Крузе (Рабе), Иоганн

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Иоганн Крузе
Дата смерти 1702(1702)
Место смерти Мариенбург
Род деятельности солдат
Супруга Марта Скавронская (Екатерина I)

Иоганн Крузе или Иоганн Рабе[1][2] (швед. Johan Cruse) — первый муж Марты Скавронской (будущей императрицы Екатерины I), шведский солдат, пропавший без вести.

Брак[править | править код]

Сведения о его личности являются легендарными. Общепринятая версия гласит, что в 1702 году, накануне русского наступления на Мариенбург в ходе Северной войны, 17-летнюю Марту[3], бывшую у него в услужении, пастор Глюк выдал замуж за шведского драгуна-трубача Иоганна Крузе. Через несколько дней Крузе ушел на войну и без вести пропал. А Марта попала в русский обоз и со временем — в постель императора.

Эти легенды, как пишет биограф Екатерины I Николай Павленко[4], появились преимущественно уже после того, как Екатерина стала сначала супругой царя, а затем и императрицей.

Екатерина в 1710-х годах

Впрочем, еще в 1710 году одну из этих легенд занес в свой дневник датский посланник Юст Юль. По его словам, «Марта родилась от родителей весьма низкого происхождения в Лифляндии, в маленьком городке Мариенбурге, служила в Дерпте горничной у местного суперинтенданта[5] Глюка и была помолвлена с шведским капралом Мейером. Свадьба их состоялась 14 июля 1704 года — как раз в тот день, когда Дерпт оказался в руках русского царя. Когда русские вступили в город, Марта в полном подвенечном уборе попалась на глаза одному русскому солдату"[4]. По словам Павленко, «в этом рассказе неверно практически все: начиная от времени, когда Марта попала в плен, и кончая обстоятельствами, при которых она оказалась у царя».

Француз Франц Вильбуа, находившийся на русской службе во флоте с 1698 года и женатый на дочке пастора Глюка, приводит историю в следующем виде[6]:

«[Жена пастора Глюка] оставила её у себя в качестве служанки, пока той не исполнилось 16 лет. Когда та достигла этого возраста, хозяйка решила, судя по поведению девушки, что ей скоро наскучит её положение (примечание Вильбуа: „Предполагают, что суперинтендант заметил, что, с одной стороны, его старший сын смотрел на эту служанку слишком благосклонно, чему не подобало быть в доме священника, а с другой стороны, девушка была не безразлична к тем взглядам, которые бросал на неё молодой человек, если эта игра уже не зашла дальше“). Вот почему её хозяева, боясь, что, несмотря на хорошее воспитание, которое они ей дали, природа может в самый неожиданный момент взять верх над рассудком, решили, что пришла пора быстро выдать её замуж за одного молодого брабанта[7] — солдата, который находился в Мариенбургском гарнизоне. Девушка показалась ему приятной, и он попросил её руки. Не существовало никаких препятствий для выполнения церемониальных формальностей совершения брака, и если они не были выполнены с большой пышностью, то, тем не менее, было большое стечение народа, любопытствующего увидеть новобрачных. Можно найти не одного свидетеля, заслуживающего доверия, который помнит эту свадьбу. (…) Этот человек, поступив на службу к шведскому королю Карлу XII в качестве простого кавалериста, был вынужден через два дня после свадьбы покинуть свою жену, чтобы уйти со своим отрядом догонять войска шведского короля. Он прибыл в Польшу, где этот король вел войну с польским королём Августом. Екатерина в ожидании мужа осталась у Глюков».

В культуре[править | править код]

Упомянут в романе А. Н. Толстого «Петр Первый»:

Борис Петрович некоторое время разглядывал девушку… Ладная, видать — ловкая, шея, руки — нежные, белые… Весьма располагающая. Заговорил с ней по-немецки:
— Зовут как? (…) Ну, что же, — девица?
Катерина всхлипнула, и — не поднимая головы:
— Нет уже… Недавно вышла замуж…
— А-а-а… За кого?
— Королевский кирасир Иоганн Рабе…
Борис Петрович насупился. Спросил неласково про кирасира: где же он — среди пленных? Может, убит?
— Я видела, Иоганн с двумя солдатами бросился вплавь через озеро… Больше его не видала…
— Плакать, Катерина, не надо… Молода… Другого наживешь… Есть хочешь?

Примечания[править | править код]

  1. Павленко приводит запись шведского придворного проповедника Нордберга, взятого в плен в 1709 году под Полтавой, который считал, что Иоганн Рабе — это имя отца Марты, шведского полковника квартермейстера.
  2. Белозёрская Н. А. Происхождение Екатерины I. // Исторический вестник. — 1902. — № 1. — С. 76.
  3. Её точная фамилия до сих пор невыяснена, так, в завещании императора от 1708 года она названа «Василевской», а не «Скавронской».
  4. 1 2 Павленко Н. Екатерина I. ЖЗЛ.
  5. Суперинтендант — так называют среди лютеран в тех провинциях, где нет епископов, некоторых священников, которые имеют старшинство и надзор над всеми другими пасторами или кюре. Функции этого сана примерно те же, что и функции архипастыря в Римской церкви» (Комментарии к Ф.Вильбуа).
  6. Франц Вильбуа, «Рассказы о российском дворе»
  7. Брабанты во время правления шведского короля Карла XII набирались из отборной кавалерии. Их набирали во всех армиях этого государя, который создал из них специальные отряды для охраны его персоны. Эти всадники выполняли в Швеции такую же функцию, как телохранители во Франции или, лучше сказать конные гренадеры (комментарии к Ф.Вильбуа).