Криве

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
В скульптурной группе «Духовные работники» (латыш. Gara darbinieki) Памятника Свободы в Риге изображен древний латышский Криве, который держит палку с загнутым концом (латыш. krivule). Рядом сидят современные писатель и учёный

Кри́ве (лат. Criwe, Criue, иначе Криве Кирвайто нем. crywen kirwaitho, Криве-Кривайто прусск. krive krivaito, Кри́ве-Крива́йтис лит. krivių krivaitis, Криве Кривейта польск. Krywe Krywejta) — предположительно название верховных иерархов прусского, литовского языческого жречества, которые имели резиденцию в Ромове, а затем в Вильне. Согласно сообщению Петра из Дуйсбурга, пруссами Криве почитался словно папа римский, а его влияние распространялось вплоть до территорий, населённых литовцами и ливами. Основной жреческой функцией было поддержание непрерывности горения вечного огня, кроме того выполнял высшие судейские обязанности

По ненадежной с научной точки зрения классификации, приведённой хронистом Симоном Грюнау, Криве имел подчинённых жрецов, называемых вайделотами. В случае, если Криве заболевал и не мог длительное время выполнять свои обязанности, он удалялся для того, чтобы совершить акт самосожжения, после чего вайделоты выбирали нового Криве.

Источники сведений о Криве[править | править код]

Само понятие Криве (лат. Criwe) впервые было упомянуто в 1326 году Петром из Дусбурга в главе «De yodalatria et ritu et moribus Pruthenorum» своей «Chronicon Terrae Prussiae»[1], как имя верховного языческого иерарха пруссов. Пётр описывает его так[2]:

Было же посредине этого погрязшего в пороке народа, а именно в Надровии, одно место, называемое Ромов, ведущее название своё от Рима, в котором жил некто по имени Криве, кого они [то есть пруссы] почитали, как папу, ибо как господин папа правит вселенской церковью христиан, так и по его воле или повелению управлялись не только вышеупомянутые язычники, но и литвины и прочие народы земли Ливонской. Такова была власть его, что не только он сам или кто-либо из сородичей его, но даже гонец с его посохом или с другим отличительным знаком, проходя по пределам вышеупомянутых язычников, был в великом почете у королей, нобилей и простого люда.

В рифмованной «Хронике земли Прусской» (1331—35 годов) Николай фон Ерошин также неоднократно говорит о Криве, между тем «Хроника» Ерошина в значительной степени зависит от «Хроники» Петра[3]., в основной своей части являясь поэтическим её переложением[4].

Описывая миссионерскую деятельность и мученический путь Адальберта, архиепископа Гнезненского, Ян Длугош также упоминает Криве во второй книге «Анналов или хроник славного королевства Польша» (1480 года):

А прусский народ в эту пору был свиреп и жесток, предан идолопоклонству, культу демонов и столь очевидному слепому и мрачному заблуждению, что почитал в качестве богов солнце, луну, звёзды, зверей, птиц, огонь и прочие творения; они считали священными некоторые леса, озёра и реки, которые не разрешалось осквернять рыболовством, охотой и вырубкой, имели особый язык, в небольшой степени происходивший от латинского и имеющий некоторое сходство и подобие с литовским; они имеют чуть ли не одних и тех же богов, одинаковые обряды и святыни, и одного и того же верховного жреца священнодействий, живущего в их городе, который считается столицей и от Рима зовётся Ромове; каждого, кто не исполняет послушно его приказы, карают смертью, а сам жрец зовётся на их языке Криве.

Пруссы же, с досадой перенося осквернение и унижение своих богов, негодовали по поводу того, что их культ и обряд, принятые от предков, попираются и уничтожаются, когда верховный жрец священнодействий Криве и другие жрецы богов воодушевили прусскую знать, сговариваются его [то есть Адальберта] убить.

Польский историк и географ эпохи Ренессанса Матвей Меховский во второй книге «Трактата о двух Сарматиях, азиатской и европейской, и о находящемся в них» (1517 года)[5], следуя впрочем Петру и Фон Ерошину, сообщает[6]:

Этот четвероязычный народ [то есть литовский народ] во времена идолопоклонства имел одного великого жреца, которого звали Криве. Жил он в городе Ромове (Romouae), названном так по имени Рима, так как этот народ гордится своим происхождением из Италии, и действительно в его языке есть некоторые италийские слова. Об этом Криве и городе Ромове можно прочесть в легенде о святом епископе и мученике Адальберте.

Историографические интерпретации[править | править код]

Из «Хроники» Петра не ясно, является ли «Криве» именем нарицательным или собственным и поэтому на протяжении всей истории изучения вопроса, происхождение и значение названного термина вызывает много споров, предположения и мнения исследователей на этот счет различны.

Историк Иоганн Фойгт (1786—1863) обратил внимание, что деревенские старосты в Литве использовали т. н. лит. krivūlė — палку, похожую на епископский посох с одним загнутым концом, которой они созывали деревенское собрание. Фойгт полагал, что своё название эта палка получила от термина Criwe[7]. Фойгт также сделал предположение, что «криве» — это жрец огня[8].

Языковед и историк Александр Брюкнер полностью отрицал существование Криве и Ромова, однако допускал, что термин «криве» может относиться только к искривленной палке, служившей знаком для сбора людей[9], такого же мнения частично придерживался и польский филолог Антон Мержинский[10], который между тем отмечал, что вероятно «Криве» это не нарицательное имя, как у Петра из Дуйсбурга и Матвея Меховского, но имя собственное, какого-то крупного в то время жреца[11]. Матвей Любавский следуя Мержинскому так же отмечает, что «Криве» по всей видимости имя собственное уважаемого жреца, каких, впрочем, было много в те времена[12]. Это мнение разделял и Генрих Ловмяньский[13] полагая, что Пётр из Дуйсбурга, введенный в заблуждение созвучием названия Ромов и Рим, преувеличил возможности Криве как верховного жреца, тогда как они в основном сводились к созыву общих сходок пруссов и представителей соседних языческих народов. Ловмяньский также высказал точку зрения[14], поддержанную Владимиром Пашуто[15] что прусские вожди выполняли и жреческие функции.

Антон Прохаска предположил, что Пётр из Дуйсбурга мог не знать прусского языка и поэтому принял термин, обозначавший жреца, за его личное имя. Признавая за «криве» верховные судейские функции, Прохаска также высказал мнение, что свои «криве» могли быть у каждого прусского племени[16].

Немецкий археолог Вильгельм Герте думал, что из первоначально означавшего представителя судебной власти «Криве», Пётер из Дусбурга сделал жреца[17].

Согласно мнению ориенталиста и лингвиста Яана Пухвела — «криве» это жрец, которого можно сравнить с кельтским друидом и индийским брахманом[18].

Владимир Топоров в фундаментальном словаре «Прусский язык» отметил, что «криве» (Krive, krive, kriv-ait-, (kirv-ait-?)) — это наименование верховного жреца древних пруссов, игравшего исключительную роль в религиозной и общественной жизни[19].

Слово лит. krivis (прусск. kreivs) означает «искривленный, кривой». Эта этимология подходит хорошо литовскому епископскому посоху и палке деревенского старосты, но проблематична однако в отношении жреческого наименования. Возможно, однако переносное «согнувшийся», означающего сгорбившегося (согбенного) человека, и относящееся к старикам в значении «мудрый человек»[20].

Английский литуанист Стивен Роуэлл указал, на излишнее буквальное понимание историками искомого Дуйсбургского «сюжета», который на самом деле, как и многое в «Хронике» Петра, является «назидательным примером» (exemplum). Исследователи мало задавались вопросом, отчего языческий «папа» не показан в действии в других частях «Хроники». Для Петра из Дуйсбурга это был способ поведать христианам, воюющим с язычниками, о своеобразных верованиях последних, представить их религию как своего рода «контр-церковь». Пётр из Дуйсбурга показывает язычество как полную противоположность христианства. Роуэлл отмечает, что этот этнографический раздел «Хроники» имеет идеологическую окраску, а Пётр проявляет себя сторонником папства в условиях, когда Тевтонский орден занимает сторону императора Людвига IV в его борьбе с Папой Римским Иоанном XXII. Образом «Криве» Пётр преподносит нравственный урок рыцарям[21][22].

В историю Литвы понятие Криве Кривейта (польск. Krywe Krywejta) было введено в 1582 году «Хроникой Польской, Литовской, Жмудской и всей Руси» Матея Стрыйковского, описавшего легендарное событие XVI века, а именно толкование тогдашним Криве Кривейта Лиздейкой «сна Гедимина». Стрыйковский позаимствовал этот термин из «Прусской хроники» Симона Грюнау (1529 года), где верховный прусский жрец назван криве кирвайто (нем. crywen kirwaitho), а в свою очередь Грунау это имя произвел от Криве Дуйсбургской «Хроники».

Список криве-кривайтисов[править | править код]

Перечень[23] 48 первых Криве-Кривайтисов впервые полностью приводится в «Прусской хронике» Симона Грюнау[24]. Каспар Хенненбергер в «Кратком и правдивом описании прусской земли» (1584 года)[25], Кристоф Гарткнох в «Старой и Новой Пруссии» (1684 года)[26], Эварист Анджей Куропатницкий в «Известии о шляхетских клейнодах, также гербах благородных домов Короны Польской и Великого Княжества Литовского» (1789 года)[27] и Теодор Нарбутт[28] в своих работах также приводят список Криве-Кривайтисов, следуя в этом Грунау.

Маттеус Преторий приводит[29] список отличный[30] от списка Симона Грюнау.

Криве-Кривайтисы с резиденцией в Ромове[править | править код]

Криве-Кривайтисы с резиденцией в Кернове и в Вильне[править | править код]

Преемник Аллепса был вынужден удалиться в более безопасное место на берегу Балтийского моря. Затем, по мере завоевания Пруссии тевтонскими рыцарями, Криве-Кривайтисы уходили от них в глубь лесов и, наконец, перенесли свою резиденцию в Литву, сначала в местечко Кернове, а потом в Вильне, причем многие из них, по примеру Видевута и Брутена I, кончали жизнь добровольным сожжением на костре[23][36].

два или три неизвестных по имени иерарха

Криве-Кривайтисы после изгнания из Вильны в жемайтские леса[править | править код]

неизвестные

неизвестные

  • Гинтовт (ум. 28 июля 1414), 74-й и последний верховный жрец скончался в начале XV века. Теодор Нарбут в своей «Древней истории литовского народа» сообщает об этом иерархе, ссылаясь на некую анонимную летопись «Церковная история»[41][42]:

[Язычество] и после процветало в Княжестве, а больше всего в Жемайтии, крещёной самой последней, а именно до 28 июля 1414 года, когда в деревне Анкаим[43] умер верховный Криве-Кривайто именем Гинтовт, 74-й жрец. С ним же, действительно, пал титул, некогда очень важный в святых и судебных делах во всех землях литовских: пруссов, литвинов, жемайтов, куронов, земгалав, ливонцев, латгалов, а также кривичских русов[44]; [язычество же] уже в конце XI века начинает понемногу прозябать; наконец, вечный мрак язычества, сбегая от земли к земле, рассеялся перед светом христианской веры и святого креста.

Вместе с тем, к сообщениям, которые приводит Теодор Нарбут в своем труде, необходимо относиться с известной долей скептицизма, так как он в современной исторической науке признаётся исследователем, нередко делавшим ссылки на недостоверные, фальсифицированные и вымышленные им же источники и документы[45][46].

Примечания[править | править код]

  1. Chronicon Terrae Prussiae, 1326. Mit kritischen Kommentaren von Max Toeppen nachgedruckt. // Scriptores Rerum Prussicarum: Die Geschichtsquellen der Preussischen Vorzeit bis zum Untergang der Ordensherrschaft. / Нhrsg. von Theodor Hirsch, Max Toeppen und Ernst Strehlke. Bd. 1. — Leipzig: Verlag von S. Hirzel, 1861 (Neudruck, 1965). — S. 53. — XIV, 819 s.
  2. 5. Об идолопоклонстве и обрядах и нравах пруссов. // Третья часть. О войне братьев дома Тевтонского с пруссами. // Петр из Дусбурга. Хроника земли Прусской. — М.: Научно-издательский центр «Ладомир», 1997. — С. 51. — 384 с. — ISBN 5-86218-258-6
  3. Топоров В. Н., Прусский язык. / Отв. ред. В. В. Иванов. — М.: Наука, 1984. — Том 4. K-L (*kirk — *laid-ik-). — С. 197—198. — 441 с.
  4. Diе Kronike Pruzilant des Nicolaus von Eroschin: 3983—4116 / Нhrsg. von Ernst Strehlke. // Separabdruck aus dem ersten Bande der Scriptores Rerum Prissicarum. / Нhrsg. von Theodor Hirsch, Max Toeppen und Ernst Strehlke. — Leipzig: Verlag von S. Hirzel, 1861. — S. 60—61. — IV, 340 s.
  5. Maciej Miechowita, Tractatus de duabus Sarmatis Europiana et Asiana et de contentis in eis, 1517
  6. Книга вторая. Трактат первый. Глава третья. // Матвей Меховский, Трактат о двух Сарматиях. / Пер. и комм. С. А. Аннинского. — М.-Л.: Изд-ство АН СССР, 1936. — С. 94-112. — 301 с.
  7. Voigt J., Geschichte Preussens: von den ältesten Zeiten bis zum Untergange der Herrschaft des Deutschen Ordens. Die Zeit des Heidenthums. 1 Band. — Königsberg: Bornträger, 1827. — s. 602. — XLVIII, 724 s.
  8. Scriptores Rerum Prussicarum: Die Geschichtsquellen der Preussischen Vorzeit bis zum Untergang der Ordensherrschaft. / Нhrsg. von Theodor Hirsch, Max Toeppen und Ernst Strehlke. Bd. 1. — Leipzig: Verlag von S. Hirzel, 1861 (Neudruck, 1965). — S. 53. — XIV, 819 s.
  9. Bruckner A., Starozytna Litwa ludy i bogi. Szkice historyczne i mitologiczye. — Warszawa: Nakładem Księgarni Naukowej, 1904. — S. 19. — [2], IV, 6-166, [1] s.
  10. Mierzynski A., Nuncius cum baculo. Studium archeologiczne о krywuli // Wisła. Warszawa, 1895. — T. IX. — S. 361—397
  11. Mierzynski A., Zrodta do mytologii litewskiej, cz. III, Warszawa, 1892, 1896
  12. Любавскiй М. К., Очеркъ исторiи Литовско-Русскаго государство до Люблинской унiи включительно. Съ приложенiемъ текста хартiй, выданныхъ великому княжеству Литовскому и его облаястямъ. — 2-е изд. — М.: Московская Художественная Печатня, 1915. — С. 11—12. — [4], 402, IV с.
  13. Lowmianski H., The Ancient Prussians. — P. 154
  14. Lowmianski H., The Ancient Prussians. — P. 164
  15. Пашуто В. Т., Образование Литовского государства. — М.: Издательство Академии Наук СССР, 1959. — Гл. 2. Часть I. — С. 108; — Гл. 3. Часть II. — C. 214
  16. Prochaska A., Czy istniał Krywe na Litwie? // Kwartalnik Historyczny. — Lwów: Towarzystwo Historyczne, 1904, — R. XVIII. — Z. 3-4. — S. 482
  17. Gaerte W., Sakrale Herrschaftsformen bei den heidnischen Preußen, Litauern und Letten. // La Regalità sacra: contributi al tema dell' VIII Congresso internazionale di storia delle religioni, Roma, aprile 1955. — Leiden: E. J. Brill, 1959. — S. 635—650. — XV, 748 p., [8] p. — (Studies in the history of religions, 4.)
  18. Puhvel J., Indo-European Structure of the Baltic Pantheon. // Myth in the Indo-European Antiquity. / Edit. G. J. Larson, etc. — Berkeley: University of California Press, 1974. — P. 75-85. — 203 p. — (Publications of the UCSB Institute of Religious Studies). — ISBN 0-520-02378-1
  19. Топоров В. Н., Прусский язык. / Отв. ред. В. В. Иванов. — М.: Наука, 1984. — Том 4. K-L (*kirk — *laid-ik-). — С. 196—205. — 441 с.
  20. Wilhelm Mannhardt. Letto-Preussische Götterlehre (1870). Lettisch-Literärische Gesellschaft, Riga 1936. Nachdruck Verlag Harro v. Hirschheydt, Hannover-Döhren 1971. p. 95
  21. Rowell S. C., Lithuania Ascending: A Pagan Empire Within East-Central Europe, 1295—1345 // Cambridge Studies in Medieval Life and Thought: Fourth Series. Cambridge University Press (No. 25), 1994. — P. 39—40; 126—127. — ISBN 978-0-521-45011-9
  22. Комментарии // Петр из Дусбурга. Хроника земли Прусской. Третья часть. М.: Ладомир. 1997
  23. 1 2 Боричевский И. П., Свѣдѣнія о древнихъ литовцахъ // Журнал Министерства народнаго просвѣщения, часть XLII. — СПб.: Типография Императорской Академіи наук, Январь-Март, 1844. — 867 с. — отд. II. — C. 16.
  24. Simon Grunau’s Preussische Chronik. / Hrsg. von M. Perlbach, R. Philippi und P. Wagner. Bd. 1-3. — Leipzig: Duncker & Humblot, 1876—1896. — §.11. — S. 26-28
  25. Henne(n)berger Kaspar, Kurze und wahrhaftige Beschreibung des Landes zu Preussen. — Königsberg: bey Georgen Osterbergern, 1584. — S. 18 (27). — 42 (160) s.
  26. Hartknoch Christoph, Alt- und Neues Preussen: Oder Preussischer Historien Zwey Theile…. — Franckfurt; Leipzig; Königsberg: Ver. Hallervord, Martin <der Ältere>; Franckfurt; Leipzig: Ver. Andreae, Johann <der Jüngere>, 1684. — Bd. I. — Сар. III. — S. 149. — 668 s. — (переиздание: Berlin: Scherer, 1991. — ISBN 3-89433-027-9 Ldr)
  27. Kuropatnicki Ewaryst Andrzej, Wiadomość o kleynocie szlacheckim, oraz herbach domów szlacheckich w Koronie Polskiey, i Wielkiem xięstwie Litewskim. — Warszawa: Nakl. i drukiem Michala Grölla, 1789. — §.8. — S. 38-39
  28. Narbutt Teodor, Dzieje starozytne narodu Litewskiego. T. 1. Mitologia litewska. — Wilno: Nakładem i drukiem A. Marcinowskiego, 1835. — S. 246
  29. Praetorius Matthaeus, Orbis Gothicus. Id Est. Historica Narratio, Omnium Fere Gothici Nominis Populorum Origines, Sedes, Linguas, Regimen, Reges, Mores, Ritus Varios, Conversionem Ad Fidem &c. &c. Exhibens. — [Oliwa]: Typis Monasterii Olivensis Sac. Ord. Cisterciensis imprimebat Joannes Jacobus Textor, Factor, [1689]. — P. 23. — 40 p. — (Orbis Gothicus)
  30. Kraszewski J. I., Litwa : starożytne dzieje, ustawy, język, wiara, obyczaje, pieśni, przysłowia, podania itd. T. 1, Historya do XIII wieku. — Warszawa: w drukarni Stanisława Strąbskiego, 1847. — S. 157—158. — [4], 516, [1] s.
  31. Maciej Stryjkowski, Kronika Polska, Litewska, Żmodzka i wszystkiej Rusi. // Kronika Polska, Litewska, Żmodzka i wszystkiej Rusi Macieja Stryjkowskiego. Wydanie nowe, bedace dokadném powtórzeniem wydania pierowtnego królewieckiego z roku 1582, poprzedzone wiadomoscia o zyciu i pismach Stryjkowskiego przez Mikoaja Malinowskiego, oraz rozprawa o latopiscach ruskich przez Daniowicza, pomnozone przedrukiem dzie pomniejszych Stryjkowskiego wedug pierwotnych wydan. Tom I. — Warszawa: Nakład Gustaw Leona Gebethnera, 1846. — S. 142. — 440 s.
  32. Приложение 5. Прусский хронограф: ок. 63 г. н. э. — 1283 г. // Кулаков В. И., История Пруссии до 1283 года. — М.: Индрик, 2003. — С. 320. — 364, [67] c. — (Prussia Antiqua. Том 1.). — ISBN 5-85759-231-3
  33. Приложение 5. Прусский хронограф: ок. 63 г. н. э. — 1283 г. // Кулаков В. И., История Пруссии до 1283 года. — М.: Индрик, 2003. — С. 322. — 364, [67] c. — (Prussia Antiqua. Том 1.). — ISBN 5-85759-231-3
  34. Schütz Caspar, Historia Rervm Prvssicarvm : Das ist Warhaffte vnd eigentliche Beschreibung der Lande Preußen, jrer gelegenheit, namen vnd teilunge, Von den eltesten Königen an, derselben Regierung vnd Heidnischer Auffopfferung, Auch vom Vrsprung des Deudschen Ordens, und was sich bey eines jeglichen Hohmeisters leben vnd Regierung zugetragen hat, Vom ersten bis zum letzten, Darinnen auch Die Ankunfft vnd erbawung der Koeniglichen Stad Dantzig, vnd wie sie von Jaren zu Jaren zugenommen, fleißig vnd mit allen vmbstenden beschrieben vnd angezeiget wird. — Zerbst: Schmid, 1592. — 1164 s. — S. 37
  35. Глава 12. ФИНАЛ ПРУССКОЙ СВОБОДЫ. // Кулаков В. И., История Пруссии до 1283 года. — М.: Индрик, 2003. — С. 230. — 364, [67] c. — (Prussia Antiqua. Том 1.). — ISBN 5-85759-231-3
  36. Вроцкий Н. А. (Навроцкий А. А.) Необходимое предисловие. // Крещение Литвы. Историческая драма в пяти действиях. // Русская речь. — 1879. — Кн. IX. — С. 11 ff.
  37. 1 2 Narbutt T., Dzeje starozytne narodu Litewskiego. T. 1. Mitologia litewska. — Wilno: Nakładem i drukiem A. Marcinowskiego, 1835. — S. 249—250
  38. Карновичъ Е. П. Князь Іеронимъ Радзивилъ, великій хорунжій Литовскій. // Очерки и разсказы изъ стариннаго быта Польши. — СПб.: Типографія Ф. С. Сущинскаго, 1873. — С. 100—102
  39. Карновичъ Е. П. Князь Іеронимъ Радзивилъ, великій хорунжій Литовскій. // Очерки и разсказы изъ стариннаго быта Польши. — СПб.: Типографія Ф. С. Сущинскаго, 1873. — С. 102
  40. Врангель К. К. Вилькомир // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  41. Narbutt T., Dzeje starozytne narodu Litewskiego. T. 1. Mitologia litewska. — Wilno: Nakładem i drukiem A. Marcinowskiego, 1835. — S. 438
  42. Гісторыя філасофскай і грамадска-палітычнай думкі Беларусі. У 6 т. Т. 2. Протарэнесанс і Адраджэнне / С. І. Санько [і інш.] ; Нац. акад. навук Беларусі, Ін-т філасофіі. — Мн.: Беларуская навука, 2010. — С. 322. — 840 с. — ISBN 978-985-08-1228-5
  43. деревня Анкаим — вероятно замок Аукайм (Онкайле) (лит. Aukaimis) в Жемайтии, известный из хроник XIII века как Augken, Aukon, Awkon, Onkajm, Oukaim (см. Aukaimis // Lietuviškoji enciklopedija / Vaclovas Biržiška (red.). — Kaunas: Spaudos Fondas, 1934. — T. II: Atskilelis — Batoras. — P. 155. — XVI p., 1534 sklt.; см. Aukaimis. // Lietuvių enciklopedija / Vyr. red. Vaclovas Biržiška. — Bostonas: Lietuvių Enciklopedijos Leidykla, 1953. — T. 1: A. — P. 419. — 525 p.). Название видимо происходит от лит. auka — «жертва» и лит. kaimas — «деревня».
  44. Гісторыя філасофскай і грамадска-палітычнай думкі Беларусі. У 6 т. Т. 1. Эпоха Сярэднявечча. / В. Б. Евароўскі [і інш.]; рэд. кал.: В. Б. Евароўскі [і інш.]. — Мн.: Беларуская навука, 2008. — С. 237. — 578 с. — ISBN 978-985-08-0967-4. — «Захоўваюцца таксама пэўныя звесткі пра пашырэнне юрысдыкцыі пруска-літоўскага першасвятара Крыве-Крывайціса, у тым ліку і на тэрыторыю будучай Беларусі. Паводле сярэднявечнай ананімнай „Царкоўнай гісторыі“, сан гэты быў „некалі вельмі істотны ў справах святых і судовых ва ўсёй зямлі літоўскай: Прусіі, Літве, Жамойці, Куроніі, Зэмгаліі, Лівоніі, Латгаліі і нават у землях крывіцкіх русаў (Kreviczensium Russorum)“ [Narbutt 1835: 438]. У сувязі з гэтым варта згадаць і найпраўдападобнейшую этымалагічную версію паходжання наймення найбольшага протабеларускага племя — крывічоў, звязаную з тытулам балцкіх святароў (лiт. krivis, krivė, krivaitis і г. д.). Дзеля гэтага нават, як нядаўнаадзначыў У. М. Тапароў, „крывічы могуць асэнсоўвацца як пэўнага кшталту левіты, племя жрацоў, святароў“ [Топоров 1990:89].»
  45. Предисловие. // Хроника Быховца. / Под ред. М. Н. Тихомирова. — М.: Наука, 1966. — С. 8. — 157 с. — (Памятники средневековой истории народов Центральной и Восточной Европы)
  46. Ліцкевіч А. Устава Альгерда аб крэвах (1359) — фальсіфікат першай паловы XIX ст. // Гісторыя Беларусі IX—XVIII стагоддзяў. Першакрыніцы. — 26.11.2009

Литература[править | править код]