Кутепов, Александр Павлович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Александр Павлович Кутепов
Alexander P. Kutepov.jpg
Дата рождения 16 (28) сентября 1882(1882-09-28)
Место рождения Череповец, Новгородская губерния, Российская империя
Дата смерти 26 января 1930(1930-01-26) (47 лет)
Место смерти Париж либо советский пароход
Принадлежность  Российская империя
 Белое движение
Род войск пехота
Годы службы 1904—1924
Звание генерал от инфантерии
Командовал
Сражения/войны Русско-японская война
Первая мировая война
Гражданская война
Награды и премии
Орден Святого Георгия IV степени Орден Святого Владимира 4-й степени с мечами и бантом Орден Святой Анны 2-й степени с мечами Орден Святого Станислава 2-й степени с мечами
Орден Святой Анны 3-й степени с мечами и бантом Орден Святого Станислава 3-й степени с мечами и бантом Орден Святой Анны 4-й степени с надписью «За храбрость» Георгиевское оружие
Георгиевский крест с лавровой ветвью RUS Imperial Order of Saint George ribbon.svg Орден Святителя Николая Чудотворца II степени
Кавалер ордена Короны 4-го класса (Пруссия) Орден Князя Даниила I 4-й степени
Ro1ocr.gif Командор Большого креста ордена Меча
В отставке Председатель РОВС
Автограф Изображение автографа
Логотип Викисклада Медиафайлы на Викискладе

Алекса́ндр Па́влович Куте́пов (при рождении — Александр Константинович Тимофеев)[1] (16 [28] сентября 1882, Череповец — 26 января 1930, ?) — русский военный деятель, генерал от инфантерии (1920), первопоходник, активный участник Белого движения, монархист. В 1928—1930 годах — председатель Русского общевоинского союза (РОВС)[2]. 26 января 1930 года был похищен в Париже агентами Иностранного отдела ОГПУ в результате проведения секретной операции, подготовленной и осуществлённой под руководством кадровых сотрудников ОГПУ Якова Серебрянского и Сергея Пузицкого в рамках более широкой операции ОГПУ «Трест». Документы об обстоятельствах, месте и времени его смерти до сих пор являются секретными и историкам недоступны.

Биография[править | править код]

Семья и образование[править | править код]

Родился в семье личного дворянина Константина Михайловича Тимофеева и его жены Ольги Андреевны в Новгородской губернии[3]. В 1890 году К. М. Тимофеев умер. В 1892 году Ольга Андреевна вступила в брак с потомственным дворянином Павлом Александровичем Кутеповым, чиновником по крестьянским делам Корпуса лесничих (после столыпинской реформы он стал председателем Землеустроительной комиссии). 9 марта 1893 года по определению Новгородского окружного суда детей, рождённых Ольгой Андреевной в первом браке, — в том числе и Александра, П. А. Кутепов усыновил.

Получил образование в Архангельской гимназии (вышел из 7-го класса). Вступил на военную службу в 1901 году[4]. В 1902 году поступил юнкером в Санкт-Петербургское пехотное юнкерское училище. Уже через год младший портупей-юнкер Кутепов на строевом смотре великим князем Константином Константиновичем был произведён сразу в фельдфебели, в обход чина старшего портупей-юнкера[5]. Училище окончил по 1-му разряду, и 9 августа 1904 года был произведён в подпоручики[6]. Продолжил службу в 85-м пехотном Выборгском полку, находившемся в действующей армии.

Участие в Русско-японской войне[править | править код]

По прибытии в полк Кутепов попросил о назначении в команду разведчиков — подразделение, на которую возлагались самые опасные поручения. Вскоре он отличился в ночном нападении с несколькими охотниками на японскую заставу. Русские разведчики захватили большие трофеи (пулемёты и винтовки). За это орденом Святого Георгия был награждён не участвовавший в деле начальник команды разведчиков. После войны, когда стали известны подробности этой операции, были предприняты усилия (хотя и безрезультатные) по представлению Кутепова к награде. Сам Кутепов об этом ничего не знал. Однако он всё же был награждён боевым орденом за эту разведку — орденом Германской Короны с мечами и на ленте Железного креста[7]. Эту награду Кутепов получил от германского принца (шефом 85-го Выборгского полка был германский император Вильгельм), узнавшего подробности одной из кутеповских разведок.

Отличился в Шахэйском и Мукденском сражениях[4], за боевые отличия был награждён орденами Святой Анны 4-й степени с надписью «За храбрость», Святого Станислава 3-й степени с мечами.

Возвращался из Маньчжурии в столицу Кутепов отдельно от своего полка; он был назначен в специальную команду, высланную в Россию для обучения новобранцев. Тут Кутепов впервые столкнулся с революцией: на пути эшелона местными революционерами была объявлена «республика», администрация растерялась, и ему пришлось прорываться, взяв на себя всю ответственность за эшелон и арестовав стачечный комитет железнодорожной станции[8].

По прибытии в Санкт-Петербург на представлении императору Кутепов лично был награжден им за свои фронтовые заслуги орденом Святого Владимира 4-й степени с мечами и бантом[9].

Офицер лейб-гвардии Преображенского полка[править | править код]

Штабс-капитан лейб-гвардии Преображенского полка Александр Кутепов

18 ноября 1906 года был прикомандирован к лейб-гвардии Преображенскому полку, а 1 ноября 1907 года «за оказанные боевые отличия и образцовую службу[4]» переведён в полк. С 1907 года — поручик, с 1911 года — штабс-капитан. Занимал в полку должности помощника начальника учебной команды, начальника пулемётной команды, начальника команды разведчиков, командира 15-й роты, начальника учебной команды.

Первая мировая война[править | править код]

С началом мобилизации учебная команда была расформирована, и 19 июля 1914 года Кутепов принял 4-ю роту лейб-гвардии Преображенского полка[10], с которой и выступил на фронт Первой мировой войны. Был ранен в бою под Владиславовым 20 августа 1914 года. С 23 августа 1915 года назначен командиром Его Величества ротой[11]. В 1915 году был произведён в капитаны со старшинством с 19 июля 1915 года. Удостоен ордена Святого Георгия 4-й степени

За то, что 27 июля 1915 года в бою у д. Петрилов, когда немцы, после усиленной подготовки артиллерийским огнём тяжёлых орудий, захватили окопы одной из рот, он, находясь в частной поддержке, не имея возможности по условиям боя получить указаний, по собственной инициативе перешёл в контратаку и, несмотря на значительные потери, выбил противника с нашей позиции и восстановил положение, причём, хотя был тяжело ранен, продолжал руководить боем до вечера[12].

В результате этой контратаки немецкое наступление было задержано на несколько часов. С 8 ноября 1915 года принял во временное командование 1-й батальон полка, продолжая командовать Его Величества ротой[13]. С 30 июня 1916 года командовал 2-м сводным батальоном[14][15]. Пожалован Георгиевским оружием 4 сентября 1916 года[16]

За то, что, будучи в чине капитана в бою 7 сентября 1916 года у Свинюхского леса, командуя 2-м батальоном и выдвинувшись под ураганным обстрелом из-за правого фланга дивизии за ее левый боевой участок, с боя захватил окопы противника севернее Свинюхского леса, удержал их, отбив ряд ожесточенных контр-атак германцев, заполнив опасный прорыв между лейб-гвардии Измайловским и Семеновским полками, чем способствовал успешному исходу всего боя[17].

Был произведён в полковники 25 ноября 1916 года со старшинством с 26 сентября 1916 года. В декабре 1916 года полковник Кутепов общим собранием офицеров полка избирается в суд чести и в состав его распорядительной команды[18]. 1 апреля 1917 года, уже в условиях идущей «демократизации» армии, был переизбран в суд чести[19][20].

Февральская революция[править | править код]

Во время Февральской революции полковник Кутепов, находившийся в краткосрочном отпуске в Петрограде, оказался единственным старшим офицером, который пытался организовать действенное сопротивление восставшим, возглавив, по поручению командующего Петроградским военным округом генерала С. С. Хабалова, сводный отряд, направленный на подавление революции. Однако его отряд не был поддержан другими находившимися в Петрограде воинскими частями, а часть направленных в его распоряжение офицеров не проявляла никакого желания воевать за монархию. В этой ситуации отряд Кутепова не смог оказать серьёзного влияния на развитие событий и был вынужден прекратить сопротивление[21].

После победы революции вернулся на фронт. С 28 января по 10 февраля 1917 года временно командовал лейб-гвардии Преображенским полком[22], с 27 апреля 1917 года — командир полка[23], который был одной из немногих частей действующей армии, сохранявших боеспособность в условиях активной антивоенной агитации. За особые отличия в боях у деревни Мшаны во время Тарнопольского прорыва 7 июля 1917 года был представлен Георгиевской думой к ордену Святого Георгия 3-й степени, но не получил его из-за не дошедшего до правительства представления в постреволюционном хаосе[24].

По словам его сослуживца по полку В. Дейтриха:

имя Кутепова стало нарицательным. Оно означает верность долгу, спокойную решительность, напряжённый жертвенный порыв, холодную, подчас жестокую волю и… чистые руки — и всё это принесённое и отданное на служение Родине.

Служба в Белой армии[править | править код]

Кутепов с цветами в только что взятом Харькове. Июнь 1919 года
Кутепов — Черноморский губернатор. Журнал «Донская волна», 1918 год

2 декабря 1917 года, в связи с развалом Русской армии, отдал приказ о временном расформировании полка и 7 декабря отбыл через Киев на Дон, где 24 декабря 1917 года вступил в ряды Добровольческой армии. В декабре 1917 — январе 1918 года — начальник гарнизона города Таганрога, во время обороны которого вёл упорные бои с красногвардейцами. В январе 1918 года дважды разбил красные войска под командованием Р. Ф. Сиверса у Матвеева Кургана. По словам А. И. Деникина:

это был первый серьёзный бой, в котором яростному напору неорганизованных и дурно управляемых большевиков, преимущественно матросов, противопоставлено было искусство и воодушевление офицерских отрядов.

Направил роты из своего отряда для спасения юнкеров в Таганроге. Участвовал в Первом Кубанском «Ледяном» походе — первоначально как командир 3-й роты 1-го офицерского полка, затем как помощник командира полка, а после гибели в бою под Екатеринодаром полковника М. О. Неженцева — командиром Корниловского полка (с 12 апреля 1918 года). Во главе этого полка принял участие во Втором Кубанском походе. Во время этого похода, после гибели генерала С. Л. Маркова под станицей Шаблиевской, 12 июня 1918 года был назначен начальником 1-й пехотной дивизии (июнь — июль 1918 года), которой руководил во время боёв под Тихорецкой и на Кущёвском направлении. После возвращения генерала Б. И. Казановича из тайной командировки в Москву, был назначен командиром первой бригады первой пехотной дивизии.

Чествование генерала Кутепова в Харькове в 1919 году на одном из городских парадов ВСЮР
Генерал Кутепов на молебне в Харькове перед отправкой 3-го Корниловского ударного полка на фронт. 31 августа 1919 года. Конная площадь.

После взятия белыми войсками Новороссийска назначен Черноморским военным губернатором, 12 ноября 1918 года «за боевые отличия» произведён в генерал-майоры.

С января 1919 года — командир 1-го армейского корпуса в Донецком бассейне. Проявил себя волевым командиром во время Харьковской операции, за что 23 июня 1919 года был произведён в генерал-лейтенанты («за боевые отличия»). Командовал корпусом во время наступления Добровольческой армии на Москву (с боями дошёл до Орла) и в период отступления от Орла до Новороссийска. Несмотря на значительные потери, смог сохранить боеспособность добровольческих дивизий — Корниловской, Марковской, Дроздовской и Алексеевской.

В марте 1920 года прибыл с корпусом в Крым, был назначен генералом бароном П. Н. Врангелем командиром 1-го Армейского (Добровольческого) корпуса в составе Русской армии. Участвовал с корпусом в боях в Северной Таврии. После разделения Русской армии генерала Врангеля на две армии, был назначен 4 сентября 1920 года командующим 1-й армией.

Эмигрант[править | править код]

После эвакуации из Крыма в ноябре 1920 года назначен помощником Главнокомандующего и командиром 1-го армейского корпуса в Галлиполи. Части 1-го армейского корпуса под командованием А. П. Кутепова насчитывали 26 596 человек. Сюда входили «именные» полки (Корниловский, Марковский, Дроздовский и Алексеевский), 1-я ка­валерийская дивизия (четыре полка и Гвардейский конный дивизион), 1-я артиллерийская бригада, Технический полк, Железнодорожный батальон, а также шесть военных училищ и три офицерские школы. 20 ноября 1920 года был произведён Врангелем в генералы от инфантерии («за боевые отличия»). Издал приказ, в котором, в частности, говорилось:

Для поддержания на должной высоте доброго имени и славы русского офицера и солдата, что особенно необходимо на чужой земле, приказываю начальникам тщательно и точно следить за выполнением всех требований дисциплины. Предупреждаю, что я буду строго взыскивать за малейшее упущение по службе и беспощадно предавать суду всех нарушителей правил благопристойности и воинского приличия.

Во исполнение данного приказа руководил поддержанием дисциплины в Галлиполи самыми жёсткими мерами, включая смертные приговоры, вызвавшие протесты со стороны представителей либеральной эмигрантской общественности, в том числе П. Н. Милюкова. Однако полковник Генерального штаба И. Ф. Патронов в статье «Старая и новая дисциплина», опубликованной в «Воен­ном сборнике Общества ревнителей военных знаний» (Белград, 1921. Кн. 1. — С. 239—240), заметил: «В некоторых ор­ганах печати поднимались протесты против того режима, который устано­вил в Галлиполи генерал Кутепов. Между тем, принимая во внимание ту крайнюю степень разложения, в которой очутилась армия после эвакуации (разложение — неизменный спутник поражений), следует признать, что это был единственный способ для сохранения остатков армии. Иначе она пре­вратилась бы в преступную толпу и, конечно, не могла бы быть эвакуиро­вана в славянские страны. Общее благо требовало суровых мер».

Иван Лукаш приводит слова генерала Кутепова о первых днях в Галлиполи: «На молу, где бежал стадами белых волков прибой, на холодном дожде, вповалку, промокшие до нитки, топтались женщины, дети, солдаты. Это была измученная толпа, голодные, нищие, вываленные из чёрного нутра транспортов, стонущая на ледяном дожде, поднятая ветром человеческая пыль… И под дождём мокли, дымились и никли свернутые знамёна»[25]. Немедленно по высадке в Галлиполи генералу Кутепову пред­стояло разрешить массу сложных вопросов первой необходимости: организовать довольствие и создать кров, открыть лечебные учреждения (в это время свирепствовал тиф), устроить бани и дезинфекционные камеры, организовать питание женщин и детей. В этом генералу помогали корпусной врач доктор Трейман и представитель Американского Красного Креста майор Дэвидсон.

Кутепов имел право носить мундиры всех «цветных» полков. И надевал их в зависимости от настроения. Армейская молодежь в Галлиполи знала о «такой верной примете: когда генерал в форме Дроздов, он добр, без цука, без подтяжки и Губы[26] не будет, когда он в форм Корниловцев — всякое можетъ быть, и то, и сё, а когда оденет Марковские погоны, обязательно погонит кого-нибудь на Губу»[27]. Форму Алексеевского полка одевал редко.

Командование, штаб и командиры частей 1-го армейского корпуса в Болгарии. Сидят слева направо — генералы — Витковский, Кутепов, Штейфон. Стоят (за Кутеповым) генералы — Скоблин, Туркул, Бредов. Болгария, г. Велико-Тырново, 2 апреля 1922 года

С конца декабря 1921 года находился во главе частей 1-го Армейского корпуса в Болгарии. 12 марта 1922 года был арестован по приказу правительства Стамболийского[28] и 15 мая выдворен за пределы страны, прибыл через Грецию в Королевство СХС. С 8 ноября 1922 года — помощник Главнокомандующего Русской армии. Некоторое время жил в Сербии. В марте 1924 года был освобождён от этой должности в связи с переездом в Париж и переходом в распоряжение великого князя Николая Николаевича. Был сторонником активных действий против советской власти (проведение террористических актов), развития контактов с тайными организациями на территории СССР, которые, как выяснилось впоследствии, проводились под контролем чекистов (в частности, сотрудничал с так называемым «Монархичес­ким Объединением Центральной России», деятельность которого была мистификацией ОГПУ)[29]. Видимо, в ответ на это Кутеповым был организован при РОВС Союз Национальных Террористов[30].

После смерти основателя РОВС генерала Врангеля великий князь Николай Николаевич приказом от 29 апреля 1928 года назначил генерала от инфантерии Кутепова председателем Русского общевоинского союза (РОВС), который активизировал деятельность организации, направленную на борьбу с советской властью, вплоть до использования террористических методов. В 1927 году группой боевой организации Кутепова был организован взрыв в здании Ленинградского партклуба[31], произведено минирование общежития сотрудников ОГПУ в Москве[32].

Гибель[править | править код]

26 января 1930 года Кутепов был похищен в Париже агентами советской разведки. Операцией руководили начальник 1-го отделения ИНО ОГПУ Я. И. Серебрянский и заместитель начальника контрразведывательного отдела ОГПУ С. В. Пузицкий[33][34].

Длительное время судьба Кутепова оставалась неизвестной, пока в 1989 году Леонид Михайлов (псевдоним Леонида Млечина) не опубликовал информацию о том, что генерал скончался от сердечного приступа на советском пароходе по пути из Марселя в Новороссийск. Возможно, этот приступ спровоцировала большая доза морфия, которую генералу ввели при похищении. Впрочем, никаких источников этой информации автор не привёл[35].

По воспоминаниям П. А. Судоплатова, Кутепов был задержан на одной из улиц Парижа тремя сотрудниками иностранной резидентуры ОГПУ, одетыми в полицейскую форму, под предлогом проверки документов. Вынужденный сесть с ними в автомобиль, генерал оказал физическое сопротивление и скончался от сердечного приступа. С. Ю. Рыбас в романе «Генерал Кутепов» утверждает, что Кутепов был тайно захоронен в саду частного дома, принадлежавшего одному из советских нелегалов в пригороде Парижа.

Памятник генералу Кутепову и его сподвижникам

По другой версии, записанной со слов участников похищения Ю. П. Власовым и изложенной в его книге «Огненный крест», Кутепова «взяли на женщину» и доставили-таки в Москву. «Уже будучи на Лубянке, очнувшись, он потребовал кофе». Дальнейшая судьба генерала Кутепова неизвестна[36].

В ходе суда над женой генерала Н. В. Скоблина певицей Н. В. Плевицкой ей и её мужу (заочно) были предъявлены, помимо прочих, обвинения в пособничестве похищению генерала Кутепова. В частности, указывалось, что в день похищения Кутепов шёл на встречу с кем-то из близких друзей, чьё имя так и не было установлено.

Существует версия, по которой предположения о вывозе Кутепова в СССР или его смерти на советском пароходе являются псевдоисторическими измышлениями. Согласно этой версии Кутепов был смертельно ранен ножом в спину при задержании в Париже сотрудниками ОГПУ из группы Серебрянского. 26 января 1930 года генерала Кутепова в Париже на углу улиц Удино и Русселе окликнул полицейский. Как только генерал подошёл, из рядом стоящего такси выскочили двое мужчин и затолкнули его в машину. Это и был Серебрянский с агентом. В автомобиле началась жёсткая схватка. Генерал обладал богатырским здоровьем, несколько раз в неделю совершал сорокакилометровые марш-броски, готовя себя к будущей борьбе в России. Кутепов нокаутировал одного из нападавших и одолевал второго. Лжеполицейский (переодетый французский коммунист) понял, что борьбы не выиграть, и ударил Кутепова ножом в спину. Эта версия событий получила распространение после того, как в конце 1980-х годов перед смертью от неизлечимой болезни старый французский коммунист Морис Онель рассказал французскому историку Жану Эллестайну о том, что его брат участвовал в похищении Кутепова в качестве того самого лжеполицейского, нанёсшего смертельный удар Александру Павловичу[37].

Награды[править | править код]

Иностранные:

Семья[править | править код]

Был женат на дочери коллежского советника Лидии Давыдовне, урождённой Кют (Кутт) (1888—1959). Сын генерала Кутепова Павел Александрович (1925—1983) в 1944 году в Югославии перешёл линию фронта и вступил в Красную армию, служил переводчиком в Смерш, но вскоре был арестован и вывезен в СССР. Содержался во Владимирском централе. Освобождён в 1954 году, в 1960—1983 годах работал переводчиком в Отделе внешних церковных сношений Московского патриархата.

Внуки — Александр и Алексей.

В исследовательской литературе встречаются упоминания о племяннице генерала — Марии Владиславовне Захарченко-Шульц[38], при этом историк Базанов П. Н. писал, что это было прозвищем, объясняя его появление тем обстоятельством, что Захарченко-Шульц была дальней родственницей Кутепова[39]. Историк Г. З. Иоффе также писал, что неверно называть Захарченко-Шульц племянницей, так как «племянница» было её кодовое имя в переписке с лицами, сотрудничавшими с «Трестом»[40].

Мемориал[править | править код]

В 1921 году вблизи русского кладбища турецкого города Гелиболу, на европейском берегу пролива Дарданеллы, чинами русской армии во главе с Кутеповым был открыт и освящён Русской православной церковью мемориал в виде каменного кургана. Когда армия покидала Галлиполийский лагерь кладбище и мемориал были торжественно переданы на попечение местной администрации. После землетрясения 1949 года мемориал был сильно разрушен и позже разобран. В 1961 году на русском кладбище Сент-Женевьев-де-Буа была восстановлена копия галлиполийского памятника[41], возле которого расположена символическая могила генерала Кутепова. После того, как будут найдены останки генерала Кутепова, по одной из версий, находящиеся под Парижем, они будут захоронены в отведённой для генерала могиле.

В 2008 году мемориал восстановлен и вновь торжественно освящён Русской православной церковью[42].

Киновоплощения[править | править код]

Биографы[править | править код]

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Голдин В. И. Военный мир Русского военного Зарубежья: люди и судь­бы: Учебное пособие / Поморский гос. ун-т им. М. В. Ломоносова. — Архангельск: Солти, 2007. — С. 93. — 168 с. — ISBN 5-7536-0237-1.
  2. Зинкевич М. М. Генерал Александр Павлович Кутепов // Наши вести. — 1976. — № 4589.
  3. В послужном списке А. П. Кутепова за 1908 год, который находится в Российском государственном военно-историческом архиве, местом рождения Кутепова указан город Череповец. Это подтверждает биографический очерк, написанный на основе личных воспоминаний Кутепова его секретарём М. А. Критским, и опубликованный в книге «Генерал Кутепов», изданной в Париже в 1934 году.
  4. 1 2 3 КУТЕПОВ • Большая российская энциклопедия (Электронная версия). bigenc.ru. Дата обращения: 18 апреля 2021.
  5. Рыбас, 2010, с. 12.
  6. Историк С.В. Волков — Русский офицерский корпус - III - Подготовка и обучение - Система военно-учебных заведений после реформ 60-х гг. XIX в. (1). swolkov.org. Дата обращения: 9 мая 2021.
  7. Рыбас, 2010, с. 22.
  8. Рыбас, 2010, с. 35.
  9. Рыбас, 2010, с. 36.
  10. РГВИА. Ф. 2583. — Оп. 2. — Д. 818. — Лл. 42—42 об.
  11. РГВИА. Ф. 2583. — Оп. 2. — Д. 955. — Л. 27.
  12. Русский Инвалид, № 273. — 13-го октября 1916 г. — С. 3.
  13. РГВИА. Ф. 2583. — Оп. 2. — Д. 958. — Л. 4.
  14. РГВИА. Ф. 2583. — Оп. 2. — Д. 1150. — Л. 25.
  15. Штейфон Б. А. Генерал А. П. Кутепов // Генерал Кутепов. — М.: Посев, 2009. — С. 17. — 590 с. — ISBN 978-5-85824-190-4.
  16. РГВИА. Ф. 2583. — Оп. 2. — Д. 1157. — Л. 252.
  17. Русский Инвалид, № 113. — 16-го мая 1917 г. — С. 2.
  18. Российский государственный военный архив. Ф. 2583. — Оп. 2. — Д. 1157. — Л. 328.
  19. РГВИА. Ф. 2583. — Оп. 2. — Д. 1277. — Л. 7.
  20. Гагкуев Р. Г., Цветков В. Ж., Голицын В. В. Генерал Кутепов. — М.: Посев, 2009. — 590 с. — ISBN 978-5-85824-190-4, С. 15
  21. Кутепов Александр Павлович. Биографии участников Белого движения. Сайт «Белая гвардия». Дата обращения: 2 января 2016.
  22. РГВИА. Ф. 2583. — Оп. 2. — Д. 1274. — Л. 38; Д. 2583. — Л. 11.
  23. РГВИА. Ф. 2583. — Оп. 2. — Д. 1278. — Л. 14.
  24. Рыбас, 2010, с. 100.
  25. Иванъ Лукашъ. Кутеп-Паша // Голое Поле. Книга о Галлиполи. 1921 годъ. — Софія: Печатница «Балканъ», 1922. — С. 4.
  26. То есть гауптвахты.
  27. Иванъ Лукашъ. Кутеп-Паша // Голое Поле. Книга о Галлиполи. 1921 годъ. — Софія: Печатница «Балканъ», 1922. — С. 17.
  28. Голдин В. И. Военный мир Русского военного Зарубежья: люди и судь­бы: Учебное пособие / Поморский гос. ун-т им. М. В. Ломоносова. — Архангельск: Солти, 2007. — С. 94. — 168 с. — ISBN 5-7536-0237-1.
  29. Голдин В. И. Русское военное Зарубежье в XX веке: Учебное пособие / Поморский гос. ун-т им. М. В. Ломоносова. — Архангельск: Солти, 2007. — С. 85. — 272 с. — ISBN 5-7536-0237-1.
  30. Виноградов К. К истории Боевой Организации генерала А. П. Кутепова // Русская эмиграция в борьбе с большевизмом / Составление, научная редакция, предисловие и комментарии д.и.н. C. B. Волкова. — М.: Центрполиграф, 2005. — С. 194—209. — 479 с. — (Россия забытая и неизвестная). — Тираж 3000 экз. — ISBN 5-9524-1946-1.
  31. Взрыв на Мойке. Террористический акт боевой организации генерала Кутепова в Ленинграде Архивировано 13 мая 2012 года..
  32. Из истории борьбы органов ВЧК-ОГПУ с терроризмом.
  33. Старосадский, В. Карающий меч разведки Архивная копия от 1 марта 2010 на Wayback Machine. // Новости разведки и контрразведки. — 18.11.2005.
  34. Энциклопедия секретных служб России / Авт.-сост. А. И. Колпакиди. — М.: Астрель, АСТ, Транзиткнига, 2004. — 800 с.
  35. Неделя: газета. — 1989. — № 48—50.
  36. Власов Ю. П. Огненный крест. — Москва: Новости.
  37. История России XX век / под редакцией А. Б. Зубова. — М.: Э, 2017. — Т. 2. Эпоха сталинизма. — 750 с. — ISBN 978-5-699-92087-7.
  38. Гагкуев Р. Г., Цветков В. Ж., Голицын В. В. Генерал Кутепов. — М.: Посев, 2009. — 590 с. — ISBN 978-5-85824-190-4, С. 316
  39. Базанов П. Н. Смолянки // Родина : журнал. — 2015. — 1 сентября (т. 915, № 9).
  40. Иоффе Г. З. «Трест»: легенды и факты // Новый журнал : журнал. — 2007. — Т. 247, 249.
  41. Русский Париж. Русский Париж. paris1814.com. Дата обращения: 22 мая 2016.
  42. В Турции открыт памятник русским воинам, погибшим в годы Гражданской войны. Русская Православная Церковь: официальный сайт Московского Патриархата (19 мая 2008).

Литература[править | править код]

Ссылки[править | править код]