Крестьянство в Великом княжестве Литовском

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Литовские крестьяне, Франциск Смуглевич, вторая половина XVIII века

Крестьянство в Великом княжестве Литовском ― социальная категория населения, занимавшая низшее положение в сословной структуре государства.

Крестьяне являлись наиболее многочисленным сословием Великого княжества Литовского, их жизнь представляла собой целостный комплекс личностных, семейных, соседских, бытовых, природных, экономических, социальных, правовых, военно-политических, религиозных и мировоззренческих факторов.

Историю крестьянства Великого княжества Литовского обычно делят на два периода: с XIII по середину XVI века (от образования государства до проведения волочной померы) и с середины XVI до конца XVIII века (от реформы и до разделов Речи Посполитой).

Крестьянский уклад[править | править код]

Основой крестьянского хозяйства в Великом княжестве Литовском был дым ― хата с двором, составлявшие одно домохозяйство[1]. Преобладали односемейные дымы, иногда хозяйство вели несколько родственных семей (до десяти).

Земельные наделы крестьян переходили по наследству. Со временем дворы объединялись в деревню или село. Малодворность была характерным признаком деревень Великого княжества Литовского. Множество поселений, особенно на Полесье, состояло всего из одного крупного двора и назывались дворищами[2]. Село было больше деревни, в нём обычно строилась церковь. С развитием торговли в сёлах появлялась рыночная площадь, лавка, корчма. Различались сёла обязанностями перед владельцем ― осадные, тяглые, дворные сёла.

Крестьяне одной деревни составляли общину. Согласно обычаю в общем пользовании общины находились пастбища, леса и воды. Рост населения сопровождался хозяйственным освоением земель, занятых лесами, увеличением производства сельскохозяйственной продукции. Постепенно распространялась трёхпольная система земледелия. Были развиты огородничество, животноводство, полеводство, пчеловодство, садоводство и рыболовство. Крестьяне относились к «людям простого состояния» и назывались людьми подданными. Органами самоуправления были собрание, выборные лица (староста, лавники, десятские), существовал копный суд. С середины XVI века общинное хозяйство стало разрушаться, что связано с проведением аграрной реформы[3].

Категории крестьян[править | править код]

Крестьянин-полещук, Александр Ригельман, вторая половина XVIII века

С XIII века крестьяне, пользовавшиеся землёй великого князя (господаря), частных лиц (князей, бояр, шляхты) и церкви, зависели от них экономически и юридически, платили им земельную ренту. В документах с XIV по середину XVI века крестьяне обычно назывались «люди», «смерды», «мужики», «подданные» и «хлопы», последние два названия стали основными в XVII—XVIII веках[4]. Жамойтские крестьяне в XIII—XVI веках назывались «лавкининки», «койминцы» или «велдамы»[4].

До конца XV века основной категорией крестьян были так называемые данники («люди данные»), главной повинностью которых было выплачивание дани. До конца XV века дань обычно выплачивалась в виде промысловых продуктов: мёда, воска и меха, после в виде сельскохозяйственной продукции: зерна, птицы, яиц, льна, конопли, сена и других продуктов[5]. Кроме того, данники обязаны были выполнять некоторые отработочные повинности (косьба, транспортировка грузов, строительство, ремонт замков и другие), а также некоторые повинности в виде денежных выплат. Основной единицей налогообложения был дым, но члены сельских и волостных общин («волостняне») несли коллективную ответственность за исполнение повинностей[6]. К данникам относились и крестьяне-дольники, платившие ренту зерном в виде четверти урожая (так называемая доля)[7]. По мере развития товарно-денежных отношений категория данников постепенно утрачивала своё значение, к середине столетия большинство крестьян этой категории в качестве главной повинности отрабатывали панщину или платили чинш. Дольше всего данники просуществовали в Поднепровье, где превалировали государственные имения, однако и в этом регионе в результате аграрной реформы середины XVI века эта категория была переведена на чинш[6]. К концу XVI века выплачивание дани как основная повинность сохранилась только в наиболее глухих отдалённых местностях[5].

В связи с развитием товарных отношений и постепенному переходу к фольварочной система ведения хозяйства, начиная с конца XIV века землевладельцы стали переводить зависимых от них крестьян на отработочную и денежную повинности. Наиболее интенсивно этот процесс происходил на западе Великого княжества, где среди крестьян стали преобладать чиншевики (до конца XVI века назывались осадными крестьянами[8]), платившие денежную ренту — чинш, и тяглые крестьяне, выполняющих панщину — отработочную повинность в хозяйстве землевладельца со своими инструментами[4]. На землях Великого княжества Литовского панщина известна с XIV века, то есть со времени, когда окончательно утвердилась феодальная собственность на землю[9]. По мере развития феодальных отношений росла и эксплуатация крестьян[4].

Отдельную категорию крестьян составляли крестьяне-слуги. Основной их обязанностью была военная служба или выполнение повинностей, требовавших специальных навыков. Среди крестьян-слуг выделяют несколько категорий: военные (панцирные и путные бояре, служки, выбранцы и другие); административно-хозяйственные (войты, тиуны и другие); дворовые (пивовары, повара); сельские ремесленники (кузнецы, колесники, санники, гончары, мельники); промысловики (осочники, бобровники), рыболовы, стрельцы, бортники, садовники, конюхи и другие)[10]. Крестьяне-слуги были в государственных, магнатских и церковных владениях. Социальный крестьян-слуг статус был выше, чем других крестьян. Согласно Статуту Великого княжества Литовского 1588 года, головщина (штраф за убийство) путного слуги в среднем вдвое превышала головщину тяглого крестьянина, что объясняется их определённой близостью к хозяину. Впрочем, в 1638 году головщина всех категорий крестьян была выровнена[10]. Крестьяне-слуги освобождались от панщины и налогов и, согласно «Уставе на волоки», имели право на двухволочный надел, хотя получали его не всегда. Степень их зависимости от землевладельца была неодинакова: одни считались крепостными, другие имели право перехода.

Литовская крестьянка, Жан Пьер Норблен, конец XVIII века

Панцирные бояре, которые, собственно, крестьянами не были, а занимали промежуточное положение между шляхтой и крестьянами. Жили они преимущественно в Полоцком и Витебском воеводствах, в 1597 году за ними были закреплены Новопоротовичское, Езерищенское и другие войтовства. Панцирные бояре имели наделы с правом наследования, за что несли военную службу. Они обрабатывали землю, как и крестьяне, но в отличие от последних, им было разрешено жить в городах, заниматься ремеслом и торговлей[11].

Путные слуги (путные бояре, путники; от слав. путь — польза, прибыль, имущество), которые также имели земельный надел в две волоки, исполняли почтовую службу: перевозили налоги с мест в государственную казну в Вильну[12]. В XVII веке путных слуг перевели на чинш, большинство из них слилось с крестьянами.

Отчичами назывались лично зависимые крестьяне, не имевшие права перехода от одного помещика к другому. Звали их также отчизными людьми, то есть полученными помещиком в наследство, или непохожими людьми. В отчичи превращались те похожие люди, которые просрочили («заседели») уплату 10-летней задолженности за выход, а также их потомки. Личная зависимость отчичей от помещиков была оформлена законодательным актом великого князя КазимираПривилеем 1447 года и Статутами Великого княжества Литовского 1529, 1566, 1588. Помещики могли передавать отчичей в наследство, дарить, закладывать и продавать с землёй и без земли[13].

Похожие люди, селившиеся на непаханых землях или в лесу («на сыром корне»), освобождались от повинностей или от части их («садились на волю») и назывались воляне. После льготного срока похожие люди обязаны были столько же лет жить здесь и исполнять все повинности. Беглые похожие люди при поимке считались отчичами.

Крестьяне, называвшиеся похожими людьми, имели право переходить от одного князя к другому. Они жили на помещичьей земле и платили за это сельхозпродуктами или деньгами, или же исполняли панщину. С конца XVI в. их называли вольными людьми. Помещики стремились ограничить их в переходе и превратить в непохожих людей. Начало юридического оформления крепостного положения непохожих людей также положил Привилей 1447 года, запрещавший помещикам принимать беглых «чужих» крестьян. Непохожие люди в зависимости от повинностей делились на тяглых, чиншевых и др[14].

Закупы получали от помещика орудия труда и должны были работать на его земле, но имели своё хозяйство. Для его ведения брали у помещика ссуду (купу). Вернув её, закуп мог быть свободным, но сбежав, не рассчитавшись ― превращался в холопа. В Великом княжестве Литовском XIV—XVI вв. закуп ― должник помещика, до выплаты купы отрабатывал панщину в его хозяйстве. Статуты 1529, 1566, 1588 определяли денежную сумму отработков закупа.

Крестьянин-жемайт, Жан Пьер Норблен, конец XVIII века

Крестьяне, не имевшие своей земли, а иногда и огорода, назывались халупниками. Их имущество состояло из хаты (халупы) и мелкого скота. Они не отрабатывали панщину и не платили оброк, но платили помещику за проживание на его земле посединки: 2-4 злотых. Малоземельные халупники в XVII в. слились с тяглыми крестьянами.

Челядь ― крестьяне, жившие при помещичьих дворах, находились в полной собственности помещика. Выполняли разнообразную работу по дому и домашнему хозяйству. Сначала назывались челядь невольная, но Статутом 1588 этот термин запрещён, их стали называть челядью дворной, отчизной. В XVI в. часть челяди получила небольшие земельные наделы и превратилась в огородников и крепостных крестьян. В XVIII в. это дворовые люди помещиков.

Огородники ― крестьяне, согласно «Уставе на волоки», наделённые небольшими участками земли в 3 морга. Их селили в деревни по 10-20 дворов невдалеке от фольварков. За надел огородники работали один день в неделю без лошади, а их жёны 6 дней на протяжении лета. Во время волочной померы в огородники переводили и челядь. В XVIII в. огородниками называли жителей деревень и местечек, имевших только хату и огород.

Бедные безземельные крестьяне звались кутниками. Не имея хаты, они нанимали угол (кут) для жилья. Кутники занимались различными ремёслами, промыслами, нанимались в работники. В некоторых помещичьих владениях они несли дворовую службу (бобыли).

Повинности крестьян[править | править код]

Панщина, ксилография XVI века

Если до XVI века в Великом княжестве преобладала натуральная рента, то в XVI века начался массовый переход на панщину, часть дани заменена деньгами. Вначале единых норм обложения повинностями не было, их состав и объём отличались даже в границах одного имения. Крестьяне выполняли и государственные повинности: строительство и ремонт замков, дорог и мостов, шарварки, выплата серебщины и другие военных сборов. Рост эксплуатации сопровождался усилением личной зависимости крестьян.

Усиление эксплуатации выливалось, в частности, увеличением отработочной ренты, выраженной в количестве дней в неделю, который крестьяне должны были отработать в панском хозяйстве. Так, если в начале XVI века панщина составляла один день в неделю с каждого дыма, то в середине уже два дня[4]. Согласно «Уставе на волоки» 1557 года, за пользование волокой земли тяглые крестьяне должны были отработать на панщине два дня в неделю, выполнять другие повинности (толоки, сгоны); огородники за небольшой надел обязаны были работать на панщине день в неделю. В XVIII веке панщина составляла 4-8 дней в неделю с 0,5 тяглой волоки.

Осадные дворы платили оброк натурой (дань), деньгами (осада, чинш). По «Уставе на волоки», вся княжеская земельная рента осадных крестьян составляла 106 грошей с волоки хорошей земли и 66 грошей с волоки очень плохой земли. Кроме этого осадники платили дякло и стацию натурой или деньгами, отбывали и сгоны. Более предпочиталось дякло ― рожь, ячмень, овёс, конопляное масло. Сгоны представляли собой срочные хозяйственные работы, на которые сгонялись все трудоспособные работники[15].

У тягловых крестьян основной формой ренты была панщина. До волочной померы единицей обложения у них была служба, позже волока. За пользование волокой земли тяглые крестьяне отбывали два дня панщины в неделю и повинности в виде натуральных и денежных платежей (чинш), а также дополнительные работы (сгоны). В XVI—XVIII веке земельные наделы крестьян сокращались, в то время как повинности росли.

Чиншевый налог взимался за пользование землёй, закреплённой за крестьянами и передаваемой по наследству. Он был основной повинностью чиншевых крестьян в XVI—XVIII веках и заключался в денежном и натуральном оброке.

Шарварки (от нем. scharwerk) являлись повинностью по ремонту дорог, мостов, панских строений. Они не входили в панщину, их величина не была постоянной. Шарварки взимались с волоки или с крестьянского двора и составляли до 24 дней в год.

Аграрная реформа[править | править код]

Схематическое изображение владения.
Легенда: жирным штрихом показаны границы волок («стены»), менее жирным — деление волоки на три части, дом обозначает крестьянских двор («дым»), несколько домиков — деревня, пунктиром показана граница владения, штриховкой — «застенок».

С конца 1550-х годов до середины XVII века в Великом княжестве Литовском с целью увеличения помещичьих доходов путём упорядочения землепользования и унификации повинностей крестьян проводилась аграрная реформа, предпринятая Сигизмундом II Августом, известная как волочная помера. Юридически она была оформлена «Уставой на волоки» 1557 года[16].

В основе волочной померы лежал обмер земли на стандартные земельные участки — волоки (отсюда и название), которые одновременно становились единицей обложения крестьян повинностями. Волока давалась одной, чаще двум, в редких случаях трём семьям. Одной из целей проведения реформы была ликвидация чересполосицы. Земли бояр и шляхты, находившиеся среди владений великого князя и магнатов, включались в состав последних, бояре и шляхта при документальном доказательстве своих прав на прежнюю земельную собственность получали компенсацию в других местах. Волочная помера содействовала укоренению и расширению фольварка, в котором господская запашка увеличивалась главным образом за счёт лучших крестьянских земель[16].

На основании «Уставы на волоки» для обработки одной волоки фольварковой земли определялось 7 крестьянских волок. Реформа позволила помещикам увеличить количество налоговых единиц (наделов), облагаемых повинностями, сопровождалась увеличением панщины, которая с конца XVI века выросла с 2 до 4—5 дней в неделю, чинш увеличился в 1,5—2 раза, Крестьяне выступали против реформы, часто отказывались брать волоки. Реформа усилила закрепощение крестьянства, увеличила размеры повинностей, ликвидировала право перехода к другим помещикам, вводила подворное землепользование вместо общинного, а также закрепила трёхпольную систему земледелия[16].

В 1765 году в королевских экономиях Великого княжества Литовского реформой Антония Тизенгауза государственные крестьяне переведены с оброчной повинности на панщину при одновременном регулировании их земельных наделов.

Крестьянские восстания[править | править код]

В конце 1640—1660-х годов и в начале XVIII века земли Великого княжества Литовского стали местом длительных войн, сопровождавшихся голодом и эпидемиями. Количество населения уменьшилось вдвое, множество сёл сожжено и разграблено, сельское хозяйство пришло в упадок. Это вынудило великого князя и часть магнатов временно освободить крестьян своих имений от панщины и перевести на чинш. К середине XVIII века крестьяне восстановили сельское хозяйство. Помещики опять стали увеличивать фольварки и панщину.

Традиционными формами борьбы крестьян против помещичьего засилья были подача жалоб, отказ выполнять повинности, побеги и некоторые другие формы. Закрепощение крестьян обострило борьбу (восстания крестьян в конце XVI века, побеги от помещиков, самовольное переселение в города и др.). После Брестской унии 1596 года началось распространение в Великом княжестве Литовском униатства, что вызывало недовольство многих крестьян.

С конца XVI века неоднократно вспыхивали крестьянские восстания (1591—1596). В 1648 году, под влиянием восстания Хмельницкого, восстали горожане и крестьяне Мозырщины под руководством ремесленника Ивана Столяра. Крестьяне присоединились к запорожским казацким отрядам и разграбили несколько имений вблизи Слуцка и Несвижа. Впрочем, в 1649 году они были разгромлены 16-тысячным отрядом гетмана польного Януша Радзивилла.

В 1740 году произошло вооруженное выступление в Быхове, где население изгнало панского эконома, избило униатского протопопа. Крестьяне деревни Сидоровичи, объединившись с крепостными могилёвской экономии, создали вооружённый отряд в 200 человек. Это выступление также было подавлено.

В конце 1743 году в Кричевском старостве крестьяне с оружием выступили против администрации. В бою против полка Радзивилла было убито более 100 повстанцев и около 500 ранено. Восставшие вновь собрали до 4-х тысяч человек, но в сражении были разбиты, потеряв убитыми более 200 человек. После подавления восстания более 60-и повстанцев посажены на кол и повешены. Радзивилл ограничился мелкими уступками: заменил панщину на строительстве чиншем, отменил аренду староств[17][18].

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Спірыдонаў М. Дым // Вялікае Княства Літоўскае. Энцыклапедыя у 3 т. — Мн.: БелЭн, 2005. — Т. 1: Абаленскі — Кадэнцыя. — С. 610. — 684 с. — ISBN 985-11-0314-4.
  2. Беларусы: У 8 т. — Т. 2. Дойлідства / пад рэд. В. К. Бандарчыка і інш. — Мн.: Тэхналогія, 1997. — С. 21—22. (белор.)
  3. Похилевич Д. Л. Крестьяне Белоруссии и Литвы в XVI—XVIII в. ― Львов, 1957.
  4. 1 2 3 4 5 Доўнар А. Сялянства // Вялікае Княства Літоўскае. Энцыклапедыя у 3 т. — Мн.: БелЭн, 2005. — Т. 1: Абаленскі — Кадэнцыя. — С. 67—71. — 684 с. — ISBN 985-11-0314-4.
  5. 1 2 Спірыдонаў М. Даніна // Вялікае Княства Літоўскае. Энцыклапедыя у 3 т. — Мн.: БелЭн, 2005. — Т. 1: Абаленскі — Кадэнцыя. — С. 576. — 684 с. — ISBN 985-11-0314-4.
  6. 1 2 Спірыдонаў М. Даннікі // Вялікае Княства Літоўскае. Энцыклапедыя у 3 т. — Мн.: БелЭн, 2005. — Т. 1: Абаленскі — Кадэнцыя. — С. 577. — 684 с. — ISBN 985-11-0314-4.
  7. Спірыдонаў М. Дольнікі // Вялікае Княства Літоўскае. Энцыклапедыя у 3 т. — Мн.: БелЭн, 2005. — Т. 1: Абаленскі — Кадэнцыя. — С. 593. — 684 с. — ISBN 985-11-0314-4.
  8. Спірыдонаў М. Асада // Вялікае Княства Літоўскае. Энцыклапедыя у 3 т. — Мн.: БелЭн, 2005. — Т. 1: Абаленскі — Кадэнцыя. — С. 256. — 684 с. — ISBN 985-11-0314-4.
  9. Паншчына // Вялікае Княства Літоўскае. Энцыклапедыя у 3 т. — Мн.: БелЭн, 2005. — Т. 2: Кадэцкі корпус — Яцкевіч. — С. 396. — 788 с. — ISBN 985-11-0378-0.
  10. 1 2 Доўнар А. Даннікі // Вялікае Княства Літоўскае. Энцыклапедыя у 3 т. — Мн.: БелЭн, 2005. — Т. 2: Кадэцкі корпус — Яцкевіч. — С. 649—650. — 788 с. — ISBN 985-11-0378-0.
  11. Похилевич Д. Л. Крестьяне-слуги в Великом княжестве Литовском в XVII—XVIII вв. // Средние века. — Вып. 21. — М., 1962.
  12. Варонін В. А. Полацкія путныя слугі ва ўрадавай палітыцы ВКЛ (XV — сярэдзіна ХVІ ст.) // Беларускі гістарычны агляд. — Т. 7. Сшытак 2 (13). — 2000. — С. 305—324.
  13. Статут Великого княжества Литовского 1588 (недоступная ссылка). Дата обращения 29 января 2012. Архивировано 5 июля 2018 года.
  14. Солонович Р. В. Привилей 1447 года и Судебник 1468 года
  15. Леонтович Ф. И. Крестьяне Юго-западной России по Литовскому праву XV и XVI веков — Киев, 1863.
  16. 1 2 3 Улашчык М. Валочная памера // Беларуская мінуўшчына. — 1996. — № 1. — С. 49-53. (белор.)
  17. Мялешка В. I. Крычаўскае паўстанне // Полымя. — 1971. — № 1. (белор.)
  18. Lech M. J. Powstanie chlopow bialoruskich w Krzycewskim (1740) // Przeglad Historyczny. — T. 51. — Z. 2. — Warszawa, 1960.

Литература[править | править код]

  • Владимирский-Буданов М. Ф. Крестьянское землевладение в Западной России до половины XVI века. ― К., 1892.
  • Голубеў В. Ф. Сялянскае землеўладанне и землекарыстанне на Беларусі XVI—XVIII ст. ― Мн., 1992.
  • Гурбик А. Еволюція соціально-територіальних спільнот в середньовічній Україні (волость, дворище, село, сябринна спілка). — К., 1998. (укр.)
  • Довнар-Запольский М. В. Очерки по организации западнорусского крестьянства в XVI в. ― К., 1905.
  • Козловский П. Г. Крестьяне Белоруссии во второй половине XVII—XVIII в. (по материалам магнатских вотчин). ― Мн., 1969.
  • Леонтович Ф. И. Крестьяне Юго-западной России по Литовскому праву XV и XVI веков. — К., 1863.
  • Леонтович Ф. И. Крестьянский двор в Литовско-Русском государстве. — Вып. 1—3. — Спб.—Варшава, 1897—1898.
  • Лойка П. А. Прыватнавласніцкія сяляне Беларусі: Эвалюцыя феадальнай рэнты ў другой палове XVI—XVIII ст. — М., 1991. (белор.)
  • Мелешко В. И. Очерки аграрной истории Восточной Белоруссии (вторая половина XVII—XVIII в.). ― Мн., 1975.
  • Новицкий И. Очерки истории крестьянского сословия Юго-Западной России в XV—XVIII вв. — К., 1876.
  • Пичета В. И. Аграрная реформа Сигизмунда-Августа в Литовско-Русском государстве. — 2 изд. — М., 1958.
  • Пичета В. И. История сельского хозяйства и землевладения в Белоруссии. — Ч. 1. ― Мн., 1927.
  • Пичета В. И. Институт холопства в Великом княжестве Литовском // Исторические записки. — Т. 20. ― М., 1946. — С. 38—65.
  • Похилевич Д. Л. Движение феодальной земельной ренты в Великом княжестве Литовском в XV—XVI вв. // Исторические записки. Т. 31. ― М., 1950. С. 194—221.
  • Похилевич Д. Л. Крестьяне Белоруссии и Литвы в XVI—XVIII в. ― Львов, 1957.
  • Спиридонов М. Ф. Закрепощение крестьянства Беларуси (XV—XVI вв.). — Мн., 1993.
  • Уланов В. Я. Волочная помера и устава: и её назначение в истории литовско-русского государства. — Мн., 2005 (переиздание работы 1905 года).
  • Улашчык М. Валочная памера // Беларуская мінуўшчына. — 1996. — № 1. — С. 49—53. (белор.)
  • Jurginis J. Lietuvos valstiečių istorija (nuo seniausių laikų iki baudžiavos panaikinimo). — Vilnius: Mokslas, 1978. (лит.)
  • Kaspierczak S. Rozwój gospodarki folwarcznej na Litwie i Białorusi do połowy XVI wieku. — Poznań, 1965. (польск.)
  • Kolankowski L. Pomiara włoczna // Ateneum Wileńskie. — 1927. — T. 4. — S. 235—251. (польск.)