Лопухина, Мария Александровна

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Мари́я Алекса́ндровна Лопухина́ (1802— 9 ноября 1877) — конфидентка поэта М. Ю. Лермонтова, адресат наибольшего числа его писем. Сестра Варвары Бахметевой и Алексея Лопухина. Её обширная переписка с двоюродной сестрой Александрой Верещагиной значима как источник по истории светского общества 1830-х и 1840-х годов.

Биография[править | править вики-текст]

Мария Лопухина происходила из старинного дворянского рода. Её родителями были вяземский уездный предводитель дворянства Александр Николаевич Лопухин (1779—1833) и Екатерина Петровна Верещагина. В семье родилось 8 детей, но из них четверо умерли в детстве.

Семейство проживало на Малой Молчановке, где по соседству в 1827 году поселилась Е. А. Арсеньева, отправившаяся в столицу, чтобы определить своего внука Михаила в учебное заведение и познакомить с многочисленной роднёй. Три дочери и сын Лопухиных стали друзьями поэта. Аким Павлович Шан-Гирей вспоминал: «Они были с нами как родные и очень дружны с Мишелем, который редкий день там не бывал.» С Алексеем он был особенно близок в годы совместной учёбы в Московском университете, когда они входили, по выражению С. А. Бахметевой, в «весёлую шайку» студентов (bande joyeuse). Сдружился и с Марией Александровной, хотя она и была на двенадцать лет старше Мишеля. «Умная и тактичная, полная душевной мягкости и доброты» Лопухина старалась опекать поэта в трудные моменты его жизни. Не прервал эти отношения и отъезд поэта. Долгие годы Лермонтов находился в переписке с M-lle Marie, отправляя ей письма отовсюду, куда забрасывала его судьба, просил совета, прислушивался к ней.

Узнав, что Лермонтов поступает в Школу гвардейских подпрапорщиков, Мария огорчена «дурной новостью», но старается предостеречь Мишеля от излишней доверчивости: «Остерегайтесь слишком быстрого сближения с вашими товарищами, сначала узнайте их хорошо.» Лопухина призывает поэта продолжать писа́ть, но «не делайте этого никогда в школе и не показывайте ничего вашим товарищам, потому что иногда самая невинная вещь доставляет нам гибель[1].» Она предлагает пересылать ей всё написанное в казарме и обещает «честно сохранить присланное[2]». Выполняя пожелание, Лермонтов отправлял ей свои стихи: «Для чего я не родился», «Что толку жить!.. Без приключений», «Парус», «Он был рожден для счастья, для надежд», «Молитва» («Я, матерь божия, ныне с молитвою»).

Некоторая холодность в отношениях с поэтом наступила в 1831 году, когда Мишель увлёкся младшей сестрой Марии Александровны, Варварой (1815—1851); этим отношениям она явно не покровительствовала, хотя в одном из уцелевших поздних писем и отвечала на невысказанный вопрос Михаила Юрьевича, касающийся сестры, тогда как Лермонтов послал ей «и сестре вашей черкесские башмаки» из кавказской ссылки. По мнению П. А. Висковатого, «Верещагина и М. Лопухина, очевидно, имели большое влияние на нравственное развитие характера Лермонтова, о чём свидетельствуют и письма поэта к ним…[3]».

Лермонтов в 1838 году

Посвящая много времени «разгулам, кутежам, бумбашерствам», Лермонтов вёл образ жизни, принятый в среде молодых аристократов. За разные шалости он неоднократно «сиживал на гауптвахте» в Царском Селе. В письмах же, часто похожих на исповеди, поэт делится неудовлетворённостью «будущностью, блистательной на вид», но «пошлой и пустой». 19 июня 1833 года Лермонтов пишет Марье Александровне:

« …С тех пор, как и не писал вам, со мной случилось так много странных обстоятельств, что и, право, не знаю, каким путём идти мне - путём ли порока или пошлости. Правда, оба пути ведут часто к той же цели. Знаю, что вы станете увещевать, постараетесь утешать меня - это было бы лишнее[3]. »

Чувствуя себя одиноким в светских гостиных, он надеется на встречу с «милым другом» и с тревогой спрашивает: «Через год, может быть, и навещу вас, и что найду я? Узнаете ли вы меня, захотите ли узнать? … Ибо я вас предупреждаю, что я не тот, каким был прежде: и чувствую, и говорю иначе, и, Бог знает, чем ещё стану в течение года![3]». После выхода в офицеры и «утопая в вихре рассеянной жизни», Лермонтов всё реже находил время писать подругам своих юношеских времён. Весной 1835 года письме к А. М. Верещагиной он сообщал:

« О, милая кузина, надо признаться вам, почему я не писал более ни вам, ни M-lle Marie. To был страх, чтобы из писем моих вы не заключили, что я почти недостоин более дружбы вашей… Перед обеими вами я не могу скрывать истины, перед вами, которые были наперсницами юношеских моих мечтаний, столь прелестных, особенно в воспоминании[3]. »

Узнав о гибели Лермонтова, Мария Александровна писала: «Какое несчастье эта смерть. <…> я не могу освободиться от мысли об этой смерти и искренно её оплакиваю. Я его действительно очень, очень любила.»

Переписка Лопухиной с поэтом, которая велась на французском языке, к сожалению, сохранилась не полностью, но содержит в себе ценные сведения для биографии поэта. Б. Эйхенбаум считал, что «на эти письма надо смотреть как на заготовки к будущим вещам или как на отзвуки прежних[4].» Часть писем, по мнению П. А. Висковатого, была уничтожена самой Лопухиной: «Нет сомнения, что целый ряд этих любопытных писем утрачен. Все наши поиски остались безуспешными, и нам пришлось убедиться, что Марья Александровна действительно сожгла их, — слух, которому сначала мы отказывались верить. Причиной сожжения были некоторые семейные тайны, а, может быть, и просто вспышка неудовольствия на то, что часть писем, ныне находящихся в издании сочинений Лермонтова, попала в печать против воли Марьи Александровны[3].» Лопухина уничтожила письма, в которых Лермонтов упоминает о её сестре M-lle Barbe и своей любви к ней. Даже в уцелевших немногочисленных листах, касающихся Варвары Александровны или её мужа, богатого помещика Николая Фёдоровича Бахметева, строки вырваны[3].

Частная жизнь Марии Александровны была довольно однообразна. Всё своё время Лопухина посвящала заботам о разрастающихся семействах брата и сестёр. Своей семьи ей создать не удалось. В августе 1832 года Лермонтов иронично отзывался о её несостоявшемся союзе: «Кстати о вашем браке: дорогой друг, вы догадываетесь, как я рад, узнав, что он расстроился (не французский оборот); я уже писал моей кузине, что этот вздёрнутый нос годится разве что для того, чтобы вынюхивать жаворонков; — это выражение мне самому очень понравилось. Слава богу, что дело кончилось именно так, а не иначе[5]

Однако отношения с братом Алексеем стали натянутыми после его женитьбы в 1838 году на дочери сенатора Александра Петровича Оболенского, княжне Варваре Александровне (1819—1873), о которой М. Лопухина отзывалась, как о «дурно воспитанной женщине», у которой «нет ни природного ума, ни воспитания, ни умения держать себя[6].» В ноябре 1838 года Елизавета Аркадьевна Верещагина писала о племяннице: «Её положение ужасно. Всех старей и должна покорятся глупой молодой бабенке, и что она ей говорит — этого описать невозможно, и в последнем письме ко мне пишет, что Алеша почитает себя совершенно счастливым и проч. и так, кажется, что ему ни до кого дела нет[7]

В письмах к кузине Miss Alexandrine в первые годы, после отъезда последней в Европу, Мария Александровна жалуется на нехватку средств, на невозможность поездки за границу. В материальном плане Лопухина зависит от денег, которые ей выделяет брат Алексей: «Но ежели б я имела сумму по крайней мере достаточную, чтоб предпринять путешествие, я не остановилась бы ни перед каким соображением, ведь надо же мне хоть раз в жизни иметь немножко удовольствий. Следует признать, что до сих пор я ничем не наслаждалась и никогда не имела собственной воли»[8]. Лишь в 1839—1840 годах Лопухина смогла побывать за границей с сестрой Варварой и её мужем Н. Ф. Бахметевым. Более поздние письма наполнены светскими сплетнями о грядущих свадьбах, родах, болезнях и отношениях знакомых и родственников Лопухиной.

Мария Александровна Лопухина скончалась 9 ноября 1877 года и похоронена вместе с братом Алексеем Александровичем на кладбище Донского монастыря.

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Ломунов, 1989, с. 41.
  2. Ломунов, 1989, с. 40.
  3. 1 2 3 4 5 6 П.А. Висковатый. Жизнь и творчество М.Ю. Лермонтова. Проверено 1 марта 2015.
  4. Лопухина Мария Александровна. Проверено 1 марта 2015.
  5. Письмо М. Ю. Лермонтова к Лопухиной М. А.. Проверено 1 марта 2015.
  6. Письма М. А. Лопухиной к А. М. Хюгель // Российский Архив: История Отечества в свидетельствах и документах XVIII—XX вв.: Альманах. — М.: Студия ТРИТЭ: Рос. Архив, 2001. — [Т. XI]. — С. 199—302.
  7. И. Л. Андроников. Рукописи из Фельдафинга. Проверено 15 марта 2015.
  8. Лопухина М. А. Письмо Хюгель А. М., 16/20 ноября 1838 г. Москва // Российский Архив: История Отечества в свидетельствах и документах XVIII—XX вв.: Альманах. — М.: Студия ТРИТЭ: Рос. Архив, 2001. — [Т. XI]. — С. 211—215.

Источники[править | править вики-текст]