Кубанские казаки (фильм)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Кубанские казаки
Постер фильма
Жанр Музыкальная комедия
Режиссёр Иван Пырьев
Автор
сценария
Николай Погодин
В главных
ролях
Марина Ладынина
Сергей Лукьянов
Клара Лучко
Владлен Давыдов
Оператор Валентин Павлов
Композитор Исаак Дунаевский
Кинокомпания Киностудия «Мосфильм»
Длительность 111 мин.
Страна Flag of the Soviet Union (1936–1955).svg СССР
Язык русский
Год 1949
IMDb ID 0041562

«Кубанские казаки́» — советская музыкальная комедия, снятая на ордена Ленина киностудии «Мосфильм» в 1949 году режиссёром Иваном Пырьевым по сценарию Николая Погодина. Премьера состоялась 26 февраля 1950 года.

Сюжет[править | править код]

Два кубанских колхоза "Красный партизан" и "Заветы Ильича" соперничают друг друга в социалистическом соревновании. Непростые отношения складываются между двумя их председателями "лихим казаком" Гордеем Гордеевичем Вороном и молодой вдовой Галиной Ермолаевной Пересветовой. Делегации обоих колхозов едут на осеннюю ярмарку. Соперничество двух колхозов осложняется взаимной любовью двух передовиков Николая Ковылева и Даши Шелест. На пути их любви стоит Гордей Ворон, который вырастил Дашу как дочь. Он также опасается, что за любовью стоит попытка председателя соседнего колхоза Пересветовой переманить ценного работника к себе. Сопротивление Ворона усиливается, когда ему кажется, что на конкурсе самодеятельности птичницы из "Заветов Ильича" высмеивают его в частушке, а Пересветова сравнивает его с ишаком. Даша уже взрослая девушка и желает сама строить свою личную жизнь. Она договаривается с Вороном, что их спор должна решить судьба, а именно ставка на скачках во время ярмарки. Спор решается в пользу Даши, так как её возлюбленный выигрывает скачки и приходит первым. Ворон пытается уговорить молодоженов остаться в его колхозе, но Николай ссылается на обычаи. Неожиданно выясняется, что Пересветова втайне давно любит Ворона. Эти слухи доходят до председателя колхоза "Красный партизан" и он верхом на коне нагоняет в степи Пересветову, которая в одиночку на бричке возвращается в свой колхоз. Ворон требует признания и получает его.

В ролях[править | править код]

В эпизодах[править | править код]

Не указанные в титрах[править | править код]

Съёмочная группа[править | править код]

Музыка фильма[править | править код]

История[править | править код]

Идея создания картины, в основе сюжета которой лежала бы сельская ярмарка, пришла к Пырьеву после работы над фильмом «Сказание о земле Сибирской». В феврале 1949 года на киностудии «Мосфильм» был одобрен сценарий Николая Погодина с рабочим названием «Весёлая ярмарка». На роль Пересветовой была утверждена супруга Пырьева — Марина Ладынина, которая постоянно снималась в фильмах мужа. На роль Гордея Ворона после долгих поисков и проб был выбран актёр театра имени Вахтангова Сергей Лукьянов.

На роль колхозницы Даши несколько неожиданно утвердили тогда малоизвестную актрису Клару Лучко. Лучко рассказывала, что где-то в коридорах столкнулась с Иваном Пырьевым, и он, взглянув на неё, сказал: «Приходи на пробы!», хотя в официальном списке актрис, рекомендованных на пробы, Лучко не числилась[1]. По окончании съёмок знакомство Лукьянова и Лучко имело продолжение: они поженились и прожили в браке пятнадцать лет, до кончины Лукьянова[2].

Съёмки картины прошли в колхозе-миллионере «Кавказ» в станице Курганная. Пырьеву не понадобилось сильно приукрашивать действительность, хотя декорации ярмарки, которая не проводилась в совхозе, пришлось строить с нуля[2].

Сталину приписывают фразу, сказанную им после первого просмотра: «А всё-таки неплохо у нас обстоит с сельским хозяйством». Он же и дал фильму название — «Кубанские казаки»[источник не указан 2040 дней].

«Кубанские казаки» — один из первых цветных советских фильмов, снятых на плёнке Шосткинского комбината. Картина получила восторженные отклики критиков и с большим успехом прошла в прокате. Особой известностью пользовались песни, которые обрели всенародную популярность.

В 1956 году на XX съезде КПСС Никита Хрущёв обвинил картину в лакировке действительности, и «Кубанские казаки» надолго исчезли с экранов.

В эпоху Брежнева, в 1968 году, картину отреставрировали, отредактировали (убрали атрибуты «культа личности» Сталина), переозвучили (в ряде сцен М. Ладынина переозвучила себя сама, роль С. Лукьянова частично была переозвучена Е. Матвеевым) и вернули зрителю в «обновлённом» варианте, который и ныне идёт по ТВ и тиражируется на видео. Оригинальная версия картины до современного зрителя пока не дошла[3].

31 декабря 2012 года телеканал «Звезда» показал полную цифровую реставрацию фильма, по версии 1968 года.

Критика[править | править код]

Ещё в эпоху кинематографа 1950-х годов (Хрущевская оттепель) особенно не скрывалось, что картина сильно приукрашивает советскую действительность и в сущности является кинематографическим мифом. В сценарии практически отсутствует конфликт, всё, что видит зритель в почти опереточном сюжете, — это столкновение "хорошего с лучшим". Знаменитые ломящиеся от изобилия столы с сельской ярмарки (при том, что 1949 год — это тяжёлое послевоенное время) стали своего рода символом сталинского кино[4].

С другой стороны, современные критики признавали, что у картин Пырьева есть своё глубокое обаяние, которое подсознательно привлекало к нему зрителей. Мифологизация действительности, утопия на экране становилась только внешней формой, за которой зрители пытались увидеть будущую замечательную послевоенную жизнь.

В фильме же «Кубанские казаки» я чувствую глубокую искренность, которая рождалась в конкретном времени и была после победительной войны попыткой не столько указать конкретную дорогу к счастью, сколько воплощённой полуторачасовой утопией, позволяющей человеку пожить фантастически счастливой жизнью, перевести дыхание, освободиться хотя бы на время киносеанса от тягот, нищеты, неблагополучия реального существования. Что и помогало людям той поры выжить. Владимир Дашкевич[5]

Как писал о картине известный режиссёр Сергей Соловьёв:

«Стиль выдающихся картин «Свинарка и пастух», «Кубанские казаки» — это грандиозно правдивая энергетика империи.»

Особо следует отметить работу композитора Исаака Дунаевского, музыка которого придаёт фильму неповторимое обаяние.

Слушая музыку Дунаевского к «Кубанским казакам», понимаешь, что композитор сработал гораздо глубже: и композитор, и — без сомнения — режиссёр словно бы услышали перемены во времени, в глубинных мечтаниях людей. Это-то и удерживает любовь к «Кубанским казакам» и по сегодня. И для меня несомненно, что именно особенность замысла Пырьева позволила композитору создать для фильма подлинно народные песни, вошедшие в память поколений. Владимир Дашкевич[5]

Примечания[править | править код]

Ссылки[править | править код]

Литература[править | править код]

  • Лазарев С. Е. «Кубанские казаки» // Казачество. Энциклопедия / Редкол.: А.Г. Мартынов (гл. ред.) и др. М.: АО «Первая Образцовая типография» филиал «Чеховский Печатный Двор», 2015. С. 304–305.