Лугоши, Бела

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Бела Лугоши
англ. Bela Lugosi
Бела Лугоши в фильме «Дьявольская летучая мышь» (1940)
Бела Лугоши в фильме «Дьявольская летучая мышь» (1940)
Имя при рождении Бела Ференц Дежё Блашко
Дата рождения 20 октября 1882(1882-10-20)[1][2][3][…]
Место рождения
Дата смерти 16 августа 1956(1956-08-16)[1][2][4][…] (73 года)
Место смерти
Гражданство
Профессия
Карьера 19171956
Направление Фильм ужасов
Награды
Звезда на голливудской «Аллее славы»[d]
IMDb ID 0000509
belalugosi.com
Логотип Викисклада Медиафайлы на Викискладе

Бела Ференц Дежё Блашко (венг. Blaskó Béla Ferenc Dezső; 20 октября 1882 — 16 августа 1956), более известный как Бела Лугоши (венг. Lugosi Béla) — венгерский, германский и американский актёр театра, кино, телевидения и радио, чья карьера охватывала пять десятилетий. Стал известен после исполнения роли графа Дракулы в одноимённом фильме 1931 года и Игоря в фильме «Сын Франкенштейна» (1939), и ролям во многих других фильмах ужасов с 1931 по 1956 год.

Лугоши начал выступать на венгерской сцене в 1902 году. Сыграв в 172 различных постановках в родной Венгрии, в 1917 году он перешёл к съёмкам в немых фильмах. После неудавшейся венгерской коммунистической революции 1919 года ему пришлось внезапно эмигрировать в Германию из-за своей прежней социалистической деятельности, оставив при этом свою первую жену. Он снялся в нескольких фильмах в Веймарской Германии, после чего в качестве моряка прибыл в Новый Орлеан на торговом судне, а затем отправился на север, в Нью-Йорк и на остров Эллис.

В 1927 году он появился в роли графа Дракулы в бродвейской адаптации романа Брэма Стокера. Позже Лугоши снялся в фильме «Дракула» (1931) режиссёра Тода Браунинга. В 1930-х годах Бела Лугоши занимал важную нишу в фильмах ужасов, но его слава «Дракулы» и тяжёлый венгерский акцент сильно ограничивали предлагаемые ему роли, и он безуспешно пытался в течение многих лет избежать этого типажа.

Он часто снимался в паре с Борисом Карлоффом, который мог претендовать на главные роли. К его разочарованию, Лугоши, несмотря на своё членство в Американской гильдии киноактёров, всё чаще ограничивался второстепенными ролями из-за неспособности более чётко говорить на английском языке. Студии продолжали нанимать его на работу главным образом для того, чтобы на афишах было его имя. В паре с Карлоффом он сыграл главные роли только в «Черном коте» (1934), «Вороне» (1935) и «Сыне Франкенштейна» (1939). Но даже в «Вороне» Карлофф получил более высокий гонорар, несмотря на то, что главная роль была у Лугоши. К этому времени Лугоши уже регулярно принимал лекарства от неврита седалищного нерва, что сделало его зависимым от морфина и метадона, которые ему прописывали врачи. Наркотическая зависимость актёра была известна продюсерам, и предложения в конечном итоге сократились, в результате чего Лугоши снялся в одном из худших фильмов всех времён — «План 9 из открытого космоса» (1959) Эдварда Вуда.

Лугоши женился пять раз, от четвертой жены, Лилиан у него родился один сын Бела Джордж[en].

Ранние годы[править | править код]

Дом и отец Белы Лугоши

Дом №6 по адресу улица Кирхенгассе. В нём жила семья Блашко когда родился Бела.
Отец Белы Лугоши Иштван Блашко

Бела Ференц Дежё Блашко родился 20 октября 1882 года в городе Лугож в Австро-Венгрии (ныне — Лугож в Румынии) в семье Иштвана и Полы Войнич Блашко и был самым младшим из четырёх детей[Прим 1]. Его родители поженились в 1858 году, причём отец был на десять лет старше матери. Имя Бела было взято в честь правителей Венгрии Белы I, Белы II, Белы III и Белы IV. Его предками были мадьярские фермеры, а впервые упоминание их фамилии было отмечено ещё в 1627 году[6]. Когда родился Бела, семья Блашко жила в доме № 6 по улице Кирхенгассе (Церковная улица), расположенном на венгерской/немецкой стороне реки, противоположную сторону населяли в основном румыны[7]. Их дом находился рядом с церковью и по этому часто попадал на различные открытки с видами церкви. Иштван первым нарушил семейную фермерскую традицию, сначала став пекарем, а позже банкиром[5] избранным в совет директоров уже в 1879 году. К 1892 году он стал главным управляющим[7]. Семья Блашко занимала почётное место в обществе и жила — как вспоминал позже одноклассник Лугоши — «нормальной буржуазной жизнью»[7].

Бела рос в римско-католической семье. Учился сначала в обычной, а c 1893 года — в Венгерской государственной высшей гимназии[5][8]. На первом и втором курсах он преуспевал только в музыке. В третьем и последнем классе он преуспел в музыке и религии[8]. 11 сентября 1984 года умер отец Белы, после того как тот потерял все семейные сбережения в результате неудачной финансовой сделки[9]. Бела ещё учился в гимназии до конца 1895-1896 учебного года[10]. Где то через полтора года после смерти отца, когда Беле было 14 лет, он покинул дом и отправился в шахтёрский город Решица в 54 милях от дома. Позже Лугоши вспоминал, что прошёл это расстояние пешком[Прим 2][10]. Чтобы свести концы с концами, он работал в шахтах, потом работал клепальщиком и учеником машиниста[11], но уже примерно в это время он захотел сделать себе карьеру актёра[12]. В 1897 году Бела по приглашению сестры отправился в Шабадку[Прим 3], к тому времени его сестра Вильма вышла замуж за профессора гимназии и перевезла в город их маму. Бела снова поступил в школу в 1898 году, но бросил её всего через четыре месяца. Что бы заработать на жизнь он устроился машинистом в железнодорожную ремонтную мастерскую[12]. Благодаря помощи мужа сестры Бела получил работу помощника инженера[12]. Позже он опять помог Беле с работой, директор маленького театра в городе предложил ему попробовать свои силы в хоре. «Они пытались давать мне маленькие роли в пьесах, но я был настолько необразованным, настолько глупым, что люди просто смеялись надо мной», — вспоминал позже Лугоши. Но любовь к театру только усилилась, тем более теперь у него имелся опыт, что заставило его написать письмо в Гильдию актеров в Будапеште[13].

Карьера[править | править код]

Первые роли в театре[править | править код]

Лугоши, предположительно с выступления в Нови-Саде, Венгрия, 1902 году.

Точное время и место актёрского дебюта Лугоши постоянно вызывает путаницу и догадки, причём Лугоши и его биографы представляют противоречивые истории[Прим 4]. По одной из версий Лугоши дебютировал в качестве баритона в хоре небольшого театра в Шабадке, а затем в 1900 году выступал в качестве дворецкого в другой театральной труппе, после чего переехал с ними в Сегед. Однако самое раннее документально подтверждённое появление Лугоши в Сегеде состоялось только в 1903 году, что согласуется с интервью, в котором он утверждал, что дебютировал в возрасте двадцати лет[Прим 5]. Также доподлинно не известно в какой пьесе Лугоши сыграл впервые[Прим 6]. Во времена своей молодости Лугоши часто выступал под псевдонимами, хотя обычно он сохранял своё имя Бела. Можно найти информацию, что он записывался именами «Геза» (венг. Géza) или «Дезсо» (венг. Dezső). А среди фамилий он использовал как свою Блашко, так и Лугоши в различных написаниях: Lugosi, Lugossi, Lugosy и Lugossy. В интервью 1947 года он вспоминал: «По [театральному] обычаю я был вынужден взять венгерскую фамилию. Моим родным городом был Лугож, поэтому я выбрал фамилию Лугоши, которая означает просто житель Лугожа»[17]. В 1923 году Бела вспоминал, что в 16-летнем возрасте он заменил главного актёра в «Ромео и Джульетте», позже студия Universal повторила эту версию, но она вряд ли является правдивой[16]. 1 сентября 1901 года в газете Budapesti Hirlap[hu] была опубликована заметка в которой говорилось, что в Будапеште прошли прослушивания новых актёров под эгидой Театральной гильдии[18]. Театральный историк Бела Гарай родившийся и выросший в Шабадке, был современником Лугоши, он писал: «В конце сентября 1901 года один из рабочих большого железоделательного завода [расположенного в Шабадке] предстал перед начальником цеха и объявил, что на следующий день он уже не появится на работе, так как едет в Пешт на вступительный экзамен в Актёрское общество. Этим молодым слесарем был Бела Лугоши»[19]. Далее в заметке рассказывается, что Лугоши уже во время перерыва на экзаменах предложили контракт, который он сразу подписал. Через несколько дней он появился на сцене в качестве первокурсника из Театра Шабадки, в городке Калоча, где театр работал в летние месяцы[19]. Лугоши стал работать в труппе Лайоша Пести-Ихаша[hu][18]. Уже в первый день режиссёр спектакля Фригиш Ференчи назначил его на главную роль в комедии «Орлы». Позже он получил главную роль в «Сирано де Бержераке», а затем главную роль в «Вино», крестьянской пьесе Гезы Гардони. На зимний сезон он переехал из Калочи в Шабадку и открыл сезон в спектакле «Орлы», в сохранившихся рецензиях критиков Лугоши не упоминается, следовательно можно предположить, что он играл уже второстепенную роль[18]. В течение сезона в Шабадке было поставлено более тридцати других спектаклей, во многих из которых Лугоши, вероятно, играл небольшие роли[18]. В начале 1902 года Лугоши покинул труппу[20] и начал выступать в различных региональных театрах[21]. В основном он играл маленькие роли. Исключением стала главная роль второго плана — Марко Колонна в драме Метерлинка «Монна Ванна», сыгранная 4 марта 1903 года в городе Дева. А в мае того же года о Лугоши впервые упомянул профессиональный критик в рецензии на пьесу «Рука руку моет», где он сыграл барона Эберле[22].

В 1903 году Лугоши с труппой приехал в город Тимишоара, где остался на восемь месяцев[23]. За это время он сыграл 123 разные роли. В этот раз он играл не только маленькие второстепенные роли, но и впервые ему начали давать серьезные второстепенные и даже главные роли[24]. Одна из его самых интересных ролей того времени была роль Гекко, слуги Свенгали, в «Трильби». Местная газета тогда написала: «Бела Лугоши в роли злобного приспешника Свенгали был совершенно завораживающим»[25].

С 1904 по 1909 год проследить шаги Лугоши становится всё труднее, хотя, скорее всего, он гастролировал по провинциям Австро-Венгерской империи. К 1910 году театр в Сегеде использовал Лугоши в самых разных ролях. Критики особенно отмечали его необычный подход к Шекспиру, как, например, в его интерпретации Ромео. Среди других известных пьес, в которых он играл в этот период, были «Ричард III», «Гамлет» и «Укрощение строптивой». Это привело к работе в Венгерском театре Будапешта в конце 1911 и 1912 годах. К январю 1913 года Лугоши выступал в составе Будапештского национального театра, самого престижного в Венгрии[26].

Бела Лугоши на одной из открыток с актёрами регионального театра. Возможно 1912 год.

В июне 1914 года Лугоши покинул театр и ушёл в армию[26]. Во время Первой мировой войны, с 1914 по 1916 год, служил пехотинцем в Австро-Венгерской армии и дослужился до звания лейтенанта. Во время пребывания на русском фронте был трижды ранен и награждён медалью[27]. К 1916 году Лугоши был демобилизован, якобы убедив армейских врачей, что он психически неуравновешен. Национальный театр снова принял его, хотя, возможно, его самой важной ролью той эпохи стал Иисус Христос в спектакле «Страсти» (англ. The Passion), которого он сыграл на сцене Дебрецена[28]. 25 июня 1917 года Бела женился на Илоне Шмик, девушке из будапештской семьи высшего класса. Наряду с организацией свадьбы, отец Шмик, возможно, профинансировал медовый месяц пары. Скудная послевоенная зарплата Лугоши также заставила супругов переехать в квартиру прямо над семьей Шмик, а также проводить время их летнем доме. Степень привязанности Лугоши к Илоне неизвестна; однако, когда пришло время, его собственная карьера и политические убеждения оказались важнее[28].

Ранние фильмы[править | править код]

Кинокарьера Лугоши началась после знакомства с продюсером и режиссёром Альфредом Деэши[en], именно он предложил Беле попробовать себя в кино. В фильмах поставленных Деэши Бела снимался под псевдонимом Аристид Ольт (англ. Arisztid Olt). Первым фильмом в котором снялся Лугоши был «Леони Лео  (англ.)» (1917). Далее Бела снимался в первых фильмах режиссёра Майкла Кёртиса, уже под псевдонимом Бела Лугоши. Бела продолжал выступать в Национальном театре до 1918 года, но стал активно участвовать в становлении венгерского кинематографа. Лугоши помог объединить Свободную организацию театральных работников и членов киноиндустрии в Национальный профсоюз актёров и выполнял функции его секретаря. Лугоши не только выступал с речами в поддержку актёров, но и писал политически ориентированные статьи для таких театральных журналов, как Szineszek Lapja[29]. В результате после начала «белого террора» вынужден был в 1919 году бежать в Вену, а затем в Германию, где продолжал сниматься и играть в театре. Вскоре по настоянию родителей его жена бросила Лугоши. Но практически сразу в Германии он влюбился в актрису Виолетту Напьерскую[30].

В 1920 году снялся в роли второго плана в фильме Фридриха Вильгельма Мурнау «Голова Януса» — вольной экранизации повести о докторе Джекиле и мистере Хайде. В том же году снялся в фильме «Караван смерти» с Дорой Герсон (в 1943 году Герсон умерла в газовой камере в Освенциме)[31]. Лугоши покинул Германию в октябре 1920 года, намереваясь эмигрировать в Соединённые Штаты, и в декабре 1920 года прибыл в Новый Орлеан. Добравшись до Нью-Йорка, Лугоши был проинспектирован сотрудниками иммиграционной службы на острове Эллис в марте 1921 года[32]. В 1928 году он заявил о своём намерении стать гражданином США, а 26 июня 1931 года Бела официально получил американское гражданство[33].

По прибытии в Америку Лугоши, обладая внвушительными ростом 1,85 м и весом 82 кг, некоторое время был разнорабочим, затем начал играть в театре венгерской общины. Вместе с другими венгерскими актёрами-эмигрантами он основал небольшую компанию, которая гастролировала по восточным городам, играя для эмигрантской аудитории. После участия в нескольких венгерских пьесах, в 1922 году Лугоши впервые вышел на бродвейскую сцену в своей первой английской пьесе — «Красный мак»[34]. В 1925 году он появился в роли арабского шейха в «Арабесках», премьера которых состоялась в Буффало (Нью-Йорк) в театре «Тек», а затем переехал в Нью-Йорк[35]. Первые его роли в кино в кино были третьего плана — так, например, в фильме Виктора Шёстрёма «Тот, кто получает пощёчины» (He Who Gets Slapped, 1924) с Лоном Чейни он играл одного из цирковых клоунов, причём в неразличимом гриме. Далее была роль в мелодраме «Бесшумная команда» (1923), а первая его серьёзная кинороль в Голливуде — полицейский инспектор в звуковом фильме Тода Браунинга «Тринадцатый стул» (The Thirteenth Chair, 1929), ставшем первым американским фильмом, названным хоррором[36].

«Дракула»[править | править код]

Летом 1927 года Лугоши пригласили сыграть в бродвейской театральной постановке «Дракула», которая была адаптирована Гамильтоном Дином и Джоном Л. Балдерстоном из романа Брэма Стокера 1897 года[37]. Постановка производства Horace Liveright была успешной, был отыгран 261 спектакль, прежде чем совершить поездку по Соединенным Штатам в 1928 и 1929 годах, постановка была встречена признанием критиков. Когда пьесу закончили играть на Западном побережье в 1928 году, Лугоши решил остаться в Калифорнии. Его актёрская игра вызвала интерес у Fox Film, и он сыграл в немом фильме студии «Скрытая женщина» (1929). Он также появился в фильме «Заключённые» (1929), который сейчас считается утерянным, фильм вышел как в немом, так и в звуковом варианте[38][39].

В 1929 году, когда других ролей в фильмах не было, Лугоши вернулся на сцену в роли Дракулы для короткого тура на Западном побережье. Лугоши остался в Калифорнии, где он возобновил свою работу в кино по контракту с Fox, часто появляясь в эпизодических ролях с малым количеством реплик. Он также продолжал лоббировать свою ценную роль в киноверсии «Дракулы»[40].

Значительный коммерческий успех постановки привлёк к ней внимание киностудии Universal Pictures, которая к 1930 году сумела собрать пакет авторских прав, необходимых для осуществления экранизации и начала работать над фильмом. Несмотря на признание критиков, Лугоши не был первым выбором Universal, главная роль была закреплена за Лоном Чейни, однако тот умер от рака и проект едва не был закрыт. Когда было решено продолжить работу над фильмом, студия пригласила в режиссёрское кресло Тода Броунинга, а главную роль закрепили за Лугоши. Понимая, что участие в этом фильме открывает перед ним широчайшие перспективы, Бела подошёл к работе очень ответственно, сутками работал над образом и, в итоге, сыграл Дракулу блистательно не только в части пластики, которая была отработана в театре, но и на крупных планах. Он практически отказался от грима и создал классический образ вампира-аристократа, которого светскость не делает менее чудовищным.

Лугоши в роли Дракулы, 1931 г.

«Дракула» вышел на экраны в феврале 1931 года и пользовался грандиозным успехом у зрителей, выдержав несколько повторных релизов. Его успех не только позволил сделать впоследствии несколько тематических продолжений, но и открыл дорогу целой волне фильмов ужасов. Бела Лугоши получил постоянный контракт со студией Universal, которая хотела сделать из него «второго Лона Чейни» и тут же предложила сняться в роли Чудовища во «Франкенштейне». Однако после успешных проб, Лугоши это предложение отверг, так как роль была без слов, что лишало его выразительных возможностей, и он не хотел играть в тяжёлом гриме; по другой, более правдоподобной, версии, его кандидатуру отверг сам режиссёр Джеймс Уэйл, вообще очень щепетильно подбиравший актёров. В итоге роль досталась Борису Карлоффу, который впоследствии неоднократно был партнёром Лугоши на съёмочной площадке. Сам Лугоши с сожалением относился к упущенной роли.

Дальнейшая карьера[править | править код]

После «Дракулы» Лугоши стал регулярно сниматься в жанровых фильмах — обычно ему доставались роли злодеев. Таковы Доктор Миракл в «Убийстве на улице Морг» (1932), Легендре в «Белом зомби» (1932), Роксор в «Маге Чанду» (Chandu the Magician, 1932) и так далее. Лугоши также сыграл Говорящего Закон в «Острове потерянных душ» (Island of Lost Souls, 1933), экранизации романа Герберта Уэллса «Остров доктора Моро». В фильме «Чёрный кот» (1934) он играл роль доктора Вердегаста, который не является злодеем, но одержим жаждой мести. Затем он практически точно повторяет свой же рисунок роли вампира в «Знаке вампира» (1935). Роли в фильме «Ворон» (1935) и фильме «Невидимый луч» (The Invisible Ray, 1936) укрепляют его репутацию жанрового актёра.

За съёмки в фильме «Белый зомби», где Лугоши нередко подменял режиссёра, он получил тысячу (по другим сведения 5 000) долларов, в то время как сам фильм стоил студии Universal 100 тысяч долларов. Но в прокате картина собрала более 8 миллионов.

В 1933 году Лугоши женился на Лилиан Арч, которая через пять лет родила ему сына, Белу-младшего. В фильме «Чёрный кот» Лугоши впервые снялся вместе с Борисом Карлоффом. Ральф Беллами, знавший обоих актёров по совместной работе, отмечал: «Между Лугоши и Карлоффом было нечто вроде здорового соревнования — они не пытались выяснить чей талант и мастерство лучше. Скорее, они понимали, что олицетворяют сам жанр хоррора как таковой».

Выделяется очень яркая и богатая по выразительным средствам роль злобного горбуна Игоря, которую Лугоши сыграл в фильмах «Сын Франкенштейна» (1939) и «Призрак Франкенштейна» (1942). Чтобы получить роль в фильме «Сын Франкенштейна», ему пришлось умолять об этом создателей фильма. Став в 1937 году отцом, актёр испытывал острую нехватку денег, хотя сын Лугоши с теплотой отмечал в интервью, что отец всегда достаточно обеспечивал семью, и они не бедствовали. За эту роль, первоначально требовавшую неделю съемочного времени, он получил всего 500 долларов. Режиссёр Роуленд Ли, узнав о том, как отнеслись к актёру, разозлился на продюсеров и расширил роль Игоря, что соответственно потребовало увеличить ему зарплату. Он также сыграл (всё-таки) Чудовище Франкенштейна в фильме «Франкенштейн встречает человека-волка» (1943).

История карьерного упадка Лугоши очень точно отражала деградацию и самодискредитацию жанра ужасов как такового в американском кинематографе на протяжении военных 1939—1945 гг. Коммерческий подход студий, нацеленный на максимальную эксплуатацию образов при минимальных затратах, усугубленный цензурой, привел к тому, что за 1930-е годы фильмы ужасов быстро скатились из жанра драмы с элементами фантастики в разряд В-муви и стали набором штампов и нагромождением повторений, в которые ни режиссёры, ни продюсеры (за очень небольшим исключением, как Вэл Льютон) даже не пытались привнести хоть чего то нового или необычного, смысловой или эмоциональной глубины. В конце концов сами зрители перестали воспринимать монстров сколько-нибудь серьёзно. Понимая, что их персонажи становятся «ходящим реквизитом», другие звезды фильмов ужасов 30-х старались вырваться из амплуа — вознесшиеся на волне первых хитов Клод Рейнс, Фредрик Марч, Борис Карлофф смогли удержаться на высоком уровне, сохранив непривычную для актёров эпохи классического Голливуда самостоятельность, отказываясь от ролей, которые были по их мнению откровенно нелепыми, хотя преимущественно играли негодяев в исторических фильмах, триллерах, боевиках и фантастических картинах. Больной ишиазом Лугоши был не в состоянии блеснуть своей разносторонностью и чувством юмора, особенно в обстановке все более натягивающихся отношений с руководством студии «Юниверсал». Так, роль Лоуренса Тальбота изначально рассматривавшаяся как поощрение за «Сына Франкенштейна» отошла к более молодому Лону Чейни-младшему, а роль его отца — Клоду Рейнсу. Ещё хуже дело обстояло с прославившей актёра ролью Дракулы — в линейке ремейков классических фильмов ужасов Юниверсал этот образ был передан Джону Керрадайну в картинах «Дом Франкенштейна» (1944) и «Дом Дракулы» (1945). Причиной такого пренебрежительного отношения к Лугоши некоторые знавшие его коллеги-актёры считали чрезвычайно не нравившийся американским зрителям венгерский акцент, от которого актер несмотря на усилия не смог избавиться, кроме того продюсеров не устраивал значительный возраст — роль с налетом соблазнителя своих жертв казалась неуместной в исполнении 62-летнего Лугоши. Меньшие студии «Коламбия», «RKO», «Монограмм» старались привлечь его к работе на главные роли в мало-мальски приличные картины, среди которых выделяется ещё одна совместная с Карлоффом работа «Похититель тел» (1945), срежиссированного Робертом Уайзом и спродюсированная Вэлом Льютоном. Но в большинстве случаев в 1940-х Лугоши оказался отодвинут на роли в откровенно второсортных и пародийных фильмах, которые если и представляют хоть какой то интерес, то только из-за его участия. Всё чаще оставаясь без работы, а от сыгранных ролей не получая ни творческой, ни финансовой отдачи, Лугоши во второй половине 1940-х годов начинает чаще болеть, а возрастающая зависимость от лекарств приводит к тому, что он становится морфинистом, пристрастившись к болеутоляющим средствам. В этот период ему изредка достаются малозначительные роли, единственное хоть сколько-нибудь заметное исключение — роль Дракулы в пародийной комедии «Эбботт и Костелло встречают Франкенштейна» (1948).

Работа с Эдом Вудом[править | править код]

Последняя роль Лугоши в фильме «План 9 из открытого космоса»

В 1950-х годах Лугоши снялся в нескольких фильмах — «Глен или Гленда» (1953), «Невеста монстра» (1955), — режиссёра Эда Вуда, который был горячим поклонником его прежних ролей. Гонорар, полученный Лугоши за участие в этих фильмах, помог ему победить зависимость от морфия, и он решил вернуться к работе в большом кино, успев недолго поработать на телевидении в телеспектакле «Дракулы» для NBS. Его возвращение знаменовала небольшая роль в фильме «Чёрный сон» — по иронии судьбы, роль была без текста, и она же стала его последней ролью. Вуд старался организовать Лугоши место в телепрограмме местного Лос-анджелестского вещания «Театр Шока», где Лугоши должен был вести киноведческий обзор старых фильмов и мог бы при этом рассказать о собственных картинах, что в период телевизионного бума 1950-х было очень перспективно для него как для актёра, так и для Вуда-режиссёра — так, Борис Карлофф работавший в конце 1940-х — начале 1950-х преимущественно на радио и телевидении смог попробовать себя в различных жанрах (в том числе комедийном) и вернуться в кино, где успешно снимался почти десять лет, успев поработать с Роджером Корманом и Марио Бавой. Лугоши собирался сняться в фильме «План 9 из открытого космоса», но закончить работу не успел — он умер, когда было снято всего около 10 минут фильма, через неделю после подписания контракта с телестудией. Однако его можно видеть в нескольких сценах.

Смерть[править | править код]

Внешние изображения
Могила Беллы Лугоши

Бела Лугоши умер 16 августа 1956 года от сердечного приступа. Согласно воле его родных, он был похоронен на кладбище Святого Креста в одном из хранившихся в семье театральных костюмов Дракулы. В 1964 году, на панихиде Питера Лорре, Винсент Прайс рассказал, что когда они вместе были на похоронах Лугоши, Лорре сказал ему: «Как думаешь, может стоит забить ему в грудь кол на всякий случай?». Прайс заметил, что Лорре так мрачно пошутил, чтобы побороть скорбь по коллеге и другу.

У актёра было четверо внуков и шесть правнуков, хотя он так и не дожил до встречи ни с одним из них.

Личная жизнь[править | править код]

В 1917 году Лугоши женился в Венгрии на Илоне Шмик (1898—1991). Пара распалась, так как Лугоши бежал в Вену, а Илона не захотела оставлять своих родителей. Развод официально завершился только 17 июля 1920 года, так как Лугоши не смог явиться на судебное разбирательство.

В 1921 году он женился на актрисе Илоне фон Монтах в Нью-Йорке, но 11 ноября 1924 года они развелись, когда Илона обвинила мужа в измене.

В 1929 году Лугоши женился на богатой жительнице Сан-Франциско Беатрис Вудрафф Уикс (1897—1931), вдове архитектора Чарльза Питера Уикса. Уикс в тот же год подала на развод 4 ноября 1929 года, аналогично обвинив Лугоши в неверности (разлучницей Уикс назвала Клару Боу). Развод официально завершился 9 декабря 1929 года, а через 17 месяцев 34-летняя Уикс умерла от алкоголизма во Флориде. Лугоши из её состояния так ничего и не получил.

26 июня 1931 года Лугоши стал натурализованным гражданином США.

В 1933 году 51-летний Лугоши женился на живущей в Голливуде соотечественнице, 22-летней Лилиан Арч (1911—1981). 5 января 1938 года у них родился его единственный ребёнок, сын Бела Джордж Лугоши. В 1944 году пара разошлась и окончательно оформила развод 17 июля 1953 года. На этот раз причиной развода стали проблемы с алкоголем Лугоши и его нездоровая ревность к актёру Брайану Донлеви, у которого Арч работала ассистенткой (вскоре после развода Арч вышла за Донлеви). Бела-младший остался с матерью.

В 1955 году Лугоши женился на своей давней поклоннице Хоуп Линингер, которая была моложе него на 37 лет. С ней он и прожил до своей смерти, наступившей примерно год спустя.

Личность[править | править код]

После своей внезапной популярности после выхода фильма «Дракула», Лугоши начал давать много интервью и часто старался создать ореол мрачности и загадочности вокруг своей фигуры. Например он рассказал одному журналисту, что в детстве его «обучение проходило на коленях у своей старой няни, и её страшные истории о призраках и вампирах были интересными сказками на ночь». Он говорил, что местные жители верили в «воскресших существ, способных превращаться в огромных летучих мышей». Как то раз он говорил, что как и все молодые люди в тех краях, был до смерти напуган крестьянскими служанками и няньками, которые часами рассказывали о вампирах, злых духах и нежити[41]. В другой раз, противореча своим обычным рассказам о семье, он сказал, что никогда не ложился спать в страхе, потому что он «был из бедной венгерской семьи, и нас было слишком много в доме, чтобы оставаться одному или бояться»[42]. Лугоши рассказывал, что он никогда не заходил в подвал своей семьи, потому что там было полно летучих мышей. Он видел их и на улице, в сумерках[41]. «В детстве я был очень неуправляемым... Как Джекил и Хайд», — вспоминал Лугоши. Он говорил, что с мальчиками был жестоким и часто дрался, а с девушками «был ягненком» и «целовал им руки». «Мне нравилось думать, что в каждом мужчине есть и воин и любовник», — говорил в одном из интервью Лугоши[41]. В детстве Бела любил играть в индейцев и представлял будто добывает скальпы срывая шапки с других детей. Город где жил маленький Бела состоял наполовину из венгров, наполовину из румынов: «Чтобы показать превосходство венгров, у нас была привычка отбирать шапки у румынских мальчиков... Одно время у меня было 700 шапок румынских мальчиков. Я злорадствовал над ними. Они показывали мое превосходство и лидерство»[8]. Но скорее всего он сильно преувеличивал свои детские достижения, так как в другом интервью он говорил уже о 1500 шапок собранных им с друзьями за два года[8]. Один из одноклассников вспоминал, что Лугоши был «бойким мальчиком, слабым учеником и довольно неуправляемым». Другой рассказывал, что он «не хотел ни учиться, ни заниматься»[43].

В детстве Лугоши страдал шепелявостью, и какое то время ему приходилось делать специальные упражнения для языка[13].

Актёрская игра[править | править код]

С самого начала карьеры в театре, Лугоши скорее всего столкнулся с различными актёрскими стилями. «Мейнингенский стиль считался романтическим натурализмом. Московский стиль подчеркивал психологизм. А ещё был стиль венской оперетты — очень консервативный подход к театру и актёрской игре. Однако в моду вошли новые стили — авангардные, такие как те, которые отстаивали Макс Рейнхардт и Пискатор» писал историк кино и биограф Белы Лугоши Гари Родс[en]. Авангардные подходы с их акцентом на физическое движение вдохновили многих венгерских актёров и режиссёров. Все эти стили считает Родс повлияли на будущие образы Лугоши. «При просмотре таких разных фильмов, как „Дракула“ (1931), „Белый зомби“ (1932), „Чёрный кот“ (1934), „Ворон“ (1935), „Сын Франкенштейна“ (1939) и „Ниночка“ (1939), можно увидеть, как Лугоши выбирает между натуралистическим, реалистическим и сверхвысокохудожественным актёрскими стилями, усвоенными в юности, тщательно и продуманно приспособленными к конкретным потребностям той или иной роли»[44].

Примечания[править | править код]

Комментарии
  1. У Белы было два старших брата Ласло и Лайош, а также сестра Вильма[5].
  2. Между городами также было железнодорожное сообщение, так что возможно Лугоши слегка приврал, тем более, что когда он рассказывал об этом путешествии он назвал расстояние в 300 миль[10].
  3. Сейчас город называется Суботица, входит в состав Сербии[12].
  4. Лугоши якобы утверждал, что, будучи ребёнком, он писал, ставил и играл в пьесах на пустующем складе в своём родном городе. В другой версии Лугоши рассказал интервьюеру, что в 1899 году заболел один из членов странствующей театральной труппы. Труппа выбрала Лугоши в качестве замены актёра, и его успех был настолько велик, что он смог преодолеть возражения своих родителей против того, чтобы он становился актёром. Но к тому году его отец умер. Да и позже сам Лугоши писал, что никогда не сталкивался с «родительскими возражениями» против своих планов относительно сценической карьеры. В другой раз Лугоши рассказал совсем другую версию, утверждая, что он присоединился к «маленькой деревенской театральной труппе», но был уволен через две недели. «Это происходило двадцать или двадцать пять раз», — говорил он, что явно является как минимум преувеличением[14].
  5. Согласно ещё одной версии, Лугоши, стремясь стать актёром, участвовал в любительских постановках в 1901 и 1902 годах, но не занимался профессиональной актёрской деятельностью до тех пор, пока не заключил контракт с театром имени Ференца Йожефа Синхаза в Тимишоаре (ныне Дворец культуры в Тимишоаре[ro])[15].
  6. Затруднения вызваны ещё и тем, что Бела Лугоши был не единственным венгерским актёром с этой фамилией в начале XX века. Jeno Lugosi, Lajos Lugosi и Daniel Lugosy также были профессиональными актёрами в то время. А на афишах того времени актёры часто указывались только по фамилии. Также в Венгрии тогда было несколько разных людей по имени Бела Блашко. Один из них был кондитером в городе Бекеш, другой стал известен после самоубийства. А Бела Вайс Фолдес писал под псевдонимом Bela Lugossy[16].
Источники
  1. 1 2 Bela Lugosi // Encyclopædia Britannica (англ.)
  2. 1 2 Bela Lugosi // Internet Broadway Database (англ.) — 2000.
  3. LUGOSI BELA // Encyclopædia Universalis (фр.)Encyclopædia Britannica.
  4. Bela Lugosi // Internet Speculative Fiction Database (англ.) — 1995.
  5. 1 2 3 Rhodes, 2006, p. 3.
  6. Rhodes, Kaffenberger, 2021, p. 17.
  7. 1 2 3 Rhodes, Kaffenberger, 2021, p. 18.
  8. 1 2 3 4 Rhodes, Kaffenberger, 2021, p. 23.
  9. Rhodes, Kaffenberger, 2021, p. 26.
  10. 1 2 3 Rhodes, Kaffenberger, 2021, p. 27.
  11. Rhodes, Kaffenberger, 2021, p. 28.
  12. 1 2 3 4 Rhodes, Kaffenberger, 2021, p. 29.
  13. 1 2 Rhodes, Kaffenberger, 2021, p. 30.
  14. Rhodes, Kaffenberger, 2021, pp. 37—38.
  15. Rhodes, Kaffenberger, 2021, p. 38.
  16. 1 2 Rhodes, Kaffenberger, 2021, p. 39.
  17. Rhodes, Kaffenberger, 2021, p. 40.
  18. 1 2 3 4 Rhodes, Kaffenberger, 2021, p. 42.
  19. 1 2 Rhodes, Kaffenberger, 2021, p. 41.
  20. Rhodes, Kaffenberger, 2021, p. 44.
  21. Rhodes, Kaffenberger, 2021, p. 48.
  22. Rhodes, Kaffenberger, 2021, p. 54.
  23. Rhodes, Kaffenberger, 2021, p. 56.
  24. Rhodes, Kaffenberger, 2021, pp. 56—57.
  25. Rhodes, Kaffenberger, 2021, p. 57.
  26. 1 2 Rhodes, 2006, p. 4.
  27. Milano, 2006, p. 38.
  28. 1 2 Rhodes, 2006, p. 6.
  29. Rhodes, 2006, p. 7.
  30. Rhodes, 2006, p. 8.
  31. Noack, 2016, p. 45.
  32. Graf Tisza Istvan. Passenger list of the S.S. (англ.) // New Orleans. — 1920.
  33. Provo, Utah, US: The Generations Network, Inc.  (англ.) // Selected U.S. Naturalization Records — Original Documents, 1790–1974 (World Archives Project). — 2009.
  34. Skal, 2004, p. 124.
  35. Bela Lugosi premieres in Buffalo, New York (англ.). The Bela Lugosi Blog (25 августа 2011). Дата обращения: 2 мая 2019.
  36. Биография актёра (недоступная ссылка). Дата обращения: 19 июня 2008. Архивировано 3 марта 2008 года.
  37. Rhodes, 2006, p. 169.
  38. Prisoners. Дата обращения: 2 мая 2019.
  39. Arthur Lennig. The immortal count: the life and films of Bela Lugosi. — University Press of Kentucky, 2003-06. — 614 с. — ISBN 9780813122731.
  40. Bela Lugosi: Hollywood's Dark Prince. Дата обращения: 2 мая 2019.
  41. 1 2 3 Rhodes, Kaffenberger, 2021, p. 21.
  42. Rhodes, Kaffenberger, 2021, pp. 20—21.
  43. Rhodes, Kaffenberger, 2021, p. 24.
  44. Rhodes, Kaffenberger, 2021, p. 36.

Литература[править | править код]

На русском
На английском


Ссылки[править | править код]