Латошинский десант

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Латошинский десант
Основной конфликт: Вторая мировая война
Великая Отечественная война
Сталинградская битва
Дата 30 октября — 3 ноября 1942
Место посёлок Латошинка, (северный пригород Сталинграда)
Итог гибель и пленение большей части высадившихся войск
Противники

Флаг СССР СССР
300-я сд:
1-й стрелковый батальон 1049-го полка с приданными подразделениями;
Северная группа кораблей ВВФл

Красный флаг, в центре которого находится белый круг с чёрной свастикой Германия
16-я тд:
Боевая группа Штрельке (нем. Kampfgruppe Strehlke) 16-го танко-сапёрного батальона;
3-я пд;
37-й зенитный полк;
12-я группа воздушного наблюдения

Командующие

Флаг СССР И. М. Афонин,
командир десанта капитан В. Ф. Былда

Красный флаг, в центре которого находится белый круг с чёрной свастикой майор нем. Ernst Günther Strehlke

Латошинский десант (Латашанский десант, высадка в районе Латашанки) — эпизод Сталинградской битвы, неудачная десантная операция через Волгу на территорию, занятую вермахтом, в районе села Латошинка (Латашанка) между 66-й армией и группой полковника Горохова. В связи с особыми мерами секретности[⇨], сопровождавшими подготовку, цели операции до конца не определены, но результатом стала гибель или пленение большей части высадившихся войск.

Предпосылки[править | править код]

23 августа 1942 года XIV танковый корпус вермахта, совершив бросок в 60 километров, вышел к Волге в районе село Акатовка[к 1] — село Латошинка[к 2] — посёлок Рыно́к[к 3], оказавшись в 2—3 километрах севернее Сталинградского тракторного завода. Таким образом Сталинградский фронт был разорван на две части и 62-я армия оказалась отрезана с севера от 66-й армии. Создалась непосредственная угроза тракторному заводу. Для прикрытия завода были использованы отряды народного ополчения, истребительные батальоны, рабочие отряды, 99-я танковая бригада (командир майор П. С. Житнев), пушечный артиллерийский полк, батальон морской пехоты Волжской военной флотилии, 282-й полк 10-й стрелковой дивизии НКВД. Был создан «северный участок обороны» под руководством генерал-майора Н. В. Фекленко. В течение 5 суток группа Фекленко сдерживала противника на рубеже реки Сухая Мечётка[1]. К 29 августа вместо группы Фекленко была создана группа полковника Горохова с подчинением ему частей северного участка. С 18 октября по 24 ноября 1942 года группа Горохова была изолирована от основных сил 62-й армии[2].

Правый берег Волги на участке от Ерзовки до Рынка́ (от группы Горохова до 66-й армии) удерживала 16-я танковая дивизия вермахта. На левом берегу и волжских островах c 4 октября расположилась 300-я стрелковая дивизия, которой была поставлена задача предотвратить переправу немецких войск через Волгу[3].

Подготовка и планирование десанта[править | править код]

Цели операции[править | править код]

Малое количество документов, относящихся непосредственно к десантной операции, не позволяют чётко сформулировать цели высадки на правый берег. Начальник штаба фронта И. С. Варенников в послевоенных работах задачей десанта указывал «отвлечение внимания и сил противника от северной части Сталинграда и группы полковника Горохова»[4]. Исследователь Волжской военной флотилии И. И. Локтионов писал, что «планом предусматривалось … овладеть Латашанкой и тем самым облегчить положение частей оперативной группы полковника С. Ф. Горохова»[5]. Эта же цель указана коллективом авторов в более раннем труде «Боевой путь Советского Военно-Морского флота»[6]. Историк А. В. Исаев пишет, что в журнале боевых действий фронта было сказано «… внезапно овладеть Латошанка, с расширением в последующем плацдарма до Рынок для соединения с группой Горохова»[7]. При этом А. Исаев приводит цитату из плана операции 300-й сд: «Наступать на населённый пункт Латашанка и овладеть высотами 300 мтр западнее Латашанка (высоты +1,8 и +0,8), а также овладеть населённым пунктом Латашанка»[7]. При этом А. Исаев делает заключение, что целью десанта было испытать немецкую оборону на прочность и радикально изменить обстановку на данном участке[8]. Историк 124-й сбр и группы Горохова А. Шахов приходит к выводу, что основной целью десанта было отвлечение немецкого командования: «Латошинский десант явился мероприятием оперативной маскировки, отвлечения внимания от подготовки Донфронта к контрнаступлению (за 17 дней до контрнаступления)»[9].

Планирование операции[править | править код]

Шесть сорокопяток использовались для усиления десанта

На подготовку Латошинского десанта важное значение оказало распоряжение Ставки Верховного Главнокомандования о повышении мер секретности, присланное в адрес командующего Сталинградским фронтом А. И. Ерёменко: «Ставка ВГК категорически запрещает Вам впредь пересылать (шифром) какие бы то ни было соображения по плану операции, передавать и рассылать приказы по предстоящим действиям. Все планы операции по требованию Ставки направлять только написанными от руки и с ответственным исполнителем. Приказы на предстоящую операцию командующим армиями давать только лично по карте». Распоряжение было подписано И. В. Сталиным и начальником генерального штаба А. М. Василевским и по мнению В. А. Грекова привело к тому, что планирование десантной операции проводилось без участия представителей частей, имевших непосредственное отношение к операции. По сути разработкой занимался только штаб 300-й стрелковой дивизии. При этом было запрещено передавать письменные материалы, а все распоряжения отдавались устно[9].

При планировании операции были допущены недостатки, которые привели десант к неудаче. Среди них были ошибки последовательности доставки людей, вооружения и боеприпасов: пушки и боеприпасы были погружены на разные суда, что привело к снарядному голоду после гибели транспорта с боеприпасами. Плохо продуманное взаимодействие артиллерии 300-й сд с силами десанта свело к минимуму артподдержку с левого берега[9]. Капитан 1-го ранга И. А. Кузнецов (в период операции командовал канонерской лодкой «Усыскин») и капитан 3-го ранга И. С. Ненашев (в период операции флагманским артиллеристом бригады бронекатеров) отмечали плохую организацию проведения операции, явное пренебрежение правилами организации высадки десантов, низкое взаимодействие артиллерийских средств прикрытия[10].

Для подготовки десанта в дивизии была сформирована оперативная группа, в которую вошли заместитель командира дивизии подполковник К. Я. Тымчик, начальник инженерной службы подполковник И. Д. Зайцев, начальник оперативного отделения штаба дивизии майор Г. М. Карнаух. К подготовке личного состава были привлечены заместитель командира дивизии по политчасти полковник П. Ф. Балакирев и начальник политотдела подполковник Д. С. Липецкий. За подготовку десантно-высадочных средств отвечал командир сапёрного батальона дивизии капитан В. Я. Шишов. Со стороны ВВФл в подготовке операции принимал участие начальник штаба флотилии капитан 1-го ранга М. И. Фёдоров[11].

Командующий артиллерией дивизии предложил не проводить артподготовку в период высадки, чтобы обеспечить внезапность, а далее вести огонь по заявкам десанта. В дальнейшем это решение будет подвергаться критике. Альтернативой артподготовки было предложено с 27 октября вести огонь по разведанным целям в районе Латошанки и Виновки для разрушения укреплений и изматывания личного состава противника[12]. На эту часть огневого воздействия отдельно выделялись артбоеприпасы[13]:

Тип боеприпаса Боекомплект Штуки
122-мм 1,2 1120
76-мм 1,2 5440

Для отработки быстрой погрузки стрелков на плавсредство и высадки на неподготовленный берег на северном берегу Шадринского затона проводились учения с привлечением катера «Рутка»[14]. На небольшом озере Малев проводились учения по работе с лодками и шлюпками. Одной из особенностей батальона было большое количество бойцов из Средней Азии, которые до войны не имели опыта плавания в лодке, а некоторые никогда не сталкивались с реками больше ручья[15].

По плану десант должен был выходить из двух мест: батальон 300-й сд со средствами усиления сосредотачивался в районе Шодринского затона (Шадринский лес), а десантники ВВФл на Ахтубе. Высадка десанта должна была производиться в течение ночи в два захода. Основная часть артиллерии должна была высаживаться во второй волне. Командовать десантом был назначен командир стрелкового батальона 1043 стрелкового полка капитан Иван Филиппович Былда[13].

При этом из-за чрезмерной секретности информация о десанте не была предоставлена даже командованию группы Горохова и разгоревшиеся боевые действия стали полной неожиданностью для гороховцев[10].

Ход операции[править | править код]

Зенитные орудия 2.0 cm FlaK 30/38 широко использовались под Сталинградом для борьбы с бронированными целями на суше и на Волге

В ночь с 29 на 30 октября была проведена инженерная разведка правого берега[13]. Район Латошинки представлял собой железнодорожную станцию для приема с восточного берега железнодорожных паромов, расположенную в нижней части обрывистого берега, и посёлок, расположенный в верхней части берега. Станция была оборудована многочисленными пристанями, из которых основными были пристани Низководная и Высоководная, и подъездными путями, на которых оставались остатки подвижного состава в разной степени сохранности. Посёлок имел остатки густых виноградников, которые сильно ограничивали обзор, и сады, плотно подходившие к волжскому обрыву. Этот участок имел протяжённость около 2 км и охранялся силами боевой группы 16-й танковой дивизии вермахта. Группа называлась по имени её командира майора Эрнста Гюнтера Штрельке (нем. Kampfgruppe Strehlke). Огневая мощь группы основывалась на 5 танках танко-сапёрного батальона и 3 2-см зенитных орудия. Обороняемый берег был разделён на три огневых участка с опорными пунктами, которые занимали бойцы 3-й сапёрной роты. Общий гарнизон опорных пунктов составлял 50 человек. Общая боевая численность группы Штрельке, которая обороняла в том числе и другие участки семи километрового фронта, составляла 3 офицера, 23 унтер-офицера и 163 рядовых. Большая часть группы Штрельке располагалась за пределами Латошанки. Сапёры 300-й сд под командованием А. С. Андроненко на лодке пересекли Волгу и установили отсутствие минных и инженерных заграждений. Группе было запрещено вступать в огневой контакт с противником или брать языков. По результатам разведки был определён участок высадки десанта от балки Котловой до железнодорожного тупика на станции Низководная. До выхода немцев к Волге на этом участке действовала железнодорожная паромная переправа. При отступлении на левый берег на станции был оставлен железнодорожный состав, который был сильно повреждён во время оборонительных боёв. В ходе инженерной разведки было установлено, что остатки состава можно использовать для прикрытия и накопления сил десанта. Над участком высадки нависал крутой берег высотой до 20 метров. Опорные пункты группы Штрельке 16-го танко-сапёрного батальона располагались на высокой части берега. Такое расположение огневых точек создавало удобные для высадки не простреливаемые мёртвые зоны. Одновременно это сильно затрудняло атаки снизу вверх[16].

Высадка[править | править код]

В 23:00 30 октября началась погрузка первого эшелона десанта. В первый эшелон входили батальон без миномётной роты, взвод автоматчиков, санитарный отряд и 37-мм пушки. К полуночи погрузка завершилась. Для высадки первого эшелона использовались катера «Труддисциплина», «Рутка», «Революционер» и баржа, буксируемая «Труддисциплиной». В час ночи суда вышли на исходный рубеж — устье Шадринского затона — и приступили непосредственно к операции. Для прикрытия шума моторов катеров с ноля до двух часов ночи над позициями 16-й тд барражировали пять самолётов У-2 8-й воздушной армии. На преодоление основного русла потребовалось 15 минут. Когда корабли прошли 2/3 Волги противник их обнаружил и открыл огонь[17]. Слабая артподготовка не смогла подавить противодесантную оборону 16-й танковой дивизии[5]. В результате немецкого огня были повреждены все катера, высаживавшие десант. Высадка была проведена всего за пять минут. Бронекатера высадили свою часть десанта в районе балки Котловая. В след за катерами «Труддисциплина» и буксируемая баржа высадили 350 бойцов 1-й и 2-й стрелковых рот, батарею 37-мм орудий и взвод сапёров. В 80 метрах ниже по течению катер «Революционер» высадил пулемётную роту. Последним к берегу пристал катер «Рутка», который доставил роту автоматчиков и командира десанта капитана Былду[18]. Сапёры закрепили баржу у берега для использования в качестве причала, а остальные суда отправились за вторым эшелоном десанта. На обратном пути вражеским огнём был затоплен катер «Рутка», а «Труддисциплина» получила десять прямых попаданий, но смогла дойти до Шадринского затона[17].

Погрузка второго эшелона десанта началась в 2:30. В этот раз в качестве транспорта, кроме «Труддисциплины» с баржей на буксире, использовались бронекатера № 11 и № 13. В 3:45 суда вышли на исходный рубеж и сразу приступили к форсированию Волги. Огонь противника оказался столь сильным, что к правому берегу смогли прорваться только бронекатера. У них на борту находились взвод сапёров и взвод ПТР. Батарея 45-мм пушек и рота 82-мм миномётов, которые находились на барже, на западный берег так и не попали, а бронекатера высадили десант в районе балки Котловая[19]. Одновременно пыталась высадиться десантная рота ВВФл. Речники на бронекатере № 23 сделали три захода, пытаясь высадиться южнее Латошинки в районе сада[20], но все попытки были сорваны плотным огнём с оккупированного берега. Катер получил большое число пробоин, а большинство личного состава на борту было ранено или убито[6]. В результате бронекатеру пришлось укрыться в Шадринском затоне[21].

В ходе высадки было успешно переправлено и высажено около 600 человек и незначительное количество артиллерийского вооружения[21].

Существуют разногласия по поводу артиллерийской поддержки десанта. Представители Волжской Военной флотилии утверждали, что поддержка была минимальной. А. В. Исаев, опираясь на документы 300-й сд, приводит количество артбоеприпасов, израсходованных 31 октября[22]:

Калибр боеприпаса Расход
Гаубицы 122-мм 733 шт
Дивизионные пушки 76-мм 1475 шт
Полковые пушки 76-мм 453 шт

Ближе к рассвету на командный пункт Афонина прибыли представитель ставки А. М. Василевский, командующий Сталинградским фронтом А. И. Ерёменко и член военного совета фронта А. С. Чуянов, чтобы на месте получить информацию о ходе высадки[23].

В целом, высадка первого эшелона прошла довольно успешно и с минимальными потерями[22].

31 октября[править | править код]

Немецкие противотанковые пушки Pak 38 принимали участие в боях против Латошинского десанта

В 1:00 ночи командир танкового взвода 3-й сапёрной роты лейтенант Герке доложил майору Штрельке (командиру батальона и командиру боевой группы, обороняющей участок берега Волги в районе Латошинки): «Вражеские суда в 0.30 появились на Волге. 3 лодки обстреляны, ещё 3 высадили десант в северной части Латашанки (пункт 726). Численность в темноте определить трудно. Подходят новые суда». Командир боевой группы отдал два ключевых приказа: командиру третей сапёрной роты удерживать опорные пункты до подхода подкреплений или контратаки; командирам первой сапёрной роты (обороняла участок южнее Латошинки до Рынка́ и группы Горохова) и второй сапёрной роты (вела минные работы севернее Латошинки) сформировать ударные группы под командованием офицеров или фельдфебелей для контратак и деблокирования опрных пунктов третей сапёрной роты. Опорные пукты были созданы вокруг бронеединиц, артиллерийских позиций 2-см зенитных орудий и командного пункта (КП) третей сапёрной роты. Кроме этого, комбат обратился в соседний 16-й мотоциклетный батальон с просьбой предоставить резерв для проведения контратаки. Майор Штрельке не смог связаться со штабом своей дивизии (прямая линия связи была повреждена) и передал сообщение о начале десанта через штаб 64-го панцергренадерского полка. Командир панцергренадеров распорядился передать в помощь группе Штрельке 10-ю панцергренадерскую роту усиленную четырьмя 2-см зенитными самоходными орудиями на базе бронетранспортёра Sd Kfz 251, пятью противотанковыми 5-см пушками Pak 38 и четырьмя лёгкими пехотными орудиями[24].

В советской историографии одной из причин неудачи Латошинского десанта указывается гибель во время высадки командира десанта капитана В. Ф. Былды. Обычно утверждается, что катер, на котором переправлялся командир и его штаб, был обстрелян и затонул. В результате высадившиеся силы потеряли управление, что привело к печальному результату. Эта версия основывается на материалах комиссии Минца. В 1943 году комиссия Минца опросила моряков ВВФл, которые принимали участие в этой операции. Но в начале XXI века историкам стали доступны материалы, в том числе и немецкой стороны, раскрывающие трагедию десанта в ином ключе[22].

Четыре подобных самоходных 2-см зенитных орудия использовались в контратаках против Латошинского десанта

Капитан Былда успешно высадился на правый берег и, оценив обстановку, лично возглавил атаку на центр Латошинки. С точки зрения общего управления боем это было рискованное решение, в результате которого батальон оставался на время атаки без командования. Но с тактической точки зрения батальону требовалось расширение плацдарма и выход с прибрежной полосы. В итоге реализовался худший вариант и далее каждая рота батальона действовала самостоятельно. В результате в дальнейшем боевые действия велись на трёх несвязанных участках[22].

Находившаяся на правом фланге 3-я стрелковая рота под командованием младшего лейтенанта В. С. Закурдаева со взводом автоматчиков под командованием младшего лейтенанта Д. С. Баранкова атаковала на запад между балок Котловая и Крутая. Рота автоматчиков, атакуя на правом крыле роты, прошла до полутора километров на запад. Взвод оторвался от 3-й роты и был атакован с севера. Во избежание окружения Баранков приказал поотделенно отступать к основным силам роты. К этому моменту рассвело и противник начал проводить первые контратаки с участием бронетехники. Отходя назад, Баранков встретил командира взвода ПТР лейтенанта П. А. Валикова, который принял бой с танками противника. Рота, не успевшая окопаться, была атакована с фронта и с севера и для занятия устойчивой обороны была вынуждена отступить до ближайшей траншеи, из которой был выбит противник. На этом рубеже 3-я рота отбила несколько контратак, а бронебойщики А. Н. Толобов и И. С. Стеценко повредили два танка[25].

1-я стрелковая рота под командованием лейтенанта Г. П. Иванова атаковала в центре построения батальона и смогла пройти около километра на запад от Латошанки, где попыталась закрепиться. После рассвета противник атаковал от перекрёстка дорог восточнее высоты 75,9, но безуспешно и через час повторил атаку. Во время второй атаки командир роты был тяжело ранен и роту возглавил политрук роты Шарип Ахметов. Во время третей атаки немцам удалось выйти на позиции роты, но затем отступить. К концу дня в 1-й стрелковой роте более половины личного состава вышли из строя[26].

Вид на Большую братскую могилу мемориального комплекса Мамаев курган

На левом фланге батальона боевые действия вела 2-я стрелковая рота младшего лейтенанта В. А. Прохорова. Именно с этой ротой шёл в бой командир батальона капитан В. Ф. Былда и его штаб. Задачей роты, кроме наступления, было установить связь с группой полковника Горохова, чьё наступление навстречу десанту ожидал командир батальона. В ходе ночной атаки рота смогла прорваться сквозь южную часть Латошинки и занять оборону в 100 метрах восточнее дороги на Дубовку. Комбат приказал начальнику штаба старшему лейтенанту И. В. Затейному[к 4] и командиру взвода связи лейтенанту С. К. Козловицкому установить положение остальных рот батальона и наладить связь с батальонами и штабом 300-й сд. Радиостанция была повреждена и могла работать только на приём. Не слыша шума боя со стороны группы Горохова с юга, капитан Былда приказал замполиту батальона старшему лейтенанту А. К. Святенко[к 5] организовать оборону на левом (южном) фланге батальона[30]. В течение дня группа Святенко и 2-я рота вели оборонительные бои самостоятельно. Каждая группа выдержала несколько атак со стороны противника и понесла тяжёлые потери[31].

К двум часам ночи все немецкие опорные пункты были блокированы советскими десантниками и вели бой в окружении против численно превосходящего противника. В этой ситуации в 2:30 ночи штаб 16-го танкового корпуса направил на помощь группе Штрельке одну бронетранспортёрную роту. Последовал приказ всеми силами удерживать позиции и не допустить высадки второго эшелона десанта. Фенрих инженер Штайнхард (нем. Steinhard) должен прорваться с двумя бронеавтомобилями и четырьмя 2-см самоходными зенитками к опорному пункту на северо-востоке Латашанки, который удерживали зенитчики. Лейтенанту Шмидту приказывалось возглавить группу из пятнадцати бойцов и пробиться на КП третей роты. Все артиллерийские силы (зенитки и танки) должны были вести огонь по советским десантно-высадочным средствам. В 3:00 фенрих Штайнхард доложил: «Зенитный взвод достигнут, ведется огневой бой в окружении. Силы противника в кустах подсчитать невозможно. Потеряны один бронеавтомобиль и одна самоходная установка. Ещё одно судно высадило десант, одно подбито, ещё одно повреждено и уходит»[24].

Вторая волна десанта, прорвавшаяся на бронекатерах, высадилась в районе балки Котловая и пошла на соединение с 3-й ротой. Бойцов вели командир роты ПТР лейтенант П. А. Валиков и командир сапёрного взвода лейтенант Л. А. Гудовский[к 6]. Бронебойщики и сапёры, обнаружившие бойцов отступавшей третьей роты десантников, приняли бой. В течение дня они удерживали свой участок обороны, который был изолирован противником. Вечером лейтенант Гудовский приказал отступить к берегу, где сапёры смогли сделать плот, на котором, проведя в воде 13 часов, смогли переправиться на левый берег. Красноармеец Михаил Фёдорович Косачёв, подбивший три танка и погибший в этом бою, был посмертно награждён орденом Ленина[34][35].

В 3:30 на поддержку блокированного КП третей сапёрной роты были направлены четыре зенитных 2-см сау из второй и шестой зенитных батарей дивизиона Fla.66. Отряду Штейнхарда было приказано провести разведку боем в направлении от опорного пункта зенитчиков в направлении блокированного КП третей сапёрной роты с целью оценить силы РККА. Через час фенрих Штайнхард доложил о выполнении задачи. Он оценивал силы красноармейцев, как не очень большие и отмечал, что часть советских бойцов отступает к Волге. При этом КП третей сапёрной роты находился в окружении под интенсивным обстрелом. Накопив силы, командир третей сапёрной роты Кнэрцер принял решение атакой в южном направлении установить связь с первой сапёрной ротой, удерживающей южную часть Латошинки. К 5:30 утра рота Кнэрцера взяла в плен первых 17 человек. Первая сапёрная рота так же доложила о захвате 29 красноармейцев. Штурмовая группа фельдфебеля Куллика разбила отряд в который входил штаб батальона Былды. На месте боя было найдено 38 погибших солдат и офицеров, а также документы штаба. Победа далась немцам не просто: сам фельдфебель Куллик погиб, а его группа потеряла боеспособность.

В это время первая сапёрная рота группы Штрельке вела оборонительный бой южнее Латошинки. На помощь роте был направлен взвод из состава 12-й роты 64-го панцергренадерского полка, усиленный двумя зенитными сау из шестой батареи Fla.66 и двумя пехотными орудиями. Взвод панцергренаднров должен был прикрыть с востока дорогу в направлении высоты 1.8.

В 6:30 на помощь группе Штрельке была направлена боевая группа 3-й моторизованной дивизии (группа Грюн) в составе третья сапёрная рота третьего сапёрного батальона (2 офицера, 5 унтер-офицеров и 38 рядовых), третья рота 53-го мотоциклетного батальона (1 офицер, 10 унтер-офицеров и 40 рядовых), двенадцатая батарея 3-го артиллерийского полка (9 зенитных орудий 2-см). Гркппе Грюп предписывалось быть готовой атаковать в 9.00. в реальности атака состоялась в 10:45. Первой целью атакующих сил вермахта была северная часть Латошанки. Атакующие подразделения были выстроены следующим порядком: справа атаковала третья сапёрная рота 3-го сапёрного батальона, левее шли бойцы второй сапёрной роты 16-го танко-саперного батальона, далее — третья рота 53-го мотоциклетного батальона. Третья сапёрная рота должна была выйти на берег Волги с целью отсечь десантников Былды от переправ. В 13:30 атакующие смогли установить связь с танкистами лейтенанта Герке, но в результате советских контратак были вынуждены перейти к обороне. Во время своего наступления немцы взяли в плен 49 человек. В это время на севере Латошинка бронекатер № 23 сумел высадить группу автоматчиков.

Это был период наивысшего напряжения, когда майор Штрельке был готов отказаться от главной цели дня — отсечения десанта от Волги. Оценив складывающуюся ситуацию командир дивизии решает значительно усилить группу Штрельке. В бой были отправлены четвёртая рота 16-го мотоциклетного батальона (1 офицер, 7 унтер-офицеров и 50 рядовых), семь танков из 2-го танкового полка, два 10,5-см самоходных орудия из четвёртой батареи, а также вся восьмая батарея 16-го артиллерийского полка. Кроме этого были высланы артиллерийские наблюдатели, которые должны были корректировать огонь артиллерии. В 15:00 стало понятно, что все выделенные резервы не успеют прибыть до наступления темноты и тогда Штрельке принимает решение начать атаку по прибытии первых танков. К этому моменту в плену оказалось уже 105 красноармейцев и командиров. Через пол часа немцы пошли в атаку от линии пристань Низководная — западная окраина Латошинки общим направлением на север. Главная задача отбить северную часть посёлка до наступления ночи. Одновременно с севера вдоль балки Котловая должна наступать бронетранспортёрная рота. Бой был очень трудным. Миномётчики потеряли половину огневых расчётов. Бронетранспортёрная рота не смогла преодолеть сопротивление советской группы в районе балки Котловая и не добилась продвижения. Атака основной группы была более успешной, но удалось выполнить не более, чем на половину поставленной задачи. Большое количество красноармейцев смогло отступить в сторону Волги. В 17:00 по прибытии всех сил поддержки Штрельке отдаёт новый боевой приказ. Третья рота 53-го мотоциклетного батальона и вторая сапёрная рота 16-го танко-саперного батальона атакуют от середины посёлка на север и не обращая внимание на огонь слева и справа рассекают позиции батальона Былды. Цель атаки разделить группы советских войск. Одновременно четвёртая рота 53-го мотоциклетного батальона наступает в южном направлении для соединения с первой сапёрной ротой 16-го танко-сапёрного батальона. Группа в районе высоты 1.8 формирует заслон на западной окраине посёлка выполняет роль резерва группы Штрельке. Приданные средства усиления (артиллерия, танки, зенитки) получают индивидуальные приказы и должны противодействовать попыткам ВВФл пересечь Волгу. К 23:00 группа с большим трудом смогла выполнить поставленную задачу. Части советского десанта были разделены на мелкие изолированные группы, которые было трудно разбить ночью, но опасности они не представляли. Артиллерия и танки смогли занять удобные позиции вдоль берега Волги и были готовы отразить попытки 300-й сд переправить подкрепления. Общее количество пленных составило 123 человека.

В течение 31 октября были потеряны все четыре 37-мм орудия, приданные батальону. Политрук 2-й роты Г. А. Доброскоков[к 7] возглавил ударную группу, которая вышла к отметке 1,8 на западной окраине Латошинки. Таким образом была достигнута одна из целей десанта, озвученная в приказе 300-й сд. Однако успех был недолгим: изолированная группа Доброскокова не смогла удержать занятую позицию и, чтобы избежать окружения, отступила в район станции Низководная. Здесь группа закрепилась под вагонами, стоявшими на железнодорожных путях[22].

В дневном донесении группы Шрельке утверждалось, что в ходе боя была уничтожена треть высадившихся сил. Но при этом активные контратаки немецкие сапёры начали только после прибытия резервов XIV-го тк[22].

Связь с десантом была прервана (радиостанция была разбита при высадке) и командование 300-й сд отправило офицера связи для разъяснения обстановки. Кроме офицера связи бронекатер № 23 высадил сержанта 282-й отдельной роты связи И. И. Мейера (радист с радиостанцией) и 13 автоматчиков[37]. Офицер обнаружил отряд из 114 бойцов и командиров на северо-восточной окраине Латошинки. Установить связь с остальными группами не удалось. В 16 часов противник попытался ликвидировать десант, но успеха не добился. В вечернем донесении группы Шрельке говорилось о плацдарме шириной 250 метров, который удерживался десантниками. Также в донесении отмечалась интенсивная артиллерийская поддержка десанта с левого берега Волги, которая препятствует ликвидации десанта[38].

Для восстановления связи и организации обороны было решено переправить на правый берег помощника начальника штаба 1049-го стрелкового полка капитана И. С. Сокова[к 8]. В 19:20 из Шадринского затона вышел бронекатер БК № 13 с десантной ротой (68 человек, включая двух радистов с радиостанцией, и 5 бойцов разведроты и командир взвода пешей разведки младший лейтенант Г. К. Злобин) под командованием И. С. Сокова. Несмотря на сильный огонь, катеру удалось высадить подкрепление и забрать около 30 раненых. Услышав звуки боя северо-западнее, западнее и юго-западнее места высадки, капитан Соков принял решение пробиваться к северо-западной группе. И. С. Соков обнаружил 75 человек из состава 1-й роты и взял группу под своё командование[40]. В донесении Соков докладывал, что командир батальона со 2-й ротой ведёт бой южнее Латошинки[41].

Через некоторое время вслед катеру, переправившему капитана Сокова, был отправлен бронекатер с отрядом автоматчиков под командованием лейтенанта Чинова. Но из-за поломки катер не смог достичь правого берега[40].

К концу дня старшему лейтенанту С. И. Артемьеву, возглавившему 3-ю роту, связаться с командиром батальона капитаном Былдой: сержант А. А. Карцев с группой разведчиков смог передать донесение комбату и вернуться с распоряжениями. 3-я рота переместилась юго-восточнее и, встретив группу десантников, заняла оборону в районе оврага. Количество бойцов роты достигло 90 человек[42].

Оперативная сводка № 305 Генерального штаба Красной армии (на 8:00 1 ноября 1942 года) подвела итог первого дня десанта: «Усиленный батальон 300 сд с 4.00 31.10 вёл бой за овладение районом Латашанка.»[43]

1 ноября[править | править код]

В ночь на 1 ноября штаб Донского фронта отдал командующему 16-й воздушной армией приказ: «Сосед слева выслал десант на зап. берег Волги и занял сев. часть Латошинка. Наши левофланговые части с утра 1.11.1942 г. наступают с рубежа выс. 141,2, выс. 129,6 , сев. окр. Томилин в южном направлении. Комфронта приказал: В 7.30 1.11.1942 г. нанести сильный удар штурмовиками по боевым порядкам противника в районе выс. 109,3, 111,2, МТФ (3 км ю.-з. выс. 129,6), б. Сухая Метка (южная), верховье б. Котлован (2 км зап. Винновка). В дальнейшем иметь три шестерки штурмовиков в стартовой готовности № 2 для действий по вызову. Истребителями прикрыть штурмовиков в дальнейшем по вызову. Исполнение донести…»[44].

В 2:00 майор Штрельке провёл совещание с командирами групп, на котором поставил задачи на ближайший день. Танковому взводу лейтенанта Герке придавались третья сапёрная рота 3-го сапёрного батальона и вторая сапёрная рота 16-го танко-сапёрного батальона. Группа Герке должна была атакуя с юга на север подавить узлы сопротивления десантников. Достигнув балки Котловая группа Герке должна была повернуть обратно и двигаясь на юг полностью очистить север Латошинки от противника. Третья рота 53-го мотоциклетного батальона должна была занять берег Волги и не допустить прорыва советских бойцов к реке. Выйдя к балке Котловая мотоциклисты должны были предотвратить прорыв противника на север к Виновке. Четвёртой роте 16-го мотоциклетного батальона предстояло окончательно очистить южную часть Латошинки, затем присоединиться к бою на севере. Резерв группы Штрельке, расположенный в районе высоты 1.8 должен был предотвратить прорыв советских бойцов на запад.

В 3:40 катер с отрядом лейтенанта П. С. Ченова смог пересечь Волгу, но высадиться не удалось: с берега вёлся плотный пулемётный огонь. В 5 утра 1 ноября И. С. Соков доложил по радио, что занял круговую оборону. После этого сообщения связь прервалась[40]. С рассветом противник атаковал группу Сокова и к середине дня овладел позициями, которые обороняли красноармейцы[45].

В этот день 16-я танковая дивизия перешла от удержания и локализации десанта к активным действиям по его уничтожению. Атака с применением танков позволила немцам отрезать основные силы десанта от берега. Лишившись возможности связи и поддержки со стороны 300-й сд капитан Былда принял решение вести находящиеся под его командованием силы на прорыв в южном направлении и выход к группе Горохова. По немецким сведениям 60 красноармейцев пытались с боем пройти в район Ры́нка, но 2-я рота сапёров (2/Pi.16) уничтожила почти всех, включая командира десанта капитана Былду[46].

С 5:00 до 15:30 отряд под командованием лейтенанта Герке вёл тяжёлый бой с десантниками. Главной ударной силой были танки, которые выдвигались вперёд, подавляли очаги сопротивления, а за тем возвращались и вели за собой пехоту для ведения ближнего боя. К 12:30 были взяты в плен 91 человек. К полудню продвижение застопорилось и на усиление группы Герке была передана четвёртая рота мотоциклистов под командованием фон Хаксхаузена. На юге Лотошинки так же складывалась не просто. В 11:45 группа Горохова провела атаку от Рынка́ в сторону Лоташинки, но первая сапёрная рота 16-го танко-сапёрного батальона смогла остановить красноармейцев. В 13:15 атака была повторена, но снова не успешно.

Командир 300-й сд Афонин, угрожая расстрелом на месте, заставил выйти днём на виду у противника два бронекатера с подкреплением и боеприпасами. Со стороны берега, занятого немцами, начался артиллерийский и пулемётный обстрел катеров. В результате катера не смогли пристать к правому берегу, а бронекатер № 23 получил тяжёлые повреждения и выбросился на отмель у левого берега[47].

В этот день бронекатер № 34 (командир катера лейтенант А. И. Гламаздин) попытался доставить на правый берег подкрепление и боеприпасы. Катер попал под сосредоточенный огонь немецких артиллеристов. От попаданий корабль получил повреждения, значительная часть экипажа была убита или ранена, командир катера погиб. Команде удалось посадить катер на мель. В этой обстановке радист катера старшина второй статьи И. К. Решетняк сначала оказал медицинскую помощь раненым сослуживцам, а затем в течение суток обеспечивал командование сообщениями об обстановке в районе десанта. В перерывах между сеансами связи он подготовил к эвакуации раненых, вооружение катера, радиоаппаратуру и секретные документы. Когда ночью подошла шлюпка, он сначала помог эвакуировать убитых и раненых моряков, а затем два раза возвращался на катер для вывоза аппаратуры, вооружения и документов. И. К. Решетняк был награждён орденом Ленина[5][к 9].

2-я рота под командованием Доброскокова в течение дня выдержала три атаки. Группа Святенко, сражавшаяся изолировано на левом фланге роты, подверглась атакам с поддержкой бронетехники, а сам А. К. Святенко был тяжело ранен. Ближе к ночи сержант Семён Иванович Храмцов сумел дотащить раненого замполита до Волги. Найдя шпалу Храмцов привязал к ней ремнём Святенко и проведя в воде пять часов смог доставить командира на восточный берег[50].

В оперативной сводке № 306 Генерального штаба Красной армии (на 8:00 2 ноября 1942 года) результаты второго дня боёв десанта описаны следующим образом: «На правом фланге армии десантный батальон 300 сд в результате боя овладел сев.-вост. частью нп Латашанка, где закрепился и вел огневой бой с противником силою до батальона пехоты с 14 танками.»[51]

В свою очередь в информационной сводке Главного командования вермахта говорилось: «Севернее Сталинграда советские войска вновь безуспешно пытались переправиться через Волгу. Две канонерские лодки и несколько больших десантных катеров были потоплены, одна канонерская лодка получила повреждения, захвачено несколько сотен пленных.»[51]

По итогам первых двух дней боёв десанта Военный совет Сталинградского фронта докладывал в Ставку Верховного Главнокомандования о решении вернуть остатки батальона на восточный берег. Своё решение Военный совет обосновывал тем, что противник подтянул к Лотошинке значительные резервы танков и пехоты, которые превосходят силы батальона. В донесении отмечалось, что батальон свою основную задачу отвлечению сил противника выполнил[52]

2 ноября[править | править код]

Ночью бронекатера Волжской Военной флотилии попытались прорваться к правому берегу и доставить продукты и боеприпасы, а обратным рейсом забрать раненых. В вылазке участвовали БК № 11 и БК № 13. При попытке подойти к пристани Низководные катера были обстреляны противником. Оба катера получили тяжёлые повреждения и не достигнув западного берега повернули назад. БК № 13 из-за повреждения руля сел на мель. После восстановления управления катер снялся с мели вернулся на восточный берег[53].

В ту же ночь командир 3-й роты Закурдаев выделил две группы по десять человек для поиска боеприпасов в районе высадки. Были найдены несколько ящиков с патронами, которые были разделены среди личного состава. В течение дня 16-я тд вела против изолированных групп десанта бои с целью не допустить их объединения. Одновременно командование собирало силы для контратаки и уничтожения десанта. Немецкие силы накапливались в районе Виновка — Томилин и в верховьях Сухой Мечётки[54].

3-я рота вынесла несколько атак противник и сама переходила в контратаки. К концу дня в роте осталось 12 автоматчиков и 15 стрелков, среди погибших оказался командир роты младший лейтенант В. С. Закурдаев. Командир взвода автоматчиков младший лейтенант Д. С. Баранков и старшина Н. И. Беликов не смогли прийти к единогласному решению и решили выводить группу по частям: автоматчики под командованием Баранкова пошли на юг в сторону группы Горохова, а стрелки под командованием Беликова пошли на север с целью выйти к Волге выше Латошинки и попробовать переправиться на восточный берег[55].

Вечером 2 ноября командир 300-й сд Афонин принял решение пересечь Волгу на вёсельных лодках, которые, в отличие от бронекатеров, не демаскировали себя шумом моторов. Из Шадринского затона вышло семь лодок, которыми управляли дивизионные сапёры под командованием старшины П. П. Николенко. Кроме боеприпасов и продуктов на борту лодок находились разведчики под командованием младшего лейтенанта Г. К. Злобина. Злобин должен был передать приказ десантникам, оставшимся в живых, возвращаться на левый берег Волги. В двадцати метрах от берега лодки были обнаружены и подверглись интенсивному обстрелу. Сапёр 2-й роты 591-го сапёрного батальона А. Д. Авдеев был смертельно ранен, но он не бросил вёсел и умер, когда лодка достигла берега. За подвиг Авдеев был награждён орденом Красного Знамени посмертно[56][57]. Лодки пристали севернее балки Котловая на территорию занятую противником. Изолированная группа бойцов несколько часов вела бой с противником. Перед рассветом Николенко и раненый Злобин приняли решение воспользоваться фактором неожиданности и пробиваться на север в направлении Дубовки. Пройдя по дну оврага красноармейцы смогли незаметно пересечь линию обороны противника и углубиться на северо-запад на четыре километра, где укрывшись в кустарнике провели день[58].

2 ноября в 5:00 была получена последняя радиограмма с правого берега[47].

В оперативной сводке 300-й сд по итогам дня говорилось о ружейно-пулемётной стрельбе на юго-восточной окраине Латошинки[47].

3 ноября[править | править код]

Так как днём 2 ноября со стороны десанта были слышны звуки боя, командир 300-й сд И. М. Афонин настоял на высылке бронекатеров и вёсельных лодок для эвакуации остатков десанта. Командир Северной группы кораблей капитан-лейтенант С. П. Лысенко доказывал, что на правом берегу уже некого эвакуировать и бронекатера будут рисковать зря. Афонин обвинил Лысенко в трусости и в ответ капитан-лейтенант сам возглавил эвакуационный отряд. Для эвакуации были выделены бронекатера № 34 и 381, а также восемь вёсельных лодок[59].

Эвакуационный отряд вышел в ночь на 3 ноября и сразу попал под интенсивный пушечно-пулемётный огонь. Вёсельные лодки на смогли продолжить движения и потеряв одного командира взвода, вернулись на левый берег. Бронекатера попытались прорваться к берегу, но не дойдя 15 метров из-за сильного огня были вынуждены вернуться назад. На обратном пути в бронекатер № 34 попал снаряд и был смертельно ранен командир Северной группы кораблей капитан-лейтенант С. П. Лысенко. Сам катер сел на мель у входа в Шадринский затон. Попытка катера № 381 помочь оказалась безуспешной. Для эвакуации личного состава к тяжело поврежденному БК № 34 был отправлен полуглиссер. Лысенко умер через час после эвакуации на берег[60].

Утром с правого берега смогла прийти лодка, которая была отправлена к десанту в ночь на 2 ноября. В лодке оказался раненый лейтенант, который доложил о том, что часть десанта сражается на станции Низководная. Позже пришла лодка с сапёрами, переправлявшимися на катере «Рутка» — они смогли найти лодку, починить её и переправиться на левый берег[61].

2-я рота в течение дня отбила несколько атак. В одной из них погиб командир роты младший лейтенант В. А. Прохоров и командование ротой полностью перешло на Доброскокова. Вечером противник полностью отрезал остатки группы Доброскокова от Волги. В сложившейся обстановке Доброскоков принял решение ночью прорываться к Волге и пытаться переправиться на левый берег. Было сформировано три группы. Первую, ударную, возглавил лейтенант Мартынов. Группе был отдан ручной пулемёт и каждый боец получил по 20 патронов. Вторая группа, состоявшая из раненных бойцов, должна была идти в след ударной группе. Выйдя к воде обе группы должны были приготовить подручные средства для переправы и до утра 3 ноября полностью покинуть правый берег. Восемь человек третьей группы под командованием младшего лейтенанта Усенко должна была идти замыкающей и обеспечить первым двум группам возможность подготовить переправочные средства. Замыкающая группа должна была попытаться переправиться в ночь с 3 на 4 ноября[62].

4 ноября[править | править код]

В ночь на 4 ноября командир 300-й сд Афонин отправил пять вёсельных лодок в район десанта. Лодки были обстреляны и одна погибла, в результате пристать к берегу не удалось. По возвращении было доложено, что на берегу следов десанта обнаружено не было[63].

Утром этого дня в расположении группы Горохова смогли побиться автоматчики под командованием Баранкова[64].

В полночь начала прорыв к Волге группа Доброскокова. На левый берег смогли переправиться 30 человек. Эти бойцы составили костяк восстановленной 2-й роты, которую возглавил Г. А. Доброскоков[65]. Бойцы под командованием С. Е. Усенко, прикрывавшие эвакуацию группы Доброскокова, сражались в районе Лотошанки до 8 ноября. 8 ноября остатки группы Усенко стали прорываться по кромке воды на север. Бойцы вышли в расположение 99-й дивизии, доставив сорок солдатских книжек противника[66].

5 ноября[править | править код]

В ночь на 5 ноября на левый берег переправились политрук Доброскоков, лейтенант Г. М. Мартынов[к 10] и один рядовой. Доброскоков доложил о небольшой группе бойцов под остатками железнодорожного состава на станции Низководная, которые планируют на плоту переправиться на западный берег. Историк Исаев предполагает, что речь идёт о группе под командованием лейтенанта Гудовского. Плот был обстрелян, Гудовский ранен, но бойцы смогли в течение суток проплыть 14 километров вниз по течению и пристать к берегу в районе хутора Старенького[69].

Этой же ночью в расположение 99-й стрелковой дивизии (более 15 километров севернее Латошинки) вышли семь человек из состава десанта во главе с младшим лейтенантом Г. К. Злобиным и старшиной батальона связи Николенко[70][к 11].

Одновременно бойцы группы старшины Н. И. Беликова смогли переправиться на плоту на остров Большой Пеньковатый, который входил в систему обороны 300-й сд[64].

Состав[править | править код]

Основой десанта был стрелковый батальон со средствами усиления[72]:

  • 1-й батальон 1049-го полка;
  • взвод автоматчиков;
  • батарея из 6 45-мм орудий;
  • 4 37-мм орудий (приданы из 115-го УР);
  • два взвода противотанковых ружей;
  • рота десантников 99-й тбр;
  • взвод сапёров;
  • отряд десантников ВВФл;

Всего в состав десанта входило 910 человек, которые были вооружены[72]:

Вооружение Количество, шт
винтовки 604
снайперские винтовки 16
пулемёты станковые 4
пулемёты ручные 20
ППШ/ППД 135
ПТР 26
миномёты 50-мм 9
миномёты 82-мм 9

Десантно-высадочные средства[16]:

  • бронекатера № 11, № 13, № 23 и № 387;
  • пароход «Труддисциплина»
  • катер «Рутка»
  • катер «Революционер»
  • буксируемые баржи;
  • шлюпки и лодки.

Результаты десанта[править | править код]

Танк Pz.III lg — таких танков оказалось 7 на счету бойцов Латошинского десанта

После войны маршал А. И. Ерёменко в книге «Сталинград» оценил результаты Латошинского десанта следующими словами «отряду не удалось удержать в своих руках Латашанку, и он понёс большие потери. Но в жестоких трехдневных боях десантный отряд привлек на себя большие силы противника и, в свою очередь, нанес ему огромные потери.»[73]

3 ноября по итогам отражения Латошинского десанта штаб XIV корпуса докладывал о захвате 521 пленного, 4 противотанковых пушек, 38 пулемётов, 10 миномётов, 450 единиц стрелкового вооружения. Кроме этого на поле боя было обнаружено около 150 убитых красноармейцев. Одновременно немецкие танкисты за период боёв потеряли 7 танков Pz.III lg, 1 Pz.IV kz, 1 Pz.IV lg. Историк А. В. Исаев оценивает такие потери немецких танков, как «выдающийся результат для вооружённого ПТР десанта»[74]. В написаном позже отчёте группы Штрельке говорилось о потерях убитыми 24 человека (1 офицер, 5 унтер-офицеров, 18 рядовых) и ранеными 98 человек (5 офицеров, 11 унтер-офицеров и 82 рядовых). В трофеях оказалось 5 противотанковых орудий, 35 пулемётов, 8 миномётов, 8 противотанковых ружей и много стрелкового вооружения. По немецким данным в плен попали 551 человек солдат и офицеров РККА[75].

По подсчётам штаба 300-й сд, сделанным 7 ноября 1942 года, из 910 человек десанта не смогли высадиться и вернулись 171. Убитыми (это значит, что факт их смерти был установлен точно) записали 18 человек, ранеными (к таковым были отнесены эвакуированные раненые) 55 человек. 666 человек, о смерти которых информация отсутствовала, были отнесены к пропавшим без вести[74].

Оценки десанта[править | править код]

Генерал-майор С. Ф. Горохов (во время Сталинградской битвы командир 124-й стрелковой бригады и руководитель группы, названной его именем) в послевоенной переписке оценивал результаты десанта следующими словами: «Противник не позволил десантникам подняться из-под берегового откоса, а тем более пробиться на дорогу из Ерзовки на Орловку, как абсурдно и бездоказательно заявляют некоторые авторы. Берег Волги в районе Латошинки стал большой братской могилой героев-десантников»[9].

Историк А. В. Исаев использует по отношению к Латошинскому десанту высказывание «Операция была обречена с самого начала». При этом историк указывает, что главной ошибкой при планировании была предпосылка о слабости немецкой обороны на данном участке фронта. Исаев выдвигает предположение, что, возможно, высадка целого полка могла бы привести к успеху, но одновременно замечает, что в тот момент у командования Сталинградским фронтом не было свободного полка и средств высадки и снабжения через крупную водную преграду целого полка[70].

Память[править | править код]

В. С. Гроссман уезжая в новогоднюю ночь (наступающий 1943 год) написал в своём дневнике:

Вспомнился мне в день славы тот батальон, который переправился к Горохову, чтобы отвлечь на себя удар. Он весь погиб до последнего человека. Но кто вспомнил этот батальон в день славы? Никто не вспомнит тех, кто переправился в конце октября в ненастную ночь.

Гроссман В. С. 6. Записная книжка // Годы войны. — М.: Правда, 1989. — С. 365. — 464 с. — (Библиотека журнала «Знамя»).

В 1986 году в сборнике «Сыны народов всех» была издана история Латошинского десанта «Десант в бессмертие», написанная Д. М. Шабаловым[9].

Комментарии[править | править код]

  1. 48°53′51″ с. ш. 44°39′54″ в. д.HGЯO
  2. 48°50′46″ с. ш. 44°39′12″ в. д.HGЯO
  3. 48°49′41″ с. ш. 44°38′45″ в. д.HGЯO
  4. Прах старшего лейтенанта Владимира Ивановича Затейного (родился в 1919 году) был перезахоронен на Мамаевом кургане Большой братской могиле у подножия монумента «Родина-мать»[27].
  5. Александр Кондратьевич Святенко, родившийся в 1914 году, принимал участие в Советско-финской войне, вступил в партию в 1940 году, а после работал председателем колхоза. В Великой Отечественной войне с июня 1941 года. В батальон прибыл из госпиталя одновременно с капитаном Былдой. Во время Латошанского десанта был тяжело ранен и в бессознательном состоянии эвакуирован. За мужество и героизм, проявленные во время Латошинского десанта, уже после войны был награждён орденом Отечественной войны II степени[28][29].
  6. Лев Абрамович Гудовский, родившийся в 1916 году, за заслуги во время десанта был награждён медалью «За отвагу»[32]. Впоследствии Лев Абрамович был награждён орденом Отечественной войны I степени, дважды награждён орденом Отечественной войны II степени и в 1985 году орденом Отечественной войны I степени[33].
  7. Григорий Антонович Доброскоков родился в 1906 году. Умер от ран 30 июля 1943 года[36].
  8. Иван Сергеевич Соков родился в 1918 году в Горицком районе Калининской области. За бои 10—14 июня 1942 года был награждён орденом Красной Звезды[39]
  9. Иван Кузьмич Решетняк родился в 1921, а с 1940 года служил на флоте. За проявленную исключительную «стойкость, выдержку, храбрость и бесстрашие» был представлен к званию Герой Советского Союза. Представление сделал лейтенант Б. И. Цейтлин, его поддержали командир 1-й бригады речных катеров контр-адмирал Воробьёв и командующий ВВФл контр-адмирал Рогачёв, однако наградная комиссия НК ВМФ СССР ограничилась вручением ордена Ленина[48][49]. После Сталинграда воевал на Азовском море и на Дунае, участвовал в освобождении Вены. Иван Кузьмич, кроме ордена Ленина, был награждён орденом Красной Звезды, медалями Ушакова и «За оборону Сталинграда», а 6 апреля 1985 года орденом Отечественной войны II степени.
  10. Геннадий Матвеевич Мартынов родился в 1923 году в Чкаловской области. Погиб 30 декабря 1942 года при бомбёжке хутора Потёмкинский[67][68]
  11. Павел Петрович Николенко, родившийся в 1911 году, после боёв в районе Латошинки получил звание младшего лейтенанта и был переведён на должность командира взвода разведки сапёрного батальона. Павел Петрович закончил войну в звании гвардии старшего лейтенанта. За Латошинский десант Павел Петрович был награждён орденом Красной звезды, а до конца войны он был награждён так же медалью «За отвагу» и орденом Отечественной войны II степени[71].

Примечания[править | править код]

  1. Сталинградская битва: энциклопедия, 2012, с. 520.
  2. Сталинградская битва: энциклопедия, 2012, с. 162.
  3. Сталинградская битва: энциклопедия, 2012, с. 610.
  4. Сыны народов всех, 1986, с. 202.
  5. 1 2 3 Локтионов, 1974, с. 91.
  6. 1 2 Ачкасов В. И., Басов А. В., Большаков Н. В., Гельфонд Г. М., Мордвинов Р. Н., Носырев В. Н., Сумин А. И. Боевая деятельность Волжской военной флотилии (1942 - 1943 гг.) // Боевой путь Советского Военно-Морского флота. — 2-е дополненное. — М.: Воениздат, 1967. — С. 459. — 592 с. — 25 000 экз.
  7. 1 2 Исаев А., 2018, с. 396.
  8. Исаев А., 2018, с. 397.
  9. 1 2 3 4 5 Шахов А., 2018.
  10. 1 2 Шахов А., 2012.
  11. Сыны народов всех, 1986, с. 204.
  12. Сыны народов всех, 1986, с. 206.
  13. 1 2 3 Исаев, 2018, с. 397.
  14. Сыны народов всех, 1986, с. 209.
  15. Сыны народов всех, 1986, с. 208.
  16. 1 2 Сыны народов всех, 1986, с. 209—210.
  17. 1 2 Исаев А., 2018, с. 398.
  18. Сыны народов всех, 1986, с. 213.
  19. Сыны народов всех, 1986, с. 229.
  20. Сыны народов всех, 1986, с. 214.
  21. 1 2 Исаев А., 2018, с. 398—399.
  22. 1 2 3 4 5 6 Исаев А., 2018, с. 400.
  23. Сыны народов всех, 1986, с. 215—216.
  24. 1 2 Бой с Латошинским десантом, 31.10.42.
  25. Сыны народов всех, 1986, с. 217—220.
  26. Сыны народов всех, 1986, с. 220—222.
  27. Информация в электронном банке документов ОБД «Мемориал».
  28. Наградной лист в электронном банке документов «Подвиг народа».
  29. Сыны народов всех, 1986, с. 223—224.
  30. Сыны народов всех, 1986, с. 222—223.
  31. Сыны народов всех, 1986, с. 226—229.
  32. Наградной лист в электронном банке документов «Подвиг народа».
  33. Наградной лист в электронном банке документов «Подвиг народа».
  34. Информация в электронном банке документов ОБД «Мемориал».
  35. Сыны народов всех, 1986, с. 229—231.
  36. Информация в электронном банке документов ОБД «Мемориал».
  37. Сыны народов всех, 1986, с. 217.
  38. Исаев А., 2018, с. 400—401.
  39. Наградной лист в электронном банке документов «Подвиг народа»..
  40. 1 2 3 Исаев А., 2018, с. 402.
  41. Сыны народов всех, 1986, с. 232.
  42. Сыны народов всех, 1986, с. 233.
  43. Жилин В. А., Греждев В. А., Саксонов О., Черногор В. Ю., Широков В. Л. 1 ноября // Сталинградская битва. Хроника, факты, люди. — М.: Олма-Пресс, 2002. — Т. 1. — 912 с. — (Архив). — 5000 экз. — ISBN 5-224-03664-X. — ISBN 5-224-03719-0.
  44. Дубицкая П. А., Кошель В. Г. Хроника огненных дней: 1942, 31 октября, суббота. Сталинградская битва. МКУ «ГИЦ». Дата обращения 18 октября 2018. Архивировано 18 октября 2018 года.
  45. Сыны народов всех, 1986, с. 237.
  46. Исаев А., 2018, с. 402—403.
  47. 1 2 3 Исаев А., 2018, с. 404.
  48. Наградной лист в электронном банке документов «Подвиг народа».
  49. Наградной лист в электронном банке документов «Подвиг народа».
  50. Сыны народов всех, 1986, с. 247—250.
  51. 1 2 Жилин В. А., Греждев В. А., Саксонов О., Черногор В. Ю., Широков В. Л. 2 ноября // Сталинградская битва. Хроника, факты, люди. — М.: Олма-Пресс, 2002. — Т. 1. — 912 с. — (Архив). — 5000 экз. — ISBN 5-224-03664-X. — ISBN 5-224-03719-0.
  52. Хелльбек Й., 2015, с. 303.
  53. Сыны народов всех, 1986, с. 238.
  54. Сыны народов всех, 1986, с. 242.
  55. Сыны народов всех, 1986, с. 242—243.
  56. Сыны народов всех, 1986, с. 239.
  57. Наградной лист в электронном банке документов «Подвиг народа».
  58. Сыны народов всех, 1986, с. 239—241.
  59. Исаев А., 2018, с. 405.
  60. Исаев А., 2018, с. 406.
  61. Исаев А., 2018, с. 407.
  62. Сыны народов всех, 1986, с. 250—253.
  63. Исаев, 2018, с. 407.
  64. 1 2 Сыны народов всех, 1986, с. 244.
  65. Сыны народов всех, 1986, с. 253—254.
  66. Сыны народов всех, 1986, с. 254.
  67. Информация в электронном банке документов ОБД «Мемориал».
  68. Информация в электронном банке документов ОБД «Мемориал».
  69. Исаев, 2018, с. 407—409.
  70. 1 2 Исаев, 2018, с. 409.
  71. Сыны народов всех, 1986, с. 241.
  72. 1 2 Исаев, 2018, с. 395.
  73. Ерёменко А. И. Глава XI Борьба продолжается // Сталинград. — М.: Вече, 2013. — С. 176. — 384 с. — (Полководцы Победы). — 3000 экз.
  74. 1 2 Исаев, 2018, с. 410.
  75. Бой с Латошинским десантом, 2.11.42.

Литература[править | править код]

  • Латошинский десант // Сталинградская битва. Июль 1942 — февраль 1943: энциклопедия / под ред. М. М. Загорулько. — 5-е изд., испр. и доп. — Волгоград: Издатель, 2012. — С. 346—347. — 800 с.
  • Трёхсотая стрелковая дивизия // Сталинградская битва. Июль 1942 — февраль 1943: энциклопедия / под ред. М. М. Загорулько. — 5-е изд., испр. и доп. — Волгоград: Издатель, 2012. — С. 610. — 800 с.
  • Северная группа кораблей // Сталинградская битва. Июль 1942 — февраль 1943: энциклопедия / под ред. М. М. Загорулько. — 5-е изд., испр. и доп. — Волгоград: Издатель, 2012. — С. 519—520. — 800 с.
  • Исаев А. В. Сталинград. За Волгой для нас земли нет. — М.: Эксмо, Яуза, 2008. — 448 с. — (Война и мы). — 10 000 экз. — ISBN 978-5-699-26236-6.
  • Локтионов И. И. Плечом к плечу // Волжская флотилия в Великой Отечественной войне. — М.: Воениздат, 1974. — С. 91—93. — 182 с. — 30 000 экз.
  • Латошинский десант // Сталинградская битва: Свидетельства участников и очевидцев (по материалам Комиссии по истории Великой Отечественной войны) / ответственный редактор Йохен Хелльбек. — М.: Новое литературное обозрение, 2015. — С. 301—326. — 672 с. — 1000 экз.
  • Десант в бессмертие // Сыны народов всех: сборник / рецензировал Логинов И. М.. — Волгоград: Ниж.-Волж. кн. изд-во, 1986. — С. 200—314. — 416 с. — (Подвиг Сталинграда бессмертен). — 50 000 экз.
  • Волжская военная флотилия в Великой Отечественной войне / составил Н. Мазунин. — М.: Воениздат, 1947. — 40 с.


Ссылки[править | править код]

  • Бой с Латошинским десантом. Немецкие дивизии в Сталинградской битве. Nordriegel (15 марта 2018). Дата обращения 18 декабря 2018.
  • Приложения к отчету группы Штрельке за 31.10-02.11.42. Немецкие дивизии в Сталинградской битве. Nordriegel (16 марта 2018). Дата обращения 18 декабря 2018.
  • Латошинский десант // Сталинградская битва: Свидетельства участников и очевидцев (по материалам Комиссии по истории Великой Отечественной войны) / ответственный редактор Йохен Хелльбек. — М.: Новое литературное обозрение, 2015. — С. 543. — 672 с. — 1000 экз.
  • Латошинский десант // Сталинградская битва: Свидетельства участников и очевидцев (по материалам Комиссии по истории Великой Отечественной войны) / ответственный редактор Йохен Хелльбек. — М.: Новое литературное обозрение, 2015. — С. 561. — 672 с. — 1000 экз.