Культура ямочно-гребенчатой керамики

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Культура ямочно-гребенчатой керамики
Неолит
Средний каменный век Европы.svg
Географический регион

Восточная Европа

Датировка

4200 до н. э. до 2000 до н. э.

Носители

спорно: либо уральцы, либо палеоевропейцы (дофинноугорский субстрат)

Преемственность:
Днепро-донецкая

Кельтеминарская

Марьяновская

сетчатой керамики
асбестовой керамики

Культура гребенчатой керамики, или культура ямочно-гребенчатой керамики — культурно-историческая общность, существовавшая в каменном веке на северо-востоке Европы (Скандинавия, русский северо-запад, Белоруссия, Прибалтика), приблизительно с 5 тысячелетия до н. э. до 2000 до н. э. Название было дано по способу украшения керамических находок, характерных для этой культуры, который выглядит как отпечатки гребней.

Распространение[править | править код]

Сосуд керамика. Козловская культура (неолит, 6-е тыс. до н.э). Экспонат зала археологии Музея археологии и этнографии Тюменского государственного университета

Распространение артефактов данной общности приблизительно следующее: Финнмарк (Норвегия) на севере, река Каликсэльвен (Швеция) и Ботнический залив (Финляндия) на западе и река Висла (Польша) на юге. На востоке гребенчатая керамика с некоторыми вариациями стилей была распространена до Уральских гор. Возможно, среди прочих включала в себя нарвскую культуру в Литве. Носители этой культуры были предположительно охотниками и собирателями, хотя так называемая нарвская культура в Литве имеет признаки земледельчества. Для более поздних горизонтов некоторых из этих регионов характерна культура шнуровой керамики.

Изначальным очагом данной культуры был регион Днепра (Днепро-донецкая культура), оттуда она распространялась через Валдай на территорию Финляндии[1][неавторитетный источник? 146 дней].

Локальные варианты[править | править код]

В настоящее время в составе культурной общности ямочно-гребенчатой керамики выделяется по меньшей мере 8 родственных культур:

Зона гребенчато-ямочной керамики[править | править код]

Зона гребенчатой керамики[править | править код]

Гребенчатая керамика была распространена в Прикамье, Приуралье и Зауралье.

Козловская и кошкинская культуры Зауралья принадлежат к этой зоне. На основании анализа недавних радиоуглеродных дат, эти традиции относят к VII—VI тыс. до н. э.[2] Находки керамики с гребенчатой орнаментацией известны и значительно восточнее — в частности, среди артефактов культуры Синлунва[3], существовавшей на северо-востоке современного Китая также в VII—VI тыс. до н. э., а также на территории современной Кореи и в верховьях Енисея и Ангары.[4]

Зона типичной ямочно-гребенчатой керамики[править | править код]

Культура[править | править код]

Керамика[править | править код]

Керамика представляет собой большие горшки ёмкостью 40—60 л, закруглённые или заострённые внизу. Форма изделий в течение столетий оставалась неизменной, а вот наносимые орнаменты разнились. Согласно принятой датировке, керамика традиционно делится на следующие периоды: ранняя4200 до н. э. до 3300 до н. э.), типичная3300 до н. э. до 2700 до н. э.) и поздняя2800 до н. э. до 2000 до н. э.). Среди многих стилей ямочно-гребенчатой керамики есть один, который использует свойства асбеста: культура асбестовой керамики. Другие известные стили — Пюхеэтсилта, Якярля, Киерикки и Сяряйсниеми с соответствующими подстилями.

Инструменты[править | править код]

Каменные инструменты со временем изменялись незначительно. Изготавливались из местных материалов, таких как сланец и кварц. Находки подтверждают существование обмена товарами: красного сланца из северной Скандинавии, асбеста с озера Саймаа, зелёного сланца с Онежского озера, янтаря с южного побережья Балтийского моря и кремня с Валдайской возвышенности.

Искусство[править | править код]

Для культуры характерны маленькие фигурки из обожжённой глины и головы животных из камня. Головы животных обычно изображают лося или медведя и ведут своё происхождение от искусства мезолита. Известны также и наскальные рисунки.

Места обитания[править | править код]

Поселения располагались на морском побережье или берегах озёр. Способ существования основывался на охоте, рыбной ловле и собирании растений. В Финляндии эта культура была приморской, которая специализировалась на охоте на тюленей. Обычным жильём было, видимо, типи площадью около 30 м², в котором могло жить до 30 человек. Захоронения устраивались внутри поселения, покойников покрывали красной охрой. Для культуры гребенчатой керамики типично захоронение покойника вместе с предметами из кремня и янтаря. В группе Якярля использовались пустые дольмены из песчаника.

Антропологический тип[править | править код]

Население, которое является носителем культуры ямочно-гребенчатой керамики могло формироваться на основе того же мезолитического европеоидного пласта, но с большим весом монголоидного компонента, чем население волосовской, днепро-донецкой и нарвской культур.[5] В частности, создатели льяловской культуры, относящейся к культурам типичной ямочно-гребенчатой керамики, были европеоидами с сильной примесью монголоидности (северный лапоноидный тип).[6][7]

Палеогенетика[править | править код]

У представителей культуры гребенчатой керамики из местонахождения Кудрукюла (Kudruküla) в Эстонии определена архаичная Y-хромосомная гаплогруппа R1a5-YP1272 и митохондриальные гаплогруппы U5b1d1, U4a, U2e1[8]. В образцах из захоронения Сертея II жижицкой археологической культуры позднего неолита (Смоленская область, середина III тыс. до н. э.) определена митохондриальная гаплогруппа H2 и Y-хромосомные гаплогруппы R1a1 и N1c.[9]

Язык[править | править код]

Примерно до начала 1980-х годов историки не подвергали сомнению финно-угорское происхождение племён культуры ямочно-гребенчатой керамики. Ряд исследователей хельсинкской школы (проф. К. Виик и его последователи) даже утверждал, что прауральский язык был распространён в Эстонии и Финляндии со времён последнего оледенения, хотя эта точка зрения и не пользовалась поддержкой большинства. В настоящее время археологи и лингвисты более осторожно смотрят на связи между языками и явлениями материальной культуры. Согласно одной из гипотез, увеличение числа поселений в указанный период было связано с общим потеплением климата, которое вызвало развитие производящего хозяйства.

Достаточно большое количество учёных считают, что племена ямочно-гребенчатой керамики говорили на неизвестном вымершем языке, не относившемся ни к уральской, ни к индоевропейской языковым семьям. Язык носителей культуры ямочно-гребенчатой керамики эти ученые обычно называют «палеоевропейским»[10][11] (возможно, именно его реликты составляют субстрат неизвестного происхождения, выделяемый лингвистами в саамском языке; неиндоевропейский субстрат неизвестного происхождения также присутствует и в финно-волжских языках, но в значительно меньших объемах[12]). Об этом же могут свидетельствовать и многочисленные гидронимы на европейской части России (по Б. А. Серебренникову — «волго-окская топонимика»[13]), этимология которых пока остаётся невыясненной. В то же время большинство лингвистов (в том числе академик А. К. Матвеев, точка зрения которого изложена в незавершенном труде «Субстратная топонимия Русского Севера») считают, что эти топонимы происходят все же из исчезнувших финно-угорских языков (в частности, из мерянского языка).

Последовательным сторонником «палеоевропейской» гипотезы происхождения культур типичной ЯГК является В. В. Напольских, который в то же время однозначно связывает гребенчатую керамику Зауралья с прауральской языковой общностью.[14] Среди финских исследователей палеоевропейский характер части культур ЯГК допускают П. Каллио и Я. Хяккинен[15], при этом все же связывая юго-восточную часть ареала этих культур с прауральцами.[16] В. А. Зах считает сходство европейской и зауральской гребенчатой керамики результатом наличия у этих культур общего (возможно, финно-угорского) происхождения.[17] Авторы приведённого выше генетического исследования останков из захоронения поздненеолитической жижицкой культуры Сертея II также считают, что распространение «финно-угорской» Y-гаплогруппы N1c следует связывать с культурами ямочно-гребенчатой керамики, и что максимальные «финские» генетические маркеры хорошо соотносятся с распространением финно-угорской топонимии и гидронимии.[9]

Примечания[править | править код]

  1. Керамика: Северная культура Финляндии и Карелии (недоступная ссылка с 25-11-2017 [145 дней])
  2. Мосин Вадим Сергеевич (2015), Неолит лесостепного Зауралья и Прииртышья: новейшие исследования и периодизация. Вестник Кемеровского государственного университета. — cyberleninka.ru
  3. С. В. Алкин. «Ранненеолитическая культура Синлунва в Северо-Восточном Китае и ее погребальный обряд». Институт археологии и этнографии СО РАН, Новосибирск, 1998 г.
  4. [1] (яп.)
  5. Алексеева Т. И., Денисова Р. Я., Козловская М. В., Костылева Е. Л., Крайнов Д. А., Лебединская Г. В., Уткин А. В., Федосова В. Н. Неолит лесной полосы Восточной Европы (Антропология Сахтышских стоянок). М.: Научный мир, 1997.
  6. Спиридонова Е. В. Древнейшее прошлое Ярославского края
  7. Археологический музей ИвГУ: Эпоха неолита/энеолита
  8. Lehti Saag et al. Extensive farming in Estonia started through a sex-biased migration from the Steppe, March 2, 2017
  9. 1 2 Чекунова Е. М., Ярцева Н. В., Чекунов М. К., Мазуркевич А. Н.. «Первые результаты генотипирования коренных жителей и человеческих костных останков из археологических памятников Верхнего Подвинья», с. 287—294. Таблица на с. 294. // Археология озёрных поселений IV—II тыс. до н. э.: хронология культур и природно-климатические ритмы. — СПб.: ООО «Периферия», 2014.
  10. Третьяков П. Н. Волго-окская топонимика и вопросы этногенеза финноугорских народов // Советская этнография. 1958, № 4. Москва.
  11. Напольских В. В. К реконструкции лингвистической карты Центра Европейской России в раннем железном веке // Журнал «Арт» № 4, 2007
  12. М. А. Живлов Неиндоевропейский субстрат в финно-волжских языках
  13. Серебренников Б. А. Волго-Окская топонимика на территории европейской части СССР // Вопросы языкознания. 1955, № 6.
  14. Напольских В. В. Предыстория народов уральской языковой семьи // История татар с древнейших времён в семи томах. Т. 1. Народы степной Евразии в древности. Ред. С. Г. Кляшторный. Казань, 2002. С. 195—203.
  15. «Stratification of Y-haplogroup N1c» (Jaakko Häkkinen, August 5th, 2010), стр. 10
  16. Petri Kallio «The Language Contact Situation in Prehistoric Northeastern Europe» (стр. 83)
  17. Зах Виктор Алексеевич «Орнаментальные традиции в Западной Сибири». Вестник археологии, антропологии и этнографии, 2006.

Литература[править | править код]