Ленинградская пейзажная школа

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Ленинградская пейзажная школа 1930-х — первой половины 1940-х годов[1], — название, предложенное А. И. Струковой[источник?]. В своём обзоре «Городской пейзаж ленинградских художников 1930-х — 1940-х годов» (1981) искусствовед П. Ефимов называет круг ленинградских художников, преимущественно работавших в жанре пейзажа, «ленинградская школа городского пейзажа» и «ленинградская пейзажная школа 1930-х годов»[2]. Понятие используется в отношении «своеобразной группы живописцев» (выражение Н. Радлова)[3], живших и работавших в Ленинграде в 1930-х — начале 1940-х годов, чьё творчество по своему мировосприятию, художественной форме и методу работы имело много общих черт, позволивших А. Струковой в её кадидатской диссертации (2008 год), а затем в указанной книге (2011 год) предположительно говорить[источник?] о данном явлении как о школе. «Не настаивая именно на этом термине — „ленинградская пейзажная школа“, — соглашается с его критиками А. Струкова, — мы считаем, что необходимость как-то обозначить достаточно целостное явление назрела»[4].

Объединение в школу[править | править код]

,

Термин «Ленинградская школа живописи», под которым подразумевалась прежде всего пейзажная живопись, впервые упоминается в 1976 году, в статье Л. В. Мочалова во вступительной статье к каталогу выставки работ В. А. Гринберга[5]. В публикациях, посвящённых художникам этого круга, их объединяют под разными названиями: «ленинградская живописно-графическая школа»[6]; «ленинградская пейзажная школа», «сложившаяся к концу 1930-х годов»[K 1], «ленинградская школа»[8]:

«В 1930-х гг. в советском искусстве работали мастера, объединяемые в нашем представлении понятием „ленинградская школа“. Не повторяя предшественников, они по-новому раскрыли поистине неисчерпаемую, всякий раз поворачивающуюся тему: Н. Тырса, В. Гринберг, А. Русаков, В. Пакулин, А. Ведерников и ряд других. Лапшин — на одном из первых мест, среди тех, благодаря кому мы вправе сказать: так же, как в своё время мастера „Мира искусства“ открыли графическую красоту великого города, так мастера „ленинградской школы“ совершили открытие его живописной красоты»[9][10]

Основным критерием включения в «ленинградскую школу» именно этих художников стало наличие определенных стилистических черт, характерных для их творчества. [11]. Они отличают школу от других работавших тогда в Ленинграде художников различных направлений: от устойчивой для Петербурга традиции «Мира искусства»; художников, взявших на вооружение соцреалистический метод; неоакадемистов (С. А. Павлов[12] и Н. И. Дормидонтов) и, наконец, от таких своеобразных мастеров, как А. Л. Каплан, Д. Е. Загоскин, С. Б. Юдовин, опиравшихся на народное еврейское искусство.

Большинство художников, входящих в ленинградскую школу, объединяли, кроме творческого метода и ряда общих принципов, обучение у педагогов К. П. Петрова-Водкина, А. И. Савинова, О. Э. Браза. Исследователи особенно выделяют живописца и педагога А. Е. Карева, стоявшего у истоков школы, — все кто, обращался к теме пейзажной школы, начинали с его творческих поисков середины 1920-х годов[13]. По-своему перерабатывая принципы живописи импрессионистов, он пришёл к «более целостному, обобщённому видению мира и человека» (Ефимов), при этом пейзаж Карева наделён настроением, для него характерны передача внутреннего состояния автора, его «отношения к изображаемому» (Ефимов). Ученики Карева, бывшие участниками объединения «Круг»[K 2], с воодушевлением восприняли живописные опыты своего педагога и обратились преимущественно к пейзажному жанру. К молодым художникам вскоре примкнули мастера старшего поколения[14]. Формальным объединением школа никогда не была. Исследователи отмечают условность понятия «школа», так как в отличие от других существовавших в Ленинграде школ, центрированных личностью учителя, «ленинградская школа» всегда была сообществом равных.

«Своеобразная группа живописцев», как феномен изобразительного искусства 1930-х, была отмечена в 1935 году критиками Ю. Бродским и Н. Радловым в связи с открытием Весенней выставки в Русском музее. По мнению Радлова, их «лирическое искусство … может быть, ещё несколько замкнутое в рамках кабинетных переживаний, не только обладает большими формальными ценностями, но отвечает естественному стремлению к поэтизации окружающего нас мира». Среди этих мастеров он называет и уже состоявшихся Тырсу и Лебедева, и «раскрывшихся впервые» — Лапшина, Гринберга, Прошкина, Успенского[15]. Бродский отмечает «интересную группу живописцев» с «большой художественной культурой», работающую в лучших традициях французского импрессионизма. Однако, по словам Бродского, пейзажи этих художников «пассивны», главную роль в них играет природа, человеку же отводится второстепенное значение, воля его «растворена» в природе[16][17].

Признаком объединения Л. В. Мочалов счёл и то, что творчество этих художников не принадлежало ни к одному из двух тогдашних магистральных путей искусства — ни к социалистическому реализму, господствовавшему в тот период, ни к авангарду, художники которого продолжали жить и работать в Ленинграде. Поэтому критик отметил метод этих художников и выделил как «третий путь» развития ленинградского искусства[18]Понятие «альтернативного пути» в 2001 году было использовано A. A. Русаковой, отметившей «не совсем справедливый», по её мнению, характер определений «третий» или «альтернативный»[19]. Н. Плунгян отмечает, что термин «третьего пути» сосуществует наравне с предложенным А. И. Морозовым термином «отпадение»[20], связанным с периодом конца 1930-х — начала 1940-х гг., и введенным Ю. Я. Герчуком понятием «тихого искусства», относящегося уже к послевоенной эпохе[21]. В 2018 году живопись этих художников под названием «Ленинградская пейзажная школа» была представлена вместе с произведениями участников других неформальных художественных сообществ северной столицы периода между двумя мировыми войнами в проекте «Модернизм без манифеста»[K 3]. Отдельные залы были отведены для работ Ведерникова, Русакова и Гринберга[23].

Художники[править | править код]

К группе художников ленинградской пейзажной школы исследователи причисляют: В. Гринберга, Н. Тырсу, Н. Лапшина, А. Успенского, А. Ведерникова, В. Пакулина, А. И. Русакова, Г. С. Верейского, Ю. А. Сырнева, А. Е. Карева.

В своём очерке «Городской пейзаж ленинградских художников 1930-х — 1940-х годов» П. П. Ефимов рассматривает творчество Карева (называя того основоположником школы), Русакова, Пакулина, Ведерникова, Лапшина, Тырсы, Гринберга, Емельянова и отмечает, что, не имея достаточного материала, не обращался к обзору творческого пути «крупных мастеров пейзажа» — Траугота, Почтенного, Ермолаева, Загоскина, Павлова[24].

Первыми фигурами исследователи иногда называют Н. Ф. Лапшина (Сурис)[25] и В. Гринберга (Струкова)[13]. Также[26] в разных изданиях к школе иногда причисляются: А. П. Почтенный, Г. Н. Траугот, Б. Н. Ермолаев[27], Н. Д. Емельянов[17], Я. М. Шур, С. А. Чугунов, В. В. Лебедев, хотя с его именем чаще всего соотносится круг художников руководимого им издательства Детгиз, и, реже — А. Ф. Пахомов. С 2018 года в круг художников школы включается также имя жены А. И. Русакова Т. И. Купервассер (1903—1972).

Несколько художников погибли во время блокады Ленинграда — Николай Лапшин, Николай Тырса, Владимир Гринберг, Алексей Карев, Алексей Успенский, и на фронте — Юрий Сырнев. Вячеслав Пакулин всю войну провёл в городе и создал большую живописную серию блокадных пейзажей, являющуюся вершиной его творчества[28]. Художники ленинградской школы живописи продолжали свою работу в 1950-е (Русаков), 1960-е (Верейский, Траугот, Лебедев), 1970-е (Ведерников) и 1980-е (Ермолаев) годы, но уже не в столь тесном взаимодействии, как до войны[29].

Жанры[править | править код]

Художники ленинградской школы работали в самых разных жанрах. Они писали пейзажи, портреты (чаще камерные), натюрморты, уличные сцены, группы, сюжетные и тематические картины.

Отличительным признаком школы было то, что пейзаж обычно создавался по воспоминанию. Иногда это был один и тот же постоянно повторяющийся мотив, часто — вид из одного и того же окна. Н. Ф. Лапшин постоянно писал пейзажи из окна своей квартиры на набережной Мойки. Так же и другие пейзажисты ленинградской школы постоянно писали вид из окна своей мастерской — А. Е. Карев, А. И. Русаков, А. С. Ведерников, а также В. В. Лебедев[30]. Художники работали не столько с натуры, сколько по представлению, позволяющему из непосредственных наблюдений натуры силой обобщающего художественного мышления добиться цельности произведения.

Принцип работы этих художников в жанре пейзажа определён Георгием Трауготом: «Пейзаж по существу включает в себя мировоззрение эпохи»[31].

В творчестве В. Гринберга преимущественное место занимают портрет («Портрет Д. И. Хармса», портреты В. Е. Гринберг и другие), он также писал натюрморты и бытовые сцены — «Мясная лавка», «Парикмахерская», «Гуляние», «Каток»[32]. Как единичный пример можно привести написанный Гринбергом в 1925 году парадный портрет.

У В. В. Лебедева в живописи портрет занимал основное место[33]: «Портрет артистки Н. С. Надеждиной» (1927), «Девушка с кувшином» (1928), «Натурщица с мандолиной» (Мальвина Штерн; 1927), портрет художницы Нины Носкович (1934), «Женщина с гитарой» (Лёля Николаева, 1930), серия «Физкультурницы» (1933), портрет художницы Татьяны Шишмарёвой (1935), портрет скульптора Сарры Лебедевой (1936), «Краснофлотец» (1937), «Турецкие борцы» (1937), портрет писательницы Сусанны Георгиевской (1937), портрет Ады Сергеевны Лазо (1954 и 1957).

Сюжетами картин Б. Н. Ермолаева были жанровые сцены: «Краснофлотец» (1932), «Семейный портрет» (1934), «Отдых у прудика» (1932), «Семейный портрет» (середина 1930-х), «Отдых у дома» (1932), «Свидание» (1933), «Женщина с девочкой» (1935), «Мешок муки» (1933), «Разгрузка у Никольского рынка» (1936), «У лотка» (1936), «Хлебная машина» (1936).

В творчестве А. И. Русакова преобладают жанровые сцены ("Молодой рабочий с балалайкой" (1928-30), "Женщина с ребенком" ( 1937-38), есть и производственные — «В цеху»[34]

Популярен среди художников был и жанр картины на спортивные темы (А. И. Русаков, Н. Д. Емельянов, В. В. Лебедев) — «Стадион», «Борцы», «На коньках», «Дискоболка».

Влияние русской и французской традиции[править | править код]

Исследователи отмечают, что на формирование ленинградской школы живописи оказали влияние многочисленные традиции, прежде всего, русская:

«плоскостно-декоративное видение и характерный высветленный колорит живописи В. Э. Борисова-Мусатова; „светоносная пленэрность“ этюдов В. А. Серова; холодная цветовая гамма пейзажа мирискусников» (А. И. Морозов).

Присутствовало также влияние, хоть и не первостепенное, русского народного искусства, городского изобразительного фольклора, и в отдельных случаях — древнерусской живописи[35] и академизма — «наличие отточенного и узнаваемого приёма»[36].

Л. Мочалов остроумно замечает о «смешении французского с нижегородским» у Александра Ведерникова. Сильным было и влияние и французской живописи — Анри Матисса, Мориса Утрилло, Альбера Марке, Рауля Дюфи, О. Ренуара (влияние, в частности, на В. В. Лебедева), Пабло Пикассо. Известно, что у Лапшина, Лебедева, Пунина, Тырсы и других вошло в обыкновение собираться в неформальной обстановке, чтобы «поговорить о французской живописи»[37]. Пишущие о ленинградской школе исследователи упоминают «об осознанном „маркизме“ ее представителей»[38]. Некоторым художникам ленинградской школы (Гринберг, Ведерников, Лапшин) в тридцатые годы давали насмешливые прозвища, — «подфранцуживающие художники», «маркисты» (эта шутка была предназначена для узкого круга, из-за опасного созвучия со словом «марксисты»). В 1934 году, летом, в Ленинград приезжал художник А. Марке, который побывал в нескольких художественных мастерских, однако собственного влияния на их творчество он не заметил[39].

Для этого круга русских художников апелляция к французам имела непосредственное отношение к творческому методу, и французское искусство ими воспринималось не как совокупность устоявшихся норм, а как средство выражения, как «авторитетная форма»[38], использовавшуюся ими для решения своих задач. Это подчёркивает приоритетное значение в их творчестве формальных проблем.

«Верность французской живописи выстраивала систему отношений с внешним миром, это был опознаваемый знак „ своего круга“..противопоставлявшегося диктату соцреализма»[38].

Творческий метод[править | править код]

Живописная система художников школы строится на следующих принципах: выверенная конструктивная построенность, строгий отбор компонентов избранного мотива, лаконизм колористического решения, с поражающей точностью попадающего в характер времени и места. Творческий метод, а также техника и технология живописи художников пейзажной школы подробно рассматривается А. Струковой в работе «Ленинградская пейзажная школа. 1930-е — первая половина 1940-х»[40].

Общими характеристиками ленинградской школы живописи также считаются[41]: простота исполнения; широта живописного приёма; работа «быстрым письмом», alla prima[K 4]; сохранение ощущения плоскости в картине; упрощение и обобщение форм; соблюдение архитектурных пропорций; ограниченная цветовая палитра; акцент на силуэте; прозрачные, серебристые, и мягкие тональные гаммы, размытые контуры предметов; работа в границах определённых канонов; привлечение в живопись элементов графики.

Как критерий причисления художника к «ленинградской школе» Л. В. Мочалов отмечает следующие качества: «Главенствующая подоплёка творчества — неприятие пережимов, внутренняя уравновешенность, такт, наконец, понимание роли нюансов — того, без чего нет и не может быть подлинного искусства. Упомянутые качества, а также высокая профессиональная культура, тонкий, хорошо поставленный вкус прочно связывают … с традицией ленинградской живописно-графической „школы“ 20-х — 30-х годов»[43].

Художники ленинградской школы отличаются качеством «типично по-ленинградски изысканной гармонии цветовых отношений»[44]. Им была свойственна творческая переработка импрессионистических и постимпрессионистических традиций, развивавших широту цветотонального видения и искусство обобщения главных пейзажных планов." [45]

Живопись этих художников отличалась колористической сдержанностью, акварельной прозрачностью цвета, мягкими тональными отношениями. И, в известном смысле, противопоставлялась живописи московских художников, связанных с традициями «Союза русских художников» и «Бубнового валета». Г. Поспелов, сравнивая живопись московских художников со школами живописи, существовавшими в Ленинграде[46], относит к последним, по указанным им характеристикам, прежде всего, школу К. С. Малевича (объединённую его «супрематической системой»)[47], «старопетергофскую школу» его ученика В. В. Стерлигова; школу П. Н. Филонова (объединённую его аналитическим методом)[48], школу М. В. Матюшина (объединённую методом ЗОРВЕД)[49]: некоторые определённые признаки отличали также учеников профессора Академии художеств К. С. Петрова-Водкина[50]. В стенах Академии художеств обучение студентов продолжало строиться, в определённой мере, по канонам школы академической живописи и рисунка. Хотя академическая, гладкая, манера в советской живописи встречалась редко, преимущество отдавалось импрессионистической «стёртой манере», в которой работало большинство советских художников, начиная с признанных мастеров[51]. Ленинградский период истории не внёс в принципы этой школы кардинального отличия от предшествующего и последующего времени[52].

Исследования и выставочные проекты[править | править код]

Согласно принятым в истории искусства понятиям, «школа» определяется общим принципом формообразования и конструктивных приёмов, и чаще всего, состоит из последователей одного художника, близких по творческим принципам и художественной манере.

К концу 20 века в петербургской научной среде[уточнить] феномен «ленинградской школы живописи» был определён и изучен рядом ведущих исследователей.

Об этом феномене и об образующих его мастерах писали искусствоведы Л. С. Мочалов, Б. Д. Сурис [53], А. Ю. Чудецкая, И. Н. Карасик, Н. Козырева, В. Г. Перц [54], Ю. А. Русаков[55], П. П. Ефимов, Е. Ю. Андреева, М. Ю. Герман, О. Н. Мусакова (Шихирева), А. Д. Боровский. У А. Слуднякова[56] этот термин применяется в узком смысле, как обозначение «традиции архитектурного пейзажа с ориентацией на творчество А. Марке», сформировавшейся в середине 1930-х годов), он также использует бытовавшее в то время прозвище «маркисты»; В 1989 г. М. Ю. Герман в монографии, посвящённой творчеству художника А. И. Русакова, отмечал, что объединяла ленинградских художников того времени, работавших в жанре городского пейзажа, скорее сама атмосфера «петроградско-ленинградской художественной культуры». Он признавал у многих из них увлечённость современной французской школой, характерные для их работ колористические решения, лаконизм, близость сюжетов[57][58]. В 1976 году, определив ленинградскую школу живописи, как «прежде всего пейзажную» [59], Л. В. Мочaлов впоследствии, неоднократно, в своих статьях с 1976 по 2005 год, подчёркивал неверность [где?] своего первоначального определения ленинградской школы живописи, как пейзажной.

Из московских искусствоведов этот феномен изучали А. И. Морозов, [60] ( он использовал собственный термин «ленинградская школа камерного пейзажа») [20], Г. Г. Поспелов, Надежда Плунгян, А. И. Струкова.

С середины 1990-х годов отмечен рост интереса к творчеству художников ленинградской школы. Он выразился, прежде всего, в проведении как персональных, так и групповых выставок в Санкт-Петербурге и Москве : — Государственный Русский музей (выставка «Объединение "Круг художников". 1926—1932», 2007), ЦВЗ «Манеж» (персональные выставки В. А. Гринберга, 1996; А. С. Ведерникова, 2001; Пакулиных, 2005 — все в рамках выставочного цикла «Судьбы»), Музей А. А. Ахматовой (А. И. Русаков. 1898—1952, 1998), ГМИИ им. А. С. Пушкина («На берегах Невы: Живопись и графика ленинградских художников 1920—1930-х годов из московских частных коллекций», 2001).

В 2018 году в Московском музее современного искусства прошла выставка живописи из коллекции Романа Бабичева, [61] включающей почти все имена художников ленинградской школы. Кураторами выставки стали сотрудники Государственного института искусствознания, Надежда Плунгян, Валентин Дьяконов и Мария Силина.

Влияние[править | править код]

Ленинградская школа живописи 1930-х — 1940-х годов получила продолжение, её традиция дошла до настоящего времени.

Преемниками мастеров школы со второй половины 1940-х годов называют таких ленинградских художников, как А. Д. Арефьев, Ш. А. Шварц и близкие ему художники, В. Н. Шагин (Пекшев), В. В. Громов, учившиеся в СХШ вместе с А. Г. Трауготом, сыном художника Г. Н. Траугота, незаурядного педагога, и испытавшие его влияние[62]. Знакомство с работами и творческим методом самого Г. Н. Траугота, также его друзей, прежде всего А. И. Русакова и А. С. Ведерникова оказали влияние на этих художников. Причисляется к этому кругу и художник Р. Р. Васми, с детства близко знакомый с Н. Ф. Лапшиным и считавший себя его непосредственным учеником[63].

Исследователи находят конкретные творческие соответствия между В. Громовым и Н. Емельяновым, А. Арефьевым и А. Русаковым, Р. Васми и В. Гринбергом. Творчеству А. Арефьева и Р. Васми свойственно выражение духа протеста, своеобразно отображённого в творчестве художников ленинградской школы[64]. Согласно установкам соцреализма, художникам требовалось изображать героизм и пафос труда. Вместо этого они писали жанровые сцены, камерные портреты и безлюдные городские окраины[65].

Традицию ленинградской школы в конце XX - начале XXI века поддерживает петербургский художник Владимир Шинкарёв. [66]

Комментарии[править | править код]

  1. По отношению к Сырневу, Тырсе, Лапшину, Пакулину, Ведерникову[7].
  2. В. В. Пакулин, А. Ф. Пахомов, А. И. Русаков, Н. Д. Емельянов, Я. М. Шур, А. С. Ведерников, Г. Н. Траугот, С. А. Чугунов. Объединение «Круг» распалось в 1932 году. C 1933 года некоторые из этих художников (Тырса, Ведерников, Ермолаев, Сырнев) работали в литографии, в «Графической лаборатории-мастерской секции графиков ЛОССХ» (1933—1938), «Экспериментальной полиграфической мастерской» (1938—1945). Несколько художников успешно работали в книжной графике, иллюстрируя детскую книгу (Лапшин, Тырса, Сырнев, Пахомов, Лебедев). Некоторые художники — Н. Лапшин, Н. Тырса, А. Карев, в 1921—1926 годах были связаны совместной работой в Музее Художественной культуры.
  3. Кураторская группа: Р. Бабичев, Н. Плунгян, М. Силина, А. Струкова и О. Давыдова[22].
  4. Такая манера исполнения критиками 1930-х годов и более позднего периода считалась признаком эскиза, этюда, а не завершённой картины[42].

Примечания[править | править код]

  1. Струкова А. Ленинградская пейзажная школа и её мастера. 1930-е — первая половина 1940-х годов …
  2. Ефимов, 1981, с. 236, 242.
  3. Радлов Н. Весенняя выставка // Известия : газета. — 1935. — 24 апрель (№ 98).
  4. Струкова А. И. Ленинградская пейзажная школа и ее мастера. 1930-е — первая половина 1940-х годов. Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата наук по специальности «Изобразительное и декоративно-прикладное искусство и архитектура». — М., 2008. — С. 2.
  5. Мочалов Л. В. Вступительная статья // Владимир Ариевич Гринберг. Выставка произведений. Каталог. — Л., 1976. — С. 8.: «Ленинградская школа живописи, прежде всего, пейзажной»
  6. Мочалов Л. В. Поступь естественного благородства… // Петербургские искусствоведческие тетради. — СПб., 2001. — № 3. — С. 3.
  7. Козырева Н. М. Ю. А. Сырнев // Страницы памяти. Справочно-мемориальный сборник. Художники Ленинградского Союза советских художников, погибшие в годы Великой Отечественной войны и в блокаду Ленинград. — СПб Л., 2010. — С. 240.
  8. https://www.kommersant.ru/doc/3481822
  9. Б. Д. Сурис. Н. Ф. Лапшин // Страницы памяти. Справочно-мемориальный сборник. Художники Ленинградского Союза советских художников, погибшие в годы Великой Отечественной войны и в блокаду Ленинграда. — СПб, 2010. — С. 138.
  10. Сурис Б. Д. Просто очень хороший художник // Творчество : журнал. — 1988. — № 12. — С. 30.
  11. «Ленинградской школе“ … было свойственно решительное преодоление (или — во всяком случае — ограничение) темперамента вкусом. Темперамент, увлеченность, пылкость колорита, фантазия, даже гипертрофированная личностность видения — все это неизменно было под жестким контролем вкуса, безжалостного самоограничения»Герман М. Ю. Александр Русаков. — М., 1989. — С. 109.
  12. См. Лебедева И. В. Павлов С. А. // Страницы памяти. Справочно-мемориальный сборник. Художники Ленинградского Союза советских художников, погибшие в годы Великой Отечественной войны и в блокаду Ленинграда. — СПб., 2010. — С. 173—175.
  13. 1 2 Карасик, 2012, с. 624.
  14. Ефимов, 1981, с. 236.
  15. Радлов Н. Весенняя выставка // Известия : газета. — 1935. — 24 апрель (№ 98). — С. 5.
  16. Бродский Ю. Живописцы на экзамене // Юный пролетарий : журнал. — 1935. — № 11. — С. 36.
  17. 1 2 Струкова, 2011, с. 5.
  18. Мочалов Л. Пейзажи Вячеслава Пакулина // Нева : журнал. — 1971. — № 2. — С. 208.; см. также: Мочалов Л. В.  Вступительная статья // Владимир Ариевич Гринберг. Выставка произведений. Каталог. — Л., 1976..
  19. Русакова A. A. Ленинградская живопись 1920—1930-х годов // На берегах Невы. Живопись и графика ленинградских художников 1920-30-х годов из московских частных коллекций. — М., 2001. — С. 15.
  20. 1 2 Морозов А. И. Конец утопии. — М.: Галарт, 1995. — С. 186.
  21. См. Научная библиотека диссертаций и авторефератов disserCat http://www.dissercat.com/content/gruppa-13-v-kontekste-khudozhestvennoi-zhizni-kontsa-1920-kh-serediny-1950-kh-godov#ixzz2NE5afj3F
  22. Модернизм без манифеста. Часть 2: Ленинград. Собрание Романа Бабичева. Московский музей современного искусства. Проверено 19 февраля 2018.
  23. Модернизм без манифеста. Часть 2: Ленинград. Собрание Романа Бабичева. Московский музей современного искусства. Проверено 19 февраля 2018.
  24. Ефимов, 1981, с. 236—245.
  25. «Лапшин — на одном из первых мест, среди тех, благодаря кому мы вправе сказать: …мастера „ ленинградской школы“ совершили открытие его живописной красоты.» Б. Д. Сурис. / Н. Ф. Лапшин. Страницы памяти. Справочно-мемориальный сборник. Художники Ленинградского Союза советских художников, погибшие в годы Великой Отечественной войны и в блокаду Ленинграда. СПб, 2010. С.138
  26. См. Радлов Н. Весенняя выставка // Известия : газета. — 1935. 24 апр.. — № 98. — С. 5.)
  27. Ермолаев Б. Н.
  28. Ефимов, 1981, с. 237.
  29. Струкова, 2011, с. 12.
  30. Галеев И. Владимир Гринберг. — М.: Скорпион, 2008. — С. 43.
  31. Лапшин Николай Фёдорович. 1891—1942. — М.: Скорпион, 2005. — С. 35.
  32. Галеев И., Струкова А. Владимир Гринберг 1896–1942. Художник Ленинграда. — М.: Галеев-Галерея, 2008. — ISBN 5-86408-143-4.
  33. А. Боровский. Вступительная статья к каталогу выставки В. В. Лебедева. — М.: СПб, 2017. — С. 35.
  34. Александр Русаков. — М.: Скорпион, 2008. — С. 98-99.
  35. Мочалов Л. В. Некоторые проблемы развития ленинградского искусства // Изобразительное искусство Ленинграда. Выставка произведений ленинградских художников. Москва. Ноябрь 1976 — январь 1977. — Л., 1981. — С. 417.
  36. Карасик, 2012, с. 625.
  37. Докучаева А. Советская художественная культура 1920-30-х годов и русско-французские связи // Искусствознание. — 2014. — № № 3—4. — С. 478.
  38. 1 2 3 Карасик, 2012, с. 626.
  39. Докучаева А. Советская художественная культура 1920-30-х годов и русско-французские связи // Искусствознание. — 2014. — № № 3—4. — С. 478.
  40. Карасик, 2012, с. 625—626.
  41. См. Струкова А. И. Ленинградская пейзажная школа и ее мастера. 1930-е — первая половина 1940-х годов. Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата наук по специальности «Изобразительное и декоративно-прикладное искусство и архитектура». — М., 2008. и Мочалов Л. В. Николай Лапшин в панораме ленинградского пейзажа (1920—1930-е годы) // Лапшин Николай Федорович. 1891—1942. — М., 2005.
  42. Струкова, 2011, с. 5—6.
  43. Мочалов Л. В. Поступь естественного благородства… // Петербургские искусствоведческие тетради : Сериальное издание. — СПб, 2001. — Вып. 3. — С. 3.
  44. Сурис Б. Вступительная статья // Николай Андреевич Тырса (1887—1942). Живопись, графика, художественное стекло. Каталог выставки. — СПб: Русский музей, 1992. — С. 16.
  45. Мочалов Л. Некоторые проблемы развития ленинградского искусства // Изобразительное искусство Ленинграда. Выставка произведений ленинградских художников. — Л.: Художник РСФСР, 1981. — С. 417.
  46. «Особенность ленинградской живописной школы 20 века — почти иконная (чуть аскетичная) светимость цвета. Мрак и свет проницают друг друга, подобно тому как они соотносятся и в человеческом мире.  Рисунки В. Стерлигова. — Собрание. — М., 2007. — С. 92-97.
  47. См. В круге Малевича. СПБ, М.: Palace Editions, 2000.
  48. См. Павел Филонов и его школа. — DuMont Buchverlag Koln, 1990.
  49. См. Профессор Михаил Матюшин и его ученики 1922- 1926 гг. СПб: Научно- исследовательский музей Академии Художеств, 2007 , «Художник М. В. Матюшин и его ученики.» Выставка произведений/ Буклет. Государственный музей истории Ленинграда, 1989; «Профессор Михаил Матюшин и его ученики». Каталог выставки. Составитель и автор вступительной статьи Никита Несмелов. Музей Академии художеств. СПб. 2008; «Группа КОРН». 1930. М. В. Матюшин и ученики. Буклет. Государственный музей истории Санкт-Петербурга. 2010; Н. И. Костров. «М. В. Матюшин и его ученики». Публикация и комментарии А. В. Повелихиной. / Панорама искусств № 13. М.: «Советский художник», 1990. C. 190—214.
  50. Художник Козьма Петров-Водкин. Педагог и теоретик. Подробная биография
  51. Е. Дёготь. Русское искусство 20 века. — М.: Трилистник, 2000. — С. 144—145.
  52. Существует также попытка связать воедино ряд некоторых мастеров социалистического реализма, работавших в Ленинграде с 1930-х по 1990-е годы, назвав их «ленинградской (соцреалистической) школой живописи», но пока эта теория не получила своего убедительного научного подтверждения
  53. Борис Давыдович Сурис (1923—1991) — известный историк искусства и коллекционер, автор научных исследований о русских художниках XX века.
  54. В. Г. Перц (р. 1946), искусствовед, в 1989−1991 годы главный редактор журнала «Искусство Ленинграда», куратор Отдела новейших течений Русского музея.
  55. 25 ноября 1926 - 17 июня 1995 . Искусствовед. Окончил факультет теории и истории искусств Института им. И. Е. Репина (1950). В 1951-1954 годах работал в Русском музее, в издательстве "Искусство" и др. С 1955 года в Государственном Эрмитаже (ст. научный сотрудник, зав. Сектором зап.-европейской гравюры, ведущий научный сотрудник, хранитель зап.-европейской графики 19-20 вв.). olygraphicbook.narod.ru/text/statiy/17/32.htm
  56. Слудняков А. Городские пейзажи Николая Ионина в контексте развития ленинградской живописной школы 1930-1940-х гг. // Известия Российского государственного педагогического университета им. А. И. Герцена : журнал. — Т. 16, № 40. — С. 253.
  57. «Можно ли, исходя из сказанного, - заключал М. Герман, - говорить о «ленинградской школе» 1930-х годов? Как о цельном, концентрированном явлении с общими корнями, принципами и целями — едва ли. Художники, о которых идёт речь, — Лапшин, Ведерников, Тырса, Карев, Гринберг, Верейский, Остроумова-Лебедева, Пакулин, Успенский и другие, — не все были единомышленниками; многие из них едва были знакомы, а то, что порой роднило их работы, лежало скорее не в сути их индивидуальностей, но в атмосфере петроградско-ленинградской художественной культуры, «омывавшей», так сказать, их внутренние миры, но не определявшей их. Конечно, интерес к традиции новой французской школы, немногословие при внутренней насыщенности, культура неизменно сдержанного колорита — это было у многих из них. Разумеется, можно отыскать прямую близость мотивов, скажем, у Русакова и Ведерникова, даже почувствовать у обоих реминисценции Марке, но впечатление это будет совершенно поверхностным и останется скорее в области схожих сюжетов и степени лаконизма».Герман М. Ю. Александр Русаков. — М., 1989. — С. 105—106.
  58. Просмотр документа - dlib.rsl.ru
  59. Мочалов Л. В. Вступительная статья // Владимир Ариевич Гринберг. Выставка произведений. Каталог. — Л., 1976. — С. 8.
  60. AICA — Россия — Морозов Александр Ильич
  61. А. Толстова. Всесоюзный пересмотр // Коммерсант, 8 декабря 2017 года.
  62. См. « В 1946 под удар попадают „божественные“ по словам самого Арефьева, учителя. И. Орловский и Г. Н. Траугот». / Е. Ю. Андреева./ ОНЖ. СПб.: Новый музей, 2011. С. 11. См.: «Меня эстетически воспитывали С. Д. Левин, Г. Н. Траугот. Это они мне, малознающему ученику, дали возможность осознать себя художником». А. Арефьев. // Герои ленинградской культуры 1950—1980. СПб: ЦВЗ Манеж, 2005. С. 166. См. также: «Отец у меня был очень в курсе современного искусства. Шурик (А. Г. Траугот) стал носить в школу репродукции, рассказывать. Арефьев был его другом. Всё это страшно интересно было для ребят. Но начались гонения. И Отца они коснулись… говорили о отце, что он дома устроил Барбизон, развращает молодёжь. Хотя он с ними общался не так много — всё шло от Александра… Когда этих ребят исключили из СХШ, они объединились в группу. Это была первая такая художественная группа — ещё в конце 1940-х гг. Тогда быстро начинали много знать, и это были серьёзные профессионалы и работали очень много» В. Г. Траугот.// Там же. С. 174.
  63. См. «Николай Лапшин, сосед по квартире, друг отца, давал Рихарду уроки рисования.» Л. Гуревич.// Рихард Васми. СПб: 2009. С.4. См. также: «Николай Лапшин. знакомство с ним. определило выбор профессии как основного дела жизни». О. Фронтинский.// Рисунки Рихарда Васми.// Там же. С.7. См. также: "Р. Р. Васми — единственный из них, кто учился не в СХШ, а в архитектурном техникуме — был соседом Н. Ф. Лапшина по коммунальной квартире. Отец Рихарда Васми дружил с Лапшиным и Тырсой. С детства Васми знал творчество Лапшина: «Николай Федорович Лапшин меня заворожил как замечательный художник и иллюстратор детских книг». Л. Гуревич.// Арефьевский круг. Спб, 2002, С.9. См. также: "Васми указывал на то, что испытал влияние Г. Н. Траугота. Пейзажи художников ленинградской школы, даже при несогласии с ними, были той реальностью, от которой отталкивались их младшие товарищи: «В жанре Марке — Лапшин — Ведерников я чувствовал недостаточность» "Флоренский А. О. Про Рихарда Васми, Шалю Шварца, Родиона Гудзенко и Леру Титова // Арефьевский круг. СПб, 2002. С. 153.
  64. Андреева Е. Орден непродающихся живописцев и ленинградский экспрессионизм. — СПб: Издательство Ивана Лимбаха, 2017.
  65. «На его картинах я не видел никаких шпилей или колонн, Александрийской или других, ни одного Медного всадника или чугунного узора, но какие-то были знакомые дворы, подворотни, ларьки, чахлые скверики и брандмауэры». См. Дышленко Б. Мост // Арефьевский круг. — СПб., 2002. — С. 394.
  66. Владимир Шинкарев / Vladimir Shinkarev / Екатерина Андреева, Любовь Гуревич, Сергей Даниэль, Алина Тулякова, Владимир Шинкарев . СПб : Издательство: «П.Р.П.» 2006 г.

Ссылки[править | править код]

Литература[править | править код]

  • В. А. Гринберг. Выставка произведений: Каталог / Авт. ст. Л. В. Мочалов; сост. кат. Г. А. Гринберг, Ц. А. Тер-Оганьян; ред. Г. С. Арбузов. — Л., 1976.
  • Галеева В. И. Чугунов С. А.  // Страницы памяти. Справочно-мемориальный сборник. Художники Ленинградского Союза советских художников, погибшие в годы Великой Отечественной войны и в блокаду Ленинграда. — СПб., 2010. — С. 292—294.
  • Владимир Гринберг (1896—1942): Выставка произведений. Вечер памяти: Буклет/текст: В. Г. Перц. Л., 1987.
  • Владимир Гринберг (1896—1942). Художник Ленинграда. Авторы статей: А. Струкова. М.: Скорпион, 2008.
  • Герман М. Ю. Александр Русаков. — М., 1989.
  • Ефимов П. Городской пейзаж ленинградских художников 1930-х- 1940-х годов // Советская живопись, 79. — М., 1981.
  • Карасик И. Н. Александра Струкова. Ленинградская пейзажная школа. 1930–1940-е годы // Искусствознание. — 2012. — № 3-4. — С. 622-628.
  • Козырева Н. Город над Невой: художественная летопись Петербурга-Петрограда-Ленинграда// Вечерний Ленинград. 1980. 14 февр. № 37.
  • Козырева Н. М. Ю. А. Сырнев // Страницы памяти. Справочно-мемориальный сборник. Художники Ленинградского Союза советских художников, погибшие в годы Великой Отечественной войны и в блокаду Ленинград. — СПб., 2010. — С. 239—243.
  • Козырева Н., Сурис Б., Гаврилюк О. Георгий Верейский. — СПб.: ФГБУК «Государственный Русский Музей», 2016.
  • Мочалов Л. В. В поисках третьего пути // Петербургские искусствоведческие тетради. Вып. 16. СПб, 2009. С.216—231.
  • Мочалов Л. В. Гармоническое единение с миром // Творчество. 1979. № 9.
  • Мочалов Л. В. Пейзажи Вячеслава Владимировича Пакулина. Л., 1971.
  • Мочалов Л. В. Пейзажи Вячеслава Пакулина // Нева. 1971. № 2. С. 331.
  • Мочалов Л. В. Тырса Николай Андреевич. Живопись. Графика. М.: Скорпион, 2004.
  • Николай Лапшин (1891—1942). Тексты: Л. Мочалов, А. Струкова, Ю. Русаков. М.: Скорпион. 2005.
  • Перц В. Г. / Гринберг В. А. Там же, С. 67-70.
  • Русаков Александр Исаакович (1898—1952). Сост. и тексты: И. Галеев, Н. Плунгян, Ю. Русаков, Г. Траугот. М.: Скорпион, 2008.
  • Русский авангард. Личность и школа. Сборник статей. СПб: Palace Editions,2003.
  • Успенский Алексей Александрович (1892—1941). Сост. и тексты: И. Галеев, В. Воропанов, А. Струкова. М.: Скорпион. 2007.
  • Струкова А. И. Ленинградская пейзажная школа. 1930-е — первая половина 1940-х / Рецензенты: доктор искусствоведения А. И. Морозов, доктор искусствоведения Г. Г. Поспелов, доктор искусствоведения А. А. Русакова. — М.: Галарт, 2011.
  • Струкова А. И. Ленинградская пейзажная школа и ее мастера. 1930-е — первая половина 1940-х годов. Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата наук по специальности «Изобразительное и декоративно-прикладное искусство и архитектура». — М., 2008.
  • Семья Траугот. Спб: Palace Editions, 2012.
  • Я этим городом храним. Ленинград в творчестве художников 1920—1940-х гг. Каталог выставки в Государственном музее истории Санкт-Петербурга. Автор вст. статьи В. Е. Ловягина. СПб, НП-Принт. 2013.
  • Сурис, Б. Н. Ф. Лапшин: Сто лет со дня рождения // Памятные книжные даты. 1988. — М.: Книга, 1988. — С. 263. — 288 с. — 50 000 экз.
  • Сурис Б. Д. Николай Фёдорович Лапшин // Страницы памяти. Справочно-мемориальный сборник. Художники Ленинградского Союза советских художников, погибшие в годы Великой Отечественной войны и в блокаду Ленинграда. СПб, 2010. С. 136—139.
  • Фёдоров-Давыдов А. А. О нашей пейзажной живописи // Русское и советское искусство. Статьи и очерки. М., Искусство, 1975.
  • Шишмарёва Т. В. «…Написала о своих друзьях». Публикация, предисловие и примечания З. Курбатовой. Журнал «Наше наследие», № 90-91. М.: 2009. С. 106—121.