Легенда об Уленшпигеле

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Легенда об Уленшпигеле
фр. La Légende d'Ulenspiegel et de Lamme Goedzak
Фронтиспис одного из первых изданий
Фронтиспис одного из первых изданий
Жанр исторический роман
Автор Шарль Де Костер
Язык оригинала французский
Дата первой публикации 1867
Логотип Викитеки Текст произведения в Викитеке
Логотип Викицитатника Цитаты в Викицитатнике
Логотип Викисклада Медиафайлы на Викискладе

«Легенда о Тиле Уленшпигеле и Ламме Гудзаке, их приключениях — забавных, отважных и достославных во Фландрии и иных странах» (фр. La Légende et les Aventures héroïques, joyeuses et glorieuses d'Ulenspiegel et de Lamme Goedzak au pays de Flandres et ailleurs) или, сокращённо, «Леге́нда об Уленшпи́геле» — роман бельгийского писателя Шарля Де Костера, опубликованный в 1867 году. В романе использован карнавализированный образ Тиля Уленшпигеля, восходящий к народным немецким книгам позднего средневековья. Фольклорные мотивы более ранней эпохи автор использует для отображения многолетней борьбы фламандцев против иноземного порабощения.

Предыстория написания[править | править код]

Шарль Де Костер был одним из многих писателей XIX века, использовавших народные предания, адаптировав их соответственно к своим замыслам. К образу Уленшпигеля он впервые обратился в 1856 году, когда совместно с художником Фелисьеном Ропсом основал еженедельник Uylenspiegel — поначалу чисто развлекательное издание, с начала 1860-х годов ставшее рупором левых либералов. В Uylenspiegel де Костер выступал против католической реакции, колониализма (в том числе проводимого Францией Наполеона III), в защиту прав фламандцев на самоуправление и бастующих рабочих[1].

В 1858 году вышла книга Де Костера «Фламандские легенды», тематически предвосхищавшая «Легенду об Уленшпигеле». Уже в этом сборнике заметны и влияние французского и немецкого романтизма, и интерес к национальному фольклору, и любовь к мистике, сочетавшаяся с умением подать сверхъестественную тему в комически сниженном ключе[2]. Вышедший в 1861 году сборник «Брабантские рассказы» также сочетает в себе элементы реалистической сатиры, сентиментализма и мистической символики, впоследствии проявившиеся в «Легенде об Уленшпигеле»[1]. Финансовые трудности, заставившие Де Костера поступить на службу в архив, тем самым открыли ему доступ к старинным хроникам и многочисленным историческим документам, позволив в «Легенде» достоверно воссоздать образ эпохи Нидерландской революции[3].

Сюжет[править | править код]

Книга прослеживает жизненный путь Тиля по прозвищу Уленшпигель на фоне исторических событий в Габсбургских Нидерландах. Главный герой родился в городе Дамме во Фландрии в семье угольщика Клааса в один день с будущим испанским королём Филиппом II. Однако если инфант Филипп растёт жестоким и трусливым, то Тиль — смелый и острый на язык, но добрый сердцем проказник. Из-за вольнодумства Тиля его обвиняют в ереси и на три года изгоняют из Фландрии, где господствуют испанские феодалы и католическая церковь. Церковники обвиняют мать его подружки Неле, Катлину, в колдовстве и подвергают пыткам, которые сводят её с ума.

Тиль за время странствий из озорника превратился в плута, но сумел получить отпущение грехов, чтобы вернуться домой. Однако накануне его возвращения по доносу соседа, рыбника Иоста Грейпстювера, арестован и обвинён в ереси уже его отец Клаас, которого сжигают на костре. Сооткин (его жена и мать Тиля) сходит с ума, а позже умирает от горя. Собранный после казни отца пепел Уленшпигель носит в мешочке на груди. Он обращается к Катлине, которая общается с духами, за советом, как ему спасти Фландрию. Катлина отправляет его и Неле на весенний праздник духов земли, и те рассказывают им, что тем следует «искать Семерых».

В поисках Семерых Тиль пускается в странствия. Компанию ему составляет добродушный толстяк Ламме Гудзак, разыскивающий бросившую его жену. Тем временем в Нидерландах начинается направленное против испанского владычества восстание гёзов, к которым присоединяется и Уленшпигель, с войсками Вильгельма Молчаливого участвуя в боях с испанскими карателями. После подавления восстания Уленшпигель остался в Нидерландах в качестве личного агента Вильгельма Молчаливого, в течение нескольких лет путешествуя по стране в компании с тем же Ламме, ведя подпольную деятельность: от сбора денег и переправки людей за границу до ликвидации испанских агентов и формировании повстанческих отрядов. Вернувшись затем в родной город, он разоблачает «волка-оборотня», охотившегося за людьми — оборотнем оказывается рыбник Иост, некогда погубивший Клааса. Теперь уже самого рыбника приговаривают к казни. После чего вместе с Ламме уходит за границу, где примыкает к гёзам и принимает участие во втором этапе восстания, теперь на море.

В боях на море Уленшпигель становится искусным воином, дослужившись до должности капитана корабля, не утратив при этом порядочности, Ламме становится коком. В одном из эпизодов Уленшпигель едва не жертвует жизнью, заступаясь за пленных монахов, хотя не испытывает любви к католической церкви. Его спасает Неле, берущая его в мужья. Уленшпигель берёт её с собой на корабль, делая судовым музыкантом, и они продолжают и дальше служить на флоте вместе с Ламме, участвуя в ряде боевых операций. После нескольких лет службы сначала Ламме уходит с флота, найдя свою жену, а затем это делают и Тиль с Неле после того, как Генеральные штаты провозглашают независимость Нидерландов от Испании, сочтя цель восстания достигнутой. Однако Тиль не смог найти Семерых, и тогда Неле предлагает ему использовать для их нахождения волшебную мазь, на что Уленшпигель соглашается. Благодаря этой мази им удаётся увидеть Семерых и понять, что это смертные грехи, каждый из которых может обернуться добродетелью. После волшебного сна Тиль не приходит в себя, и его враги, уверившись, что «великий Гёз умер», его хоронят. Но когда священник уже читает заупокойную молитву, Уленшпигель восстаёт из могилы живым. Он объявляет, что дух Фландрии похоронить не удастся никому, и уходит вместе с Неле.

Персонажи[править | править код]

Уленшпигель в романе Де Костера становится протестантским героем времён Нидерландской революции, важную роль в которой сыграли жители родной автору Фландрии, хотя она сама осталась под испанским правлением. По словам Ромена Роллана, Уленшпигель — «освободитель, мстящий за свой народ смехом, мстящий за него топором»[3]. Уленшпигель носит на груди ладанку с пеплом своего отца, сожжённого за ересь на костре. Фраза «Пепел Клааса стучит в моё сердце» стала крылатой. И. Н. Пожарова отмечает в образе Тиля такие черты, как неординарный ум, упорство, предприимчивость, удальство, характерные для персонажа народных книг, а также отсутствие эгоизма и индивидуализма[1].

Товарищ Уленшпигеля — Ламме Гудзак, толстый и добродушный, — выполняет роль своеобразного Санчо Пансы, а в аллегорическом смысле выступает «солью фламандской земли». В литературоведческих источниках его в противовес «духу Фландрии» — Уленшпигелю — вслед за самим де Костером называют «брюхом Фландрии»[1][4]. Б. Пуришев пишет, что огромное тело Ламме и сцены его чревоугодия придают всему роману «своеобразную монументальность»[4].

Другие положительные герои, тоже люди трудового сословия — отец Тиля, трудолюбивый, добрый и честный угольщик Клаас; его мать, кроткая и отважная Сооткин; его возлюбленная Неле, нежная и любящая[2]; её мать — доведенная пытками до безумия «ведьма» Катлина[4].

Отрицательные персонажи романа — испанская знать во главе с королём Карлом V и инфантом, а позднее королём Филиппом II (которого автор называет «коронованным пауком с разверстой пастью»[4]) и католическое духовенство. У отрицательных персонажей «Легенды», в отличие от положительных героев, мало индивидуальных черт, они выведены в нём как безликие носители зла, объединённые несколькими общими характеристиками. Среди этих общих черт — равнодушие к страданиям жертв, которое может переходить в садистское наслаждение от глумления над ними, и корыстолюбие, которым в равной степени отличаются императоры и старый рыбник, донесший на отца Тиля ради семисот серебряных монет[2].

Издание, переводы[править | править код]

Одна из гравюр Ропса, иллюстрировавших первое издание книги

Первое издание «Легенды» увидело свет 31 декабря 1867 года[2]. Ранние издания выходили с иллюстрациями друзей автора — художников Фелисьена Ропса и А. А. Дилленса[5]. Позже книга вышла с иллюстрациями-линогравюрами знаменитого бельгийского модернистского художника и гравёра Франса Мазереля.

«Легенда» активно переводилась с французского на другие языки, в особенности начиная с 1914 года, когда Бельгия стала одной из первых стран, куда вторглись кайзеровские войска, что вызвало в мире сочувствие к национальной борьбе её жителей[3]. Переводы на русский язык, в частности, выполняли Мария Веселовская, Аркадий Горнфельд (1915), Василий Карякин (1916), Осип Мандельштам (1928, литературная обработка на основе двух предыдущих[6]), М. И. Зотина[5], Николай Заболоцкий, Николай Любимов (1960-е), Леонид Яхнин, на украинский — Сидор Сакидон[7].

Жанровые особенности[править | править код]

Хотя часто «Легенду об Уленшпигеле» называют романом, что применимо в современном литературоведении к любому произведению крупного масштаба, у неё отсутствуют отличительные признаки этого жанра — событийный центр и стройная фабула. В то же время в произведении наличествуют отдельные черты плутовского и исторического романа, а также эпопеи. Главный герой «Легенды» бессмертен, как фольклорный персонаж, послуживший его прообразом, и не влияет непосредственно на ход исторических событий, составляющих фон книги[5]. Говоря о жанре «Легенды об Уленшпигеле», «Краткая литературная энциклопедия» определяет её как «книгу-эпопею, книгу-поэму». Рассказывая о десятках судеб, книга по определению разнородна по стилю, в ней сочетаются реализм и романтический символизм[1]. Подобно «Гаргантюа и Пантагрюэлю» Рабле, в «Легенде» чередуются комические новеллы-фаблио, публицистика, драматические и даже трагические эпизоды[4].

В своей книге Де Костер широко использует фольклорные элементы — как действительно народные пословицы, поговорки и притчи, так и заимствованные из народной литературы приёмы: сравнения, повторы, загадки, ритмическую прозу. В книге чувствуется влияние классической голландской живописи, изображавшей простые радости жизни и народный быт[1]. Б. И. Пуришев в особенности отмечает перекличку образов, связанных с Ламме Гудзаком, и картин старых голландских мастеров:

Груды съестного, все эти разнообразные колбасы, вино, пиво, пирожки, жирная ветчина, ароматные жаворонки написаны Костером в манере великолепных натюрмортов Снидерса. Рисуя интерьеры заезжих дворов и трактиров с их необузданным весельем и побоищами, К. широко пользуется полотнами Тенирса и Ван-Остаде, и, нужно ему отдать справедливость, достигает уровня своих учителей[4].

Мистические эпизоды книги, во многом завязанные на образ Катлины, тоже вызывают, по словам Пуришева, ассоциации с голландскими мастерами, но уже другого толка — мрачными и фантасмагорическими Босхом и Брейгелем[4].

Общественная реакция[править | править код]

Памятник Тилю и Неле в Кнокке

«Легенда об Уленшпигеле» почти сразу обрела популярность за пределами Бельгии[1], но у себя на родине долго оставалась непризнанной. Б. И. Пуришев в статье «Литературной энциклопедии», посвящённой роману, отмечает, что в свою эпоху он оказался неудобен для основных политических сил Бельгии. Клерикальная Католическая партия, пришедшая к власти в 1870 году на волне подъёма фламандского национализма, отвергала антиклерикалистские настроения, бывшие одной из основных идеологических линий «Легенды об Уленшпигеле». В то же время для потерпевшей поражение в 1870 году бельгийской промышленной буржуазии в романе был неудобен именно фламандский национализм, в то время бывший достоянием реакционных кругов, связанных с церковью. Обе силы не устраивала также проводимая автором идея воссоединения нидерландских провинций, что с политической точки зрения означало бы потерю бельгийского суверенитета в результате присоединения к Голландии. Идеи социальной справедливости, созвучные идеологии передовых мелкобуржуазных кругов, скрывала от них необычная структура «Легенды», выбивающаяся из рамок натуралистического искусства современников Костера[4]. В результате первые издания «Легенды» выходили малыми тиражами, были дороги и не раскупались, и на родине известность к её автору пришла только после смерти, благодаря влиянию литературного движения «Молодая Бельгия»[5].

В музыкальном театре[править | править код]

Экранизации[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 3 4 5 6 7 И. Н. Пожарова. Де Костер // Краткая литературная энциклопедия / Гл. ред. А. А. Сурков. — М. : Советская энциклопедия, 1964. — Т. 2. Гаврилюк — Зюльфигар Ширвани. — С. 571—574.
  2. 1 2 3 4 Никифорова И. Д. Шарль де Костер // История всемирной литературы: В 8 томах. — М. : Наука, 1991. — Т. 7. — С. 410—413.
  3. 1 2 3 М. Черневич. Бессмертие Уленшпигеля. Огонёк (9 мая 1954). Дата обращения: 1 июля 2016. Архивировано 15 августа 2016 года.
  4. 1 2 3 4 5 6 7 8 Б. Пуришев. Костер Шарль Анри, де // Литературная энциклопедия : в 11 т. — [М.], 1929—1939.
  5. 1 2 3 4 Тулякова, Наталья Александровна. Жанровая природа «Легенды об Уленшпигеле» Шарля Де Костера (2007). Дата обращения: 1 июля 2016. Архивировано 7 августа 2016 года.
  6. Павел Нерлер. Битва под Уленшпигелем // Знамя. — 2014. — № 2.
  7. Легенда об Уленшпигеле на сайте «Лаборатория Фантастики»

Литература[править | править код]

  • Габарю А. Шарль Де-Костер і «Легенда про Уленшпігеля» // Життя й революція. — К., 1927. — № 5. — С. 230—232.