Курыканы

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Курыканы
Численность и ареал
 Россия  Монголия
Археологическая культура курумчинская
Язык древнетюркский или раннемонгольский
Религия шаманизм, культ предков
Родственные народы байырку
Этнические группы тюркские, монгольские, эвенкийские элементы
Происхождение хунну[1]

Курыканы — общность на территории Сибири, упоминавшейся в древнетюркских рунических надписях, VIIVIII веков н. э. В ряде случаев в надписях фигурирует выражение «уч курыкан», то есть «три курыкана», что обычно интерпретируется как союз трех племён, объединённых названием «курыкан». К числу телесских племен относились курыканы, пришедшие из реки Енисей[2][3]. Курыканы не были коренным народом Байкальского региона[2]. Культура курыкан развивалась в тесном контакте с Красноярско-Минусинским регионом[4].

Этноним и этническая принадлежность курыкан[править | править код]

Этническая принадлежность курыкан до сих пор вызывает споры. Одни исследователи считают их тюркоязычными, другие — монголоязычными. Третьи считают, что они были племенным союзом, состоящим из трех родов — тюрков, тунгусов (эвенков) и протобурят. Каждый из родов представлял отдельную группу, во главе которой стоял вождь — сыгин, а возглавлял все три группы Великий сыгин[5]. Термин сыгин также известен в формах джигин, тегин и тыгын[6].

В дальнейшем, как пишет историк Н.П. Егунов, под давлением агрессии киданей в начале X века в Забайкалье, а затем в Предбайкалье вторглись монголоязычные хори-туматы. В итоге продолжительной войны курыканы потерпели поражение. Большая часть их, в основном тюркские группы, ушла на север, где положила начало формированию якутского народа[5].

Согласно Б.З. Нанзатову, с X века в Западное Прибайкалье начинают проникать значительные группы монголоязычного населения из Центральной Азии, где в широких масштабах происходила смена языка с тюркского на монгольский. Одной из таких групп была часть племени икирес (эхирит), распространенного в восточной части Монголии. Икиресы, проникнув в Прибайкалье в XI-XII веках сплотили вокруг себя территориальную верхоленскую группу населения. Значительный приток монголоязычного населения вызвал демографический взрыв, последствием которого был исход населения по Лене, из которого впоследствии путем смешения с тунгусами сложился якутский этнос[7].

В «Сборнике летописей» Рашид ад-Дином в числе «народностей, которых в настоящее время называют монголами» упоминаются куркан, джалаир, сунит, татар, меркит, тумат, булагачин, кэрэмучин (эхиритский род хэрмэшин), ойрат, баргут, кори, урянка и другие[8].

По гипотезе академика А.П. Окладникова, курыканы являются предками двух сибирских народностей: якутов и бурят[5].

Булагатская генеалогия, если учитывать наиболее ранний пласт, начала формироваться еще в эпоху учкурыкан. В этот же период начала складываться и генеалогическая традиция хори[9].

Проблема принадлежности курыкан к тому или иному языковому кругу часто решалась с помощью выявления этимологии их этнонима. Ю.Д. Талько-Грынцевич и П.М. Мелиоранский считали, что этноним происходит от монгольского хуриган — «ягненок, овца»[10]. Г.Н. Румянцев сопоставлял курыкан и хори, считая их одним этносом[11]. Позднее Г.Д. Санжеев предлагал сопоставлять этноним курыкан с курканами Рашид-ад-Дина и бурятским племенем хурхад, полностью отрицая возможность фонетических параллелей между «курыкан» и «хори», предложенных Г. Н. Румянцевым, и в то же время поддерживал его в том, что курыкан из тюркских языков не объясняется[12].

Г.В. Ксенофонтов считал, что этноним объясняется бурятским хюргэн — кюргэн и тунгусским курокан, куракан, курэкэн, означающими «зять», считая этими «зятьями» тюрков, монголов и тунгусов[13]. В.В. Свинин поддержал версию уч курыкан (три зятя) — три рода, тюрков, монголов и тунгусов, связанных системой родства[14]. Т.А. Бертагаев предлагал версию о том, что этноним бурят произошел от курыкан[15]. В дальнейшем эта гипотеза подверглась критике[16][17]. Г.Н. Румянцев выдвигал гипотезу о том, что этноним урянхан ~ урянхай — это поздняя форма этнонима курыкан[18]. Д.В. Цыбикдоржиев попытался развить гипотезу о происхождении этнонима урянхай от курыкан[19]. Эта гипотеза была подвергнута критике Д.Д. Нимаевым, который считает, что проблема этнической принадлежности курыкан значительно шире, чем поиски этимологии этнонима[20].

В переводе с древнетюркского слово quri'qan ~ qoriyan переводится как стан, военный лагерь и имеет параллели в старописьменном монгольском языке в виде хoriya(n) ~ xoruya(n). Таким образом, «курыкан», возможно, по сути своей представляет не этноним, а имя нарицательное по отношению к области и населяющей ее территориальной общности, по крайней мере на раннем этапе. Следовательно, возможным переводом термина уч курыкан явлеятся «три военных лагеря»[9].

Таким образом, на исторической арене VI-VII вв. представлен социальный организм, имеющий этнические черты, который именовался соседями курыкан или уч курыкан. В дальнейшем термин теряет свое значение в этом регионе, и на историческую арену выходят различные племена, некогда входившие в курыканскую общность в разных ипостасях. Из их среды могли происходить не только часть якутов и хори, но многие известные племена, населявшие Прибайкалье в монгольский период[9].

Современные носители этнонима[править | править код]

На рубеже XIIXIII вв. в составе монгольского джалаирского племени находился род куркин, также была этническая группа куркан, которая приложила свои усилия в борьбе Чингисхана с тайчиутами[21][22].

Примечательно, что этноним курыкан не исчез окончательно. Бурятские хурхад[9], урянхайские хорхон[22] и даурские куркан[23] являются носителями древнего этнонима. В период уч курыкан возникли две ключевые для бурятского этногенеза общности. Это булагат и хори-тумат, в дальнейшем разделившиеся на хори[9] и тумэт[22].

Буряты рода хурхад (хурхуд) относятся к племени булагатов. Род хурхад (хурхуд) отмечен в составе следующих этнических групп бурят: булагатов, икинатов[7], сартулов[24], хонгодоров[25], аларских, китойских, верхоленских, тункинских, закаменских и селенгинских бурят[26]. Носители родового имени хурхад также проживают в Улан-Баторе и аймаках Монголии: Хувсгел, Дархан-Уул, Хэнтий, Булган, Орхон, Умнеговь, Говь-Алтай[27]. Хорхон представляет собой один из родов монголоязычных алтайских урянхайцев в сомонах Дуут и Мөнххайрхан Кобдоского аймака Монголии[22]. В состав даурского рода улису (улис) входит ветвь куркан (куркэн)[23].

Рунические письменные памятники о курыканах[править | править код]

В большой надписи орхонским руническим письмом на памятнике Кюль-тегину уч-курыканы перечислены в составе десяти народов и государств (Бёклийская степь, табгачи, тибетцы, авары, Рим, кыргызы, уч-курыканы, отуз-татары, кытай и татабы), приславших своих представителей на похороны первых тюркских каганов. В той же надписи при изложении событий, последовавших после распада первого Тюркского каганата, говорится уже о курыканах (без «уч») как о врагах. В надписи енисейским руническим письмом в Уйбате говорится: «когда брали народ курыкан».

Китайские упоминания народа гулигань[править | править код]

В китайских летописях и поэзии VII—IX веков отмечены многочисленные упоминания народа «гулигань», чьё название обычно считается китайской передачей термина «курыкан». По китайским данным, гулигань проживали вблизи «северного моря» (Ханьхай или Бэйхай/Байхай/Бо), под которым чаще всего понимается озеро Байкал. «Строевого войска» гулигань имели пять тысяч человек. Управлял народом правитель с титулом «сыцзинь», интерпретируемым как китайская форма тюркского титула «тегин». В одном упоминании говорится, что «в стране гулигань двое сыцзинь живут вместе». В связи с гулигань неоднократно упоминается особая порода лошадей, которые «с головы походили на верблюда». Сохранилась небольшая поэма, сочинённая танским императором[каким?] и посвящённая лошадям, подаренным гулиганьскими послами. По мнению А. П. Окладникова, эта порода происходила от лошадей Средней Азии и Ближнего Востока.

Среднеазиатские источники о народе кури (фури)[править | править код]

В ряде среднеазиатских источников X—IX вв. (Тахир Марвази, Гардизи, «Худуд аль-алам» и др.) упоминается народ «кури» или «фури», живущий по соседству с енисейскими кыргызами. Об этом народе говорится, что его языка кыргызы не понимают. Другие подробности, например, в «Худуд ал-Алам»: «Furi [Quri ?], название племени, которое также принадлежит хырхызам, но проживает к востоку от них и не смешивается с другими частями хырхызов. Они — людоеды (mardum-khwar) и лишены жалости. Прочие хырхызы не знают их языка (zafan-i ishan digar Kh. nadanand), и они подобны дикарям (va chun wahshiyand)».

Г.Н. Румянцев (1962) развил высказывание В.В. Бартольда о том, что «в арабском алфавите ф и к легко смешиваются»[28] и, что следовательно «фури», возможно, следует читать как «кури». Бартольд склонен был увязывать кури из текста Гардизи с кули (кули-ангу-хэшэ) из текста «Юань-ши», народа, жившего на Ангаре в юаньский период. Китайское написание «кули» Бартольд сопоставляет с более ранним «курыкан» и «гулигань», а также с почти одновременным «Юань-ши» «кури» в «Сборнике летописей» Рашид ад-Дина. Г.Н. Румянцев более развёрнуто изложил в сущности ту же теорию о том, что народ furi или quri соответствует народу гулигань китайских источников и народу уч-курыкан древнетюрских рунических памятников, исходя из созвучия корневой основы терминов и того факта, что персоязычные авторы упоминают фури/кури на том месте, где китайские летописцы размещают народ гулигань. В свою очередь курыкан Г.Н. Румянцев отождествил с крупнейшим бурятским этносом Хори.

Последующие учёные разошлись во мнениях относительно этого отождествления. Крупный археолог Б.Б. Дашибалов не только соглашается с ним, но и развивает на этой основе целую теорию изложенную им в монографиях «Археологические памятники курыкан и хори» (1995). Некоторые исследователи сомневаются в этом отождествлении, указывая на архаические черты культуры и общественного строя описанного персоязычными авторами народа кури. С другой стороны, сами кыргызы в этих описаниях предстают относительно «диким» народом. Так, «Худуд ал-Алам» в аналогичных выражениях характеризует такую высокоразвитую культуру, как кыргызская: «Эти люди имеют нрав диких зверей (tab'-i dadhakan), и (у них) грубые лица (durusht-swat) и редкие волосы. Они необузданы (bidadhkar) и немилосердны, хорошие воины (mubariz) и воинственны».

В описаниях кури к чертам, сходным с бурятской традицией, следует отнести погребальный обряд, согласно которому покойников кури хоронили на деревьях. Этот вид погребения бытовал у бурят относительно недавно, вплоть до XIX века, хотя был ограничен похоронами чёрных шаманов.

Категорически не соглашался с отождествлением кури и хори бурятский исследователь Н.П. Егунов. Он считал более приемлемым чтение фури, трактуя его как тюркский термин «börö» (волк), в чём усматривал связь с позднейшим эхиритским (западные буряты) родом шоно (бур. волк). В теории Н.П. Егунова хори (хори-туматы), наоборот, уничтожили курыканское политическое объединение, в эпоху доминирования киданей продвинувшись с востока на о. Ольхон, в Ангаро-Ленское междуречье и на западное побережье Байкала. Эта теория получила распространение в популярной литературе.

Проблема курумчинской культуры в связи с курыканами[править | править код]

А.П. Окладников отождествлял создателей курумчинской археологической культуры (~ V—XIII вв.) с курыканами. Курумчинская культура по этой теории охватывала территорию центральной и восточной частей современной Иркутской области, Тункинской долины, Баргузинского и Кабанского районов Бурятии. Возможно, при этом, что значительная часть памятников этой культуры до настоящего времени не выявлена, поскольку ряд местностей, прежде всего Горная Ока (Республика Бурятия) и Хубсугул (Монголия) до недавнего времени оставались труднодоступными. В последние годы целый ряд исследователей, в частности, А.В. Харинский и В.С. Николаев ставят под сомнение включение в состав курумчинской культуры многих памятников или даже само выделение курумчинской культуры. Дискуссия по этой проблеме еще далека от завершения, но выделенный В.С. Николаевым в отдельную усть-талькинскую культуру ряд памятников (могильники XIII в. на р. Ангара), вероятно, действительно по крайней мере отчасти принадлежит пришлому (тюркскому) населению. В этой традиции прослеживается характерный для алтайских тюрок раннего средневековья и монголов XII—XVII вв. обряд захоронения с конём.

Курумчинская культура, в рамках ее узкой датировки (VI-X вв.), этнически определяется как курыканская, но в варианте широкой датировки (XI-XIV вв.) переходящая или преобразующаяся в «хори-монгольскую или хори-бурятскую[9].

Примечания[править | править код]

  1. Бичурин Н.Я. «Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена».
  2. 1 2 Stepanov V.A. «Origin of Sakha: Analysis of Y-chromosome Haplotypes» Molecular Biology, 2008, Volume 42, No 2, p. 226—237,2008
  3. Stepanov V.A. «Origin of Sakha: Analysis of Y-chromosome Haplotypes» — Атлас
  4. Происхождение якутов (недоступная ссылка). Дата обращения 6 июля 2015. Архивировано 7 июля 2015 года.
  5. 1 2 3 Курыканы. ИРКИПЕДИЯ — портал Иркутской области: знания и новости. Дата обращения 4 августа 2018.
  6. Ушницкий В.В. Анализ легенд о Тыгын Дархане: мифологический якутский «Царь» времён «Завоевания» // Гуманитарный вектор. Серия: История, политология. — 2016. — Т. 11, вып. 4. — ISSN 2307-1842.
  7. 1 2 Нанзатов Б.З. Этногенез западных бурят (VI-XIX вв.). — Иркутск, 2005. — 160 с. — ISBN 5-93219-054-6.
  8. ФАЗЛАЛЛАХ РАШИД-АД-ДИН->СБОРНИК ЛЕТОПИСЕЙ->ПУБЛИКАЦИЯ 1946-1952 ГГ.->ТОМ I->КНИГА 1->УКАЗАТЕЛЬ НАЗВАНИЙ НАРОДОВ. www.vostlit.info. Дата обращения 16 ноября 2018.
  9. 1 2 3 4 5 6 История Бурятии: в 3 т. Т.1 - Древность и средневековье. — Улан-Удэ: БНЦ СО РАН, 2011. — 328 с. — ISBN 9785-7025-0302-1.
  10. Мелиоранский П.М. Памятник в честь Кюль-тегина // Записки Вост. отдела императорского Русского археологического общества. Т. XII. Вып. 2-3. — СПб., 1899. — С. 100.
  11. Румянцев Г.Н. Происхождение хоринских бурят. — Улан-Удэ, 1962. — С. 128.
  12. Санжеев Г.Д. Заметки по этнической истории бурят // Современность и традиционная культура народов Бурятии. — Улан-Удэ, 1983. — С. 88, 93.
  13. Ксенофонтов Г.В. Ураангхай-сахалар: очерки по древней истории якутов. Т. 1. Кн. 2. — Якутск, 1992. — С. 195.
  14. Свинин В.В. Основные этапы древней истории населения побережья озера Байкал // Древняя история народов юга Восточной Сибири. — Иркутск, 1974. — С. 20.
  15. Бертагаев Т.А. Об этнонимах бурят и курыкан // Этнонимы. — М., 1970.
  16. Цыдендамбаев Ц.Б. Бурятские исторические хроники и родословные, как источники по истории бурят. — Улан-Удэ — С. 272-274.
  17. Санжеев Г.Д. Заметки по этнической истории бурят // Современность и традиционная культура народов Бурятии. — Улан-Удэ, 1983. — С. 101-105.
  18. Румянцев Г.Н. Родоплеменной состав верхоленских бурят // Записки БМНИИК. Вып. XII. — Улан-Удэ. 1951. — С. 80.
  19. Цыбикдоржиев Д.В. К вопросу о происхождении этнонима курыкан // Гуманитарные исследования молодых ученых Бурятии. — Улан-Удэ, 1996.
  20. Нимаев Д.Д. Буряты: этногенез и этническая история. — Улан-Удэ, 2000. — С. 66.
  21. ФАЗЛАЛЛАХ РАШИД-АД-ДИН->СБОРНИК ЛЕТОПИСЕЙ->ПУБЛИКАЦИЯ 1946-1952 ГГ.->ТОМ I->КНИГА 1->РАЗДЕЛ 2. www.vostlit.info. Дата обращения 17 ноября 2018.
  22. 1 2 3 4 Очир А. Монгольские этнонимы: вопросы происхождения и этнического состава монгольских народов / д.и.н. Э. П. Бакаева, д.и.н. К. В. Орлова. — Элиста: КИГИ РАН, 2016. — С. 175-178. — 286 с. — ISBN 978-5-903833-93-1.
  23. 1 2 Цыбенов Б.Д. История и культура дауров Китая. Историко-этнографические очерки: монография / Зориктуев Б.Р. — Улан-Удэ: Изд-во ВСГУТУ, 2012. — 252 с. — ISBN 978-5-89230-411-5.
  24. Цыдендамбаев Ц.Б. Бурятские исторические хроники и родословные, как источники по истории бурят. — Улан-Удэ: Респ. типогр., 2001. — 255 с.
  25. Мой род — моё начало — Краеведческий портал Бурятии и Улан-Удэ. Информационный портал Родное село, selorodnoe.ru. Дата обращения 24 июня 2018.
  26. Нанзатов Б.З. Племенной состав бурят в XIX веке // Народы и культуры Сибири. Взаимодействие как фактор формирования и модернизации. — 2003. — С. 15–27.
  27. Үндэсний Статистикийн Хороо. Хурхад. Үндэсний Статистикийн Хороо. Дата обращения 22 февраля 2019.
  28. Бартольд В.В. Киргизы. Исторический очерк// Соч. Т. II. Ч. 1. Общие работы по истории Средней Азии. Работы по истории Кавказа и Восточной Европы. М.: 1963. С. 471—543. Глава III. IX и X века. Киргизское великодержавие.