Культурная революция в СССР

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
И. А. Фомин. Эскиз Монумента Революции в Москве: «Мы разрушим, мы отстроим — вся сила в нас самих»
Советский плакат времен культурной революции, посвященный ликвидации безграмотности

Культу́рная револю́ция — комплекс мероприятий, осуществлённых в Советской России и СССР, направленных на коренную перестройку культурной и идеологической жизни общества. Целью было формирование нового типа культуры как часть строительства социалистического общества[1][2], в том числе увеличение доли выходцев из пролетарских классов в социальном составе интеллигенции[3].

Культурная революция в СССР как целенаправленная программа по трансформации в интернациональную культуру на практике зачастую буксовала и была массированно реализована лишь в годы первых пятилеток[4]. В результате, в современной историографии существует традиционное, но, по мнению ряда историков, не вполне корректное, а потому зачастую оспариваемое соотнесение культурной революции в СССР лишь с периодом 1928—1931 гг.[5][6]. Культурная революция в 1930-е годы понималась как часть больших преобразований общества и народного хозяйства, наряду с индустриализацией и коллективизацией[7]. Также, в ходе культурной революции значительной перестройке и реорганизации подверглась и организация научной деятельности в Советском Союзе[8][9].

Этимология[править | править код]

Термин «культурная революция» в России появился в «Манифесте анархизма» братьев Гординых в мае 1917 года, а в советский политический язык введён В. И. Лениным в 1923 году в работе «О кооперации»[10]:

Нам наши противники не раз говорили, что мы предпринимаем безрассудное дело насаждения социализма в недостаточно культурной стране. Но они ошиблись в том, что мы начали не с того конца, как полагалось по теории (всяких педантов), и что у нас политический и социальный переворот оказался предшественником тому культурному перевороту, той культурной революции, перед лицом которой мы всё-таки теперь стоим. Для нас достаточно теперь этой культурной революции для того, чтобы оказаться вполне социалистической страной, но для нас эта культурная революция представляет неимоверные трудности и чисто культурного свойства (ибо мы безграмотны), и свойства материального (ибо для того, чтобы быть культурными, нужно известное развитие материальных средств производства, нужна известная материальная база).

Культурная революция в первые годы советской власти[править | править код]

Культурная революция как изменение идеологии общества была начата вскоре после Октябрьской революции[2]. 23 января 1918 года появился декрет об отделении церкви от государства и школы от церкви[2]. Из системы образования были удалены предметы, связанные с религиозным образованием: богословие, древнегреческий язык и другие. Главной задачей культурной революции было внедрение в личные убеждения советских граждан принципов марксистско-ленинской идеологии[1].

Для реализации программы в первые месяцы советской власти была создана сеть органов партийно-государственного управления культурной жизнью общества: Агитпроп (отдел ЦК ВКП(б)), Главполитпросвет, Наркомпрос, Главлит и другие. Подверглись национализации учреждения культуры: издательства, музеи, кинофабрики; была отменена свобода печати. В области идеологии была широко развёрнута атеистическая пропаганда, начались гонения на религию, в храмах устраивались клубы, склады, производства, вводилась жёсткая цензура[1].

Большая часть населения не имело образования: так, из результатов переписи населения 1920 года следовало, что на территории Советской России умело читать 41,7 % населения старше 8 лет[11]. Культурная революция предполагала прежде всего борьбу с безграмотностью, что было необходимо для последующего научно-технического развития. По мнению ряда исследователей, культурная работа намеренно ограничивалась лишь элементарными формами, поскольку советскому режиму нужна была культура исполнительская, но не творческая[7]. Однако темпы ликвидации безграмотности в силу целого ряда причин были неудовлетворительными. Всеобщее начальное образование в СССР де-факто было введено в 1930 году. Массовая безграмотность была ликвидирована после Великой Отечественной войны[2].

В это время были созданы национальные алфавиты нескольких народностей (Крайнего севера, Дагестана, киргизов, башкир, бурят и т. д.). Была развёрнута широкая сеть рабочих факультетов для подготовки трудящейся молодёжи к поступлению в ВУЗы, в которые сначала был открыт путь молодёжи пролетарского происхождения независимо от наличия начального образования. В целях воспитания новой интеллектуальной элиты учреждены Коммунистический университет, Истпарт, Коммунистическая академия, Институт красной профессуры. Для привлечения «старых» научных кадров создавались комиссии по улучшению быта учёных, издавались соответствующие декреты[1].

Вместе с тем принимались репрессивные меры по устранению интеллектуальных политических противников: так, более 200 видных представителей российской науки и культуры были высланы из страны на «Философском пароходе». С конца 1920-х годов проводилось «вытеснение» буржуазных специалистов: «Академическое дело», «Шахтинское дело», «Дело Промпартии» и т. п. С 1929 года начали свою деятельность «шарашки» — организованные органами внутренних дел особые технические бюро из заключённых для проведения важных научно-исследовательских и конструкторских работ[1].

В 1920-е годы в советских общественных и партийных организациях шли дискуссии о методах и направлении культурной революции. Например, летом 1923 года кампанию по обсуждению «вопросов быта» инициировал Л. Д. Троцкий, выступивший в печати с циклом статей, опубликованных в одноимённой брошюре (выдержала три издания)[12].

Идеологическая гегемония в проведении культурной революции всегда оставалась за партией. Большую роль в выполнении задач партии по проведению культурной революции играл комсомол[2].

Революция открыла широкую дорогу «новой» культуре, зародившейся ещё в 1910-х годах. Революционные идеи находили отклик у футуристов и приверженцев других направлений авангардизма. Созданный в 1922 году «Левый фронт искусств» (ЛЕФ) стремился к созданию социально полезного искусства.

Вначале власти мало вмешивались в дела литературы и искусства. Но со 2-й половины 1920-х годов от деятелей культуры уже требовалась поддержка «генеральной линии партии»; были созданы Российская ассоциация пролетарских писателей, Российская ассоциация пролетарских музыкантов, Российская ассоциация пролетарских художников. В 1932 году различные литературно-художественные объединения были распущены и вместо них были созданы отраслевые творческие союзы, а в качестве единственно допустимого направления был провозглашён «социалистический реализм»[1].

Роль женщин[править | править код]

В деле построения социализма и проведения «культурной революции» женщины рассматривались как серьезный кадровый резерв. Активно обсуждался так называемый «женский вопрос» — проблемы пола, брака, семьи, положения женщины в обществе, женского мировоззрения. Провозглашались лозунги освобождения женщин от «домашнего гнёта» и равенства их с мужчинами. Предоставление женщинам полного политического равноправия с мужчинами существенно отразилось на их положении в обществе. Женщинам предлагались различные общественные должности. Создавались «женотделы» при местных органах РКП (б), которыми руководил Отдел по работе среди женщин ЦК РКП (б). Однако в связи с большей занятостью горожанок в труде на фабриках и заводах остро проявились проблемы, связанные с нехваткой у женщин времени на воспитание детей, ведение домашнего хозяйства и т.п.[13][14]

Результаты[править | править код]

Плакат А. Могилевского, 1925 год

К успехам культурной революции можно отнести повышение уровня грамотности до 87,4 % населения (по переписи 1939 года), создание обширной системы общеобразовательных школ, значительное развитие науки и искусства[3]. Вместе с тем была сформирована официальная культура, основанная на марксистско-классовой идеологии, «коммунистическом воспитании», массовости культуры и образования, что было необходимо для формирования большого количества производственных кадров[7] и формирования новой «советской интеллигенции» из рабоче-крестьянской среды[2][15].

Согласно одной из точек зрения, в этот период средствами большевистской идеологизации был произведён разрыв с традициями многовекового исторического культурного наследия[3].

С другой стороны, целый ряд авторов оспаривают это положение и приходят к выводу о том, что традиционные ценности и мировоззрения российской интеллигенции, мещанства и крестьянства были лишь незначительно трансформированы в ходе культурной революции, а большевистский проект создания более совершенного, гармоничного, коллективистского человека нового типа, то есть «нового человека», следует считать в значительной мере проваленным[16][17].

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 3 4 5 6 Луковцева, 2010, с. 216.
  2. 1 2 3 4 5 6 Россия: иллюстрированная энциклопедия / Ю. А. Никифоров. — Москва: «ОЛМА-Пресс Образование», 2006. — С. 262, 288. — 600 с. — ISBN 5-94849-897-2.
  3. 1 2 3 Культурная революция социалистическая // Большая энциклопедия «Терра». Т. 24. М., «Терра», 2006 г.
  4. Fitzpatrick, 1984.
  5. David-Fox, 1999.
  6. Fitzpatrick, 1999.
  7. 1 2 3 Деревянко А. П., Шабельникова Н. А. История России: учебное пособие. — М.: "Проспект", 2011. — С. 531-532. — 567 с. — ISBN 978-5-392-01829-1.
  8. О направлениях развития науки в ходе культурной революции в стране см., напр., Ольденбург С. Ф. Задачи Секции научных работников в деле культурной революции // Научный работник. 1928. № 5/6.
  9. Культурная революция и научные работники. Сборник статей. / Под ред. Луппол И. К. — М.: Работник просвещения, 1928.
  10. Толстых В. И. Культурная революция // Новая философская энциклопедия : в 4 т. / пред. науч.-ред. совета В. С. Стёпин. — 2-е изд., испр. и доп. — М. : Мысль, 2010. — 2816 с.
  11. Кузьмин М. Н. Грамотность // Российская педагогическая энциклопедия. — Т. 1. — М., 1993.
  12. Резник А. В. Троцкий и товарищи: левая оппозиция и политическая культура РКП(б), 1923–1924 годы. — СПб.: Издательство Европейского университета в Санкт-Петербурге, 2017. — С. 81-101.
  13. Женский вопрос в «Культурной революции» (по материалам Вятского региона). Дата обращения: 30 марта 2021. Архивировано 7 августа 2016 года.
  14. Создание специального аппарата для работы среди женского населения в 1920-1930-е годы (региональный опыт)
  15. Арнольдов, 1973.
  16. Bauer, R.A. The New Man in Soviet Psychology. Cambridge: Harvard University Press, 1952
  17. Hoffmann, David L. Cultivating the Masses. Modern State Practices and Soviet Socialism, 1914—1939 Архивная копия от 15 августа 2018 на Wayback Machine. Ithaca, NY: Cornell University Press, 2011. ISBN 978-0-8014-4629-0

Литература[править | править код]

на русском языке
на других языках