Линейка (экипаж)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Московская линейка в 1890-х годах

Лине́йка, также лине́я[1], катки́ [2] — старинный конный пассажирский экипаж с продольной перегородкой, в котором пассажиры сидят двумя рядами спиной друг к другу, боком к направлению движения[1].

Технические особенности и характеристики[править | править код]

Линейка обычно была рассчитана на 6 — 8 пассажиров[3]. Она имела 2 металлические оси с 4 колёсами с впрессованными в ступицы чугунными втулками. Плавность хода обеспечивали от двух до четырёх эллиптических или полуэллиптических рессор и от шести до восьми дрог, на которых размещалось сидение для пассажиров. Пассажиры защищались от летящей из под колёс от грязи и пыли при помощи крыльев, соединённых между собой в подножку, а от осадков — при помощи крыши. Спереди и сзади устанавливались стенки, также служившие для защиты от пыли и грязи, боковые стенки отсутствовали[4].

В линейку впрягали от одной до трёх лошадей. Для соединения одноконной повозки с лошадью использовались оглобли с тяжами, для двух-трёх-конной — дышлом и вага с постромочными вальками[4].

Марка почты СССР, изображающая пожарную линейку XIX века
Марка почты СССР, изображающая пожарную линейку XIX века

Колёса оснащались металлическими, реже — резиновыми шинами. Передние колёса имели диаметр 540—630 мм, задние 720—900 мм. Колёса оснащались десятью деревянными спицами эллиптического сечения и деревянными ступицами. Для пароконных линеек была принята ширина колеи в 1250 мм, для одноконных — 1000 мм. Вес линейки составлял 220—230 кг, длина платформы — 2 м, ширина — 0,7 — 0,8 м, угол поворота передка — 90°, ширина дороги для кругового поворота — 3,8 — 4,0 м, высота от земли до платформы — 730—820 мм[4].

Помимо перевозки пассажиров, линейки могли иметь также и иное предназначение: перевозка пожарной команды (пожарная линейка)[5][6], перевозка раненых в боевых условиях (лазаретная линейка)[7] и т. д.

История и этимология[править | править код]

Линейки появляются в России не позднее середины XVIII века[8]. Слово впервые отмечено в Словаре Академии Российской в 1792 году[1][9].

Слово собственно русское. Образовано суффиксальным путем от существительного «лине́я» — устаревшей формы современного слова «линия» в значении «черта, узкая полоска». Экипаж, возможно, получил свое название из-за значительной длины (по сравнению с другими типами экипажей) или из-за перегородки, вдоль которой сидели пассажиры[9].

Также, поскольку линейка являлась прежде всего городским общественным транспортом России XIX века, возможно происхождение слова от слова «линия» в значении «маршрут»[9].

Линейки в Москве[править | править код]

План московских линеек в 1847 году
План московских линеек в 1847 году.

Линейки стали первым рейсовым общественным транспортом в Москве. Первые маршруты линеек появились в городе в 1847 году, это были 4 радиальные и 1 диаметральный маршрут. Узловая конечная станция сперва располагалась на Красной площади, а затем была перенесена к Ильинским воротам. Противоположные конечные станции располагались в основном у застав Камер-Коллежского вала[3][10].

  • Радиальные маршруты:

     Красная площадь — Смоленский рынок
     Красная площадь — Покровский мост
     Красная площадь — Рогожская застава
     Красная площадь — Крестовская застава

  • Диаметральный маршрут:

     Калужские ворота — Тверская застава

В летнее время маршруты линеек продлевались до популярных загородных парковых и дачных районов: до Останкина, Сокольников, Серебряного Бора, Петровского парка[3][10]. Зимой вместо линеек использовались «общественные сани» с полозьями[3].

К 1870 году в Москве имелось уже 10 маршрутов линеек, их обслуживали экипажи, принадлежавшие 22 владельцам. На Ильинской площади толпилось большое количество кучеров (до 70 человек) и лошадей (до 200). Медленность движения линеек и их ширина создавала пробки, тяжесть экипажей разбивала мостовые, по которым они передвигались. Всё это заставило власти города начать с 1870-х годов поиск альтернативных решений для городского пассажирского транспорта. Таким решением стала конка, первый маршрут которой появился в Москве в 1872 году, и которая постепенно пришла в Москве на смену линейкам[10], однако одна городская и две пригородные линии линеек просуществовали вплоть до Октябрьской революции 1917 года[11].

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 3 Линейка // Словарь современного русского литературного языка. — Москва – Ленинград: Издательство Академии наук СССР, 1957. — Т. 6: Л–М. — С. 231.
  2. Катки // Словарь современного русского литературного языка. — Москва – Ленинград: Издательство Академии наук СССР, 1956. — Т. 5: И–К. — С. 874.
  3. 1 2 3 4 Линейки // Москва: Энциклопедия / Гл. ред.: С. О. Шмидт. Сост.: М. И. Андреев, В. М. Карев. — Большая российская энциклопедия, 1999. — С. 437. — 976 с. — ISBN 5-85270-277-3.
  4. 1 2 3 Линейки. Музей торговли – Товарный словарь. Дата обращения: 12 июля 2021. Архивировано 12 июля 2021 года.
  5. Практическое наставленіе бранмейстерамъ съ гравированныхъ чертежей при Санктпетербургской Полиціи находящихся огнегасительныхъ инструментовъ и принадлежностей къ онымъ. — Санктпетербургъ: Типографія В. Плавильщикова, 1818. — С. 47.
  6. А. В. Осташевский, И. А. Журавлёв, С. А. Воронина. Летопись пожарной охраны Краснодарского края, 1795-2000 гг. — Краснодар: Советская Кубань, 2001. — С. 57, 60, 76. — ISBN 9785722104427.
  7. Составленъ генеральнаго штаба генералъ-маіоромъ Манохинымъ. Сборникъ постановленій о воинской повинности. — Москва: Типографія А. А. Торлецкаго и Кº, 1879. — С. 742, 822, 823, 828, 1269.
  8. Игорь Грабарь. Кареты, дрожки, линейки и пролетки. История транспорта в России и за рубежом // Строительство Москвы. — 1926.
  9. 1 2 3 Под общей ред. А. Ф. Журавлёва и Н. М. Шанского. Линейка // Этимологический словарь русского языка. Вып. 9: Л. — Москва: Издательство МГУ, 1999. — С. 110. — 240 с. — ISBN 5-211-02245-7.
  10. 1 2 3 М. Д. Иванов. Московский трамвай. Страницы истории. — Москва: Товарищество научных изданий КМК, 1999. — С. 6–7. — 248 с.
  11. История Москвы. — Москва: Издательство Академии наук СССР, 1955. — Т. 5. — С. 704.