Лачинский коридор

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Координаты: 39°35′41″ с. ш. 46°32′41″ в. д. / 39.59472° с. ш. 46.54472° в. д. / 39.59472; 46.54472 (G) (O) (Я)

Лачинский коридор между Арменией и Нагорным Карабахом (Красным обозначена территория НКАО до Карабахской войны).

Лачи́нский коридо́р или Лачинский гуманитарный коридор — шестикилометровый горный коридор[1], соединяющий Армению и Нагорный Карабах. Находится в Кашатагском районе непризнанной Нагорно-Карабахской Республики. До мая 1992 года контролировался Азербайджанской Республикой, согласно её административно-территориальному делению, расположен в Лачинском районе Азербайджана, фактически контролируется НКР.

История[править | править вики-текст]

Армянский монастырь IV века Цицернаванк на территории «Лачинского коридора»

В XV—XVII веках здесь существовало армянское Кашатагское меликство. В начале XVII века персидский шах Аббас заселил курдские племена на территории, расположенные между Арцахом и Сюником, с целью ослабить армянских меликов[2].

В конце ноября 1918 года, после того как по требованию англичан Андраник Озанян остановил наступление на Карабах, предпринятое для поддержки местных армянских партизан, местные мусульманские банды разрушили Арар и два других армянских села Спитакашен и Петросашен, три остававшиеся армянскими села между Нагорным Карабахом и Зангезуром, разделив тем самым два горных региона[3].

В первые годы советской власти НКАО граничила с Арменией, однако с 1930-гг., после очередной административной реформы географическая связь была потеряна[4]. Сванте Корнелл, шведский специалист по региональным конфликтам, отмечает[5]:

Любопытно, что на карте 1926 года, помещённой в первом томе «Большой советской энциклопедии», НКАО граничит в одном месте с Арменией; в дальнейшем же посредством ряда территориальных преобразований области Карабах был сознательно отделён от Армянской республики. С 1930 года соответственно корректировались и карты, на которых Лачинский коридор стал обозначаться как территория Азербайджана и НКАО — отделенная от собственно Армении.

В ходе Карабахского конфликта Нагорный Карабах был почти в течение трёх лет блокирован Азербайджаном. 17-18 мая 1992 года Нагорно-Карабахской Республикой была проведена операция по открытию стратегически важной дороги Шуша — Лачин — Забух[6]. С взятием карабахскими армянскими силами Лачина была прорвана блокада Нагорного Карабаха, и таким образом был образован коридор в Армению, который открыл возможности для военной и гуманитарной помощи[7]. В октябре 1992 года Азербайджаном была предпринята неудачная военная операция по возвращению контроля над Лачинским коридором.

В настоящий момент по ущелью проходит автодорога Ереван — Горис — Степанакерт, связывающая Нагорно-Карабахскую Республику с Арменией.

См. также[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Uhlig M.A. The Karabakh war / World Policy Journal, Vol. 10, No. 4 (Winter, 1993/1994), pp. 47-52 Published by: Duke University Press
    Since May 1992, however, it has taken on grim strategic importance as the "Lachin Corridor" - a key military link between Armenia and the mountain territory of Nagorno- Karabakh, where ethnic war has raged since that Armenian-dominated enclave declared its desire to secede from Turkish-speaking Azerbaijan in 1988. At the now-deserted border town of Lachin, which gives the corridor its name, the distance between Armenia and Nagorno- Karabakh is a mere six kilometer
  2. Шнирельман В. А. Войны памяти: мифы, идентичность и политика в Закавказье / Под ред. Алаева Л. Б. — М.: Академкнига, 2003. — С. 199.:

    При персидской династии Сефевидов Карабах являлся одной из провинций (бегларбекство), где низменности и предгорья входили в мусульманские ханства, а горы оставались в руках армянских правителей. Система меликств окончательно сложилась в Нагорном Карабахе в годы правления шаха Аббаса I (1587—1629) в Персии. Тогда персидские власти, с одной стороны, поощряли армянских меликов к активным действиям против Османской империи, а с другой, пытались ослабить их, отделив их от основных армянских территорий путём переселения курдских племен в район, расположенный между Арцахом и Сюником. Тем не менее, в XVII—XVIII вв. пять армянских меликств Карабаха составляли силу, с которой приходилось считаться их могущественным соседям. Именно эти горные районы стали тем центром, где возникла идея армянского возрождения и образования независимого армянского государства. Однако борьба за власть в одном из меликств привела к междоусобице, в которую с выгодой для себя вмешалось соседнее кочевое племя сарыджалы, и в середине XVIII в. власть в Карабахе первый раз за всю его историю досталась тюркскому хану

  3. Richard G. Hovannisian. The Armenian People from Ancient to Modern Times. — Palgrave Macmillan, 1997. — Vol. I. The Dynastic Periods: From Antiquity to the Fourteenth Century. — P. 89. — 386 p. — ISBN 0-312-10169-4, ISBN 978-0-312-10169-5.
  4. Шнирельман В. А. Войны памяти: мифы, идентичность и политика в Закавказье / Рецензент: Л. Б. Алаев. — М.: Академкнига, 2003. — С. 210. — 592 с. — 2000 экз. — ISBN 5-94628-118-6.

    Вначале НКАО граничила с Арменией, что способствовало их тесным контактам, однако к 1930-м гг. после очередной административной реформы эта связь была потеряна (Altstadt, 1992. Р. 126—127).

  5. Сванте Корнелл. «Конфликт в Нагорном Карабахе: динамика и перспективы решения».
  6. Азербайджан — Армения — Карабах
  7. Uhlig M.A. The Karabakh war / World Policy Journal, Vol. 10, No. 4 (Winter, 1993/1994), pp. 47-52 Published by: Duke University Press As a result of a new offensive last spring, the corridor to Armenia that was first opened at Lachin has now been extended the full length of the enclave, permitting free passage of military and humanitarian aid from Armenia. But while Armenian logistical support remains important - Karabakh's military helicopters, for example, return to Armenian airfields for protection when not in use - Armenia has generally avoided di- rect involvement in the fighting, and the conduct of the war is controlled by Kara- bakh leaders, who have become increasingly independent of their ethnic kin outside the battle zone