Кумыкская плоскость

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Кумыкская плоскость
43°22′ с. ш. 46°35′ в. д.HGЯO
Страна Flag of Russia.svg Россия
Регионы Дагестан, Чечня
Реки Терек, Сулак
Кумыкская плоскость (Россия)
PlainIcon.gif
Кумыкская плоскость
Кумыкская плоскость (Кавказ)
PlainIcon.gif
Кумыкская плоскость

Кумыкская плоскость (равнина) — исторический и географический[1] термин для обозначения области в северо-восточном Предкавказье, в междуречье рек Терек и Сулак[2].

География[править | править вики-текст]

Границами Кумыкской плоскости являются: на севере и северо-западе — река Терек, на востоке — берег Каспийского моря, на юго-востоке — река Сулак, на юге — Качкалыковский и Андийский хребты, на западе — вначале р. Аксай, потом черта, отделяющая земли чеченских селений Энгель-юрта и Азамат-юрта от земель кумыкских селений, и далее река Терек[3].

История[править | править вики-текст]

Античные писатели Плиний Старший[4] и Дионисий Периегет[5] упоминали на рассматриваемых территориях[6] народы «камак», «комар», «камарит», которые в отечественном и и зарубежной историко-этнологической литературе нередко признаются предками современных кумыков[7][8][9][10][11][12].

Аббас-Кули-ага Бакиханов писал по этому поводу следующее:

Кумук, по показанию Птолемея[13], есть остаток народа Кам, или Камак, от имени которого получили название и принадлежащие ему земли[8].

В раннем средневековье данная область входила в состав Хазарского каганата[14]. Кроме хазар её населяли гунны; позже сюда заселяются тюмены, гюены и другие тюркские племена. Часть исследователей считают гюенов потомками гуннов[15][16][17], создавших в прикаспийском Дагестане свое царство[18]. Тюмены выводили себя из кочевников-ногайцев[19]. Кумыкская плоскость является исторической областью формирования и развития кумыкского народа — потомков хазар и тюркских племён[цитата не приведена 259 дней][14].

В хронике "Зафар-наме" персидского автора Низам ад-Дин Шами, придворного историка Тамерлана, содержатся сведения об области, читаемой в разных списках как "область Мамукту" или "область кумуков. Это упоминание кумыков относится к XV веку[20].

Вплоть до XVII века на территории области существовали различные кумыкские княжества и шамхальства — Тарковское, Эндиреевское, Костекское, Аксаевское, Тюменское и др[21],[22]. В середине XVI века на Качкалыкском хребте появляются первые поселения казаков — впоследствии получившие наименования «гребенских». В 60-е годы XVII века под защиту Тарковского шамхала Будая на реке Аграхань поселяются донские казаки-староообрядцы[23]. Позже их поселения пополняются кумскими казаками[24]. С конца XVI века все княжества неоднократно находились под протекторатом России. А окончательное присоединение этих земель к России было закреплено Гюлистанским мирным договором 1813 года. В конце XVIII века на севере области появляются первые кочевые станы ногайцев, вытесненных из причерноморских и донских степей.

Н. Дубровин в 1871 г. отмечает, что трудно определить, каким племенем до прихода кумыков была занята Кумыкская плоскость, но, с некоторою вероятностью, можно предполагать, что коренные обитатели её соединялись уже в одно общество и составляли один народ. Заселение плоскости между Тереком и Сулаком произошло от выходцев из шамхальства, которые, перемешавшись, в свою очередь, с выходцами из Кабарды и с гор, составили тот народ, который мы, по преимуществу, называем кумыками[22].

И. Ф. Бларамберг (1800—1878) писал о населении плоскости следующее[25]:

«Территория кумыков расположена между реками Терек, Аксай, Койсу и Каспийским морем, являющимся её восточной границей. К северу она отделяется от района Кизляр болотами в нижнем течении Терека; на западе она расположена на обоих берегах нижнего течения Аксая до крепости Амир-Аджи-юрт, расположенной на правом берегу Терека; на юге она граничит с Дагестаном и районами, занятыми салатавцами, ауховцами и качкалыкцами. Южный рукав реки Сулак, называемый „Куру-Койсу“ (Сухая Койсу), отделяет кумыков от территории таркийских шамхалов. Наибольшая протяженность территории кумыков с запада на восток, от крепости Амир-Аджи-юрт до мыса Аграхан, составляет 120 верст; с севера на юг, от древнего Терека (имеется в виду старое русло) до Сулака, — 60 верст, что составляет общую площадь в 7200 квадратных верст. Когда-то Гудермес был западной границей территории кумыков, он впадает в Сунжу пятнадцатью верстами выше места её впадения в Терек. Но когда чеченцы спустились со своих гор, кумыкские ханы поселили часть из них на своей территории у подножия отрогов Кавказа, между Сунжей и Аксаем. Чеченцы, обосновавшиеся гам на определённых условиях, стали называться качкалыками (шесть деревень). Затем, с приходом новых соплеменников, их численность увеличилась, и, хотя кумыкские ханы до сих пор считают их своими вассалами, на самом деле качкалыки, воспользовавшись позже ослаблением кумыкских ханов, вернули себе независимость. Таким образом, вся территория между Гудермесом и крепостью Амир-Аджи-юрт может рассматриваться как составная часть территории, занятой племенами чеченцев.»

А. П. Берже (1828—1886) писал, что чеченцы просили дать им князя у кумыкского Шамхала Тарковского, тот просьбу выполнил и отправил им Султа-Мут. Вот как об этом написано у Берже:[26]

Но Чеченцам не давала покою врожденная им страсть к удовольству; они стали делать набеги, на соседей: к Кумыкам за Мичик, в Малую Кабарду за Сунжу и за Терек, — словом, стали грозою других племен, забирая везде добычу и пленных. Это развило в Чеченцах гордость, жажду крови и ненасытную алчность; они стали смотреть на все соседние племена с презрением… Горцев, даже Чеченского происхождения, они и теперь называют Таули*.

Таким образом, Берже отмечает, что земли за рекой Мичик относились к кумыкским. Далее Берже пишет:

Между аулами начали возникать поземельные споры, оканчивавшиеся нередко кровопролитием. Это заставило Чеченцев искать над собою власти. Некоторые знатнейшие фамилии вызвались было управлять ими, но Чеченцы отвергли их предложения, из опасения утратить под аристократической властью своих родичей, и последнюю тень независимости и сделаться жертвою пристрастия и несправедливых действий. Они предпочли признать над собою власть чуждого, но единоверного им владетеля и с этой целью решились отправить депутацию к Шеами-хану /Шамхалу Тарковскому/, с просьбою прислать к ним доверенное лицо для разбирательства их споров и решения поземельных прав*.

С таким же поручением ходила депутация к Шеами-хану и от Ауховского общества и также выпросила себе князя для решения между ними поземельных споров. Резиденция этого князя была в селении, и теперь ещё существующем и называемом Индри /Эндери/. За неприкосновенность его ручались лучшие Чеченские фамилии. В вознаграждение за труды этого доверенного лица, они обязывались платить ему по одной мере хлеба с каждого двора, по одному барану с каждого стада и т. д. Местопребыванием ему назначили Старый Аксай. Шеами-хан согласился и отправил к Чеченцам Султа-Моттй, а по уверениям других Али-Бека.

Таким образом Кумыки появились в первый раз во владениях Чеченцев. Им дозволено было пользоваться землями только по ту сторону Аксая и Чеченцы взяли с них обещание никогда не переправляться через эту реку, но впоследствии времени Кумыки постепенно и исподволь завладели Чеченскою плоскостью, отчего она и носит теперь название Кумыкской*.

  • Кумыкскою плоскостью и до сих пор туземцы считают только пространство между левым берегом

Сулака и правым Аксая. Начиная от левого берега Аксая, плоскость называется Качкалыковскою. Об Аксае и Кумыках упоминается и в предании, сохранившемся о походе Петра Великого к Дербенту . Конница его шла сухим путем сначала вдоль по Качкалыковскому хребту и потерпела урон на реке Аксае от Удмия, потом бригадир Апраксин был разбит около нынешней кр. Внезапной, а рейтеры Петра Великого сброшены с кручи сильным натиском горских племен. Кумыки и теперь показывают это место на обрывистых берегах Акташа.

В то же время Берже утверждает, что переселение с гор на равнину чеченцев началось в 1530 году, а завершилось в 1810 г[27].

В 1895 году Семёнов утверждал, что в жителях Эндирея и всех мелких аулов самого верхнего пояса плоскости, населённых преимуществу отпрысками чеченского племени, явно проявляется черты характера их родичей — чеченцев[28].

Российский офицер, географ и этнограф Густав Гербер (1690—1734), в 1728 году составивший карту Каспийского побережья, писал о том, что чеченцы прежде были расселены до Каспийского моря, но к началу XVIII века они уже в горах, а также подверглись тюркизации (перешли на «татарский язык»)[29]. Эту версию подтвердили в 1785 году историк Михаил Чулков и в 1800 году генерал Богдан Кнорринг[30][31][29].

Густав Гербер писал следующее:

Жилища чеченцев простирались раньше от гор, недалеко от Эндери находящихся, до самого Каспийского моря, но поскольку они гребенским и донским казакам отогнанием скота и лошадей много вреда причиняли, то в 1718 году командированы были на них несколько тысяч донских казаков, которые всю их землю опустошили и многих порубили. А прочие опять в горах построились и в 1722 году российскими подданными учинились. Ими управляют некоторые старшины, которые прежде от шамхала, а не от Персии зависели. Доходы от этой земли собирал потому же шамхал, однако они состояли в малом числе овец и другого скота, так что государству от этой земли почти никакой пользы нет. Теперь питаются они скотоводством, говорят по-татарски, в вере последуют суннитской секте.[32][29].

Однако, как видно, Гербер отмечает, что "чеченцы", которые населяли территории до Каспия, "говорят по-татарски". При обосновании расселения чеченцев до Каспия данный факт пренебрежиительно опускается, хотя в тот же исторический период Якоб Штелин в своих записках в описании местности применяет название "Кумыцкая, или Чеченская земля", что, очевидно, говорит о смутном понимании разницы. Якоб Штелин, также упоминает владетелей местности слияния Сунжи и Терека - князя Такмазова и его братьев - являвшихся князьями Брагунского владения[33].

В то же время ряд авторов указывают на то, что появление чеченцев на равнине следует относить к XVI веку[34],[35],[36], а то и к середине XVIII века[37][38].

Народные сказания, восходящие до времен Чингизхана и Мамая, ни единым словом не упоминают о нохчо, а потому поселение их в Чечне, вероятно, должно было совершится после XIV века. А так как первые выселения на плоскость относятся вероятно к XVI веку, и произошли по видимому, от земельной тесноты…

— Е. Максимов, Чеченцы//Терский сборник. Владикавказ, 1893, вып. 3, кн. 2. стр. 24

По мере выселения чеченцев на плоскость, им приходилось сталкиваться прежде всего с ногайцами, превосходящими их и числом и подготовкой к борьбе. Скоро ногайцев сменили калмыки… Согласно преданию, калмыцкий хан уступал чеченцам земли по правому берегу Терека за жену какого то чеченского героя. Так как ичкеринцы говорят при этом о жене своего турпола Тинавин-Виса, то удаление калмыков за Терек можно приурочить к концу XVI или началу XVII века.

— Е. Максимов, Чеченцы//Терский сборник. Владикавказ, 1893, вып. 3, кн. 2. стр. 25

Бларамберг в 1832-1833 году так указывал на границы кумыков.[39]

« Территория кумыков расположена между реками Терек, Аксай, Койсу и Каспйским морем, являющимся ее восточной границей. К северу она отделяется от района Кизляр болотами в нижнем течении Терека; на западе она расположена на обоих берегах нижнего течения Аксая до крепости Амир-Аджи-юрт, расположенной на правом берегу Терека; на юге она граничит с Дагестаном и районами, занятыми салатавцами, ауховцами и качкалыкцами. Южный рукав реки Сулак, называемый "Куру-Койсу" (Сухая Койсу), отделяет кумыков от территории таркийских шамхалов.

Когда-то Гудермес был западной границей территории кумыков, он впадает в Сунжу пятнадцатью верстами выше места ее впадения в Терек. Но когда чеченцы спустились со своих гор, кумыкские ханы поселили часть из них на своей территории у подножия отрогов Кавказа, между Сунжей и Аксаем. Чеченцы, обосновавшиеся там на определенных условиях, стали называться качкалыками (шесть деревень). Затем, с приходом новых соплеменников, их численность увеличилась, и, хотя кумыкские ханы до сих пор считают их своими вассалами, на самом деле качкалыки, воспользовавшись позже ослаблением кумыкских ханов, вернули себе независимость. Таким образом, вся территория между Гудермесом и крепостью Амир-Аджи-юрт может рассматриваться как составная часть территории, занятой племенами чеченцев.

»

Также, Бларамберг описал географию части Кумыкской равнины

« Территория кумыков орошается такими реками: Аксай (Белая Вода), оба берега Аксая принадлежат кумыкам от старого поселения Аксай до слияния Аксая с Тереком. Ручьи Ямансу и Яраксу впадают в Аксай. Небольшая речушка Касма, или Акташ, пересекает центральную часть территории кумыков, она стекает с лезгинских гор, с выступа Салатав, а у подножия гор Хана-Кайтау и Саух-Болак в нее впадает множество мелких ручьев; при впадении в Каспийское море она теряется в болотах. Левый берег Койсу (Баранья Вода) {Койюн -- баран, су -- вода (тюрк.).} от поселения Чир-юрт также принадлежит кумыкам. Сулак и Аграхан -- два рукава Койсу -- богаты рыбой, здесь отмечаются значительные уловы.

Территория кумыков состоит главным образом из обширных равнин, переходящих ближе к Каспийскому морю в болота; южная часть -- гористая, представляет собой отроги лезгинских и дагестанских гор, известных здесь под названием "Тавлинские горы". Долины и равнины служат пастбищами для многочисленных стад; деревни расположены возле речушек. Почвы этого района считаются самыми плодородными на всем Северном Кавказе. Климат здесь более теплый, чем в других местностях, расположенных на той же широте; виноград прекрасно вызревает в садах, в лесах много всевозможных дикорастущих фруктовых деревьев, и, наконец, на полях возделывают рис. Оба берега Койсу покрыты лесом. Низины в устье этой реки заросли камышом, но там встречаются и тучные пастбища, которыми вообще-то изобилует этот район, так же как и землями, пригодными для земледелия.

»

Таким образом, с середины XVIII века территория плоскости становится полем постепенного расселения чеченцев[37][38], но тем не менее, ещё в 1877-1878 Ковалевский отмечал, что естественной границей Кумыкской плоскости и владений кумыков являлся Качкалыковский хребет[40].

По сообщениям А. М. Буцковского: «Аухи, так называются поселившиеся на землях кумыцких около вершин рек Агташа и Ярухсу карабулакские и частию чеченские выходцы, кои кумыкам дань платят баранами и в обязанности давать вспомогательных воинов»[41].

В 1732 г. комендант крепости Кизляр А. И. Ахвердов сообщает, что «по правому берегу Терека, расстоянием от реки в поле в 20-ти, 18, 15, 13 верстах выведенные с давних времен аксаевскими владельцами и поселенные в теперешних местах под особым названием Алты Качилык»[42]. Переселение качкалыковцев (одно из чеченских обществ) аксайскими князьями на равнину так же подтверждает С. М. Броневский (1763—1830)[43]. Переселенцы обязаны были платить князьям ежегодную подать, поголовным сбором выходить на один день на княжеские поля для полевых работ, давать по овце со двора и выставлять по воину с семьи[42]. В 1812 г. А. М. Буцковский отмечает, что

Сии качкалыки, размножились приходом многих новых чеченцев, хотя и ныне аксаевцами почитаемы за их подвластных, но, пользуясь послаблением сих владельцев, вышли из всякого послушания, овладев всем участком между реками Гуйдюрмезом и левым берегом Аксая, так что оной ныне уже к области Чеченской причислить должно[44]

Таким образом, Качкалык, Аух и Салатавия считались полной собственностью кумыкских владетелей. В деле 19 века о притязании качкалыковцев на принадлежность им земли, лежащей по реке Аксай, имеется указание земельного комитета о том, что «им (князьям – потомкам Солтан-Мута) платили ясак Карабулак и Чечня, кроме того до самого восстания Кази-Муллы, платили ясак и шесть деревень Качалыка, Аух и Салатавия, и земли эти считались их полной собственностью».[45]

С начала Кавказской войны (1817—1818 гг) плоскость становится ареной военных действий между горскими племенами и царской армией. В годы войны за сопротивление царским войскам была сожжена значительная часть аулов, принадлежавших князьям или узденям Кумыкии — Лак-лак-юрт, Генже-аул, Карлан-юрт, Гуен-отар, Сала-отар, Кочкар-юрт, Хасавюрт, Бамат-юрт, Бал-юрт, Баметбек-юрт, Казакмурза-юрт, Имангул-юрт, Баба-юрт, Нуракай-юрт, Танай-юрт, Азамат-юрт, Умахан-юрт[46]Азамат-Юрт, Бал-юрт, Бамматбекюрт, Бамматюрт[47][нет в источнике][48], Старый Аксай, Донат-юрт, Кочкар-юрт и др[49]. Так же в период Кавказской войны практиковалось переселение непокорных чеченских аулов на плоскость для облегчения контроля за ними, что ещё больше увеличило чеченское население на ней. В 1846 году для защиты кумыкских владений от горских набегов возводится крепость Хасавюрт (впоследствии слобода).

«На правомъ флангѣ сей линіи есть отдѣльная кр. Налчикъ, въ землѣ большой Кабарды, а на лѣвомъ также отдѣльныя крѣпости: Внезапная и Эндери въ землѣ Чеченской».[50]

В 1860 году образуется Терская область, включившая в себя и Кумыкскую плоскость (на её территории образуется Кумыкский округ, преобразованный в 1871 году в Хасавюртовский). С начала 90-х годов XIX века по 1917 год плоскость становится территорией колонизации и хозяйственного освоения переселенцами из центральных губерний империи. В этот период было образовано множество русских, украинских, немецких, молдавских сел, колоний, хуторов и экономий — Ново-Владимировка, Ново-Георгиевское, Колюбакинское, Романовка, Евгениевка, Эйгенгейм и др. С началом гражданской войны, а особенно после чеченского рейда в январе 1918 года, большая часть пришлого населения покинула регион, а села были сожжены и разрушены. По окончанию гражданской войны им так и не было разрешено вернуться назад. Покинутые села заселяются кумыками и чеченцами из соседних сел[51].

В 3-й четверти XIX века, основными населёнными пунктами на плоскости были Аксай, Костек и Казиюрт, кроме того существовало множество мелких «деревушек» принадлежащих аксайским, андреевским и костекским князьям и первоначально заселенный их крепостными людьми. Села Баташ-юрт и Байрам-аул были населены выходцами из Кабарды. А несколько населённых пунктов на севере плоскости и вдоль Терека, на землях аксаевского князя были заселены чеченцами, выходцами из Мичика и Качкалыка, как отмечает автор поселены они были очень недавно. Кроме того проживало до 7000 душ кумыкских ногайцев, делившихся на два кочевья Костековское и Яхсайсаевское и плативших дань за пользование землей кумыкским князьям[22].

Во второй половине XX в. в так называемой «Аккинской хронике»[52] выдвигается теория о том, что в Терско-Сулакском междуречье, то есть на Кумыкской равнине до прихода Солтан-Мута «не было ни души».

Сами чеченцы, рассказывая в сохранившемся предании о заселении долины Ярык-Су и Акташа, следующим образом объясняют свои права на землю «Первыми переселенцами из гор Аки-Лам (из местности Нашихэ) были, — говорят они, — части фамилий Парчхой (Пешхой) и Цечой (Цецой). Они не застали в этих долинах ни одной человеческой души; мало того, вся кумыкская плоскость, покрытая тогда сплошь дремучим лесом и камышами, была совершенно пустынна, если не считать наполнявших её диких зверей; с другой стороны, в Андии был только один хутор, состоявший из одного семейства. Кругом был простор и неначатая богатая земля: на юг высились горы, вершины которых покрыты были яркою сочною травою; ниже начинались леса и спускались по ущельям вплоть до плоскости и далее до Терека. Леса и горы были полны оленей, коз, кабанов и др. зверей. Все это не имело хозяина и принадлежало Богу. Переселенцы с благоговением приняли от Бога эти места по праву первого завладения»[53][54][55].

Однако, множество источников того времени, в том числе и российских, говорят о несостоятельности таких утверждений. Например, после завоевания Астрахани Иваном Грозным в русских источниках упоминается принявший в 1558 г. подданство России «шевкал Тюмени» Агим (Агиш), и ставший после него в 1559 году «шевкалом» «тюменский князь Токлуй», а после Токлуя в 1569 г. — его племянник, тюменский князь Тюгень Атяков (Туган Айтеков)[56]. Данные события происходили на территории Тюменского княжества, локализуемого, в том числе, и на части Кумыкской плоскости. Последним правящим тюменским бием был Солтанай. В 1588 г. стрельцы заложили на речке Тюменке (ныне Старый Терек) крепость Терки. По сути это была открытая аннексия Тюмени Российским государством. Содействие русским воеводам и казакам в захвате Тюмени оказал кабардинский князь Джанклиш (Канклыч) Черкасский из рода Идаровых[57]. Событие это, пусть и не столь масштабное и яркое, вместе с тем, по своим последствиям, стоит в одном ряду с падением Казани, Астрахани и Сибири. Кумыкский шамхал намеревался оказать помощь Салтанаю и начал собирать к походу северо-кавказских феодалов, однако в дело вмешался двоюродный брат Джанклиша, Мамстрюк Черкасский и воспрепятствовал их объединенным действиям[58]. После же на Кумыкской плоскости происходили события, связанные с именем народного героя многих кавказских народов, кумыкского шамхала Солтан-Мута, упоминавшегося выше. Кульминацией данного периода был Поход Бутурлина в Дагестан, в процессе которого было сожжено множество кумыкских селений, включая Эндирей[59], и окончившийся поражением царских войск в Караманской битве. Таким образом, речь может идти только о частичном истреблении кумыкского и другого населения на полной жизни территории, но не полном запустении.

Кроме того, майор Властов в статье "Война в Большой Чечне" от 1856 года, напечатанной Военной Типографией Российской Империи, анализируя этнографические данные Терско-Сулакского междуречья, религиозную периодизацию, предания чеченцев и исторические данные, заключил, что легенды о "передаче чеченцами земель по ту сторону Аксая кумыкам, пришедшим судьями по приглашению" есть "рассказ, выдуманный народной гордостью"[60]. Также он привёл выводы, что "кумыки были древнейшими обитателями большой плоскости между Сулаком и Тереком, а чеченцы поселились на землях им принадлежавших в виде арендаторов, или, быть может, что Калмыцкий Хан Аюка, бывший здесь с полчищами в начале 18-го века, нашёл в чеченцах союзников, а по удалении его, Кумыки отомстили слабымъ чеченцамъ, покорив их и наложив подать. — Къ тому же времени относится и принятие ими ислама, хотя не по влиянию Калмыков, которые до сих пор буддисты."[61]

На основании секретных постановлении ГКО № 827 «О переселении немцев из Дагестанской и Чечено-Ингушской АССР» от 22 октября 1941 года и № 5073 «О выселении чеченцев и ингушей в Казахскую и Киргизскую ССР» с территории плоскости было выслано все немецкое и чеченское население. После реабилитации чеченцев и возвращения их на родину на плоскость начинают переселять аварское и даргинское население, ранее переселенное в Чечню. Кроме того, строится несколько сёл (Новосельское, Заречное и др.) для чеченцев, которым было запрещено селиться в Новолакском районе.

«В той самой полосе плоскости, где находятся Баташ-юрт и Байрам-аул, разбросанно до 10 аулов, населённых, по крайней мере, наполовину чеченцами. Многие фамилии этих чеченцев успели уже утратить свой природный язык»[62].

Ермоловым в 1818 году все чеченцы проживающие в сёлах Османюрт, Караагач, Байрамаул, Касав-Аул, Генжа-Аул, Баша-Бек-Юрт и Казах-Мирза-Юрт под конвоем были изгнаны[63][аффилированный источник? 156 дней].

Кумыкская плоскость, за несколько дней была совершенно очишена от чеченцев[64].

Население[править | править вики-текст]

Кумыкская плоскость — наиболее заселённая часть Дагестана. В настоящее время Кумыкская плоскость — многонациональный регион[65]. На этой территории чересполосно расположены населённые пункты, в которых проживают кумыки, аварцы, чеченцы, лезгины, даргинцы, лакцы и др.

Мифотворчество[править | править вики-текст]

Известный российский этнолог и антрополог В. А. Шнирельман в одной из своих работ рассматривает «мифическую» концепцию, согласно которой Терско-Сулакское междуречье является неотъемлемой частью древних чеченских земель. Эта концепция легла в основу стремлений Чечни к территориальной экспансии на территорию Дагестана с целью получения выхода к Каспийскому морю. Концепция начала складываться во 2-й половине 1980-х годов когда некоторые чеченские историки начали пересматривать историю заселения чеченцами-акинцами дагестанских земель. С этого времени у чеченских историков наблюдалось стремление удревнить дату начала переселения на равнину (официально признанная — вторая половина XVI века) и преувеличить роль своих предков в местной средневековой истории. Первым на этот путь встал Х. А. Хизриев утверждавший, что вайнахи проживали на данной территории ещё в раннем средневековье. Ссылался он при этом на архиолога А. В. Гадло и его работу по раскопкам городища «Хазар-Кала». Но при рассмотрении этой работы выяснилось, что Гадло в своей работе о вайнахах даже не упоминал, а речь в ней идет о позднесарматском ираноязычном населении, которое в 500-е годы н. э. сменилось тюркскими кочевниками. Затем историк Я. З. Ахмадов принялся преувеличивать политическую роль чеченцев на северо-западе Дагестана, при этом его взгляды со временем менялись от умеренных когда он признавал Эндиреевское княжество кумыкским владением с оговоркой, что в войске князя Султан-Мута были вайнахи и что чеченцы составляли часть подвластного ему населения, но позже он уже заявлял, что до появления Султан-Мута вся земля от «Дарьяла до Дербента» принадлежала вайнахскому князю Ших-Мурзе Окоцкому. В начале 1990-х годов А.Адилсултанов обнародовал некую «хронику-рукопись Ибрагимова-Магомедова» якобы хранившуюся у местного акинского населения. Некритически используя данные археологии и весьма неопределенные сообщения античных авторов, он пытался доказать, что предки вайнахов обитали на плоскости с глубочайшей древности. Иные подходы он отметал как искажающие историческую действительность по идеологическим причинам. Ссылаясь на «хронику-рукопись» он доказывал, что в XVI—XVIII вв. чеченцы занимали всю северную часть Дагестана вплоть до Каспийского моря, где использовали рыболовецкие угодья о. Чечень. И если Ахмадов ещё допускал двухкомпонентный кумыкско-чеченский состав населения Окоцкой земли, то Адилсултанов кумыков не упоминал вовсе и «рисовал» сообщество чеченцев одним из могущественных политических образований в позднесредневековом Дагестане. Эта версия «истории» принята в качестве достоверно установленного факта в официальных изданиях и обобщающих трудах чеченских историков[66]. Под эту версию истории переиздаются книги, так дважды уже после смерти автора, был переиздан труд чеченского краеведа А.Сулейманова «Топонимия Чечено-Ингушетии» — под названием «Топонимия Чечни» который был «дополнен территорией Терско-Сулакского междуречья» отсутствующей в первом авторском издании.

См. также[править | править вики-текст]

Литература[править | править вики-текст]

  • Тамай А. И. К происхождению кумыков
  • Гумилев Л. Н. В поисках Хазарии.
  • Цуциев А. А. Атлас этнополитической истории Кавказа (1774-2004). — Москва: Европа, 2007. — 128 с. — 2000 экз. — ISBN 978-5-9739-0123-3.

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Физическая география Дагестанской АССР / Проф. К. К. Гюль, С. В. Власова, И. М. Кисин / 1959
  2. Энциклопедический словарь Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрона. Статья «Кумыкская плоскость»
  3. Кумыкская плоскость
  4. Плиний. Естественная история Вестник древней истории. 1949, № 2, с. 302.
  5. Дионисий Периегет. Описание населенной земли. // ВДИ, § 1,1948
  6. Иоганн Бларамберг. Историческое, топографическое, статистическое и этнографическое описание Кавказа. Нальчик. Эль-Фа. 1999.
  7. Броневский С. Новейшие географические и исторические известия о Кавказе. М. 1823, с. 191
  8. 1 2 Бакиханов А.-К. Гюлистан-и Ирам. Баку.1991.
  9. Энциклопедический словарь Брокгауза и Эфрона. СПб., 1896, т.33, с.14
  10. Токарев С. А. Этнография народов СССР. М. 1958, с. 228—229
  11. Народы Кавказа. Т.1. М.1960, с.71
  12. Лавров Л. И. Историко-этнографические очерки Кавказа. Ленинград. 1978, с. 38
  13. А. Бакиханов неточен в передаче этого сообщения. О камах или камаках говорит не Птолемей, а Гай Плиний Секунд
  14. 1 2 Л. Н. Гумилёв Открытие Хазарии
  15. Лазарев Я. О гуннах Дагестана. // «Кавказ», 1859, № 34
  16. Ходнев Н. Заметки о древних названиях кавказских народов // Кавказ. 1867. № 45, 67,81).
  17. Из рукописи П. Головинского. Терские ведомости. 1873, № 5.
  18. Гмыря Л. Б. «Царство гуннов» (савир) в Дагестане (IV—VII вв.) М., 1980.
  19. Туземцы Северовосточного Кавказа : (Рассказы, очерки, исслед., заметки о чеченцах, кумыках и нагайцах и образцы поэзии этих народцев) / Н. Семенов. — Санкт-Петербург : тип. А. Хомского и К°, 1895. — XVIII — с.237 — 239
  20. Источник: Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды, том II. Извлечения из персидских сочинений, собранные В. Г. Тизенгаузеном. М.-Л. АН СССР
  21. Б. Атаев. Край равнинный — Кумыкия. Очерки. Махачкала , 1996 г.
  22. 1 2 3 Н. Дубровин. История войны и владычества русских на Кавказе. Том 1. Очерк Кавказа и народов его населяющих. Книга 1. Кавказ. Санкт-Петербург. 1871
  23. Русско-чеченские отношения. Вторая половина XVI—XVII в. Сборник документов /Выявление, сост., введ., комм. Е. Н. Кушевой.-М., 1997.С.327.
  24. Дружинин ВТ. Указ. соч.; Мининков НА К истории раскола русской православной Церкви (малоизвестный эпизод из прошлого донского казачества) // За строкой учебника истории: Уч. пособие.— Ростов-н/Д., 1995. с.32
  25. Иоганн Бларамберг. Историческое, топографическое, статистическое и этнографическое описание Кавказа. Нальчик. Эль-Фа. 1999.
  26. А. П. Берже «Чечня и чеченцы» (Тифлис, 1859 г., стр. 104—105):
  27. З.Ибрагимова Царское прошлое чеченцев. Политика и экономика.
  28. Туземцы Северовосточного Кавказа : (Рассказы, очерки, исслед., заметки о чеченцах, кумыках и нагайцах и образцы поэзии этих народцев) / Н. Семенов. — Санкт-Петербург : тип. А. Хомского и К°, 1895. — XVIII — с.234
  29. 1 2 3 ИОГАНН ГУСТАВ ГЕРБЕР ИЗВЕСТИЯ О НАХОДЯЩИХСЯ С ЗАПАДНОЙ СТОРОНЫ КАСПИЙСКОГО МОРЯ МЕЖДУ АСТРАХАНЬЮ И РЕКОЙ КУРОЙ НАРОДАХ И ЗЕМЛЯХ И О ИХ СОСТОЯНИИ В 1728 ГОДУ
  30. Акты, собранные Кавказской археографической комиссией: Том I. c. 716
  31. Историческое описание российской коммерции при всех портах и границах : От древних времян до ныне настоящаго и всех преимущественных узаконений по оной государя имп. Петра Великаго и ныне благополучно царствующей государыни имп. Екатерины Великия, / Сочиненное Михайлом Чулковым. — Санктпетербург : При Имп. Акад. наук, 1781—1788. — 4°. Т.2, кн.2. — 1785. — 90, 1-446, 449—626 [=624] с. Хранение: MK АН-4°/ 81-Ч; Хранение: W 213/831;
  32. Историческое описание российской коммерции при всех портах и границах : От древних времян до ныне настоящаго и всех преимущественных узаконений по оной государя имп. Петра Великаго и ныне благополучно царствующей государыни имп. Екатерины Великия, / Сочиненное Михайлом Чулковым. — Санктпетербург : При Имп. Акад. наук, 1781—1788. — 4°. Т.2, кн.2. — 1785. — 90, 1-446, 449—626 [=624 с. Хранение: MK АН-4°/ 81-Ч; Хранение: W 213/831; ]
  33. Г.М. Оразаев. Памятники тюркоязычной деловой переписки в Дагестане XVIII в.. www.vostlit.info (2002). Проверено 24 июня 2017.
  34. Е. Максимов, Чеченцы//Терский сборник. Владикавказ, 1893, вып. 3, кн. 2.
  35. Карпов Ю. Ю., Капустина Е. Л. Горцы после гор. Миграционные процессы в Дагестане в XX — начале XXI века: их социальные и этнокультурные последствия и перспективы. СПб., 2011. стр. 35
  36. Карпов Ю. Ю. Изменяющийся этнос: Чеченцы в XVII—XIX вв. //Этническое единство и специфика культур: Материалы Первых Санкт-Петербургских этнографических чтений. СПб., 2002.
  37. 1 2 Цуциев А. А. Атлас этнополитической истории Кавказа (1774-2004). — Москва: Европа, 2007. — 128 с. — 2000 экз. — ISBN 978-5-9739-0123-3.
  38. 1 2 У.Лаудаев Чеченское племя. Сборник сведений о кавказских горцах. Тифлис, 1872. Вып. VI.
  39. И. Бларамберг. Историческое топографическое статистическое этнографическое и военное описание Кавказа 356, 366, 367. www.runivers.ru (1832-1833). Проверено 23 мая 2017.
  40. Восстание Чечни и Дагестана в 1877-1878 гг. - Ковалевский Павел Иванович - читать книгу. homlib.com. Проверено 27 июня 2017.
  41. История Дагестана с древнейших времен до наших дней. Т. I. История Дагестана с древнейших времен до ХХ века / отв. ред. А. И. Османов. М., 2004. 627 с.
  42. 1 2 Ахмадов Я. З. Очерк исторической географии и этнополитического развития Чечни в XVI—XVIII веках. Глава IV. Историческая география и политическая карта Чечни
  43. С. М. Броневский Новейшие географические и исторические известия о Кавказе. — М. 1823. — Часть Вторая, стр. 176—177
  44. История Чечни с с древнейших времен до наших дней. т.3, 2013, стр.13
  45. ЦГАРД Ф. 105. Оп. 3. Д. 1. Л. 1 (об)
  46. Шихалиев Д. М. Рассказ кумыка о кумыках. Махачкала, 1993.
  47. Кобахидзе Е. А. — Осетия конца XVIII — начала ХХ в.: опыт исторического взаимодействия традиционного и государственно-административного управления. Владикавказ, 2010, с. 319
  48. * «Чеченцы: история и современность» / Составление и общая редакция Ю.А. Айдаева. — Москва: Мир дому твоему, 1996. — 352 с. — ISBN 5-87553-005-7. * Антология. «Чеченская Республика и чеченцы. История и современность». — Москва: Наука, 2006. — 576 с. — ISBN 5-02-034016-2.
  49. Энциклопедия «Кумыкские очаги»
  50. Платон П. Зубов, — «Картина Кавказского края принадлежащего России и сопредельных ему земель; В исторических, статистических, этнографических, финансовых и торговых отношениях. Сочинение Платона Зубова. Часть вторая» — С. Петербург. Типография Конрада Вингебера. 1835 г.
  51. Ю. Ю. Карпов Из истории переселенческого движения в Дагестане
  52. А. А. Адилсултанов — Акки и Аккинцы в XVI—XVIII веках
  53. Е. Максимов, Чеченцы//Терский сборник. Владикавказ, 1893, вып. 3, кн. 2. стр. 24 и стр. 39-40
  54. Тени вечности Леча Ильиасов
  55. Этническая история и фольклор — Р. С Липец, Институт этнографии имени Н. Н. Миклухо-Маклая
  56. Лавров Л. И. Кавказская Тюмень // Избранные труды по культуре абазин, адыгов, карачаевцев, балкарцев. Нальчик, 2009. С. 441
  57. Любавский М. К. Обзор русской колонизации с древнейших времен до ХХ в. М., 1996. С. 394
  58. Лавров Л. И. Указ. соч. С. 444
  59. Поход Бутурлина в Дагестан
  60. "Война в Большой чечне", майор Властов, 1856, Военная Типография, стр. 15
  61. "Война в Большой чечне", майор Властов, 1856, Военная Типография, стр. 18
  62. Н.Семёнов. Обитатели Кумыкской плос-кости. // «Терский сборник», выпуск I, Владикавказ — 1890 г., с.166
  63. ДУБРОВИН Н. Ф. ДАГЕСТАНСКИЕ СОБЫТИЯ 1818 ГОДА
  64. отоев Ф . В . Общественно — экономический строй Чечни (вторая половина XVIII — 40- е годы XIX в .). С 63
  65. Перепись 2010 года. Дагстат. Том 3 Хасавюртовский и Бабаюртовский районы
  66. Шнирельман В. А. Быть аланами. Интеллектуалы и политика на Северном Кавказе в XX веке. — М.:Новое литературное обозрение, 2006 с. 199—200

Ссылки[править | править вики-текст]