Эта статья входит в число хороших статей

Луций Антоний

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Луций Антоний
лат. Lucius Antonius
Луций Антоний
квестор Римской республики
50 год до н. э.
проквестор Азии
49 год до н. э.
народный трибун Римской республики
44 год до н. э.
септемвир по разделу земли
44 год до н. э.
легат
43 год до н. э.
консул Римской республики
41 год до н. э.
проконсул Испании
40 год до н. э.

Рождение 80 до н. э.(-080)
Смерть вскоре после 40 года до н. э.
Род Антонии
Отец Марк Антоний Кретик
Мать Юлия
Commons-logo.svg Луций Антоний на Викискладе

Лу́ций Анто́ний (лат. Lucius Antonius; 80 до н. э. — вскоре после 40 года до н. э.) — римский военачальник и политический деятель из плебейского рода Антониев, консул 41 года до н. э., брат Марка Антония. Начал политическую карьеру с квестуры в 50 году до н. э. Некоторое время управлял провинцией Азия. В 44 году до н. э. был народным трибуном и в этом качестве занимался аграрным переделом в Италии, добился принятия закона, расширившего полномочия диктатора Гая Юлия Цезаря. В гражданских войнах, начавшихся после убийства последнего, поддерживал своего брата, возглавившего цезарианскую «партию»; в частности, участвовал в боях под Мутиной в начале 43 года до н. э. Когда Марк Антоний находился на Востоке, Луций представлял его интересы в Италии. Вместе с женой Марка Фульвией в 41 году до н. э. он начал войну против Октавиана, чтобы не допустить чрезмерного усиления этого политика. Был осаждён в Перузии (поэтому война получила название Перузинская) и, не получив ожидаемую поддержку от полководцев брата, в начале 40 года до н. э. капитулировал. Октавиан его пощадил и сделал проконсулом Испании. Предположительно, вскоре после этого назначения Луций Антоний умер.

Происхождение[править | править код]

Луций Антоний принадлежал к старинному плебейскому роду, который во времена Поздней республики возводил свою родословную к Антону, одному из сыновей Геракла[1][2]. Их положение в составе римского нобилитета характеризуется в историографии как «незавидное» до конца II века до н. э., когда начал делать карьеру Марк Антоний[3]. Этот нобиль стал одним из лучших ораторов эпохи, консулом в 99 году до н. э. и цензором в 97 году до н. э. Его сыновьями были Гай Антоний Гибрида (консул 63 года до н. э.) и Марк Антоний Кретик, чья карьера из-за ранней смерти оборвалась на претуре. Луций был третьим и последним сыном Кретика — после Марка и Гая[4].

Мать Луция Антония принадлежала к патрицианскому роду Юлиев, возводившему свою родословную к царям Альба-Лонги, Энею и богине Венере[5]. По этой линии Луций был внуком Луция Юлия Цезаря (консула 90 года до н. э.) и правнуком Марка Фульвия Флакка — консула 125 года до н. э., союзника Гая Семпрония Гракха[6]. Он находился в отдалённом родстве с Гаем Юлием Цезарем[7].

Биография[править | править код]

Ранние годы и начало карьеры[править | править код]

Учитывая дату рождения старшего из братьев-Антониев, Марка, и хронологию карьеры Луция, появление последнего на свет датируют приблизительно 80 годом до н. э.[8] Луций рано потерял отца: Марк Антоний Кретик в 71 году до н. э. умер на Крите. Юлия вышла замуж во второй раз, за патриция и консуляра Публия Корнелия Лентула Суру. Этот нобиль участвовал в заговоре Катилины и был казнён в конце 63 года до н. э.[9]

Первое упоминание о Луции Антонии в источниках относится к 54 году до н. э. Тогда он вместе с братом Гаем претендовал на роль обвинителя в процессе Авла Габиния, обвинявшегося в вымогательстве[10]. Но обвинителем стал Гай Меммий. В 50 году до н. э. Луций занял должность квестора[11], с которой начинался cursus honorum, и отправился в Азию вместе с пропретором Квинтом Минуцием Термом. Когда наместник готовился к возвращению в Рим, не дождавшись преемника, он сначала планировал оставить вместо себя не квестора, как это было принято, а одного из легатов. Но Марк Туллий Цицерон, находившийся в то время в соседней Киликии, в письме посоветовал Терму сделать выбор в пользу именно Луция[4]. Иное решение, по мнению Цицерона, стало бы для Луция бесчестьем и сделало бы врагами Терма всех братьев-Антониев[12].

Квинт Минуций последовал этому совету, и Луций на некоторое время остался во главе провинции (в 49 году до н. э.)[4]. По словам Цицерона, уже тогда он был «влиятельным молодым человеком» и мог в течение трёх лет сделать новый шаг в своей карьере — к должности народного трибуна[13]. Но этот прогноз не осуществился: трибунат Луция пришёлся на 44 год до н. э.[14] В начале года Луций выдвинул инициативу, существенно расширявшую полномочия диктатора Гая Юлия Цезаря: она предполагала, что половину магистратов (за исключением консулов) Цезарь мог назначать без выборов[15]. При этом остаётся неясным ситуация с консулами — мог ли диктатор назначать обоих или здесь сохранился старый порядок избрания. Соответствующий закон был принят[16].

Вскоре после убийства Цезаря, в апреле 44 года до н. э., Луций добился принятия аграрного закона. Точной информации о содержании этого закона в источниках нет. Предположительно речь шла о разделе оставшихся земель из государственного фонда между ветеранами и о выкупе земли у частных лиц для тех же целей[17]. Реализацией этого начинания занялась комиссия из семи человек, в которую вошли Луций и его брат Марк[18]. Известно, что Цицерон в связи с этим беспокоился за судьбу своих владений, но Луций успокоил его своим письмом[19]. Аграрная деятельность Антония сделала его популярным у народа: трибун был признан патроном всех триб, военных трибунов и всадников, в его честь воздвигли несколько статуй[20].

В мае 44 года до н. э., когда в Рим прибыл приёмный сын Цезаря Октавиан, именно Луций дал ему право обратиться к народу на сходке (contio). По истечении трибунских полномочий (после 10 декабря) он отправился в Тибур к брату Марку, стоявшему там с легионами. На тот момент Марк Антоний возглавлял цезарианскую «партию», противостоявшую сенату; Цицерон в одной из своих филиппик утверждает, что Луций угрожал брату смертью из-за того, что тот хотел примириться с сенаторами[21]. Политическое противостояние вскоре перешло в очередную гражданскую войну. Марк Антоний осадил в Мутине одного из убийц Цезаря Децима Юния Брута Альбина, и Луций привёл к нему легион. Известно, что во время Мутинской войны Луций взял хитростью Парму, в которой, по словам Цицерона, проявил «величайшую жестокость» и «бесчеловечность»[22][23].

15 апреля 43 года до н. э. Марк Антоний был атакован армией консулов и Октавиана у Галльского Форума. Луций в этот день охранял лагерь цезарианцев. Чтобы отвлечь на себя часть вражеских сил, он атаковал лагерь сенатской армии[24]. В этом бою Антонии победили, но 21 апреля под Мутиной они потерпели поражение и были вынуждены отступить к Альпам. Римский сенат, узнав об этом, объявил и Луция, и Марка «врагами государства». Луций возглавлял авангард[25]. В первой половине мая он уже был в Нарбонской Галлии, у города Форум Юлия[26]; наместники двух Галлий, Луций Мунаций Планк и Марк Эмилий Лепид, преградили ему путь[27]. В дальнейшем Марк Антоний заключил союз с Лепидом и Планком, но Луций не упоминается в источниках в связи с этими событиями[23].

Перузинская война[править | править код]

Следующее упоминание о Луции относится к 41 году до н. э.[28] К этому времени Марк Антоний, Марк Эмилий Лепид и Октавиан объединились в рамках Второго триумвирата, разгромили убийц Цезаря и установили контроль над всей Римской державой. Луций стал консулом 41 года до н. э. вместе с Публием Сервилием Исавриком[29] (обязательный этап претуры он, по-видимому, не прошёл[23]). Марк Антоний находился в те годы на Востоке, и Луций должен был представлять интересы брата в Италии. Октавиан в соответствии с заключенным ранее соглашением начал наделять ветеранов землёй, конфискованной у италийских муниципиев; Луций и жена Марка Фульвия вмешались в этот процесс, боясь, что Октавиан припишет себе все заслуги, перетянет армию на свою сторону и получит таким образом слишком много власти. Они потребовали от Октавиана, чтобы он включил в состав земельных комиссий друзей Марка. Тот, допуская, что за протестующими может стоять его коллега по триумвирату, уступил[30].

Вскоре по Италии распространилось недовольство деятельностью комиссий, которые отбирали землю у местных общин, чтобы передать её ветеранам. Луций встал на сторону недовольных: он заявил, что аграрный передел происходит по инициативе Октавиана и что Марк Антоний сложит с себя полномочия и восстановит республику сразу по возвращении с Востока. Чтобы доказать свою преданность брату, Луций добавил к своему имени когномен Пий[31]. Фульвия, сначала недовольная всем этим (по словам Аппиана, она «говорила, что Луций не вовремя затевает распрю»[32]), вскоре тоже изменила свою позицию и стала даже подстрекать Луция к обострению ситуации. Вследствие ряда инцидентов к осени 41 года до н. э. дело дошло до полноценной войны[30].

На тот момент Луций командовал 6 легионами. У Октавиана было только 4, но он вызвал из Испании ещё 6. При этом по Италии были рассредоточены 13 легионов Луция Мунация Планка, Гая Азиния Поллиона и Публия Вентидия Басса, подчинявшихся Марку Антонию, а в Галлии стояли 11 легионов Квинта Фуфия Калена и всё зависело от того, какое участие все эти силы примут в конфликте[33]. Луция поддержали очень многие италики, а также существенная часть римской знати[34]. В сентябре 41 года до н. э. он занял Рим; горожане приветствовали его восторженно и провозгласили императором. Но вскоре ему пришлось отступить в Перузию, где Луций был осаждён войсками Октавиана. Фульвия предприняла меры, чтобы помочь деверю: сначала она побудила Калена, Поллиона и Басса пойти на прорыв блокады, но те действовали не слишком энергично и ушли ни с чем; потом она повела к Перузии армию Планка, но и та была отбита[35].

Город ожесточённо сопротивлялся до конца зимы 40 года до н. э. Параллельно шла пропагандистская война. Октавиан распространял слухи, будто война началась исключительно из-за женского эгоизма Фульвии, которая подчинила себе Луция[36]. Последний со своей стороны обвинял Октавиана в распутстве, говоря, «будто свою невинность, початую Цезарем, тот предлагал потом в Испании и Авлу Гирцию за триста тысяч сестерциев, и будто икры себе он прижигал скорлупою ореха, чтобы мягче был волос»[37].

Тем временем в осаждённом городе начался голод. Луций запретил кормить рабов, но и выпускать их из города тоже было нельзя: они рассказали бы Октавиану о бедственном положении защитников Перузия. Поэтому рабы толпами бродили по городу, ели траву и листья и умирали. Наконец, в конце февраля или начале марта Луций был вынужден сдаться. Победители жестоко расправились с горожанами, а вот из армии Антония никто не пострадал, включая её командира: на этом настояли солдаты Октавиана[38].

Конец жизни[править | править код]

Октавиан не только пощадил Луция, но и предоставил ему свободу, разрешив отправиться к Марку. Но тот предпочёл Востоку Испанию[38]; Октавиан назначил его наместником этого региона. Больше Луций не упоминается в сохранившихся источниках. По-видимому, он умер вскоре после окончания Перузинской войны[39].

Оценки личности и деятельности[править | править код]

Марк Туллий Цицерон в своих филиппиках отзывается о Луции Антонии резко негативно. При этом он ограничивается крайне общими формулировками, тогда как, говоря о Марке Антонии, упоминает множество компрометирующих обстоятельств. Только одну конкретную вещь ставит оратор в вину Луцию: последний во время пребывания в Азии сражался как гладиатор против одного своего друга. Антоний был вооружён как мурмиллон, его противник — как фракиец; Луций убил друга[40]. Насколько эта история соответствует действительности, установить невозможно[39].

Античные авторы по-разному оценивают мотивы Луция Антония во время Перузинской войны. Аппиан называет Луция «приверженцем демократии», недовольным властью триумвирата[32]; Дион Кассий считает, что Луций отстаивал интересы своего брата[41]. В источниках распространено мнение, что Луций находился под влиянием Фульвии, которая и стала основным инициатором войны[42].

Антиковеды отмечают, что в любом случае Перузинская война означала для Рима возрождение республиканской идеи, особенно неожиданное, поскольку его инициатором стали люди из ближайшего окружения монархиста Марка Антония. Позже наследником Луция в качестве носителя этой идеи стал — во многом против своей воли — Секст Помпей Магн[43]. Поражение Луция означало конец гражданских войн для Италии и консолидацию западной части Римской державы под властью Октавиана[44]. Советская исследовательница Людмила Туркина назвала эту войну «борьбой экспроприируемых собственников против экспроприирующих их низов»[45]

Примечания[править | править код]

  1. Antonius, 1894, s. 2575.
  2. Wiseman, 1974, p. 156—157.
  3. Короленков, 2011, с. 12.
  4. 1 2 3 Antonius 23, 1894, s. 2585.
  5. Светоний, 1999, Божественный Юлий, 1, 1.
  6. Цицерон, 1993, Против Катилины, IV, 13.
  7. Iulius 127ff, 1918, s. 183—184.
  8. Биография Луция Антония на сайте «История Древнего Рима»
  9. Iulius 543, 1918.
  10. Цицерон, 2010, К брату Квинту, III, 2, 1.
  11. Broughton, 1952, p. 249.
  12. Цицерон, 2010, К близким, II, 18.
  13. Цицерон, 2010, К близким, II, 18, 2.
  14. Broughton, 1952, p. 323.
  15. Светоний, 1999, Божественный Юлий, 41, 2.
  16. Antonius 23, 1894, s. 2585—2686.
  17. Машкин, 1949, с. 145.
  18. Broughton, 1952, p. 332.
  19. Цицерон, 2010, К Аттику, XV, 12, 2.
  20. Цицерон, Филиппики, VI, 12—15; VII, 16.
  21. Цицерон, Филиппики, VI, 10.
  22. Цицерон, Филиппики, XIV, 8—9.
  23. 1 2 3 Antonius 23, 1894, s. 2586.
  24. Дион Кассий, XLVI, 37.
  25. Цицерон, 2010, К близким, X, 33, 4.
  26. Цицерон, 2010, К близким, X, 15, 3.
  27. Цицерон, 2010, К близким, X, 34.
  28. Antonius 23, 1894, s. 2686.
  29. Broughton, 1952, p. 370.
  30. 1 2 Белкин, 2008, с. 275.
  31. Машкин, 1949, с. 224.
  32. 1 2 Аппиан, 2002, XVII, 19.
  33. Егоров, 2014, с. 419; 421.
  34. Машкин, 1949, с. 227—228.
  35. Белкин, 2008, с. 276.
  36. Белкин, 2009, с. 245.
  37. Светоний, 1999, Божественный Август, 68.
  38. 1 2 Машкин, 1949, с. 229.
  39. 1 2 Antonius 23, 1894, s. 2589.
  40. Цицерон, Филиппики, V, 30; VII, 17.
  41. Дион Кассий, XLVIII, 5, 6.
  42. Белкин, 2009, с. 242-243.
  43. Межерицкий, 1994, с. 147—148.
  44. Егоров, 2014, с. 421—422.
  45. Парфёнов, 1983, с. 60.

Источники и литература[править | править код]

Источники[править | править код]

  1. Аппиан Александрийский. Римская история. — М.: Ладомир, 2002. — 878 с. — ISBN 5-86218-174-1.
  2. Дион Кассий. Римская история. Проверено 14 сентября 2016.
  3. Гай Светоний Транквилл. Жизнь двенадцати цезарей // Светоний. Властелины Рима. — М.: Ладомир, 1999. — С. 12—281. — ISBN 5-86218-365-5.
  4. Марк Туллий Цицерон. Письма Марка Туллия Цицерона к Аттику, близким, брату Квинту, М. Бруту. — СПб.: Наука, 2010. — Т. 3. — 832 с. — ISBN 978-5-02-025247-9,978-5-02-025244-8.
  5. Марк Туллий Цицерон. Речи. Проверено 14 сентября 2016.
  6. Марк Туллий Цицерон. Речи. — М.: Наука, 1993. — ISBN 5-02-011169-4.

Литература[править | править код]

  1. Белкин М. Фульвия — матрона-воительница // История. Мир прошлого в современном освещении. — 2008. — С. 274—281.
  2. Белкин М. Фульвия — фурия римской революции // Мнемон. — 2009. — № 8. — С. 233—248.
  3. Егоров А. Юлий Цезарь. Политическая биография. — СПб.: Нестор-История, 2014. — 548 с. — ISBN 978-5-4469-0389-4.
  4. Короленков А. Гай Марий и Марк Антоний: от дружбы к вражде // История и историография зарубежного мира в лицах. — 2011. — № Х. — С. 12—22.
  5. Машкин Н. Принципат Августа. — М.-Л.: Издательство АН СССР, 1949. — 608 с.
  6. Межерицкий Я. «Республиканская монархия»: метаморфозы идеологии и политики императора Августа. — М.-Калуга: Издательство КГПУ, 1994. — 442 с.
  7. Парфёнов В. Из предыстории Перузинской войны и Брундизийского мира // Античный мир и археология. — 1983. — № 5. — С. 46—64.
  8. Broughton R. Magistrates of the Roman Republic. — New York, 1952. — Vol. II. — P. 558.
  9. Clebs E. Antonius // Paulys Realencyclopädie der classischen Altertumswissenschaft. — 1894. — Bd. I. — Kol. 2575.
  10. Clebs E. Antonius 23 // Paulys Realencyclopädie der classischen Altertumswissenschaft. — 1894. — Bd. I. — Kol. 2585—2590.
  11. Münzer F. Iulius 127ff // Paulys Realencyclopädie der classischen Altertumswissenschaft. — 1918. — Bd. X, 1. — Kol. 182—184.
  12. Münzer F. Iulius 543 // Paulys Realencyclopädie der classischen Altertumswissenschaft. — 1918. — Bd. X, 1. — Kol. 892.
  13. Wiseman T. Legendary Genealogies in Late-Republican Rome // G&R. — 1974. — № 2. — С. 153—164.

Ссылки[править | править код]