Кылыч-Арслан II

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Кылыч-Арслан II
осман. قلج أرسلانтур. Kılıç Arslan
1156 — 1192
Предшественник Месуд I
Преемник Кей-Хосров I

Смерть 26 августа 1192(1192-08-26)
Место погребения
Род Сельджукиды
Отец Месуд I
Дети Мелик-шах, Сулейман-шах, Тогрул-шах, Баркиярук, Махмуд Султан-шах, Кайсар-шах, Арслан-шах, Масуд-шах, Кей-Хосров I
Отношение к религии ислам суннитского толка
Логотип Викисклада Медиафайлы на Викискладе

Кылы́ч-Арсла́н II (осман. قلج أرسلان‎ , тур. Kılıç Arslan; ум. 1192) — в 1156—1192 годах сельджукский султан Рума, сын Месуда I.

Биография[править | править код]

Ранние годы[править | править код]

Кылыч-Арслан был старшим сыном сельджукского султана Рума Месуда I[1]. Кроме него у Месуда были сыновья Шахин-шах и Девлет, а также несколько дочерей[2].

Имя матери Кылыч-Арслана неизвестно. А. В. Назаренко выдвинул гипотезу, основанную на сообщении «Славянской хроники» Арнольда Любекского.

Первое упоминание Кылыч-Арслана относится к 1144 году, когда Месуд захватил у Данышмендидского правителя Мелитены Айнуддевле области Джейхан и Эльбистан. Правителем последней он назначил Кылыч-Арслана[3][2][1][4].

В 1146 году опасность сельджуками пришлось воевать против византийского императора Мануила, а в 1147 году с участниками Второго крестового похода. Это временно помешало объединению территорий в Анатолии. После того, как султан Месуд устранил эти опасности, Центральная Анатолия окончательно оказалась в руках сельджуков[5].

Из Эльбистана в 1147 году Кылыч-Арслан совершил неудачный набег на Кейсун и Мараш. Вместе с отцом он участвовал в сражениях против крестоносцев в Северной Сирии, с Артукидами, Занги. Он принимал участие в экспедиции Месуда в 1149 году, тот Мараш захватил у крестоносцев Мараш[1][6].

«Жослин утратил разум, ибо оказался в союзе с владетелем Абластены и её области Килидж-Арсланом ибн Масудом. Килидж-Арслан послал за своим отцом /султаном/, и они осадили Мараш, разграбив прежде его округу. Они упорно осаждали город, и его жители просили даровать им аман. Таким образом, султан завладел Марашем»[7]

«И в этом году сын Месуда, султана Икония, которого звали Килидж 'Арслан, расположился станом против Мараша, и он взял его у франков. И позволив франкским всадникам, и епископу, и старейшинам отправиться в Антиохию, в нарушение клятв, которыми он дал им, он послал тюрков напасть на них [пока они были] на дороге, и они убили их.»[8]

Кылыч Арслан отправился в поход со своим отцом в 1151 году, они взяли у франков Кейсун, Бехисни, Рабан и Айнтаб[1].

«Узнав о низвержении Жослина, султан Масуд вновь отправился и осадил Кишум, где находился /раньше/ франк Ринальд. В Телл-Башире обосновался малолетний сын Жослина, которого также звали Жослином. Увидев неисчислимые силы, жители Кишума повернули спины, отправили епископа Иоанна и получили от султана клятву, что те франки, кто пожелает, могут уйти в Айнтаб. Султан утвердился в Кишуме, Бет-Хесне, Рабане, Фарзмане и осадил Телл-Башир»[9].

Султан Месуд продолжил свой поход до Тель-Башира, но вернулся, встретив отпор Жослена (сын Жослена де Куртенэ). Султан Месуд отдал захваченные к северу от Айнтаба (Антепа) и Тель-Башира у армян и франков земли в управление Кылыч Арслану[1][6].

Во время Киликийской кампании 1155 года Месуд заболел и вернулся в Конью[10].

Согласно туркменским традициям, каждый из троих сыновей Месуда мог претендовать на султанат. Однако, когда Месуд I заболел, он собрал троих своих сыновей в присутствии эмиров и объявил султаном старшего сына, Кылыч-Арслана. Тот прошел церемонию джюлюс. По словам Матвея Эдесского, Месуд возложил корону на голову сыну и поклонился ему[1][11].

В мае 1155 года он разделил государство между тремя своими сыновьями, чувствуя, что умирает[1].

Анкару, Чанкыри и Кастамону Месуд отдал своему младшему сыну Шахин-шаху; Сивас и его окрестности — своему зятю Данишмендиду Ягибасану (Якубу Арслану); Кайсери и его окрестности — другому своему зятю Данишмендиду Зюннуну. При этом он потребовал от Шахин-шаха и зятьев подчиниться Кылыч-Арслану. О том, какие владения Месуд оставил среднему сыну Девлету (Долату), сведений нет[1][12].

После смерти Месуда осенью 1155 года Кылыч-Арслан стал править[11]. Ибн аль-Каланиси упоминает его как султана в октябре 1155 года[1].

Относительно этого анонимный автор «Сельджукнаме» писал: "«У султана было три сына. Один самодовольный, второй украшатель дома, третий мудрый — ему он и отдал султанат»[11][13].

Начало правления[править | править код]

К началу правления Кылыч-Арслана сельджуки удерживали Центральную и Восточную Анатолию. Однако эти земли подвергались нападению крестоносцев (1147) и Мануила Комнина (1146). Сельскохозяйственная жизнь и производство пришли в упадок. Урбанизация практически остановилась. За исключением некоторых крупных центров и их окрестностей, расселение кочевых туркмен застопорилось. Большинство туркмен в Анатолии ещё вели кочевой или полукочевой образ жизни. Чтобы увеличить производство, им было необходимо перейти к оседлому образу жизни. Попытки реализовать это были предприняты во время правления султана Кылыча Арслана[14].

Месуд I оставил управление страной своим сыновьям в соответствии с туркменскими традициями, назначив одного султаном, а двум другим выделив территории, чтобы они ими управляли, подчиняясь султану как подданные[12].

По сообщению продолжателя "Хроники" Матвея Эдесского (священника Григория) и Смбата Спарапета (1208—1276), Кылыч-Арслан приказал удушить среднего брата, Девлета, потому что опасался его. "Он [султан] убил не только брата, но и вельмож, которых подозревал в непокорности"[15]. Это напугало младшего брата, Шахин-шаха, он бежал в выделенные ему отцом районы Анкары и Чанкыры и вступил в борьбу за трон[12][16].

Ягибасан, Зюннун, Шахин-шах и другие эмиры заключили союз против Кылыч-Арслана. Их поддержал византийский император Мануил (Хониат)[1].

Ягибасан захватил Кайсери и отправил многих христиан города в свою область[12][1].

После этого Кылыч-Арслан выступил против Ягибасана, но вмешалось духовенство и предотвратило войну[1][17].

Через некоторое время Ягибасан напал на Эльбистан и увел 70 000 пленников[1][17]. Как пояснял О.Туран, переселения жителей городов или районов было направлено на ослабление противника, так как население Анатолии в то время было очень малочисленным[17].

Кылыч-Арслан выступил против Ягибасана во второй раз[1][17].

Пока две армии готовились к войне, духовенство снова вмешалось и добилось подписания договора между сторонами. Хотя договор содержал несколько статей в пользу Кылыч-Арслана, в нём не было положения о возвращении его угнанных людей[1].

Ибн аль-Каланиси писал, что две армии встретились у Аксарая в октябре 1155 года и Ягибасан потерпел поражение[17].

Данышмендид был вынужден предложить султану мир. Кылыч Арслан II сначала отклонил предложение Ягибасана, но нападение Нуреддина Махмуда заставило Кылыча Арслана помириться с Данышмендидом[17].

Атабек Нуреддин Махмуд Занги был женат на сестре Кылыча Арслана II и планировал захватить некоторые земли сельджуков, воспользовавшись смертью своего тестя[17]. Как писал Михаил Сириец, воспользовавшись борьбой Кылыч-Арслана с Данышмендидами, Нуреддин Махмуд захватил Аинтаб и Рабан, а также некоторые другие города и замки[1][18].

В следующем 1156 году году Стефан, брат армянского правителя Киликии Тороса II, разграбил и разрушил Мараш. Но, хотя он и занял город, но город, удерживал ворота и внешние стены, но не смог захватить внутренний замок. Когда Кылыч-Арслан прибыл с войском, Стефан, не желавший оказаться между двумя войсками, вынужден был поспешно отступить из города, сжигая все, что не мог взять с собой[19][1]. II Кылыч Арслан, преследуя Стефана, вошел в район Гёксун.

В августе 1157 года Стефану удалось договориться с султаном о мире, передав ему с согласия Тороса II замок Пертус между Марашем и Эльбистаном[1][20].

Успешно завершив Киликийскую кампанию, Кылыч-Арслан отправил послание Нуреддину Махмуду с требованием вернуть захваченные земли[1][21].

Нуреддин Махмуд проигнорировал письмо и не покинул захваченные им земли. В ответ Кылыч Аслан заключил союз с королем Иерусалима, князем Антиохии и Торосом против Нуреддина Махмуда.

Во время нападения Нуреддина Махмуда на земли сельджуков, против него выступил его брат Нусрет ад-Дин Эмир Миран, который укрылся у Кылыч-Арслана.

Кылыч Арслан осадил Айнтаб, разрушил стены и отбил город. Затем он двинулся на Рабан[1][20].

В то же время союзники Кылыч-Арслана, король Иерусалима и князь Антиохии, выступили против Алеппо. Оценив опасность войны на две стороны, Нуреддин Махмуд извинился перед султаном Кылыч Арсланом и вернул ему захваченные земли сельджуков. Таким образом, к концу 1157 года Кылыч Арслан полностью восстановил территории султаната[1][22].

Отношения с Византией[править | править код]

Туркменские племена, расселенные вдоль сельджукско-византийской границы, постоянно совершели набеги на византийские земли. Но император Мануил Комнин был больше усилением Кылыч-Арслана, чем этими пограничными конфликтами. Он начал искать союзников в Анатолии против султана. Зимой 1158 года он отправился в восточную экспедицию, целью которой было восстановить пошатнувшийся престиж Византии. Во главе своего войска он выступил против Киликийской Армении[23].

Отправляясь на восток, Мануил договорился с Кылыч-Арсланом, что тот пропустит его армию через земли сельджуков[24].

Несмотря на союз князем Антиохии Рено, Торос не смог оказать сопротивление и укрылся в горных районах Чукурова. Тарс и Аназарба перешли в руки Мануила. Оказавшемуся беспомошным Торосу пришлось просить прощения у императора. Мануил принял прощенного им армянского царя как вассала. Рено де Шатильону также пришлось признать сюзеренитет Византии. В знак капитуляции он явился к Мануилу с непокрытой головой и с веревкой на шее[23].

Подчинив себе Киликию осенью 1158 года, в апреле 1159 года Мануил занял Антиохию[1].

12 апреля 1159 года Мануил торжественно въехал в Антиохию. Он заключил с крестоносцами и армянами союз против Нуреддина Махмуда, но в итоге счел целесообразным заключить с ним сделку, сохраняя на востоке противовес Кылыч-Арслану[25].

Мануилу требовалось спешно вернуться из-за дошедших сообщений о готовящемся в Константинополе перевороте. Он хотел добраться до столицы кратчайшим путем через земли Кылыча Арслана, с которым заключил мирное соглашение. Но, проходя через земли сельджуков, он дважды подвергался нападению со стороны туркмен — в Карамане и Кютахье[26]. Источники сообщают, что византийская армия потеряла во время этих набегов 12 000 солдат и 20 000 лошадей[26]

Это нарушение сельджуками соглашения о ненападении можно объяснить тем, что султан Кылыч Арслан II узнал о союзе Мануила с Нуреддином Махмудом[27].

В следующем 1160 году Мануил выступил в поход против сельджуков и захватил Дорилайон (Эскишехир)[1][28]. Туркмены совершали набеги на византийцев ночью и отступали днем, армия Мануили несла тяжелые потери. С приближением зимы Мануилу пришлось вернуться в Византию. Утверждается, что византийские потери во время этих войн исчислялись десятками тысяч.

Туркмены воспользовались отходом византийской армии и дошли до районов Испарты и Денизли. Ягибасан Данишмендид захватил Бафру и Унье на побережье Чёрного моря.

Мануил лучше подготовился, в 1161 году переправился в Анатолию и направился в регион Мендереса. Пока продолжались переговоры с султаном, император начал контратаку из района Алашехира. Султан этого не ожидал, полагая, что, что император находится в районе Изника в Вифинии[28]. Тем не менее, сельджуки смолгли организовать сопротивление и византийцы снова понесли тяжелые потери в горных районах. Этот поход Мануила снова закончился закончились возвращением в Константинополь. Преследуя византийскую армию, сельджуки взяли Додургу (Филета), совершили набег на Денизли и захватили жителей города. Мануилу ничего не оставалось, кроме как заключить союз с туркменскими эмирами Анатолии против сельджуков[29]. Мануил обратился за помощью к крестоносцам в Сирии. Он также заключил тайный союз с Ягибасаном и братом султана Шахин-шахом, правившим Анкарой и Чанкыры. Ягибасан уговорил вступить в этот союз своих родственников — Зюннуна, правителя Кайсери, и Зюлькарнейна, эмира Малатьи[1]. Шахин-шаху Мануил обещал трон султана, эмирам — часть сельджукских земель[29]. Но эти переговоры не остались тайной для Кылыч-Арслана, которыйбыстро узнал о заключенном против него союзе. Он предпринял несколько попыток разорвать заключение этот союза на этапе переговоров [29].

Кылыч-Арслан отправил к императору атабека Сулеймана с предложением отпустить византийских пленников при условии заключения мира, но Мануил отверг это предложение. После этого Кылыч Арслан попытался разделить императора и Ягибасана, оставив Эльбистан и его регион последнему, но эта попытка не удалась[30]. Враждебность Данышмендида султану была продемонстрирована, когда он напал на кортеж, сопровождавший невесту Кылыч-Арслана, дочь правителя Эрзурума Иззеддина Салтука. Когда она проезжала Малатью, Ягибасан похитил её и выдал замуж за своего племянника Зюннуна[30][1].


Союзник Мануила Нуреддин Махмуд вторгся в земли сельджуков, Ягибасан захватил Эльбистан[1].

Поездка в Константинополь[править | править код]

Согласно Иоанну Киннаму, византийский полководец Иоанн Контастефан случайно столкнулся с частью сил Кылыча Арслана и разбил их[31][32]. Якобы, это поражение заставило султана выдвинуть предложение о мире императору Мануилу[32]. [33].

Согласно Ф. Шаландону, это сообщение есть только у Киннама и его достоверность не доказана. Известно, что Иоанн Контафан в 1160 году отправился в Иерусалим договариваться о браке овдовевшего Мануила. Описываемая Киннамом битва состоялась в то время, когда он ещё был в Иерусалиме[34][35].

Так или иначе, но султан Кылыч-Арслан оказался в тяжелом положении и предложил императору мир. Кылыч Арслан отправил находившегося с ним византийца Христофора к императору Мануилу и сообщил ему, что вернет города, захваченные им в последние годы, вернет пленных в свою страну, прекратит туркменские набеги на границы и окажет военную помощь в случае необходимости, и что он хочет приехать в Константинополь, чтобы подтвердить договор. Таким образом, византийско-сельджукские конфликты прекратились осенью 1161 года[32][36].

несмотря на эти мирные усилия Кылыча Арслана в начале 1162 года, враждебность турецких княжеств против султана усиливалась в результате византийских интриг. Прежде чем прийти к соглашению с турецкими княжествами в Анатолии, султан II Кылыч Арслан должен был обеспечить нейтралитет Византии. Он отправил находившегося с ним византийца Христофора к императору Мануилу и сообщил ему, что хочет приехать в Стамбул. После того, как эта просьба была принята, в 1162 году его союзник Нусрет ад-Дин Эмир Миран, который был также братом мосульского атабека Нуреддина Махмуда Зенги, двинулся в Византию со свитой в 1000 человек.

В 1162 году он отправился в Константинополь. Бар-Эбрей писал, что Кылыч-Арслана сопровождали 1000 всадников. По словам священника Григора, султан взял с собой заложника — брата Нуреддина Махмуда, Нусрет ад-Дин Эмир Мирана. Согласно Бар-Эбрею, Кылыч-Арслан пробыл в Константинополе восемь дней и получил много ценных даров. Султан и император подписали договор.[1][37][38]

«обещания его были таковы: иметь во всю жизнь вражду с теми, которые питают вражду к царю, и наоборот, — дружбу с теми, которые хранят благорасположение к нему; отдать царю большие и важнейшие города, которыми он овладел; ни в каком случае не заключать мирных договоров с кем-либо из врагов без позволения царя; когда будет нужно, помогать римлянам и являться для этого со всеми силами, где бы ни была война — на востоке или на западе; не оставлять без наказания тех своих подданных, которые привыкли жить грабежами и обыкновенно называются туркоманами, как скоро они совершат какое-либо преступление против римской земли».

[1][39]

Император пышно принял султана, описание этого визита есть у Иоанна Киннама, Никиты Хониата, Михаила Сирийца[31][40][38][41].

Данные современников о длительность визита расходятся. Иоанн Киннам не уточнял, написав «довольно времени прожив в Византии»[31], аналогично и Никита Хониат писал, что «султан пробыл довольно долго у царя»[42]. Из современников событий лишь Михаил Сириец писал про 80 дней[43]. Родившийся более чем через 60 лет после событий Бар-Эбрей — 80[44] дней (в турецком переводе - 8[45] ). О. Туран и Э. Мерчил, принимая точку зрения Михаила Сирийца, заявляли, что султан пробыл в Константинополе 80 дней[46][47]. А. Васильев писал про 8 дней[48], Г.Острогорский про три месяца[49], Ф. Успенский про почти месяц[41], Ф.Шаландон про 80 дней (les quatre-vingts jours)[50]. А. Чай предположил, что Шаландон хотел написать про 24 дня. По мнению А. Чая, 24 — более реалистичная оценка, «80 дней кажутся очень долгим сроком»[40][50]. М. Кешик так же полагает, что 80 дней — слишком много, он считает, что срок в 8 дней более похож на правду, поскольку Кылыч-Арслан навряд ли оставил бы Конью надолго[47].

После заключения договора[править | править код]

После этого Анатолийские эмиры отправили послов к султану, чтобы заключить с ним мир. Таким образом Кылыч-Арслан разорвал союз против него, вернулся в более сильном положении, чтобы восстановить единство в Анатолии. В следующем году он двинулся на Малатью, находившуюся в руках Ягибасана, вместе со своим союзником, эмиром Артукидом, и разграбил город. В 1164 году Ягибасан, который хотел получить помощь от его брата Шахиншаха против султана, умер по пути в Чанкиры. Воспользовавшись возникшими из-за радела наследства разногласиями между данышмендидами, в 1165 году Кылыч-Арслан захватил области Эльбистан, Даренде и Гедук (Шаркишла), а также вернул захваченные Нуреддином Махмудом Зенги Рабан, Гёксун, Мараш и Бехисни. В 1169 году он захватил Кайсери и Заманти у Зюннуна, присоединив их к землям сельджуков. У своего брата Шахиншаха он взял Анкару и Чанкыры. Эмиры, лишившиеся земли, обращались к Нуреддину с просьбой о помощи. Однако в то время его интересы были направлены на Египет[1].

В 1171 году Кылыч-Арслан осадил Малатью, принадлежавшую Данышмендиду Эфридуну. Данишменд Зюннун и Эфридун укрылтсь у Нуреддина Махмуда, который решил остановить экспансию сельджуков и вмешался в конфликт. Кылыч-Арслан захватил около 12 000 человек, живших в окрестностях Малатьи, и вернулся в Кайсери. Тем временем армянский правитель Млех напал на Киликию. Перед вступлением в войну его союзник Нуреддин отправил Кылыч-Арслану сообщение с просьбой вернуть земли Данишмендидов их владельцам, освободить детей Шахин-шаха и отправить обратно 12 000 человек, которых тот забрал из Малатьи. Получив отказ, 3 июля 1173 года он взял Рабан, Гёксун, Бехисни, земли сельджуков на правом берегу Евфрата и Мараш под свой контроль. В союз с Нуреддином вступили Данышмендид из Сиваса Исмаил, юннун, Эфридун и правители бейликов Артукидов. Собравшиеся в Сивасе, союзники выступили против Кылыч-Арслана. В это время жители Сиваса, испытывавшие голод, восстали против эмира Исмаила и убили его. При поддержке Нуреддина Сивас занял Зюннун. Армии Кылыч-Арслана и союзников сошлись лицом к на берегах реки Джейхан и их разделяла лишь река. Кылыч-Арслан потребовал мира при вмешательстве ученых и духовенства, которые заявили, что война между двумя мусульманскими государствами принесет пользу крестоносцам. Нуреддин отправил Кылыч-Арслану письмо с условиями мира Нуреддин обвинил султана в ереси, принятии философских мыслей и отказе от джихада, заявив, что султан должен посылать к нему воинов в случае необходимости и вести джихад против Византии. Кылыч-Арслан принял эти условия и в июле 1173 года было достигнуто соглашение. Нуреддин Махмуд оставил своего командира Фахреддина Абдулмесиха с некоторыми силами для защиты Зюннуна в Сивасе и вернулся в свою страну. После смерти в 1174 году Нуреддина Кылыч-Арслан захватил у Данышмендидов Сивас, Никсар, Токат и Коману. Вслед за этим он покорил Менгюджекидов. Шахин-шах и Зюннун снова нашли убежище у императора Мануила, а под властью Кылыч-Арслана оказалась большая часть Анатолии. С этого дня политика Кылыч-Арслана в отношении Византии стала более угрожающей. В 1173 году император Мануил Комнин принял меры и отправил посла к Кылыч-Арслану, обвинив его в измене. В своем ответе султан сказал, что аббасидский халиф Мюстази-Биемриллях рассердился на него за сотрудничество с Византией. Туркменские набеги распространились на Денизли, Кыркагач, Бергаму и Эдремит[1].

Усиление Кылыч-Арслана беспокоило императора Мануила. Император решил сломить власть сельджуков и потребовал от султана вернуть захваченные туркменами территории. Обеспокоенный вторжениями туркмен в Сандыклы, император в 1173 году двинулся к Алашехиру. Кылыч-Арслан не был готовый к войне и отправил посланника, заявив, что не несёт ответственности за туркменские нападения. Туркменские атаки продолжились и дело дошло до Денизли, Бергамы и Эдремита. Император приказал послать византийские войска, чтобы захватить города, которые султан обещал вернуть в соответствии с договором 1162 года. Однако благодаря удачной тактике султана византийские войска вернулись из Анатолии ни с чем. Тем временем император подошел к Эскишехиру и приказал восстановить замок Дорилайон, разрушенный сельджуками. Позже он спустился на равнину Мендерес и перестроил замок Сублион (Хома) и разместил там гарнизон. То, что император создал против туркмен двойную линию обороны, не сработало, и атаки туркмен продолжались. Несмотря на это, император отклонил предложения Кылыч-Арслана о возобновлении договора и решил отправиться в поход, собрав в 1175 году все свои силы[1].

По словам Никиты Хониата, император намеревался лично захватить Конью, восстановив византийское господство в Анатолии и открыв путь в Иерусалим. Он даже отправил папе Александру III письмо по поводу некоторых выигранных им сражений, заявив, что собирается урегулировать турецкий вопрос, и папа сможет призвать к крестовому походу. Шахин-шах, которого император отправил в Амасью с Михаилом Габрасом, попал в засаду недалеко от Эскишехира. Когда желание императора захватить Амасью не осуществилось, он послал в Никсар армию под командованием Андроника Ватаца, чтобы обеспечить господство Зюннуна. Однако византийская армия потерпела поражение, и Зюннун безуспешно вернулся[1].

Битва при Мириокефале[править | править код]

Сельджуки забрасывают камнями и стрелами христианскую армию., гравюра Гюстава Доре

Весной 1176 года Мануил перешел в Анатолию с большой армией, в которую входили французы, немцы, англичане, венгры, сербы, грузины, половцы (кипчаки) и печенеги. Однако из-за опоздания союзников он смог выступить лишь летом. Покинув лагерь в Лопадионе (Улуабад), он спустился на юг и направился к Хоме и разрушенному замку Мирйокефалон через Балыкесир, Сардес, Алашехир, Лаодикею (Денизли), Хонаи (Хоназ), Лампис (Дазкиры), Динар, Созополис. (Улуборлу). Войска сельджуков удерживали дороги, по которым византийская армия могла пройти, и совершали набеги. Они уничтожали посевы и луга, загрязняли источники воды. Из-за этого многие византийские солдаты умерли от болезней. Султан Кылыч-Арслан ещё раз предложил императору мир. Однако император Мануил настаивал на бое, несмотря на предупреждения своих командиров.

Понимая, что соглашение с императором Мануилом не может быть достигнуто, Кылыч-Арслан разместил свою армию в самой узкой части перевала Цибрице недалеко от замка Мириокефалон. Высказывались различные мнения о месте, где произошла битва при Мириокефалоне. В исследованиях Дюзбель, Гелендост, Кумданлы (Хойран), деревня Кыркбаш на окраинах Султандаги, Чивриль и Карамыкбели показаны как поля сражений. 17 сентября 1176 года византийская армия на перевале подверглась внезапной атаке сельджукской армии, расположившейся на возвышенностях. Так как войска Кылыч-Арслана блокировали проход, византийцы не могли найти выхода и запаниковали. Император Мануил, лично участвовавший в сражении, смог спастись. Император Мануил хотел улизнуть, но сдался, когда часовой обвинил его в измене. Сельджуки захватили много добычи и пленных[1].

Манил Комнин предложил мир султану, который принял мирное предложение императора при условии, что замки Субайон и Дорилайон будут разрушены, и император выплатит 100 000 золотых монет. Неизвестно, почему Кылыч-Арслан после такой великой победы согласился на такие простые условия. Михаил Сириец сообщал, что сельджуки обвинили султана в измене из-за этого договора. Мануил, вернувшись в Константинополь после заключения договора, не уничтожил Дорилайон, хотя и уничтожил Сублеон. Султан Кылыч-Арслан отреагировал, отправив 24 000 отряд в район Мендереса. Этой победой, определившей судьбу не только Византии, но и всего Востока, Кылыч-Арслан закрепил за собой западные границы, и византийская армия так и не вернула былой мощи. Император потерял свое достоинство в глазах папства. Битва при Мириокефалоне представляет собой важный поворотный момент для тюркизации Анатолии. После поражения при Манцикерте надежды византийцев, рассчитывавших вернуть Анатолию, были полностью разрушены. За исключением побережья Эгейского моря, господство в Анатолии перешло в руки сельджуков. Кылыч-Арслан отправил победные имена соседним правителям, особенно халифу, и его победа с радостью праздновалась в исламских странах[1].

Последние годы[править | править код]

Устранив византийскую угрозу, Кылыч-Арслан двинулся на Малатью. После четырёхмесячной осады 25 октября 1178 года он захватил город и положил конец этой ветви династии Данишмендидов. Затем он отправил посланника к Салах ад-дину Айюбу и потребовал вернуть ему Рабан. Когда его просьба была отклонена, он послал солдат вернуть замок. Однако в 1179 году он потерпел поражение от войска, которое Салах ад-дин послал под командованием своего племянника аль-Меликуль-Музаффер Такиюддина Омера. В следующем 1180 году году Кылыч-Арслана совершил поход на Хасанкейф (Хисникейфа), который находился под властью Артуклу Нуреддина Мухаммеда-б-Караарслана, находившегося под защитой Салах ад-дин. Когда переговоры не увенчались успехом, Салах ад-дин заключил соглашение с крестоносцами и отправился в поход против Кылыч-Арслана. Понимая серьёзность ситуации, Кылыч-Арслан послал к Салах ад-дину своего визиря Ихтияруддина Хасана и попросил мира. В результате между сторонами было достигнуто соглашение и было решено действовать сообща против армян. Понимая, что не сможет им противостоять, армянский правитель Рубен III попросил мира, освободил захваченных им туркмен и прислал большую сумму денег[1].

Улуборлу, Кютахья и Дорилайон попали под власть сельджуков в 1180 году. Денизли и Анталия были осаждены, но захватить не удалось. В 1187 году земли, находившиеся под властью армян, были завоеваны, и сельджуки дошли до Сиса[1].

Султан Кылыч-Арслан, вероятно, правил страной в 1184/85 году[1].

Конийский султанат в 1190 году

Около 1187 года Кылыч-Арслан, которому уже было за семьдесят, разделил свои владения на 11 частей, которые отдал своим 9 сыновьям, своему брату Санджар-шаху (получил Эгерли в Тавре) и племяннику Низам ад-Дину Аргун-шаху (получил Амасью)[51]. После этого родня перестала заботиться о нём; он остался без всяких средств и странствовал из города в город. Гийас ад-Дин, единственный верный из сыновей, вступился за отца и помог ему выгнать старшего брата из Коньи. Вскоре после этого Кылыч-Арслан умер. Похоронен в мечети Ала ад-Дина в Конье.

«У этого человека все дела шли скоро и необыкновенно счастливо, хотя тело его не было хорошо сложено и развито, но было уродливо во многих главных членах. Так, прежде всего, руки у него были будто вывихнутые, ноги прихрамывали, отчего он большей частью ездил в повозке. <…> Склонный по природе к мятежу и смутам, вечно волнующийся, как какой-нибудь морской залив, он неожиданно нападал на римлян, когда мог им вредить, и часто безвинно начинал с ними войну, нарушая условия и пренебрегая договорами без всякой причины — единственно потому, что так ему хотелось»[52].

"называли Маджад из-за искалеченной руки"[15].


Р. Мантран[fr] присал, что Кылыч-Арслан выступил как объединитель земель турецкой Анатолии и «настоящий архитектор подъёма власти сельджуков в этой стране»[53].

Наследники[править | править код]

У него было одиннадцать[1] сыновей (Ибн Биби; Бар-Эбрей) (десять[51]) .

Около 1187 года сыновья получили от отца следующие уделы[1][51]:

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 Özaydin, 2022.
  2. 1 2 Sümer, 2004.
  3. Kesik, 2003, s. 47.
  4. Çay, 1987, s. 15.
  5. Çay, 1987, s. 15—16.
  6. 1 2 Çay, 1987, s. 16.
  7. Михаил Сириец, 1982, с. 27.
  8. Bar Hebraeus, 2003, p. 275.
  9. Михаил Сириец, 1982, с. 29.
  10. Çay, 1987, s. 13.
  11. 1 2 3 Çay, 1987, s. 17.
  12. 1 2 3 4 Çay, 1987, s. 24.
  13. Mecit, 2013, note 101, p. 53.
  14. Çay, 1987, s. 21.
  15. 1 2 Смбат Спарапет, 1974, с. 96.
  16. Cahen, 1968, p. 100.
  17. 1 2 3 4 5 6 7 Çay, 1987, s. 25.
  18. Çay, 1987, s. 25—26.
  19. Çay, 1987, s. 26.
  20. 1 2 Çay, 1987, s. 26—27.
  21. Çay, 1987, s. 27.
  22. Çay, 1987, s. 28.
  23. 1 2 Çay, 1987, s. 28—29.
  24. Çay, 1987, s. 31.
  25. Çay, 1987, s. 30.
  26. 1 2 Çay, 1987, s. 31—32.
  27. Çay, 1987, s. 32.
  28. 1 2 Çay, 1987, s. 33.
  29. 1 2 3 Çay, 1987, s. 34.
  30. 1 2 Çay, 1987, s. 35.
  31. 1 2 3 Иоанн Киннам, 1859.
  32. 1 2 3 Çay, 1987, s. 36.
  33. Angold, 1984, p. 222.
  34. Çay, 1987, s. 37.
  35. Chalandon, 1912, p. 461—462.
  36. Çay, 1987, s. 37—38.
  37. Çay, 1987, s. 36, 38.
  38. 1 2 Chalandon, 1912, p. 462—463.
  39. Çay, 1987, s. 36—37.
  40. 1 2 Çay, 1987, s. 38.
  41. 1 2 Успенский.
  42. Никита Хониат, 1860, с. 150—155.
  43. Michel le Syrien, 1905, p. 319.
  44. Bar Hebraeus, 2003, p. 287.
  45. Bar Hebraeus, 1950, s. 399.
  46. Merçil, 1990.
  47. 1 2 Kesi̇k, 2002.
  48. Васильев, 1998.
  49. Острогорский, 2011.
  50. 1 2 Chalandon, 1912, p. 464.
  51. 1 2 3 4 5 Каэн К., 2021, с. 126—127.
  52. Никита Хониат, 1860, с. 155—156.
  53. Mantran R. KILIDJ-ARSLAN II (фр.). Encyclopædia Universalis. Дата обращения: 11 января 2023. Архивировано 21 июня 2017 года.

Литература[править | править код]

Источники[править | править код]

Литература[править | править код]