Лопатин, Герман Александрович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Герман Лопатин
German Lopatin 3.jpg
Имя при рождении:

Герман Александрович Лопатин

Род деятельности:

революционер, переводчик, публицист

Дата рождения:

13 (25) января 1845(1845-01-25)

Место рождения:

Российская империя, Нижний Новгород

Гражданство:
Flag of Russia.svg Российская империя (1874—1917)
Россия Российская республика (1917)
Flag of the Russian SFSR (1918-1920).svg Советская Россия (1917—1918)
Дата смерти:

26 декабря 1918(1918-12-26) (73 года)

Место смерти:

Советская Россия, Петроград

Отец:

Александр Никонович Лопатин, потомственный дворянин, действительный статский советник, председатель Ставропольской казённой палаты

Мать:

Софья Ивановна Лопатина (Крылова)

Супруга:

Зинаида Степановна Корали (в браке до 1883)

Дети:

Бруно Лопатин

Ге́рман Алекса́ндрович Лопа́тин (13 [25] января 1845, Нижний Новгород, Российская империя26 декабря 1918, Петроград, Советская Россия) — русский политический деятель, революционер, член Генерального совета Первого интернационала, один из авторов первого перевода «Капитала» Карла Маркса на русский язык.

Биография[править | править вики-текст]

Родился в городе Нижнем Новгороде в семье потомственного дворянина, действительного статского советника, председателя Ставропольской казённой палаты Александра Никоновича Лопатина и Софьи Ивановны Лопатиной (урождённой Крыловой).

В 1861 году окончил с золотой медалью Ставропольскую мужскую гимназию[1] и поступил на естественное отделение физико-математического факультета Петербургского университета, где сблизился с революционно настроенными студентами «ишутинцами». В студенческие годы активного участия в революционной деятельности не принимал.

В 1866 году окончил университет. В 1867 году получил степень кандидата наук. Остался жить в Санкт-Петербурге, от научной и служебной карьеры отказался[2].

В 1866 году впервые заключён на два месяца под стражу[3] в Петропавловскую крепость в ходе широкой кампании арестов, последовавшей за покушением революционера-террориста Дмитрия Каракозова на императора Александра II. Освобождён за отсутствием улик.

В 1867 году нелегально выехал в Италию с намерением присоединиться к отрядам волонтёров Джузеппе Гарибальди, но, прибыв на место уже после поражения повстанцев, вернулся на родину. По возвращении в Санкт-Петербург вместе с Феликсом Волховским создал революционное «Рублёвое общество»[4] для изучения экономики страны, быта народа и его способности восприятия идей социализма, а также распространения революционной литературы. За эту деятельность в январе 1868 года был арестован и после восьми месяцев заключения в Петропавловской тюрьме[5] сослан в Ставрополь-Кавказский под надзор родителей.

Находясь в ссылке с 1869 года, по отцовской протекции стал чиновником особых поручений при местном губернаторе. В свободное от работы время занимался общественно-просветительской деятельностью, изучал труды Карла Маркса. В том же году был арестован вследствие обнаружения его письма при обыске у одного из привлечённых по так называемому «нечаевскому делу». Бежал с военной гауптвахты и перешёл на нелегальное положение.

В 1870 году организовал побег из ссылки за границу Петра Лаврова, передав ему свой заграничный паспорт[5], а затем, получив себе паспорт на чужое имя, сам эмигрировал в Париж, где вступил в ряды Первого Интернационала. Позднее в том же году приехал в Швейцарию для разоблачения «иезуитских» действий Сергея Нечаева. В Швейцарии предпринял безуспешную попытку сплотить русскую революционную эмиграцию.

За границей начал перевод первого тома «Капитала» Карла Маркса[6]. Летом 1870 года уехал в Англию, где лично познакомился с Марксом[7]; в сентябре того же года был введён там в состав Генерального совета I Интернационала.

Придя к убеждению, что объединить разрозненные русские революционные силы сможет лишь безусловно авторитетный лидер Николай Чернышевский, зимой 1870 года вернулся в Россию и направился в Иркутск, чтобы освободить его из ссылки. В 1871 году эти намерения были раскрыты и пресечены заключением, которое проходившим в тюрьмах Иркутска и Вилюйска. Дважды неудачно бежал из заключения. В 1873 году в Иркутске во время судебного перерыва по делу о его побеге дерзко сбежал от конвоя, укрывшись в тайге[5]. Добрался до Санкт-Петербурга, откуда выехал за границу, где занялся переводческой и литературной деятельностю.

Переехал в Париж, где жил по документам английского подданного Барта. Женится на Зинаиде Степановне Корали[8], которая в 1877 году стала матерью сына Г. А. Лопатина — Бруно.

Несколько раз нелегально посещал Россию для участия в революционной борьбе. В 1879 году в очередной раз приехал в Россию, но через шесть дней был арестован и сослан в Ташкент, где восемь месяцев жил в доме своих знакомых Ошаниных, на улице Шелковичной[9]. Хозяин дома, в котором проживал Лопатин — Василий Ошанин, — поручился городским властям за Лопатина, что позволило ему свободно перемещаться по городу и выезжать на экскурсии за город.

Позднее ссылка в Ташкент заменена ссылкой в Вологду, откуда в 1883 году Лопатин бежал сначала в Париж, а затем в Лондон.

В 1883 году вернулся в Санкт-Петербург. В 1884 году примкнул к «Народной воле» и в качестве члена новой Распорядительной комиссии стал вести по всей стране активную работу по объединению разрозненных сил этой запрещённой организации. Лопатину удалось объединить отдельные группы, усилить их работу и организовать убийство жандармского полковника Георгия Судейкина 16 декабря 1883 года.

6 октября 1884 года Герман Лопатин был арестован. Найденные при нём документы и записи позволили раскрыть всю сеть революционной организации. Дело народовольцев, известное как «Процесс двадцати одного» или «лопатинское дело», закончилось в 1887 году. Лопатин был приговорён к смертной казни. Позднее наказание было заменено на пожизненную каторгу, которую он отбывал в Шлиссельбургской крепости[10]. После 18 лет заключения в октябре 1905 года был освобождён по амнистии без восстановления в правах состояния.

После освобождения Лопатин проживал в Вильне[2]. Будучи тяжелобольным, отошёл от революционной деятельности, занимался литературной работой.

В 1913 году переехал в Санкт-Петербург.

Скончался Герман Лопатин от онкологического заболевания 26 декабря 1918 года в Петропавловской больнице. Похоронен на Литераторских мостках Волковского кладбища в Санкт-Петербурге[2].

Места проживания[править | править вики-текст]

Надгробие Г. А. Лопатина на Литераторских мостках
  • Нижний Новгород (место рождения)
  • до 1861 — Ставрополь, ул. Барятинская (в настоящее время — Комсомольская)[11], д. 113 (учёба в гимназии)
  • 1861—1867 — Санкт-Петербург (учёба в университете, защита диссертации)
  • 1867 — Италия (для участия в отрядах Гарибальди)
  • 1867—1868 — Санкт-Петербург (жил, работал)
  • 1868—1870 — Ставрополь-Кавказский (ссылка)
  • 1870 — Париж
  • 1870 — Швейцария
  • 1870 — Англия
  • 1870—1873 — Иркутск, Вилюйск (тюрьма)
  • 1873 — Санкт-Петербург (жил после побега)
  • 1873—1879 — Париж (жил под фамилией Барт)
  • 1879—1880 — Ташкент, ул. Шелковичная, дом Ошаниных (ссылка)
  • 1880—1883 — Вологда (ссылка)
  • 1883 — Париж
  • 1883 — Лондон
  • Март 1884 — 6 октября 1884 — Санкт-Петербург, Малая Конюшенная улица, д. 1/3, доходный дом Шведской церкви святой Екатерины[2]
  • 6 октября 1884 — октябрь 1905 — Шлиссельбургская крепость (тюремное заключение)
  • октябрь 1905 — 1913 — Вильна
  • 1913 — 26 декабря 1918 — Санкт-Петербург (Петроград), Набережная реки Карповки, ул. Литераторов, д. 19, дом писателей имени В. И. Голубева

Литературная и переводческая деятельность[править | править вики-текст]

Герман Лопатин был известен широкому кругу читателей и как литератор, автор печатавшихся в революционных изданиях очерков, писем-памфлетов на русский царизм. В 1877 году в Женеве был издан сборник «Из-за решётки», включавший произведения Вольной русской поэзии и открывавшийся предисловием Лопатина.

Для стихов Лопатина, написанных в Шлиссельбургской крепости, характерны мотивы гражданственности. Художественный дар Лопатина признавали Иван Тургенев, Глеб Успенский, Лев Толстой, Максим Горький.

Перевёл несколько трудов с английского, немецкого и французского языков.

Публицистические статьи

  • Сборник статистических сведений о Ставропольской губернии — «Очерк заселения свободных земель Пятигорского уезда, оставшихся после ушедших в Турцию ногайцев» (1870, Вып. III)
  • Журнал «Вперед!» (Лондон): «Из Иркутска» (1874, т. II), «Не наши» (1874, т. III);
  • Газета «Вперед!»: «Из Томска» (1876, No 25, 15 (3) января), «А. П. Щапов. Письмо в редакцию» (1876, No 34, 1 июня (20 мая)), «Воспоминания об И. А. Худякове» (1876, No 47, 15 (3) декабря) и др.;
  • Журнал «Былое» (Пб.): «К истории осуждения доктора О. Э. Веймара» (1907, No 3), «По поводу „Воспоминаний народовольца“ А. Н. Баха» (1907, No 4) и др.;
  • Журнал «Минувшие годы» (Пб.) «Примечания к статье „Н. Г. Чернышевский в Вилюйске“» (1908, № 3), переводы: «Письма Карла Маркса и Фридриха Энгельса к Николаю—ону» (No 1, 2), Позднее вышла книга под тем же заглавием — СПб., 1908, «Отрывки из писем Маркса и Энгельса к Зорге, Вольте и другим» (No 2).
  • Журнал «Современник» (Пб., 1911, No 1) некролог «В. А. Караулов», перепечатка из журнала «Вперед!» очерка «Не наши».
  • Газете «Речь» (Пб.) заметка о журнале «Вперед!» под рубрикой «Письма в редакцию» (1916, 20 декабря).
  • Журнал «Голос минувшего» — статьи «Из рассказы о П. Лаврове» (1915, No 9) и «К рассказам о П. Л. Лаврове» (1916, No 4);
  • Журнал «Русская воля» — «Поблажки династам. Письмо Г. А. Лопатина от 3 марта 1917 г. военному министру А. И. Гучкову по поводу слухов о выезде Николая Романова в ставку» (1917, No 8, 10 марта);
  • Газета «Одесские новости» — «Первые дни революции. Из дневника Г. А. Лопатина» (1917, 12 марта).

Переводы

  • Спенсер Г. Основания психологии. Пер. со 2-го англ. изд. Т. 1-4. СПб., И. И. Билибин, 1876;
  • Спенсер Г. Основания социологии. Т. 1, 2. СПб., И. И. Билибин, 1876;
  • Спенсер Г. Основания науки о нравственности. Пер. с англ. СПб., И. И. Билибин, 1880;
  • Тэн И. Происхождение общественного строя современной Франции. Пер. с 3-го франц. изд. Г. Лопатина. Т. 1. Старый порядок. СПб., И. И. Билибин, 1880 (новое изд.: СПб., М. В. Пирожков, 1907);
  • Типдаль Дж. Гниение и зараза по отношению к веществам, носящимся в воздухе. Пер. с англ. Г. А. Лопатина. СПб., И. И. Билибин, 1883;
  • Что сделал для науки Чарльз Дарвин. Популярный обзор его главнейших работ по всем отраслям естествознания, сделанный английскими профессорами и учеными — Гексли, Чейки, Роменсом и Дайером. СПб., Ф. Павленков, 1883;
  • Жоли А. Психология великих людей. Пер. с франц. СПб., Ф. Павленков, 1884;
  • Адлен Ч. Гр. Виньетки с натуры и научные доказательства органического развития Джорджа Роменса. Пер. с англ. Г. А. Лопатина. СПб., И. И. Билибин, 1883;
  • Карпентер В. Б. Месмеризм, одилизм, столоверчение и спиритизм с исторической и научной точек зрения. Лекции… Пер. с англ. СПб., И. И. Билибин, 1878.
  • Маркс К. Капитал, т. 1. СПб., 1872. О переводе «Капитала» (перевёл 1/3 тома)
  • Уле Отто. Химия кухни. Пер. с нем. Тетр. [1]-3. СПб., 1865—1867;
  • Иегер Г. Зоологические письма. М., 1865.
  • Э. Бернштейн «Карл Маркс и русские революционеры» (Минувшие годы, 1908, № 10—11)

Общественное признание[править | править вики-текст]

  • Именем Германа Лопатина в 1985 году названа улица в Невском районе Санкт-Петербурга.
  • Именем Германа Лопатина названа улица в микрорайоне Верхние Печёры Нижнего Новгорода.
  • Именем Германа Лопатина названа улица в Иркутске[12].
  • В Ташкенте в советское время ул. Шелковичная была переименована в улицу Германа Лопатина (в настоящее время — ул. Юнус Раджабий).
  • В 1975 году в Ставрополе установлен памятник Г. А. Лопатину[13].
  • В Санкт-Петербурге на доме 19 по улице Литераторов установлена гранитная мемориальная доска (архитектор В. В. Исаева) с надписью следующего содержания: «В этом доме в 1913—1918 годах жил Герман Александрович Лопатин (1845—1918), первый русский переводчик „Капитала“, друг К. Маркса, член Генерального совета I Интернационала».
  • В Нижнем Новгороде на здании Нижегородской областной научной библиотеки имени В. И. Ленина, в котором до революции располагался Нижегородский дворянский институт и где некоторое время пребывала семья Лопатиных, установлена мемориальная доска в память о Г. А. Лопатине[14].
  • В Ставрополе на улице Лопатина установлена мемориальная доска с краткими сведениями об известном революционере[11][15].
  • В Ставрополе в доме Лопатиных (№ 113 по ул. Комсомольской) организован музей «Русская старина»[16].

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 Тлустая Т. А. Конкурс имени Германа Лопатина для журналистов. Ставропольская правда (2001). — Справка о конкурсе Лопатина. Проверено 30 августа 2009. Архивировано 26 февраля 2012 года.
  2. 1 2 3 4 Давыдов Ю. В. Лопатин Г. А.. Энциклопедия Санкт-Петербурга. — Энциклопедическая статья. Проверено 30 августа 2009. Архивировано 26 февраля 2012 года.
  3. По заявлению самого Г. А. Лопатина, сделанного при заполнении анкеты, за всю жизнь он «сидел 27 раз в 18 разных тюрьмах», однако достоверно известно о шести тюремных заключениях.
  4. Название происходит от размера членского взноса в один рубль.
  5. 1 2 3 Седов А. В. Лопатин Герман Александрович. — Справка о Лопатине Г. А.. Проверено 30 августа 2009. Архивировано 26 февраля 2012 года.
  6. Герман Лопатин первым начал работу по переводу этого произведения Карла Маркса, однако осуществил только около трети общей работы. Перевод был закончен его другом Николаем Даниельсоном и издан в 1872 году.
  7. Карл Маркс высоко ценил выдающиеся способности Германа Лопатина, ставшего его другом.
  8. Брак распался в 1883 году.
  9. В советское время улица Шелковичная в Ташкенте носила имя Германа Лопатина.
  10. В повести «Божеское и человеческое» (1905), один из персонажей которой (Меженецкий) имеет некоторые черты Германа Лопатина, Лев Толстой описал методику, которую Лопатин использовал в одиночной камере для сохранения здравого рассудка:

    Он долго обдумывал наилучший для этой цели образ жизни и придумал так: ложился он в девять часов и заставлял себя лежать — спать или не спать, всё равно — до пяти часов утра. В пять часов он вставал, убирался, умывался, делал гимнастику и потом, как он себе говорил, шёл по делам. И в воображении он шёл по Петербургу, с Невского на Надеждинскую, стараясь представлять себе всё то, что могло встретиться ему на этом переходе: вывески, дома, городовые, встречающиеся экипажи и пешеходы. В Надеждинской он входил в дом своего знакомого и сотрудника, и там они, вместе с пришедшими товарищами, обсуживали предстоящее предприятие. Шли прения, споры. Меженецкий говорил и за себя и за других. Иногда он говорил вслух, так что часовой в окошечко делал ему замечания, но Меженецкий не обращал на него никакого внимания и продолжал свой воображаемый петербургский день. Пробыв часа два у приятеля, он возвращался домой и обедал, сначала в воображении, а потом в действительности, тем обедом, который ему приносили, и ел всегда умеренно. Потом он, в воображении, сидел дома и занимался то историей, математикой и иногда, по воскресеньям, литературой. Занятие историей состояло в том, что он, избрав какую-нибудь эпоху и народ, вспоминал факты и хронологию. Занятие математикой состояло в том, что он делал наизусть выкладки и геометрические задачи. (Он особенно любил это занятие.) По воскресеньям он вспоминал Пушкина, Гоголя, Шекспира и сам сочинял.
    Перед сном он ещё делал маленькую экскурсию, в воображении ведя с товарищами, мужчинами и женщинами, шуточные, весёлые, иногда серьёзные разговоры, иногда бывшие прежде, иногда вновь выдумываемые. И так шло дело до ночи. Перед сном он для упражнения делал в действительности две тысячи шагов в своей клетке и ложился на свою койку и большей частью засыпал.
    На другой день было то же. Иногда он ехал на юг и подговаривал народ, начинал бунт и вместе с народом прогонял помещиков, раздавал землю крестьянам. Всё это, однако, он воображал себе не вдруг, а постепенно, со всеми подробностями. В воображении его революционная партия везде торжествовала, правительственная власть слабела и была вынуждена созвать собор. Царская фамилия и все угнетатели народа исчезали, и устанавливалась республика, и он, Меженецкий, избирался президентом. Иногда он слишком скоро доходил до этого, и тогда начинал опять сначала и достигал цели другим способом.
    Так он жил год, два, три, иногда отступая от этого строгого порядка жизни, но большей частью возвращаясь к нему. Управляя своим воображением, он освободился от непроизвольных галлюцинаций. Только изредка на него находили припадки бессонницы и видения, рожи, и тогда он глядел на отдушник и соображал, как он укрепит веревку, как сделает петлю и повесится. Но припадки эти продолжались недолго. Он преодолевал их.
    Так прожил он почти семь лет. Когда срок его заключения кончился и его повезли на каторгу, он был вполне свеж, здоров и в полном обладании своих душевных сил.

  11. 1 2 Чернов-Казинский А. Хуторяне. Ставропольская правда (9 февраля 2007). — Статья о районе Ставрополя. Проверено 30 августа 2009. Архивировано 26 февраля 2012 года.
  12. Килессо Г. Улица Германа Лопатина / По следам Иркутской легенды. — Иркутск: Вост.-Сиб. кн. изд-во, 1976. — С. 51—57.
  13. Фото памятника Г. Лопатину в Ставрополе
  14. Распоряжение Администрации г. Н. Новгорода от 11.09.2002 № 3161-Р «О восстановлении утраченной мемориальной доски Лопатину Г. А.».
  15. Улица носила название Лопатинской до того, как революционер прославил свою фамилию. На заре социалистических преобразований улицу переименовали в Челюскинскую, а после Великой Отечественной войны вернули ей первоначальное наименование, очевидно, наполнив его новым содержанием и связав с именем Г. Лопатина, проживавшего в Ставрополе.
  16. Коваленко Т. Здравствуй, Барятинская. Ставропольская правда (27 мая 1999). — Статья об истории ул. Комсомольской в Ставрополе. Проверено 30 августа 2009. Архивировано 26 февраля 2012 года.

Литература[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]