентура // Энцыклапедыя гісторыі Беларусі / Рэдкал.: Г. П. Пашкоў (галоўны рэд.) i iнш.; Маст. Э. Э. Жакевiч. — Мн.: БелЭн, 1997. — Т. 4:Кадэты-Ляшчэня. — С. 144—146. — 432 с. — 10 000 экз. — ISBN 985-11-0041-2.
  8. Fionik D. Prawosławne korzenie Kościuszków // Przegląd Prawosławny. — Декабрь 2004. N. 12 (234).
  9. Storozynski1, 2011, p. 28
  10. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Herbst, 1969 p. 431.
  11. Gardner, 1942, p. 17
  12. 1 2 Storozynski9 2009, С. 17-18
  13. Storozynski1, 2011, p. 32
  14. Островер, 1961, с. 76—79
  15. 1 2 3 Клейн Б. Найдено в архиве // Неман : журнал. — 1965. — № 6. — С. 120.
  16. Storozynski1, 2011, p. 36-38
  17. 1 2 Сулек, 1970, с. 142
  18. Storozynski1, 2011, p. 41-42
  19. 1 2 Storozynski1 2011, С. 47–52
  20. 1 2 3 Storozynski1 2011, С. 53–54
  21. Afflerbach 2012, С. 177–179
  22. Storozynski1, 2011, p. 65
  23. 1 2 3 Сулек, 1970, с. 143
  24. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Herbst, 1969 p. 43.
  25. Storozynski1, 2011, p. 85
  26. Storozynski1, 2011, p. 131–32
  27. Palmer, 1976, p. 171—174.
  28. Storozynski1, 2011, p. 141–142
  29. Storozynski1, 2011, p. 144–146
  30. Storozynski1, 2011, p. 147
  31. Storozynski1, 2011, p. 148
  32. Storozynski1, 2011, p. 149–153
  33. Storozynski1, 2011, p. 154
  34. Kajencki, 1998, p. 174
  35. Storozynski1, 2011, p. 158-160
  36. Storozynski1, 2011, p. 161-162
  37. Storozynski, 2011, p. 163
  38. Storozynski1, 2011, p. 164
  39. Storozynski9, 2009, p. 114
  40. Storozynski 2011, С. 166–167
  41. Storozynski1, 2011, p. 168
  42. Storozynski1, 2011, p. 177
  43. Сулек, 1970, с. 147
  44. Storozynski1, 2011, p. 181
  45. Storozynski1, 2011, p. 187
  46. Storozynski1, 2011, p. 203
  47. Storozynski1, 2011, p. 194
  48. Storozynski1, 2011, p. 195
  49. Storozynski1, 2011, p. 213-214
  50. 1 2 История Польши: В 3-х т / Под ред. В. Д. Королюка и др.. — М.: Изд-во Акад. наук СССР, 1954. — Т. 1. — С. 345.
  51. Storozynski1, 2011, p. 218-223
  52. Bardach, 1987, p. 317
  53. 1 2 Storozynski1 2011, С. 223
  54. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 Herbst, 1969 p. 433.
  55. Сулек, 1970, с. 133
  56. Storozynski1, 2011, p. 224
  57. Storozynski1, 2011, p. 230
  58. 1 2 Alex Storozynski. Kosciuszko Ksiaze chlopow. — W.A.B.. — P. 223–224. — ISBN 978-83-7414-930-3.
  59. Сулек, 1970, с. 135—137
  60. Otrębski 1994, С. 39
  61. Storozynski1, 2011, p. 231
  62. Storozynski1, 2011, p. 237
  63. 1 2 Storozynski1 2011, С. 239–40
  64. 1 2 3 4 5 Herbst, 1969 p. 434.
  65. Storozynski1, 2011, p. 238
  66. Storozynski1, 2011, p. 244-245
  67. 1 2 Lukowski 2001, С. 101-103
  68. 1 2 Sužiedėlis 1944, С. 292-293
  69. Stone, 2001, p. 282-285
  70. Storozynski1, 2011, p. 245
  71. Storozynski1, 2011, p. 252
  72. История Польши: В 3-х т / Под ред. В. Д. Королюка и др.. — М.: Изд-во Акад. наук СССР, 1954. — Т. 1. — С. 346.
  73. 1 2 Herbst, 1969 p. 435.
  74. Storozynski1, 2011, p. 283
  75. Сулек, 1970, p. 148—149
  76. Storozynski9, 2009, p. 195-196
  77. Преснухин М. Ещё раз о забытом герое. Пленение Костюшко. 1794 г // Армии и битвы : журнал. — 2009. — № 12.
  78. Дьяков В. Тадеуш Костюшко в русской столице // Родина : журнал. — 1992. — № 8/9. — С. 153.
  79. 1 2 Herbst, 1969 p. 436.
  80. 1 2 Дьяков В. Тадеуш Костюшко в русской столице // Родина : журнал. — 1992. — № 8/9. — С. 154.
  81. Дьяков В. Тадеуш Костюшко в русской столице // Родина : журнал. — 1992. — № 8/9. — С. 154—155.
  82. 1 2 3 Дьяков В. Тадеуш Костюшко в русской столице // Родина : журнал. — 1992. — № 8/9. — С. 155.
  83. Новикова О. В. Дворцы Русского музея: Сборник статей / Гос. Русский музей; Научн. ред. E.H. Петрова. — СПб.: Palace editions, 1999. — С. 170—174.
  84. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Herbst, 1969 p. 437.
  85. 1 2 3 Gardner 1942, С. 183
  86. 1 2 Gardner 1942, С. 124
  87. 1 2 Sulkin, 1944, p. 48
  88. Nash, Hodges, Russell 2012, С. 161-162
  89. 1 2 Storozynski9 2009, С. 280
  90. Nash, Hodges, Russell 2012, С. 218
  91. Yiannopoulos 1958, С. 256
  92. Клейн Б. Найдено в архиве // Неман : журнал. — 1965. — № 6. — С. 120—121.
  93. Storozynski9, 2009, p. 282
  94. Nash, Hodges, Russell 2012, С. 241
  95. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 Herbst, 1969 p. 438.
  96. 1 2 Сулек, 1970, с. 150
  97. Davies 2005, С. 216-217
  98. Сулек, 1970, с. 149
  99. Davies 2005, С. 208
  100. Storozynski1, 2011, p. 380-381
  101. Szyndler2, 1991, p. 366
  102. Zahorski A. Prawda i legenda o Tadeuszu Kościuszce // Powstanie kościuszkowskie. — Warszawa, 1985. — S. 8.
  103. 1 2 3 4 Zahorski A. Prawda i legenda o Tadeuszu Kościuszce // Powstanie kościuszkowskie. — Warszawa, 1985. — S. 9.
  104. Nash, Hodges, Russell 2012, С. 212
  105. Herbst, 1969, pp. 438-39.
  106. 1 2 Herbst, 1969, p. 439.
  107. Looser, 2010, p. 166.
  108. Nash, Hodges, Russell 2012, С. 10

Литература[править | править вики-текст]

  • Костюшко, Тадеуш // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • Гагарин М. Разговоры императора Павла I-го с Тадеушем Костюшко в Петербурге / Сообщ. Г. А. Воробьев // Русская старина. — 1905. — Т. 124. — № 11. — С. 392—396.
  • Дьяков В. Тадеуш Костюшко в русской столице // Родина : журнал. — 1992. — № 8/9. — С. 154.
  • Емельянчык У. Касцюшка Андрэй Тадэвуш Банавентура // Энцыклапедыя гісторыі Беларусі / Рэдкал.: Г. П. Пашкоў (галоўны рэд.) i iнш.; Маст. Э. Э. Жакевiч. — Мн.: БелЭн, 1997. — Т. 4:Кадэты-Ляшчэня. — С. 144—146. — 432 с. — 10 000 экз. — ISBN 985-11-0041-2.
  • Карнович Е. П. Костюшко // Очерки и рассказы из старинного быта Польши. — СПб.: Типография Ф. С. Сущинского, 1873. — С. 344.
  • Островер Л. Тадеуш Костюшко. — М.: Молодая гвардия, 1961. — 272 с. — (Жизнь замечательных людей).
  • Сулек З. Тадеуш Костюшко — вождь и общественный реформатор // История военного дела в Польше: Избранные вопросы / Под ред.Витольда Беганьского и др.. — Варшава: Изд-во М-во нац. обороны Польск. Нар. Республики, 1970. — С. 132—151.
  • Holger Afflerbach, Hew Strachan. How Fighting Ends: A History of Surrender. — United Kingdom: Oxford University Press, 473 pages, 2012. — ISBN 978-0-19-969362-7.
  • Juliusz Bardach, Bogusław Leśnodorski, Michał Pietrzak. History of the Polish State and Law. — Warsaw: Państwowe Wydawnictwo Naukowe, 1987.
  • Hugh Chisholm. Encyclopaedia Britannica: A Dictionary of Arts, Sciences, Literature and General Information. — New York: Encyclopaedia Britannica Company, Volume 15, 963 pages, 1911.
  • Davies Norman. God's Playground: A History of Poland in Two Volumes. — New York: Columbia University Press, Vol. 1, 616 pages; Vol. 2, 591 pages, 2005. — ISBN 978-0-19-925340-1.
  • Gardner Monica Mary. Kościuszko: A Biography. — G. Allen & Unwin., ltd, 136 pages, 1942., Book (Google), Book (Gutenberg)
  • Herbst, Stanisław (1969), "Tadeusz Kościuszko", Tadeusz Kościuszko, vol. 14, Warszawa: Instytut Historii (Polska Akademia Nauk) 
  • Francis C. Kajencki. Thaddeus Kościuszko: Military Engineer of the American Revolution. — Hedgesville: Southwest Polonia Press, 334 pages, 1998. — ISBN 978-0-9627190-4-2.
  • Landau Zbigniew, Jerzy Tomaszewski. The Polish Economy: In the Twentieth Century. — Poland: Croom Helm, 346 pages, 1985. — ISBN 978-0-7099-1607-9.
  • Devoney Looser. Women Writers and Old Age in Great Britain, 1750–1850. — Baltimore: Johns Hopkins University Press, 252 pages, 2010. — ISBN 978-1-4214-0022-8.
  • Lukowski Jerzy, Zawadzki W. H. A Concise History of Poland. — Cambridge, United Kingdom: Cambridge University Press, 317 pages, 2001. — ISBN 978-0-521-55917-1.
  • Nash Gary, Hodges Graham Russell Gao. Friends of Liberty: Thomas Jefferson, Tadeusz Kosciuszko, and Agrippa Hull. — New York, NY: Basic Books, 328 pages, 2012. — ISBN 978-0-465-03148-1.
  • Tomasz Otrębski. "Kościuszko," 1893–1896. — Wydawn "Partner", 304 pages, 1994. — ISBN 978-Otrębski83-900984-0-1.
  • Palmer, Dave R. (1976). «Fortress West Point: 19th Century Concept in an 18th Century War». Military Engineer (Military Engineer) (68).
  • Savas Theodore P., Dameron J. David. New American Revolution Handbook: Facts and Artwork for Readers of All Ages, 1775–1783. — New York, NY: Casemate Publishers, 168 pages, 2010. — ISBN 978-1-932714-93-7.
  • Daniel Stone. The Polish–Lithuanian State: 1386–1795. — Seattle, Washington, 2001. — ISBN 978-0-295-98093-5.
  • Storozynski Alex. The Peasant Prince: Thaddeus Kosciuszko and the Age of Revolution. — New York: St. Martin's Press, 352 pages, 2009. — ISBN 978-1-4299-6607-8., Book
  • Storozynski Alex. Kosciuszko Książę chłopów. — W.A.B, 2011. — ISBN 978-83-7414-930-3.
  • Sulkin Sidney, Sulkin Edith. The Democratic Heritage of Poland, "For Your Freedom and Ours": An Anthology. — Poland, 236 pages: Allen & Unwin, 1944.
  • Sužiedėlis Saulius. Historical Dictionary of Lithuania. — Lanham, Maryland: Scarecrow Press. — 428 p. — ISBN 978-0-8108-4914-3.
  • Bartłomiej Szyndler. Powstanie kościuszkowskie 1794. — Poland: Ancher, 455 pages, 1994. — ISBN 978-83-85576-10-5.
  • Bartłomiej Szyndler. Tadeusz Kościuszko, 1746–1817. — Poland: Wydawnictwo Bellona, 487 pages, 1991. — ISBN 978-83-11-07728-7.
  • Honeyman A. Van Doren. Somerset County Historical Quarterly, Volume 7. — Somerset, New Jersey: Somerset County Historical Society, 334 pages, 1918., E’book
  • Pula James S. Thaddeus Kosciuszko: The Purest Son of Liberty. — New York: Hippocrene Books, 1998. — ISBN 0-7818-0576-7.

Ссылки[править | править вики-текст]